Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Мои меридианы. Н.П.Египко. Спб.: «Галея Принт», 2012. Часть 21.

Мои меридианы. Н.П.Египко. Спб.: «Галея Принт», 2012. Часть 21.

Моя семья на второй день после начала войны вместе с семьями подводников и других военнослужащих готовилась к отъезду. Я выделил группу из семи моряков под руководством офицера медицинской службы и дал задание обязательно добыть на станции паровоз с составом. Была паника, начались перестрелки. Приходилось применять силу. Эшелон был сформирован и отправлен из Риги во Псков. Состав был товарным и смог после нескольких авиабомбежек вырваться из кольца немецких войск, окружавших Ригу. Все обошлось благополучно, через десять дней прибыли в Ленинград.
А здесь, в Усть-Двинске, необходимо было срочно организовать борьбу с противником. Мой первый боевой приказ № 01 от 22 июня 1941 года гласил: «...неограниченной подводной войной нарушать коммуникации торговых и боевых кораблей противника».
В первую бригаду подводных лодок входило в то время 23 подводные лодки (из них С-1, С-3, М-71, М-80, «Ронис» и «Спидола» находились в ремонте на заводе «Тосмаре» в Либаве). Действующих подводных лодок оставалось 17. Они находились в строю и могли выполнять боевые задания.



С-1 в базе

Положение на флотском театре несколько осложнилось, когда 25 июня вступила в войну Финляндия. По приказу командира Либавской ВМБ подводные лодки М-79, М-81 и М-83 22 июня вели разведку на подходах к Либаве.
23 июня в 16 часов 00 минут в район Данцигской бухты ушла подводная лодка С-10.
28 июня с С-10 было получено сообщение: «Ухожу от погони, буду Либава». Передаю ей по радио: «Либаву не заходить. Идти Таллин». Ведь уже в этот день немцы были в Либаве. Но лодка и экипаж трагически погибли.
23 июня в 1 8 часов 00 минут в район Померанской бухты ушла подводная лодка С-6 под командованием В.Ф.Кульбакина. Утром 24 июня она была атакована самолетом противника. Были убиты два члена экипажа, командир и еще шесть человек — ранены.
24 июня в 16 часов 00 минут из Усть-Двинска в район Либавы была направлена подводная лодка С-8 под командованием капитана 3 ранга М.С.Бойко. Командир проявил трусость и панику. Увидел перископ подводной лодки, повернул обратно в Усть-Двинск и заявил командиру бригады, что в море идти не может, не подготовлен к войне. За невыполнение боевого приказа и трусость командир лодки был снят с должности и передан военному трибуналу.
Германские войска и танки двигались к Либаве, где находились ремонтируемые подводные лодки бригады и часть действующих малых подводных лодок. В борьбе за этот город героически проявили себя солдаты, матросы и курсанты военно-морских училищ, и в том числе из училища им. М.В.Фрунзе, находящиеся в то время на практике на кораблях флота.



Взорванная в Либаве подлодка С-1

Обидно и жаль, что ремонтируемые подводные лодки С-1, С-3, М-71, М-80, «Ронис» и «Спидола» остались на заводе «Тосмаре». Я дважды (в мае и начале июня 1941 года) докладывал командующему флотом В.Ф.Трибуцу, что доковые работы на заводе ведутся с затяжками, сроки докования увеличиваются больше чем вдвое. Рабочие и дирекция затягивают ремонт. Получилось так, что при отступлении из Либавы по приказу командира Либавской военно-морской базы М.С.Клевенского были взорваны подводные лодки С-1, М-71, М-61, «Ронис» и «Спидола».
Трагична судьба экипажей подводных лодок С-1 и С-3, я уже об этом говорил. По приказу начальника штаба флота подводная лодка С-3 вместе с экипажем подводной лодки С-1 должна была перебазироваться из Либавы в Усть-Двинск. Но поскольку на ней не была отремонтирована система погружения, она должна была идти в надводном положении. Пребывание подводных лодок в надводном положении и без прикрытия кораблей и авиации всегда приводило к их гибели. Так и случилось с С-3, она погибла от вражеской торпеды и унесла с собой жизни сразу двух экипажей подводных лодок. Целесообразно было бы при уходе ранее, в самом начале войны, из Либавы в Усть-Двинск и Виндаву отряда сил с подводными лодками С-9, М-77, М-78 «Калев» и «Лембит» и другими надводными кораблями взять с собой на буксир С-1, С-3 и другие лодки. Не было бы такой тяжелой потери.
Либава была сдана противнику 28 июня 1941 года. Нужно было думать о переходе сил флота из-под Риги в Таллин.
Враг еще до 22 июня выставил ряд больших минных заграждений. Свободным оставался пока пролив Муху-Вяйн (Моонзунд). Он был мелководным и не годился для прохода крупных судов и кораблей.



Оборона главной базы флота - Таллина И.И. Родинов

На сухопутном фронте противник уже подходил к Риге. Крейсер «Киров» находился еще в Усть-Двинске под Ригой. Необходимо было принимать срочные меры по выводу кораблей из Рижского залива. Было решено незаметно для противника углубить фарватер. Работали днем и ночью. Землесосы забирали со дна грунт и спешили завершить свою работу как можно быстрее. Проводку кораблей назначили на 29 июня, хотя общие работы еще не закончились. По приказанию командования я шел через пролив на плавбазе, имеющей максимальную осадку, первым. Со мной был начальник штаба бригады Лев Андреевич Курников, будущий вице-адмирал и заместитель начальника Военно-морской академии.
Стоим на мостике с командиром плавбазы. За нами другие корабли вытянулись в кильватер. Крейсер «Киров» шел несколько позже. Нужно делать крутой поворот. Ветер боковой и достаточно сильный. Видим — впереди стоят несколько землесосов на якоре, и цепи из-за ветра натянуты поперек нашего пути. Даем тревожные прерывистые гудки, чтобы предоставили нам дорогу и травили цепи. Но они боятся, что ветер их снесет на береговые камни. И только перед самым носом в нескольких метрах от нас преграды пошли на дно. Проходим, и чувствуется, что дном проползаем по донным камням. Командуем: «Полный вперед! Самый полный!»
При большой тряске проходим дальше и оказываемся на чистой воде. Серьезных повреждений не было. За нами прошли и другие корабли. Крейсер «Киров» несколько раз садился на мель. Его снимали с мели при помощи буксировки. В результате «Киров» к вечеру 1 июля пришел на Таллинский рейд. Требовался ремонт рулей, винтов и днища корабля. Дока в Таллине не было, но кое-что подлатали. «Киров» стал центром обороны города и защиты от нападающих немецких войск.



Крейсер «Киров» в обороне Таллина, август 1941 года. Я.Д.Ромас.

Обидно и жаль, что замыкающая уходящие из Риги корабли подводная лодка М-81 подорвалась на мине и погибла. Находящиеся на мостике были выброшены за борт. Их подобрали наши катера. Командир подводной лодки Ф.А.Зубов был мертв, командир БЧ-5 Б.И.Ракитин тяжело ранен, а старшина П.И.Сомов сильно контужен.
Прибытие в главную военно-морскую базу Прибалтики военных кораблей способствовало защите столицы Эстонии Таллина.
Подводная лодка Л-3 15 июля ушла в Данцигскую бухту. Я дал радиограмму: «Поставить заграждения на предварительно разведанных путях движения кораблей противника. Право выбора места постановки оставлено за вами». Давать командирам точные координаты постановки мин не оправдано. Этому учил нас опыт войны в первые месяцы.



Подводная лодка С-9

20 июля подводная лодка С-9 была атакована подводной лодкой противника. Смогла уклониться, отражала атаки с воздуха.
Если обобщить данные по атакам самолетов противника на наши подводные лодки, то получается: в 1941 году на С-4 было совершено 24 налета, на Л-3 — 14 налетов, и на другие лодки тоже немало. Отражение атак самолетов отпугивало летчиков, но за все время войны было сбито всего два самолета противника. Я говорил командирам подводных лодок о необходимости не создавать условий для атак самолетов и вступать в бой с ними только в безвыходных положениях. Многие подводные лодки находились на позициях и выполняли боевые задания. Подводная лодка С-4 под командованием Д.С.Абрамова потопила немецкий транспорт, были подорваны несколько кораблей противника. Были успехи, но были и поражения. Уже не было С-3, погибла в бою С-10, для того, чтобы не достались врагу, были взорваны нами в Либаве С-1, М-71, М-80, Ронис и Спидола.
Подводная лодка М-83 пришла в Либаву, когда бои шли на улицах. Лодка была повреждена авиабомбой и не смогла уйти из порта. Личный состав сошел на берег и сражался вместе с защитниками города.
Опыт, приобретенный мной в Испании и во время финской войны, требовал самостоятельности действий командиров подводных лодок при ведении подводной войны и решительности действий согласно поставленным боевым задачам. Я ходил во многие походы, выводил на позиции подводные корабли, приводил из Таллина в Кронштадт лодки для ремонта, привозил на кораблях мины и другое оборудование, необходимое для нормальной боевой эксплуатации подводных лодок.



