Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

А.Н.Луцкий. ЗА ПРОЧНОСТЬ ПРОЧНОГО КОРПУСА (воспоминания и размышления подводника ветерана «холодной войны») 2-е издание, переработанное и дополненное. Санкт-Петербург 2010. Часть 32.

А.Н.Луцкий. ЗА ПРОЧНОСТЬ ПРОЧНОГО КОРПУСА (воспоминания и размышления подводника ветерана «холодной войны») 2-е издание, переработанное и дополненное. Санкт-Петербург 2010. Часть 32.

Новая должность в ЦНИИ пришлась по душе. Отдел небольшой, 6-7 человек, коллектив сплоченный. Все «доки» в своем деле, особенно капдва Юра Головко, мой заместитель. Через полтора года я сдам ему отдел. За пару недель я прочитал и вник во все отчеты по разработкам отдела и полностью вошел в курс дел и направленности его исследований. Сфера исследований — резервные системы управления МСЯС (морские стратегические ядерные силы), стыковка с другими родами войск ВС СССР. Короче, предыдущий опыт службы оказался востребованным, а кругозор, естественно, расширился до понимания глобальных проблем ВС, страны и «шарика» в целом. Трагично только лишь то, что исследования и разработки наши по дальнейшему совершенствованию военной мощи СССР проходили на фоне, вернее, не на фоне, а в ходе загнивания «перестройки» и все ускоряющегося развала экономики, КПСС и страны. Разоблачительные статьи газет, «Огонька», темы нескончаемых дискуссий между дел. Партийный авторитет пошел на «конус». Где-то в июне 1988 года и я прекратил платить членские взносы. Особой трагедии не испытывал, давно готов был к тому, что система загнила и рухнет. Последнее десятилетие нескончаемых похорон, нарастающие внутренние противоречия и неэффективность руководства сделали свое дело. В душе остались горечь и обида за собственные тщетные усилия в «борьбе за правое дело», горечь, которую до сих пор пытаюсь подсластить собственным убеждением, что всегда трудился честно и добросовестно, да и не только я, а и многие миллионы добросовестно заблуждавшихся людей, и не все в нашей жизни было плохо.



Развал СССР — естественный процесс или тщательно спланированная операция?

Весной 1989 года приехал московский кадровик. Спросил:
— Как вы относитесь к увольнению в запас?
— Если не нужен, то положительно. Как только получу квартиру, так сразу и буду готов.
— Есть проблемы?
— Есть. Волокита. В МИСе ЛенВМБ.
— Но на медкомиссию-то можете уже лечь.
— Как квартира, так сразу и лягу.
Вскоре приглашение в МИС. Одна за другой три смотровых. Завертелись, бюрократы! Выбрали 137-ю серию на Комендантском — там и живем.
Комиссовался в 1-м ВМГ на Газа. Заключение: устно — практически здоров, годен к строевой, письменно — целый перечень сердечно-сосудистых болячек. Вспоминается реплика зубного врача:
— Да с вашими зубами, молодой человек, еще бы пахать и пахать! Что это вы вздумали увольняться?
— Не моя инициатива.



Итак, состоялся приказ министра обороны, и я стал простым советским человеком. А осенью по рекомендации начальника ЦНИИ ВМФ явился в НПО «Уран» к гендиректору Г.П.Корсакову. Круг замкнулся — по начальной военно-морской специальности я «минер-торпедист», и вот теперь, в конце трудовой деятельности, опять занимаюсь минами и торпедами, подводным морским оружием. Может, так и надо? А когда-то мать пророчила быть художником.

1996-2000 гг.
Санкт-Петербург

ПОСЛЕСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ



Только что закончил редактировать строки, написанные еще год назад. За прошедший год существенные подвижки произошли по теме «Курск». «Курск» подняли, он в доке. Начал работать генпрокурор «со товарищи». Его интервью обнадеживает, есть надежда, что ничто не утаят. На видеокартинке хорошо были видны вмятина и пробоина в легком корпусе на правом борту. Ее-то идентификация меня больше всего и интересует. Кто это сделал? Кусок вырванного металла так ведь и не нашли. Я-то думаю, что его следует искать (если уже не «нашли») метров в 200-500 (может и чуть больше) назад по курсу от разброса осколков взорвавшейся «толстой» практической торпеды. Я бы предположил, что эту «дырку» пробила хвостовая часть обстрелянной и развалившейся ракеты, а головная часть ракеты ударила в нос лодки. Может, и наоборот. Но это опять домыслы!
Главком Куроедов опять категорически отверг причастность «Петра Великого» к трагедии. Категорически, но не привел к этому утверждению никаких обоснований. Почему? «Адмирала Кузнецова» и не поминали. Однако подождем результатов следствия. Интересно, что сойдется в моих домыслах с результатами генпрокурора? Лучше бы сравнить с действительностью, но, к сожалению, это никому не дано.
Итак, ряд вопросов пока остается без ответа, по крайней мере для меня, а именно:
Если действительно предстояла торпедная стрельба практическими торпедами, то где находился корабль обеспечения с руководителем стрельб?
Если эта стрельба предполагалась в 12 ч 00 мин или чуть позже, то почему лодки хватились только после 23 ч 00 мин, когда, мол, она не вышла на сеанс связи?
А может, хватились раньше, а нам «лапшу на уши»? Какова же первопричина взрыва «толстой» практической торпеды в ТА? Может, действительно стружка-заусенец в какой-то горловине после неаккуратного ввертывания по резьбе в конце концов прореагировала с атомарным кислородом (один из продуктов разложения перекиси водорода), и в результате взрыв? Почему же командир лодки в интервале времени между первым и вторым взрывами, а это 135 с, не продул балласт аварийно? Вовремя не среагировал, не успел или конструктивный недостаток проекта, как и отсутствие на поверхности моря аварийно-сигнального буя?
А может все проще? Может, «Курск» просто не смог уклониться и попал-таки под таранный удар надводного корабля?



