Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Мои меридианы. Н.П.Египко. Спб.: «Галея Принт», 2012. Часть 3.

Мои меридианы. Н.П.Египко. Спб.: «Галея Принт», 2012. Часть 3.

«Декабристы» были двухкорпусными, то есть на прочный корпус корабля, где размещались механизмы и оборудование, устанавливался легкий корпус, имеющий плавные, хорошо обтекаемые обводы. Подводные лодки этого типа имели гидроакустическую аппаратуру, обнаруживающую корабли на расстоянии до 3—6 миль (морская миля — 1,852 км). Они были в то время лучшими по сравнению с аналогичными кораблями, находившимися в составе подводных лодок Запада.



«Декабрист» - первая подводная лодка советской постройки

И наконец, те подводные лодки, на которых мне предстояло служить в Японском море, назывались «щуками». «Щуки» оказались самыми многочисленными подводными лодками советской постройки до начала Великой Отечественной войны. Они входили в состав всех флотов страны. Подводные лодки этого типа обладали хорошими мореходными качествами, имели рабочую глубину погружения 75 метров, предельную — 90 метров, автономность, то есть время пребывания в море составляло 20 суток, экипаж — 41 человек. Первые подводные лодки этого типа строились в Ленинграде. На Дальний Восток три из них были перевезены по железной дороге в разобранном виде в 1932 году, то есть несколько раньше моего приезда в эти края.

Примечания научного редактора

В ноябре 1932 года Н.П.Египко был назначен помощником командира подводной лодки № 12 (с декабря 1933 года — «Лещ», с 15 сентября 1934 года — Щ-102). Эта лодка относилась к типу «Щука» V серии. При водоизмещении 592/715 т и скорости хода 12,3/8,5 уз, она была вооружена шестью 533-мм торпедными аппаратами (боезапас 10 торпед) и двумя 45-мм орудиями. Имела предельную глубину погружения 90 м, автономность 20 суток и экипаж по штату 40 человек.

* * *

Тогда я все чаще и чаще думал о наших морских и океанских просторах. Вспоминал исторические факты и сражения, происходившие в Русско-японскую войну 1904-1905 годов.
Царское правительство считало Японию слабым противником и планировало даже высадку десанта в Японии. Но на деле все было иначе. Япония оказалась не такой уж слабой державой в морском отношении. Неожиданное нападение на рейде Порт-Артура вывело из строя два наших броненосца и крейсер. Вооруженная борьба с огромной армадой японских кораблей привела также к гибели крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец». И Цусимское сражение всем известно. Наша балтийская эскадра была полностью разгромлена в течение двух дней. Реакционность царского режима и безответственность многих руководящих лиц в обеспечении достаточной боеспособности флота на Дальнем Востоке явились главной причиной поражения.
В 1905 году на Тихом океане было несколько подводных лодок, но они обладали низкими тактико-техническими элементами и не сыграли свою роль. Все у подводного флота было еще впереди — и мощь, и хорошие результаты.



Подводные лодки Сибирской флотилии в бухте Улисс, на заднем плане эскадренный миноносец «Грозовой», сентябрь 1908.

* * *

Мы проехали уже больше половины пути. Подъехали к Новосибирску, где после начала Великой Отечественной войны почти четыре года провела моя семья. Здесь жила наша родственница, и семья приютилась у нее во время эвакуации.
Почему-то здесь, в середине пути, я подумал о Ленинграде и Владивостоке. Ведь Петр I создавал Петербург для выхода в западные страны, для торговли и развития России. На Дальнем Востоке российские моряки, такие как Витус Беринг и другие, расширяли русские морские и сухопутные просторы и открывали пути в другие страны.
Мы ехали на флот, который после трагических событий в войне с Японией должен был приобрести мощную оборонную силу. История и опыт того времени говорили о необходимости создания и совершенствования подводных сил. Мы как специалисты первого выпуска Учебного отряда подводного плавания должны были активно участвовать в этих важных для флота и страны событиях. Наша молодость вселяла оптимизм в мысли и чувства.
Энтузиазм в то время царил в разных сферах нашего строительства, и главным образом в промышленном производстве. Были люди, которые достигали рекордов, показывали возможность и необходимость идти значительно дальше установленных норм.



Владивосток

Заканчивался мой путь на Дальний Восток. Еще несколько часов, и мы во Владивостоке. Я сразу же полюбил этот город. Основан он был в 1860 году и очень быстро стал крупным дальневосточным портом России.
Город разместился на холмах. Крутые подъемы улиц и резкие спуски. Много было китайцев и корейцев, одетых в национальную одежду. На каждом шагу встречались частные лавки и заведения. Парикмахерские тоже были китайскими. Мне говорили, «не ходи, отношение к русским плохое». Я решил все же попробовать. Встретили действительно не очень приветливо, усадили и с грубоватой манерой стали брить. Это было мое первое и последнее посещение таких заведений.
В 1931 году империалистическая Япония внезапно напала на Китай и захватила Маньчжурию. Правящие круги США, Англии и других западных стран не оказали никакого препятствия этой агрессии. Эти военные события и явились тем, что здесь, на Дальнем Востоке, образовался первый очаг военных действий в мире. Это создало напряженную обстановку и во Владивостоке. Постепенно создавалась будущая ось «Рим—Берлин—Токио», и наша задача пока еще состояла в демонстрации морских сил перед Японией. Военная напряженность была вскоре усилена и на Западе. В 1933 году в результате установления нацистского режима в Германии и отказа в 1935 году гитлеровского правительства выполнять Версальский договор, началась интенсивная подготовка немцев к войне. Это явилось причиной образования второго очага, значительно более опасного, чем на Востоке.



