Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

Неизвестный адмирал. Часть 54.

Неизвестный адмирал. Часть 54.

Адмирал Октябрьский, командовавший обороной Севастополя, докладывал, что он систематически получал подлинные документальные данные штаба 11-ой армии Манштейна. Это были радиоперехват и дешифровка оперативных и разведывательных сводок штаба армии. Началось дешифрование с румынских сводок, текст которых входил в сводки штаба армии, а это помогло раскрыть шифр штаба 11-ой армии. Читался шифр и коды турецкого флота, что позволяло получать данные о движении немецких кораблей и кораблей сателлитов Германии через черноморские проливы.
Балтийские дешифровальщики раскрыли коды немецких ВВС, а также Абвера. Читалась радиопереписка агентуры, заброшенной на территорию Советского Союза с фронтовыми подразделениями Абвера: из Саратова, Ульяновска, Астрахани, из городов Средней Азии немецкие агенты доносили о прибытии, о легализации под таким-то именем, по такому-то адресу, о своем положении, о нуждах, о положении в городе. Такие данные помогали органам «Смерш» - военной контрразведке разоблачать немецкую агентуру.



После войны империалистами вынашивались планы нового антисоветского объединения капиталистических государств.
Американские государственные деятели в то время рассматривали атомную бомбу, прежде всего как средство давления на Советский Союз.
Президент США Трумэн накануне испытания первой атомной бомбы говорил: «Если она, как я думаю, взорвется, то у меня, конечно, будет дубина для этих парней». (Т.е. для советских представителей).
Вскоре империалисты предприняли так называемую «Холодную войну». Создание так называемого «НАТО».
Известно, что пока существует опасность войн, разведка не имеет выходных дней.
В созданной империалистами международной обстановке с явно антисоветским прицелом, ответственность советской военной разведки значительно повысилась.
Первыми исполнителями задач советской агентурной разведки были: Сташевский (Гиршфельд, «Верховский») Артур Карлович, работавший в 1921-1924 годах в Германии; Логановский Мечислав Антонович – 1921-1923 в Польше; Фирин (Пупко) Семен Григорьевич – в 1921-1925 в Болгарии и в Польше. Работали и другие разведчики. В день десятой годовщины Красной армии 16 разведчиков, среди которых был и Я.К.Берзин, за особые заслуги были награждены Орденом Красного Знамени.
28 января 1946 года Правительство приняло решение об открытии Академии, т.е. высшего учебного заведения закрытого типа для повышения уровня подготовки разведывательных кадров с учетом опыта ее работы в годы последней войны, плюсов и минусов которой, кстати сказать, война выявила предостаточно.
Академия выпустила в годы своей работы тысячи подготовленных офицеров.



Первым начальником Академии был генерал-полковник Шалин Михаил Алексеевич. В годы войны он был начальником штаба Армии.
Конечно, возникла масса проблем: кадровых, материальных, административных, технических, учебных, организационных и т.д. Не было, например, учебников, которые учитывали опыт работы в военные годы, отвечали бы требованиям разведки наступивших послевоенных лет.

Виталий Бекренев. Повторяется история с отсутствием необходимых форм и условий подготовки кадров для решения поставленных задач, как это было в 1920-1930-е годы. Что характерно, это происходит и сейчас в 21 веке, когда «бедолаги-генералы», воспитанные на подношениях, ничего не понимают и не хотят делать, кроме строительства своих дач на средства народа, взамен его защиты.



Мне вспоминается сейчас то время, когда меня впервые приобщили к разведработе. То было в 1925 году, на крейсере «Аврора», на котором я плавал в тот год, будучи курсантом Военно-морского училища. Мы совершали заграничный поход из Кронштадта в Архангельск и обратно с заходом в шведские и норвежские порты, проходили Датскими проливами. Меня включили в группу, которая делала зарисовки участков иностранного побережья с военными объектами и их искусственными и естественными ориентирами с последующей привязкой к географическим координатам. Да, делали зарисовки, так как на «Авроре» был всего лишь один фотоаппарат со стеклянными пластинками, и тот у корреспондента газеты.
Осенью 1927 или 1928 года Балтфлот проводил десантное учение. Меня и еще двух курсантов переодели в одежду парней местных деревень (то было в Капорском заливе), ночью, скрытно высадили с катера на берег, занятого «синей» стороной, дали маршрут нашего движения, снабдили корзинами якобы для сбора грибов и ягод и поставили задачу – «вскрыть противодесантную оборону «синих», расположение на берегу их военных частей и к такому-то сроку донести об этом». Была учебная операция, в которой разведка флота проверяла оперативность средств своей скрытой связи. Добытые сведения мы должны были донести в разведотдел... почтовыми голубями. У нас было четыре голубя. Корзины имели двойное дно, там мы и прятали голубей, маскируя дно ветками.
Рассказывая об этом, я хотел показать, при «каком техническом оснащении» начинала наша разведка выполнять свои задачи. А сейчас на это важное дело направляются современные высокие достижения советской науки и техники с полной уверенностью, что они передаются в надежные руки советских разведчиков.



Ученый совет Военно-дипломатической академии. Начальник академии в 1967-1973 гг. адмирал Л.К.Бекренев.