Или виновата геофизика (см. журнал «Морской сборник». 2001, № 10)? В этом и причина взрыва «толстой»? А дальше все по сценарию рассмотренных версий. Все они заканчиваются одинаково — носом в грунт... Катастрофический взрыв! Ждем результатов следствия.

2001г.

P.S. Пока занимался подготовкой к печати, в отдельных СМИ стала появляться информация (видимо, утечка из следственных материалов по «Курску»), на которую нельзя не откликнуться. Оказывается, «толстая» торпеда, которая взорвалась первой, еще на пирсе перед погрузкой на лодку «газовалась», и только поэтому ее не следовало вообще принимать и грузить на лодку. Далее оказывается, в ходе погрузки ее умудрились то ли уронить, то ли ударить — и тогда тем более без повторной проверки в минно-торпедной мастерской ее не следовало грузить.
Дальше больше. Оказывается, что, когда в первом отсеке, по-видимому, создалась нештатная ситуация с этой торпедой в торпедном аппарате, командир Лячин убыл из центрального поста в первый (торпедный) отсек, но при этом в ЦП не было ни старпома, ни командира БЧ-V!!! Если это так, то, по-видимому, на корабле, несмотря на нештатную ситуацию, не только не была объявлена аварийная тревога, но и даже не повышена готовность объявлением «боевой тревоги». Об этом свидетельствуют тела отдельных моряков, найденные в отсеках, где они не должны были бы находиться, если бы на лодке была объявлена «Готовность №1». Ну, хотя бы старпома вызвал в ЦП! А так в ЦП — вахтенный офицер и вахтенный механик, которые по неопытности, видимо, при первом взрыве растерялись и не смогли справиться с нарастающим дифферентом и продуть главный балласт аварийно. Это и еще кое-что, озвучиваемое в неофициальных СМИ, как сказал по телеку Спасский, «человеческий фактор», а более точно, разгильдяйство, разболтанность и прочие родственные синонимы печатного и «непечатного» русского языка!!! Я же, воспитанный в строгих канонах подводной дисциплины советского подводного флота, в своих размышлениях о причинах катастрофы просто не мог предположить такого беспорядка на корабле, который тем более только что вернулся с БС и так был расхвален командованием флота.



Итак, на многие свои вопросы я ответ получил, в том числе и на вопрос, — почему же командир не продул балласт аварийно сразу после первого взрыва. Однако так и не ясно до сих пор, что же они смогли сотворить с «толстой» (или не сотворить), в результате чего она рванула.

21 февраля 2002 г.

РАЗМЫШЛЕНИЯ ПОСЛЕ ОПУБЛИКОВАНИЯ ВЫВОДОВ ГОСКОМИССИИ И ГЕНПРОКУРАТУРЫ ПО РАССЛЕДОВАНИЮ ПРИЧИН ГИБЕЛИ ПЛАРК «КУРСК»

