Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Мои меридианы. Н.П.Египко. Спб.: «Галея Принт», 2012. Часть 23.

Мои меридианы. Н.П.Египко. Спб.: «Галея Принт», 2012. Часть 23.



Иван Степанович Исаков (1939-1940 гг.)

После моего отстранения от должности в конце сентября 1941 года я написал рапорт члену Военного совета Ленинградского фронта адмиралу И.С.Исакову, изложил свое мнение о прорыве трех подводных лодок на Север. Он сообщил Н.Г.Кузнецову, после чего пришла телеграмма: «Со снятием Египко с должности командира бригады не согласен. Прошу направить его в Москву для доклада». Это решило мою судьбу. Добирался я до Москвы очень долго. Сначала по «Дороге жизни», затем на военном катере через Ладогу, дальше в Москву санитарным поездом.
Я явился на доклад к наркому, изложил суть дела. Он сказал, что я прав. Я обратился с просьбой восстановить меня в должности командира бригады. Николай Герасимович сказал, что может это сделать, но все же советует мне не возвращаться на Балтийский флот во избежание дальнейших конфликтов, а остаться либо заместителем начальника Главного штаба ВМФ, либо стать наблюдателем за боевыми действиями английского флота. Тогда как раз велись переговоры в Москве об этой взаимной связи наших флотов. Еще он сказал, что 31 августа прибыл в Архангельск первый союзный конвой помощи нашей стране.
А у меня был опыт службы в иностранном флоте, и эта должность для меня была наиболее подходящей. «У английского флота есть чему поучиться. Будет полезная информация — присылайте нам», — сказал мне Н.Г.Кузнецов. Я дал свое согласие на назначение в Англию.



Николай Герасимович Кузнецов

Я сразу же решил готовиться к поездке на «Home fleet» Англии (британский флот Метрополии). Приказ наркома о моем назначении в аппарат военно-морского атташе при посольстве СССР в Лондоне был подписан 27 октября 1941 года. До этого времени я учил английский язык, знакомился с имеющимися материалами по британскому флоту. В это время мне шили необходимое обмундирование и знакомили с работой за рубежом и особенностями службы в Лондоне.
Мысленно я часто возвращался к подводной службе на Балтике в первые месяцы войны. Анализировал наши недостатки и преимущества. Особых преимуществ у флота не было, хотя наличие подводных лодок на путях следования кораблей противника в Швецию за стратегическим военным сырьем пугало, а может и ограничивало движение германских судов.
Недостатков у нас было много и, главное — это малое количество тральщиков, которые не всегда использовались по своему назначению, и отсутствие необходимых данных разведки о постановке противником минных преград и сетевых заграждений. Из-за этого большое количество наших подводных лодок погибло от вражеских мин. Я считаю, что система управления действующими подводными лодками также имела свои недостатки. Были приказы по выходу лодок на боевые задания и от начальника штаба, и от командующего флотом, и от командира базы, сопровождение было малое, а иногда и вовсе отсутствовало.



Подводники атакуют. По следам балтийского подплава.

Я считаю, что основные выводы о результатах первых месяцев войны на Балтике состоят в следующем:
— начало войны с германским фашизмом было для флота не совсем неожиданным. Мы знали о надвигающейся опасности, располагали донесениями с кораблей о нахождении в море иностранных лодок, имели указания наркома;
— базы, в которых находились подводные лодки, не были полностью оборудованы всем необходимым для защиты при базировании и ремонте кораблей — это, прежде всего, Либава;
— гибель подводных лодок и их экипажей происходила, главным образом, из-за наличия в море большого числа мин различных типов, плохой разведывательной информации об их расположении и малого числа тральщиков на флоте;
— объединение всех подводных лодок в одну бригаду создало значительно более благоприятные условия для их боевого использования;
— скрытность — это основное оружие подводной лодки, но в то время надо было демонстрировать присутствие подводных лодок, особенно в районе острова Борнхольм, то есть на путях перевозки из Швеции руды, необходимой для военной промышленности Германии;
— опыт использования подводных лодок на Балтике говорит о целесообразности иметь подводные лодки и надводные корабли, способные вести борьбу с врагом в мелководных шхерах, заливах и проливах, для успешного решения боевых задач на этом театре военных действий. Необходимы были малые подводные лодки прибрежного действия, имеющие повышенную скрытность и мощное вооружение;
— целесообразно было также готовить квалифицированные кадры подводников, обладающих практическим опытом управления и эксплуатации кораблей флота.



Подводники Балтики в годы Отечественной войны 1941 - 1945 гг.

Оценивая действия подводных лодок и других кораблей Балтийского флота за весь период войны, необходимо указать, что враг продвигался вперед по суше, а нам приходилось отступать и выводить уцелевшие корабли из баз. Подводные лодки вели боевые действия в море, но этому мешали многочисленные постановки мин и вражеская авиация. Погибло большое количество наших подводных лодок вместе с экипажами. В моей 1-й бригаде за два с небольшим месяца войны, то есть до 1 сентября 1941 года погибло 12 подводных лодок (пять из них были взорваны нами в Либаве). А всего за всю войну на Балтике погибло около 50 подводных лодок флота. Многие лодки гибли с личным составом корабля. Это огромный урон.