За 45 лет существования Академии сменилось много начальников. Все они были военные деятели высокого уровня, участники войны. Некоторые из них возглавляли разведку фронтов, армий.
Нам, бывшим участникам разведывательной деятельности в военные годы, хочется пожелать разведчикам нового поколения полнее изучать опыт Великой Отечественной войны, брать из него все ценное, что не потеряло значения и в современных условиях, учитывать ошибки и промахи военных лет, рассматривать опыт прошлого через призму современных задач и требований и принимать соответствующие меры к совершенствованию своей работы. Хочется пожелать разведчикам нового поколения – работайте лучше нас, работайте умнее нас, работайте смелее нас! Вам доверено ответственное дело. Будьте достойны этого высокого доверия, бдительно оберегайте безопасность нашего Отечества!
Специфика разведки состоит в том, что она не имеет передышек. Ее кадры находятся в непрерывной и напряженной борьбе с сильным, умным и очень коварным противником.

По местам боевых походов



20-летие Победы. С В.Н.Леоновым и М.А.Бабиковым. 1965 год.

О работе в годы войны 181-го разведотряда штаба Северного флота

«После долгих для меня лет темноты, медики засветили чуть одну мою «фару». Теперь, хоть и через слезы, вновь могу разглядеть вас»
Так сказал Иван Баринов – бывший разведчик 181-го особого отряда штаба Северного флота, потерявший в 1944 году зрение при пожаре на корабле, возникшем в момент схватки с противником. Об этом он рассказал своим боевым товарищам, встретившись с ними в июле 1976 года в городе Североморске.



Да, ни расстояние, ни отзвуки ранений и контузий, ни недуги, приставшие к здоровью за послевоенные годы, не смогли удержать от встречи с ними, с кем вместе прошли испытания суровых военных лет, защищая свободу и независимость Родины. Стоило инициативной группе подать клич, как тут же на него откликнулись десятки товарищей.
В июле месяце 1976 года, в день Военно-морского флота, при содействии и с разрешения флотского командования в городе Североморске состоялась встреча ветеранов 181-го особого отряда, действовавшего в годы войны на крайнем Севере. Собралось 37 человек. Они съехались с Украины, Дальневосточного Приморья, Северного Кавказа и Урала, с Поволжья и Причерноморья, из Москвы и Ленинграда. А Иван Баринов прибыл с Амура, из Благовещенска, затратив поездом 8 суток до Кольского залива (самолетом врачи не разрешили).
Многие из прибывших не видели друг друга более 30 лет.
Отряд был создан в июле 1941 года. Формировался из добровольцев, матросов и старшин кораблей и береговых частей Северного флота. Предназначался для разведывания сил противника на приморском участке фронта и для диверсионных действий в его тактической глубине. Совершая многочисленные рейды в тыл врага, за годы войны отряд уничтожил сотни гитлеровцев, разгромил десятки их опорных пунктов, позиций огневых средств, складов с горючим и боеприпасами. Привел на базу более 80 «языков». Перманентно добывал сведения о вражеских силах на западной части южного побережья Мотовского залива и и на побережье Варангер-фьорда.
В 1945 году отряд был переброшен на Дальний Восток для действий в войне против Японии. На Востоке он действовал под номером 140.



Встреча в Североморске вылилась в волнующее событие. Годы, естественно, сделали свое дело. Головы бывших «ребят» покрылись заметной сединой, фронтовые ранения и контузии отразились на здоровье. Многие передвигались с помощью палки-трости, а внешность некоторых изменилась настолько, что не сразу узнавали один другого. Они и командира своего В.Н.Леонова увидели не лихим, энергичным, подвижным парнем, с каким расставались более 30-ти лет назад, а бородатым дедом в буквальном и переносном смысле, придавленным годами и нездоровьем, которому вот-вот стукнет 60 лет. Да, почти всем собравшимся уже под шестьдесят или за шестьдесят, а полковнику в отставке Л.В.Добротину, формировавшему отряд и ходившему с ним в первые боевые походы, подходит к концу седьмой десяток лет. И тем не менее в меру своих сил и способностей все трудятся по своим мирным специальностям, включая и тех, кто вышел на пенсию, а таких большинство. Они активно участвуют в военно-патриотическом воспитании молодежи.
Тот же, например, Иван Баринов из Благовещенска и поныне работает в строительном тресте, являясь членом бюро партийной организации, членом Профкома.



Ольга Параева. - Североморский спецназ. Так закалялся характер простых парней, в силу обстоятельств ставших десантниками — головной болью вермахта. Фото Р.Диамента.

Ольге Амосовне Иевлевой - ветерану разведки отметили в Североморске шестидесятилетие. Это той самой Оленьке Параевой, которая, будучи хрупенькой, молоденькой девушкой, была в отряде медицинской сестрой и переводчицей, вытаскивала с поля боя раненых, под огнем врага оказывала им медицинскую помощь. А в августе 1941 года помогла майору Л.В.Добротину, раненому в обе ноги фашистскими воздушными пиратами, атаковавшими отряд на переходе морем, доплыть до берега и выбраться на сушу. Ольга Амосовна и сейчас работает переводчицей, проживая в Крыму.

Продолжение следует.


Главное за неделю