В октябре 1935 года фашистская Италия напала на Абиссинию. Вслед за этим в 1936 году Германия и Италия начали военную интервенцию против республиканской Испании.
По стечению обстоятельств мне пришлось принимать непосредственное участие в первых периодах этих двух очагов войны. Это и моя четырехлетняя подводная вахта на Японском море, это и республиканский флот в Испании, первая схватка с фашизмом, это и плавание в британском флоте.
А тогда в 1932 году нас вместе с матросами разместили во флотских казармах, построенных в царский период и располагавшихся у Мальцевского рынка и Дальневосточного завода (где собирали и строили наши «щуки») на берегу бухты Золотой Рог. Это были прочные постройки с просторными помещениями. Хорошим было то, что они были оборудованы так называемым «духовым» обогреванием: воздух вентиляторами прогонялся через ряд тепловых камер в печах и по трубам распределялся по помещениям. Пол был своеобразным: похож на асфальт и изготовлялся из мелкого гравия и связующего состава. Матросы жили в кубриках по 20—30 человек. А нас разместили по два—три человека в отдельных, довольно уютных комнатах.
Завод, где собирались и отлаживались наши корабли, был рядом. Не так далеко был и сам океан. На его поверхности и главное в его подводных глубинах предстояло нам плавать и решать важные для нашей Родины проблемы, защищать восточные рубежи нашей страны, создавать советский Тихоокеанский флот.



Перевозка подводной лодки по железной дороге во время Русско-японской войны

История развития и становления подводного флота России относится еще к 1905 году, когда на Тихий океан были привезены по железной дороге первые четыре подводные лодки, построенные по проектам американских, русских и немецких инженеров. К концу года, несмотря на задержки сроков поставки двигателей и другого оборудования, их оказалось здесь уже 13 единиц. Качество этих лодок было недостаточно высоким. Главный недостаток — это малая дальность плавания; лодки могли выполнять только прибрежную службу, автономность не превышала восьми суток. Из 13 подводных лодок восемь имели полную боевую готовность и участвовали в боевых действиях. Были даже попытки атаковать японские миноносцы. Это заставляло японский флот держаться подальше от наших берегов.
Опыт применения первых подводных сил на этом флоте в период Русско-японской войны явился одной из главных причин дальнейшего развития подводного кораблестроения во всем мире. Военные специалисты понимали преимущества и перспективы новых подводных сил флота, их скрытность действия имела большое будущее.
В основных капиталистических странах строительство подводных лодок приобретало больший размах. К 1908 году во Франции их было уже 120, в Англии — 85, в США — 24, а в России — 32 единицы.
То, что создавалось здесь сейчас, основывалось на желании укрепить наши восточные рубежи, создать надежный заслон для первой страны Советов.
Энергии и энтузиазма в наших сердцах было вполне достаточно. Собирали и строили лодки при непосредственном нашем участии и инициативе всех тех, кто был назначен на них служить. Каждый раз, приходя на завод, я внимательно осматривал корабль, пролезал по помещениям, следил за сваркой, которая в это время начинала использоваться в подводном кораблестроении; только в 1933-1934 годах электросварка стала широко применяться при монтаже корпуса. Вместо его покраски применяли покрытие конструкций жидким цинком. Но как покажет опыт будущих лет, эта операция явилась причиной возникновения в морской воде интенсивной гальванической пары. Там, где не было оцинковки, то есть на сварных швах и близких участках, стали появляться язвины и раковины, что привело в конце концов к нежелательному уменьшению глубины погружения этих лодок. Впоследствии отказались от оцинковки и стали применять более стойкие лакокрасочные покрытия.



Контр-адмирал Заостровцев Алексей Тимофеевич

У нас в экипаже, командиром которого был А.Т.Заостровцев, а я — его старшим помощником, царило активное рационализаторское настроение. Предложений было много и в дальнейшем использовании корабля стало еще больше. Были, например, даже такие предложения: когда для увеличения времени пребывания корабля под водой к перископу крепили резиновую трубку, высовывали ее над водой и вдыхали друг за другом свежий морской воздух. В мирных буднях это было возможно, но только как эксперимент.
Все было, но главное желание каждого из нас: скорее получить корабль и по возможности облагородить все то, чем он располагает. Все ждало нас впереди. Мы творили что-то нужное и важное, так настойчиво заботясь о корабле. Ведь «творчество — это умение в известное всем добавить капельку личного». Мы, кроме того, убыстряли процесс строительства лодки.
В июне 1933 года первая подводная лодка Щ-11 под командованием Дмитрия Гордеевича Чернова начала ходовые испытания, а затем и наша Щ-12 (впоследствии Щ-102).



Дмитрий Гордеевич Чернов

Примечания научного редактора

Н.П.Египко в качестве старшего помощника командира подводной лодки № 12 («Лещ») участвовал в достройке и испытаниях лодки, которая строилась ленинградским заводом им. А.Марти и собиралась во Владивостоке. Всего таких лодок было построено 12 единиц.



Первые подводные лодки Морских сил Дальнего Востока - Щ-11 и Щ-12

23 сентября 1933 года на двух лодках торжественно был поднят военно-морской флаг. На церемонии присутствовал Реввоенсовет Морских сил Дальнего Востока во главе с командующим Морскими силами Дальнего Востока М.В.Викторовым. Перед зимой был поднят флаг еще на двух подводных лодках, и первый дивизион был окончательно укомплектован. Так началось наше плавание и становление подводного флота Советской России на Тихом океане.

Продолжение следует


Главное за неделю