Морской охотник МО-4. В.С.Емышев.

Однажды я возвращался из Кронштадта в Таллин. Я находился, как пассажир, на малом охотнике — так назывались корабли, «охотившиеся» за вражескими подводными лодками. Идем и видим плавающие мины черного и зеленого цвета. Маневрируем между ними. Выходим благополучно, но вдруг взрываются один за другим два тральщика. Я как старший по званию беру команду на катере на себя и направляю его в гущу плавающих людей. Спасаем людей и размещаем как можем. Вдруг докладывают, что на горизонте появились три вражеских катера, идут на нас на полной скорости. Что делать? Среди спасенных нами оказался артиллерист, а у нас две малые пушки по 45 мм. Решительно разворачиваемся и идем навстречу катерам противника, открываем огонь. Над одним из катеров противника появился небольшой дымок. Вроде попали. Не выдержав психологически отчаянной атаки, катера развернулись и ушли. Даю команду: «Право на борт», и идем в Таллин.
Город уже выдержал три яростные атаки сухопутных сил противника. Немцы находились около города. Необходимо было готовить корабли к уходу из Таллина.
Я уже понимал, что эта война будет долгой и трудной. Вспоминаю случай, произошедший в самом начале войны. После совещания у командующего Прибалтийским военным округом я ехал на «эмке» в Усть-Двинск. Шофер, главный старшина Бурачков, спросил меня, надолго ли эта война. Я ему ответил, что война будет тяжелой и долгой, но в конце концов мы победим, но не досчитаемся многих миллионов человеческих жизней.
На тот момент состав 1-й бригады подводных лодок сократился. В Либаве были взорваны пять подводных лодок, погибли от атак врага С-3, С-10, М-78, М-81, М-83, мы потеряли многих подводников, друзей и товарищей. Были потери и во 2-й бригаде — подводные лодки С-11, М-94 и другие тяжелые для нас потери.
Были трудности, связанные с плохим обеспечением и охраной подводных лодок при выходе на боевые позиции и возвращении в базу. Не хватало тральщиков и средств борьбы с минами различных типов. В отдельных случаях при сражении за Либаву возникали пораженческие настроения у некоторых подводников из-за интенсивного отступления сухопутных войск, нехватки оружия, в том числе и винтовок. Были случаи проявления трусости и паникерства. Но были и отдельные удачи. Мы приобретали опыт борьбы с врагом. Появление наших подводных лодок на путях движения транспортов, перевозящих необходимую для германской военной промышленности руду из Швеции, ограничивало перевозки врага.
Орудиями кораблей и, особенно, крейсера «Киров», мы отражали наступление противника на главную военно-морскую базу флота Таллин. Город еще держался. Но наступало время отвода всех военно-морских сил и кораблей в Кронштадт.



Лидер «Минск» - флагманский корабль Ю.А.Пантелеева

Верховное командование еще на что-то надеялось. Все мы ждали, когда И.В.Сталин даст «добро» на выход из главной базы флота. Только 27 августа В.Ф.Трибуц получил приказ об эвакуации флота и находящихся в Таллине войск в Ленинград. К тому времени Таллин был уже окружен противником.
Прорыв Балтийского флота из Таллина в Кронштадт начался 28 августа. Было образовано четыре конвоя из транспортов с войсками и беженцами. Первые два конвоя прикрывал командующий В.Ф.Трибуц на крейсере «Киров» с рядом других кораблей, а прикрытие третьего и четвертого конвоев осуществлял на лидере эскадренных миноносцев «Минск» и на других кораблях начальник штаба флота Ю.А.Пантелеев.



Ю.А.Пантелеев

Продолжение следует


Главное за неделю