Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Неизвестный адмирал. Часть 41.

Неизвестный адмирал. Часть 41.



Хроника. Испанский транспорт «Альдекоа» 14.02.1937. доставил 31 самолет типа «Эрзет» (И9, И10). На борту транспорта «Аделькоа». Л.К.Бекренев стоит крайний справа.

Краснофлотцев повели в казармы. Меня пригласил Николай Герасимович пообедать. Кузнецов знал от Берзина о моем выходе на «Альдекоа» в Картахену. Здесь я встретил группу товарищей – моряков, хорошо известных мне по совместному пребыванию в разные годы в Военно-морском училище имени М.В.Фрунзе, в котором я обучался 6,5 лет: три курса на подготовительных и три с половиной на специальных классах. После обеда Николай Герасимович Кузнецов часа три-четыре посвятил мне, рассказав об обстановке в Испании. После нашей беседы меня на машине отвезли в Валенсию.
Берзин – главный военный советник находился со своим штабом в Валенсии. Николай Герасимович позвонил ему о моем прибытии, а Павел Иванович Берзин (он же Петер Кюзис и Ян Карлович – латыш) попросил отправить меня к нему в Валенсию.
Павел Иванович принял меня как всегда с доброй душой, вниманием, поздравил с благополучным прибытием. Спросил, как дела в Москве, как прошел переход из Севастополя в Картахену, с чем пришел «Албдекоа». Затем он рассказал об условиях пребывания в Испании, русских работниках, об отношении к ним испанцев, о событиях на фронте, дал ряд важных, полезных рекомендаций. Берзин оставил меня для работы в его штабе. Здесь также я встретил ряд товарищей по совместной работе в Разведупре Генштаба СССР.



Я.К.Берзин в Испании, 1937 г. - Люди молчаливого подвига. А.М.Василевский, О.А.Горчаков, М.С.Колесников

Первое, чем я занялся – изучением испанского языка, о котором, кстати сказать, не имел никакого представления. Был у меня в небольшом объеме английский язык, приобретенный в Военно-морском училище. Однако в Испании он редко мне помогал.
Начал я с чтения магазинных наименований, вывесок. Иду по улице и заглядываю в витрины. Читаю – Camisa – рубашка; Barbería– парикмахерская и т.д. Но вскоре мне сняли комнату в квартире двух уже пожилых людей, бывших бродячих цирковых актеров. Хорошие люди, ухаживали за мной как за сыном. Был у них и харч. Однажды обедаем, попадаются в супе небольшие косточки. Спрашиваю – чьи эти косточки? Отвечают – цыпленка. Продолжаю питаться и думаю – малы для цыпленка косточки. Так и сказал им об этом. Они посмотрели друг на друга с улыбкой, старушка говорит: «Ля патос де лос ранос» - лапки лягушек. Чтобы не расстраивать стариков, я подтвердил, что суп хороший. Правда, после я к этим «патос» не прикасался. А они, видимо, все–таки заметили по каким-то признакам, что суп после их ответа не понравился. И они были правы. Психологически мне было не очень-то приятно.
Во всяком случае они мне дали хорошую языковую подготовку в довольно короткий срок, что позволило выполнять поставленные передо мной задачи (создание агентурной сети в Европе для обеспечения будущей войны с Германией).
Открытая военная интервенция Германии и Италии проходила в обстановке преступного попустительства и помощи агрессорам со стороны правящих кругов Англии, Франции, США. В январе 1937 года правительство США наложило эмбарго (запрет) на вывоз оружия в Испанию. В то же время США через Германию, Италию, Португалию, Англию, Голландию и другие страны активно снабжала Франко оружием, самолетами, боеприпасами, бензином и стратегическим сырьем. В марте 1938 года, вслед за правительствами Англии и Франции, правительство США запретило выезд добровольцев в Испанию. Активную поддержку фашистам оказывал Ватикан, щедро субсидирующий Франко и проводивший гнусную, клеветническую, пропагандистскую кампанию против республики. Следовательно испанскому народу пришлось вести неравную борьбу против блока внутренней и международной реакции.



Демонстрация солидарности с испанским народом. Ленинград. 1936 г.