Примечания научного редактора

Во время Великой Отечественной войны Краснознаменный Балтийский флот потерял 47 подводных лодок, включая взорванные в Либаве лодки 1-й бригады.

Успехов на море у нас было не так уж много. Следует отметить легендарного подводника Александра Ивановича Маринеско, он с экипажем подводной лодки С-13 нанес огромный ущерб врагу. Были потоплены два крупных корабля, и Германия лишилась многих подготовленных к плаванию на строящихся подводных лодках экипажей подводников.
На минах, поставленных подводной лодкой Л-3 под командованием П.Д.Грищенко, погибло несколько кораблей противника.



П.Д.Грищенко

Подлодка С-13 — единственная из лодок типа «С» Балтийского флота, оставшаяся невредимой, все остальные погибли за время войны. Интересно, что бывший командир отделения трюмных В.И.Поспелов, служивший на памятной мне Щ-117, возглавлял партийную организацию на подводной лодке С-13. Таково переплетение судеб подводников. Отлично воевали подводники Я.П.Афанасьев, С.А.Богорад, И.М.Вишневский, И.С.Кабо, В.К.Коновалов, П.С.Кузьмин, М.С.Калинин, А.А.Клюшкин, Р.В.Линденберг, И.А.Логинов, С.П.Лисин, Л.А.Лошкарев, С.С.Могилевский, Е.Я.Осипов и другие. Многие получили звание Героя Советского Союза.
Балтийский флот, и в том числе подводники, оказали огромную помощь в защите Ленинграда от врага. Личный состав кораблей отважно сражался на берегу в батальонах морской пехоты. Мощные орудия надводных кораблей отражали наступления противника. Была вера в победу, и это придавало силы в ожесточенной борьбе.
В конце сентября 1941 года я уезжал в Москву для доклада наркому. Прощай, Ленинград, до 1948 года, когда я стану начальником курса в Военно-морской академии имени К.Е.Ворошилова, а в 1955 году — начальником Высшего военно-морского училища подводного плавания имени Ленинского комсомола.



8 сентября 1941 год. Начало блокады Ленинграда.

Британский Флот Метрополии

Лондон


Быстротечная кампания по завершению войны с Советским Союзом, или так называемый план Барбаросса, не оправдал надежд Гитлера.
Советская Россия по сравнению с другими порабощенными странами оказалась неприступной и загадочной для руководителей фашистского нашествия.
В 1940 году немцами были оккупированы Норвегия, Дания, Голландия, Бельгия и Франция. На военных базах и аэродромах Норвегии и Финляндии в начале войны не базировались крупные корабли военно-морского флота и большое количество самолетов противника.
Путь для конвоев с оружием и снабжением в СССР из Англии был практически полностью открыт. Прибывающие в нашу страну транспорты со снабжением в то время не имели потерь.
Только в начале 1942 года, понимая значение северного пути для доставки грузов в Советский Союз и угрозу высадки советского десанта в Норвегии и считая, что «Норвегия есть та зона, где решаются судьбы войны», Гитлер велел сосредоточить в северной Норвегии основные силы германского флота: новый линейный корабль «Тирпиц», тяжелые крейсеры, или так называемые карманные линкоры, «Адмирал Шеер», «Лютцов», тяжелый крейсер «Хиппер», крейсер «Кёльн» и две флотилии эскадренных миноносцев. Увеличилось число подводных лодок, других боевых и вспомогательных кораблей, авиации.
Успешный переход через проливы из Бреста эскадры тяжелых германских кораблей «под носом» у англичан и прибытие ее в северную Норвегию существенно затруднили операции по проводке конвоев. Правда, в Северном море некоторые крупные корабли подорвались на минах, должны были ремонтироваться и остались в Балтийском море, но об этом некоторое время не было известно английской разведке.



Теперь конвои, шедшие на восток и называемые в то время «PQ» по инициалам офицера связи P.Q.Edvards, стали основной целью для нападения германских надводных кораблей, подводных лодок и авиации.
Битва за Атлантику (так называли действия боевых кораблей в Атлантическом океане) потеряла свою остроту. Это было обусловлено отвлечением германских морских сил на действия против Советского Союза и вступлением США в войну против Германии в конце 1941 года. Основной задачей британского и американского флотов была защита коммуникаций. Нужно было в первую очередь бороться с немецкими подводными лодками, которые действовали по методу «волчьих стай» и значительно нарушали судоходство. К концу 1941 года у Германии было 247 подводных лодок. У союзников не хватало хорошо оснащенных технически противолодочных кораблей и опыта борьбы с подводными силами. История говорит, что за первые три-четыре месяца 1942 года шесть-восемь германских подводных лодок смогли уничтожить у побережья США 198 судов. За это же время американцы смогли уничтожить только две подводные лодки.
Стоял октябрь 1941 года. Из Москвы поездом я доехал до Куйбышева, где мне необходимо было решить организационные вопросы в управлении ВМФ. Оттуда вместе с военно-морским атташе США мы долетели на самолете до Архангельска. Дальнейший путь предстоял по морю. На британском минном тральщике мы вместе с моим попутчиком проделали переход в военно-морскую базу Англии — Инвернес. Это был первый участок Британских островов, встретивший меня.

Продолжение следует


Главное за неделю