Я отношусь к тем, кто не удовлетворен выводами Госкомиссии и Генпрокуратуры по результатам расследования причин и обстоятельств гибели ПЛАРК «Курск». Нет не потому, что виновные не названы. То, что взорвался резервуар окислителя практической «толстой» торпеды в торпедном аппарате, — это факт, причина которого пока непонятна. Но я просто не могу согласиться с тем, что такой огромный корабль погиб только по одной этой причине. Да, взрыв практической торпеды в аппарате, быстрое затопление забортной водой торпедной палубы отсека в считанные секунды — это серьезная авария, но не катастрофа. Расчеты показывают, что прочная переборка между 1-м и 2-м отсеками должна была выдержать, а катастрофа произошла тогда, когда взорвалась часть торпедного боекомплекта в торпедных аппаратах и в отсеке. Как я уже писал в отдельных главах своей книги воспоминаний «За прочность прочного корпуса», это могло произойти от удара лодки носом о грунт. Можно высказать еще два предположения. Первое — сдетонировало от удара оторванной задней крышкой торпедного аппарата боевое зарядное отделение стеллажной торпеды, второе — сдетонировала одна из боевых торпед в торпедном аппарате, поврежденная первым взрывом, и тогда стеллажные торпеды могли «подняться» от повреждений фрагментами разорванных торпед и других торпедных аппаратов. Как развивался процесс второго, катастрофического, взрыва, могло бы просветить исследование носовой переборки 1-го отсека, т.е. той носовой части, которая осталась на грунте и которую Госкомиссия посчитала ненужным поднимать. Кстати, обоснование нецелесообразности подъема, на мой взгляд, сомнительно. А при желании поднять ее было бы не так уж сложно, хотя бы с помощью тех же штатных судоподъемных понтонов АСС.
Однако еще раз хочу напомнить и подчеркнуть, что второй взрыв, по всем данным, произошел у грунта. А что привело лодку к грунту? Непродувание аварийно главного балласта! Почему это не сделано?
Госкомиссия посчитала, что уже первый взрыв вывел из строя людей в ЦП. Да, конечно, если не была обеспечена герметичность между 1-м и 2-м отсеками, то продукты взрыва перекиси водорода могли вызвать баротравму и у людей во 2-м отсеке. Но постоянное поддержание герметичности отсеков — это один из основных элементов подводной культуры. Разгерметизация отсеков на атомоходах допускается кратковременно на момент прохода из отсека в отсек и на время перемешивания воздуха между отсеками (или для преднамеренного выравнивания давления между отсеками, например, для сброса давления в торпедном отсеке после торпедного залпа по системе беспузырной торпедной стрельбы). Даже если предположить, что в момент первого взрыва переборочные клинкеты магистралей вентиляции были открыты, то во 2-й отсек повышенное давление из 1-го дросселировалось через приточные лючки и вряд ли могло привести к мгновенной баротравме. Если же по халатности или преднамеренно герметичность между отсеками действительно была нарушена (например, открытием переборочной двери), тогда да — баротравма неизбежна и принять меры к аварийному всплытию было уже некому.



Генеральный прокурор Владимир Устинов, тогда возглавлявший расследование гибели «Курска».

Может показаться, что я добиваюсь обвинения в гибели лодки экипажа или, как минимум, командира корабля. Вовсе нет. Прежде всего, меня волнует, будут ли сделаны правильные выводы из факта и всех обстоятельств гибели всеми, кому положено, и в том числе нынешними подводниками, чтобы больше не гибли ни нынешние, ни будущие подводники. А уж если обстоятельства окажутся сильнее людей — чтобы потери были минимальны. Я опять о том же: если бы 2-й отсек был герметичен, то ЦП должен был бы обеспечить аварийное всплытие в интервале между первым и вторым взрывом, и даже если второй взрыв был неизбежен, то он бы произошел в надводном положении лодки, и, может быть, кормовая оконечность осталась на плаву хоть какое-то время, достаточное для подхода спасателей.
И еще. В прошлых своих рассуждениях я не особенно «педалировал» такое флотское понятие, как «сеанс связи». Если помните, командование флота серьезно хватилось лодки только лишь после 23.00, когда, мол, «лодка не вышла на связь в очередной сеанс связи». А сколько этих сеансов связи она молчала? С подводными лодками связь организуется по циклам. Например, если назначен 4-часовой цикл (а на учениях, как правило, именно такой), то первый сеанс связи в цикле основной, а кроме того, в цикле еще два-три дополнительных. В какой-то из сеансов цикла лодка обязательно должна быть на связи, сама молчит, но «запрос» принять может. Если надо, то лодка может дать «донесение» в любой момент, независимо от назначенного цикла связи. Во время боевой подготовки и на учениях в море, как правило, лодки доносят о занятии и освобождении районов БП (боевых позиций), о готовности выполнять упражнение (торпедную, ракетную стрельбу), о выполнении упражнения. Как известно, «Курск» должен был выполнять стрельбы практическими торпедами. Следовательно, должен был доносить о занятии района БП (боевой позиции), о готовности выполнять и о выполнении боевого упражнения.
Из публикации «Российской газеты» («Антигосударственная тайна») известно, что лодка действительно в 6.08 12 августа донесла на КП флота о занятии позиции и готовности к торпедным стрельбам, а в 8.51 о нанесении условного удара 24 крылатыми ракетами по надводным кораблям «противника». Но последующих донесений с «Курска» не было, хотя ТАКР «Петр Великий» в охранении двух БПК прошел через боевую позицию лодки. А раз донесений в расчетное (назначенное) время не последовало и выпущенных торпед никто не наблюдал, то оперативная служба флота должна была дать «запрос» на лодку: «Донести свое место и действия», и этот «запрос» звучал бы в эфире в каждый основной и дополнительные сеансы связи. Короче, таких «запросов» до 23.00 должно было прозвучать, наверное, не менее пяти. Так что ж так поздно хватились? Вот тут-то уж точно есть виноватые. Более того из той же публикации известно, что когда ТАКР «Петр Великий» подходил к району действий лодки в 11.09 его гидроакустики обнаружили посылки гидролокатора, а в 11.30 зафиксировали «на экране гидроакустического комплекса по пеленгу 96 градусов "вспышку", одновременно с которой в динамиках центрального гидроакустического поста послышался хлопок. Чуть позже по корпусу корабля был нанесен достаточно сильный внешний гидродинамический удар. О зафиксированных событиях акустик доложил в боевой информационный центр, на ходовой мостик и в центральный командный пункт, однако руководители учений данным фактам значения не придали, поступившая информация классифицирована не была». В 14.15 надводные корабли вышли из района действий «Курска». ТАКР «Петр Великий» оставлен на кромке района дожидаться всплытия лодки, а комфлота Попов вертолетом убыл на берег.