Во главе прогрессивных сил, поддерживавших народ Испании, и помогавших ему, стояли трудящиеся Советского Союза. В 1936 году И.В.Сталин в телеграмме руководителю компартии Испании Хосе Диасу раскрыл международное значение борьбы испанского народа. Сталин указывал: «Трудящиеся Советского Союза выполняют лишь свой долг, оказывая посильную помощь революционным массам Испании. Они отдают себе отчет, что освобождение Испании от гнета фашистских реакционеров не есть частное дело испанцев, а – общее дело всего передового и прогрессивного человечества. (Газета «Правда», 1936 г., 16 сентября).
В 1936 и в первой половине 1937 годов фашисты понесли большие потери. Их продвижение к Мадриду, в страну Басков (на севере страны), под Гвадалахарой, в некоторых других районах было остановлено. Потерпев неудачу в военных действиях , фашисты активизировали действия троцкистов, их агентуры (Пятой колонны).
3-4 мая 1937 года в Барселоне ими был организован контрреволюционный путч (переворот). Народ, однако, не позволил, путч был подавлен. Тогда я и просидел, о чем я писал выше, несколько часов в подвале аптеки.
В мае того же 1937 года, по требованию народа премьер-министр, социалист Ларго Кабальеро был отстранен от занимаемой должности. Он активно поддерживал троцкистских шпионов, анархистских провокаторов, проводил преступную, капитулянтскую политику.
Чтобы сломить фронт внутренней и международной реакции против борющегося испанского народа Исполнительный комитет Коминтерна неоднократно предлагал второму Интернационалу создать единый фронт в защиту республиканской Испании. Но предатели из 2-го Интернационала отвергли эти предложения. На руку фашистам действовали и лидеры правых социалистов в самой Испании. Вредительская подрывная деятельность военного министра, лидера правых социалистов Испании, Прието привела к срыву наступления республиканцев в районе Теруэля и облегчила продвижение фашистов.
В марте 1938 года фашисты вступили на территорию Каталонии. Прието был отстранен, правительство было реорганизовано. Однако результаты преступной деятельности Прието сказались: 15 апреля 1938 года интервенты вышли к побережью Средиземного моря, расчленив республиканскую территорию на две части.



Республиканские войска форсируют Эбро. Июль 1938.

В июне 1938 года интервенты предприняли наступление на Валенсию. Для защиты Валенсии республиканские войска осуществили успешную операцию на реке Эбро, во время которой они более трех месяцев сковывали крупные силы противника. Были другие попытки сдержать противника, но… фашисты получали поддержку со стороны Англии, Франции, США. Проповедниками капитуляции в Испании явились правые социалисты, анархисты, многие деятели буржуазных партий. Стремясь ускорить победу фашистов, англо-франко-американские правящие круги умножили усилия, направленные на удушение Испанской республики. 27 января 1939 года Англия и Франция порвали дипломатические отношения с законным правительством Испании и признали правительство Франко.
3-4 марта командование Военно-морским флотом Испании, состоявшее из изменников, по прямому указанию из Лондона и Парижа увело республиканский флот из Картахены в Бизерту (на африканское побережье в Средиземном море).
В мае месяце 1938 года я в составе группы (3-х человек) наших товарищей выехал из Валенсии на автомобиле в Барселону с последующей поездкой в железнодорожном вагоне до голландского Роттердама (порта). Дорога - вдоль морского побережья. Выехали рано, в 6 часов утра. Вдоль дороги много фруктовых деревьев, аромат – великолепный. Один из нас сидел с водителем, другой – справа от меня на заднем сидении, я сидел слева за спиной водителя. Со мной справа сидел Иван Дмитриевич Елисеев – в будущем начальник Главного военно-морского штаба.



Меня взяла дремота, и я склонил голову на его левое плечо. Вдруг услышали стрельбу из пулемета. Водитель резко затормозил, машина прошла, наверное, пять-шесть метров и, видимо, руль машины вышел из его рук. Машина сошла налево в канаву, но с малым углом наклона влево и уперлась в сосновый пень.
Водитель был мертв. Нас атаковал сзади немецкий мессершмитт. Пуля прошла мимо моего левого уха, в шею и в спину водителя.
Не держи я свою голову на левом плече Ивана Дмитриевича, пули прошли бы по моей спине.
А водителя, конечно, жаль!
Это один из таких случаев. А их было немало, когда, например, посещались нами интернациональные бригады на линии фронта, или когда оказывались в городах при бомбометании тех же мессершмиттов.
За нами шла другая машина. Наверное, через час она подошла к нам. Взяла на буксир и нашу машину. Доехали до Барселоны.

Курс к дому

Из Барселоны выехали на поезде в Париж. В нашем посольстве нам сказали о дальнейшем нашем пути. Мы находились в Париже сутки.
В этом городе я уже был в том же 1938 году. Приезжал для решения служебной задачи. Тогда я неожиданно был наблюдателем похорон известного русского артиста Федора Ивановича Шаляпина. Хоронили его на Русском кладбище.



"Здесь покоится Федор Шаляпин, гениальный сын земли Русской". Апрель 1938 г.

На похороны собралась вся русская, «благородная», белогвардейская парижская братия, бежавшая из России при окончании Гражданской войны. Федор Иванович оставался в России. Несколько раз принимался Лениным, который предложил ему должность главного руководителя в стране музыкального и театрального искусства, ему было присвоено звание заслуженного артиста.
Шаляпин был из простой рабочей семьи, и, кажется мне, что из Нижнего Новгорода (г. Горький), довольно полезно был связан с большевиками, поддерживал их деньгами. Да, это был актер высокого класса. Ленин верил ему. Но Шаляпин обманул Ленина.
Владимир Ильич направил его в зарубежную командировку в 1922 году по каким-то служебным делам. Шаляпин выехал… и не вернулся в Россию. Стал, как говорится в таком случае, перебежчиком, невозвращенцем.
Находясь в Испании, я по делам службы встречался с некоторыми молодыми русскими парнями, работавшими в Париже на заводах, фабриках, на шахтах. И, надо сказать, что ни один из них не сказал хорошего слова о Шаляпине: «Жадный скупердяй, мешками деньги носит, но когда обращались к нему за помощью, всем отказал».



"Белые русские".

Мне тогда вспомнился отзыв о Шаляпине офицеров линейного корабля «Октябрьская революция», бывших матросов царского флота. После окончания училища я служил старшим флагманским секретарем командующего дивизией линейных кораблей. Они, офицеры, говорили, что обращались к Шаляпину неоднократно с просьбой придти на корабль и спеть что-нибудь для матросов. Ни разу не приходил. За приход требовал мешок муки или сахара. «Откуда мы, - говорили они, - возьмем для него муки и сахара?! Не пойдем же склады громить. Мы и так не меньше половины пайка отправляли голодающим Поволжья».
Воспитание детей (у него были две дочери и сын), видимо, проходило в том же духе. В «Огоньке», не помню за какой год, я прочитал о поездке нашего товарища в Париж к дочери Федора Ивановича, чтобы взять у нее согласие на перенос гроба Шаляпина в Москву. Без согласия родственников такая операция по парижскому закону не допускается.
Приезжий товарищ был принят дочерью, состоявшей замужем за русским эмигрантом – сыном (забыл фамилию) одного из крупнейших помещиков или купцов. И вот наш товарищ пишет в «Огоньке»: «… угостили меня чаем и приступили к разговору о переносе гроба. Вместо жены разговор начал ее муж. Он сказал: «Если большевики возвратят мне хотя бы половину стоимости имения моего незабываемого папаши, которые они забрали, мы вам дадим согласие на перевоз гроба». Наш товарищ подумал о сказанном и про себя сказал: «Прахом торгуют…!!». Вот так вот!
Я откровенно скажу, что до сих пор не знаю, перевезен гроб Шаляпина в Россию или не перевезен.



Шаляпин завещал похоронить его на высоком берегу Волги. Его младший сын Фёдор Шаляпин добился перезахоронения. Но прах до Волги не довезли, упокоили в Москве на пафосном Новодевичьем кладбище.

Продолжение следует.


Главное за неделю