Только в 17.20 спасательному судну «Михаил Рудницкий» установлена готовность к выходу в море 1 час, хотя нормально такая готовность должна была быть объявлена с началом флотских учений. «С 18.14 по приказанию начальника штаба Северного флота была начата поисково-спасательная операция». Фактически только в 00.30 13 августа ТАКР «Петр Великий» получил приказание начать поиск затонувшего объекта в районе действий АПЛ «Курск». Крейсер вышел в координаты, где были зафиксированы ранее посылки гидролокатора, пошел по пеленгу 96 градусов и вскоре эхолотом обнаружил на грунте лежащую лодку. СС «Михаил Рудницкий» прибыл в район обнаружения в 11.40, а адмирал Попов прибыл на борт ТАКР «Петр Великий» только в 14.48. На мой взгляд, преступная заторможенность, нераспорядительность руководства флота! Потеряны целые сутки! Конечно, виновато в целом и государство, которое в течение более десяти лет по существу вело политику развала Вооруженных Сил. Следствием этого были и нарушение порядка хранения и обслуживания торпедного оружия на торпедно-технических базах флота (возможно, тут причина взрыва «толстой»), нарушения организации боевой и специальной подготовки, порядка комплектования и допуска к обслуживанию и боевому использованию все более усложняющегося оружия и вооружения ВМФ, да и халатность и некомпетентность в исполнении своих должностных обязанностей все большего количества офицеров, мичманов и других специалистов флота. Чего стоит только факт неприведения в рабочее состояние аварийно-сигнального буя? С момента постройки корабля! А ведь аварийно-спасательная служба флота должна была ежегодно проверять и допускать корабль к выходу в море на глубоководное погружение (в том числе и на государственных испытаниях после постройки), на боевую службу, а по уму бы — и перед выходом на флотские учения! Все эти нарушения красочно описаны в той же публикации «Российской газеты».
А что на лодке? Можно делать лишь предположения и умозаключения, перебирать варианты возможной последовательности событий и примерять их к себе — что бы я сделал? Наверно, думающие и ответственные подводники так и делают до сих пор. И хорошо бы, чтобы помнили обо всех ранее погибших лодках и причинах их гибели; чтобы, заступая на вахту на боевом посту или командном пункте, предусматривали возможное развитие событий в следующий момент и варианты своих действий и контрмер. С морем нельзя быть запанибрата! Но чтобы так вести себя, надо действительно знать все обстоятельства и причины случившихся аварий и катастроф, изучать их в училищах и учебных центрах, на Классах офицеров ВМФ и в Военно-морской академии, в ходе плановой боевой подготовки в действующих соединениях подводных лодок ВМФ РФ.

Октябрь-ноябрь 2002 г.



Розенбаум. Памяти подводников.

Поправки к «Размышлениям...»:
1. Когда я предполагал, что сдетонировало БЗО стеллажной или аппаратной торпеды, следовало развить эту мысль, т. е. процесс показать во времени, а именно: от удара по БЗО произошел так называемый местный взрыв и воспламенение тротила, затем вследствие попадания воды на горящую взрывчатку (а горящую взрывчатку тушить водой нельзя) — более мощный местный взрыв, который и подорвал все БЗО.
2. Размышляя о причинах первого взрыва «толстой» в ТА № 4 следует иметь в виду, что есть информация о том. что рядом находящиеся торпедные аппараты № 2 и № 6 повреждены по-разному, ТА № 2, который ближе к борту больше, а ТА № 6, который над ТА № 4, меньше! К чему бы это? Возможно, подъем 1-го отсека ответил бы на этот вопрос!

2 марта 2004 г.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю