Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Что уже сделало письмо Путина. К.Лукьяненко.

Что уже сделало письмо Путина. К.Лукьяненко.

Письмо Путина в «Нью-Йорк Таймс» неожиданно наделало много дел, причем, таких, которых никто не предполагал. Если на публике американские политики пытаются сами себя убедить в том, что именно силовое давление США на Сирию заставило Асада и Путина пойти на переговоры (первым такую мысль подсказал израильский премьер), то в экспертной среде нет-нет да и промелькнет здравая мысль о том, что президент Асад в одночасье превратился из изгоя, диктатора, международного преступника, которого нужно лишить во что бы то ни стало власти, в равноправного партнера США по международным переговорам. Один из «творцов» иракской войны заявил: «Асад от преступного мясника поднялся до партнера по процессу разоружения».
Нужно сказать, что процесс действительно пошел. Сирия присоединилась к международной конвенции, запрещающей использование химического оружия, готова в ближайшее время передать предварительные данные о количествах и местах хранения такого оружия и максимально сотрудничать со всеми странами и организациями по инвентаризации, постановке под международный контроль и по окончательному уничтожению химического оружия всех типов. Американцы, со своей стороны, не устают повторять, что Асаду они все равно не доверяют, он обязательно что-нибудь нарушит, вот тогда они и ударят. Ну, а если вдруг не нарушит, то кто мешает сделать вид, что нарушил, и ударить все равно?
Россия готова в рамках международных усилий по химическому разоружению Сирии направить туда подразделения войск химзащиты и бригаду спецназа для охраны химических арсеналов и наших специалистов. Кроме того, Россия высказала свои пожелания о том, кого бы хотела видеть в Сирии в качестве партнеров. Назывались страны, имеющие наибольший опыт по охране объектов хранения химоружия и его уничтожения, в частности, Голландия.
Пока единственным бенефициаром всего происходящего является Израиль, который еще недавно вызвал панику у всего своего населения бесплатной раздачей противогазов, а сегодня уже может вздохнуть спокойно: если верить Асаду, то в середине следующего года химического оружия в Сирии не останется– бодались Керри и Лавров, а результат свалился в ручки израильтян. Вот это и называется эффективным менеджментом.
После путинского письма произошло еще одно неожиданное важное событие. Место действия — небольшой городок на границе Сирии и Турции. В нем две группы вооруженной оппозиции целый день воевали друг с другом. Результат — 11 погибших. Началось все банально просто. Группа «активистов», признающих над собой власть Алькаеды, арестовали немецкого врача, обвинив его в шпионаже. «Активисты» из Сирийской свободной армии, не признающие Алькаеду, пошли доктора выручать. Спор затянулся на целый день, результат известен. Доктор жив. Как ни странно, это событие тоже имеет отношение к письму Путина. После письма Запад спохватился и в пожарном порядке пытается очистить оппозицию от влияния Алькаеды. К сожалению, западные специалисты, работающие с вооруженной оппозицией, мыслят свою работу в основном как проведение провокационных спецмероприятий. Обычная бытовая провокация выглядит следующим образом. В населенном пункте есть место, где всегда толпится народ. Это — лавка, пекарня или другое место, где привыкли собираться местные жители. Вдруг там появляется молодой весьма агрессивный человек и набрасывается с обвинениями в шпионаже или другом проступке на кого-нибудь из местных. Провокация заканчивается, убийством, захватом с целью выкупа или иным положенным по сценарию образом, но почти всегда не обходится без стрельбы. Стрельба при решении местных конфликтов ведется в воздух и сопровождается угрожающими криками. В случае более серьезных провокаций появляются убитые. В этот раз операция носит масштабный характер, поскольку спонсоры оппозиции решили, что пора размежеваться с Алькаедой. Но, похоже, что это всё политический макияж. Изгнать из оппозиции несколько наиболее боеспособных отрядов, значит, ослабить «активистов» оппозиции и укрепить положение Асада. Пока дело до дележа власти не дошло, кому какой отряд подчиняется, никто вспоминать всерьез не будет. Будут лишь показные действия.
В последние дни резко увеличилось количество упоминаний Ирана. Израиль в лице своего премьера продолжает повторять, что эффективная политика не может быть без эффективной угрозы применения военной силы, поэтому все действия Запада по отношению к Сирии должны прочитываться иранским руководством как репетиция действий против Ирана, если Иран не откажется от своих ядерных амбиций. Иранский президент уже сделал соответствующее заявление об отказе от ядерной программы. Обама и генсек НАТО успели положительно отреагировать на это заявление, и все бы было хорошо, но тут раздался из ветвей громкий голос израильского премьера, мол, Рухани вводит международную общественность в заблуждение, поскольку он ее уже вводил, намекая на тот период, когда Рухани был главным иранским переговорщиком с Западом по поводу ядерной программы. Первым западным лидером, с которым у Рухани назначена встреча, является Франсуа Олланд, и встретятся они в кулуарах Генеральной ассамблеи ООН. Фактически с этого момента начнется отсчет нового периода в отношениях между Западом и Ираном. И в этом случае вся ситуация будет рассматриваться только с одной точки зрения: сколь серьезную угрозу Израилю представляет собой нынешний Иран.
Совершенно понятно, почему Запад настаивает на уходе Асада. До тех пор пока он остается у власти, для Израиля сохраняется угроза в виде совместного или скоординированного выступления антиизраильских сил в Сирии, Иране, Ливане и Палестине. Уход Асада автоматически разрушает такую возможность. Если создание «арабского халифата» как политико-экономического целого сегодня уже невозможно, то безопасность Израиля как фактор, формирующий региональную политику, это пока еще реальность. Поэтому клубок ближневосточных проблем почти так же далек от конечного разрешения, как и 90 лет назад, когда впервые вопрос создания еврейского государства стал всерьез рассматриваться лицами, спонсировавшими в то время британскую внешнюю политику. Однако Сирия-Израиль — это не единственная линия напряженности на Ближнем Востоке. По каким-то пока плохо понятным причинам Запад предъявляет сейчас массу претензий к Бахрейну, который, естественно, нарушает «неотчуждаемые права человека», на страже которых США и их ближайшие союзники готовы стоять даже в арктических льдах, если там пахнет нефтью и газом. Не так давно состоялась встреча между премьером Британии Дэвидом Кэмероном и монархом Бахрейна. Результаты не известны, но раздражение Британии понятно — несмотря на все старания Запада, правительство Бахрейна не допустило развития «арабской весны», достаточно жестко подавив оппозицию.
В заключение, несколько подробностей о том, как ведется война в Сирии. Нужно сказать, что два года гражданской войны нанесли серьезный удар по государственности. Часть границы с сирийской стороны не контролируется, особенно это касается турецкой и ливанской ее частей. Некоторые регионы контролируются государством, некоторые — оппозицией. В сирийском Курдистане после того, как оппозиция расстреляла курдов в нескольких поселениях, курдским боевым отрядам удалось вытеснить со своей территории все некурдские формирования, включая и правительственные войска, и оппозицию. Правительственные войска отличаются разной степенью подготовки и больше всего страдают от предательства и дезертирства. Нельзя сказать, что они носят массовый характер, но не сказать о том, что некоторые командиры берут деньги за предательство, тоже нельзя. Преимущество правительственных войск в том, что они пользуются авиацией, особенно вертолетами и артиллерией. Недавно один вертолет сирийских ВВС был сбит турецким истребителем как углубившийся на два километра вглубь турецкой территории. Однако судьба летчиков туркам не известна, потому, что… вертолет упал на сирийскую территорию. Об этом можно было бы не писать, но этот факт говорит о том, что Сирия не отвечает ни на какие враждебные действия соседей — ни на сбитый вертолет, ни на уничтожение караванов с оружием израильскими беспилотниками, ни на удары по грузу противокорабельных ракет, полученных из России. Такое поведение Сирии можно оценивать по-разному, но признаки слабости в нем присутствуют однозначно.
Сирийская оппозиция, которую, как я уже замечал, именую теперь «активистами», состоит из двух частей: (1) условно политическая оппозиция, во главе которой стоит наспех сбитое в Турции «временное правительство»; ее основные функции сводятся к тому, чтобы «держать марку» и списывать средства налогоплательщиков разных стран, поступающие на счета оппозиции; (2) военная оппозиция, главное дело которой — стрелять и взрывать, что, собственно, она и делает. Менее 10% оппозиционных сил — бывшие солдаты и офицеры правительственных войск, по разным причинам изменивших присяге. Чаще всего, их решение объясняется предлагаемыми деньгами. Примерно 20 тысяч, или от 40 до 50%, это международные наемники, которые, вместе со всеми, кто их поддерживает, подпадают под действие Женевской конвенции, запрещающей наемничество во всех видах. Это наиболее подготовленная и наиболее жестокая часть оппозиционных сил, умеющая только убивать людей и путешествующая из одной «горячей точки» в другую. Есть среди них и люди с российскими паспортами, в основном, из наших мусульманских республик. Их путь прост: Кавказ — Турция– Сирия. Именно на эти отряды («фронты», «бригады») пытается распространить свою власть Алькаеда и в какой-то мере ей это удается. Крупнейшим отрядом является «Сирийская свободная армия», которая считает себя главной, но которую отдельные полевые командиры совершенно не признают. Есть еще странные формирования, которые можно было бы с определенными оговорками назвать ополчением. В основном, это крестьяне, которые хотят таким образом избавиться от военных действий на своей территории и которых многие эксперты на Западе спешат причислить к оппозиции.
Теперь о том, как ведутся военные действия. Никакого фронта как такового в Сирии нет. Районы, подконтрольные оппозиции, разбросаны по всей стране, чаще вблизи границ. Многие из них периодически переходят из рук в руки. Вот сентябрьский пример с захватом христианского поселка Маалюля (Маалула). Сначала правительственные войска на пересечении дорог перед поселком поставили блок-пост, который стал мешать оппозиции. Потом пришли два отряда оппозиции, к которым присоединилась какая-то незначительная часть местных жителей, и правительственным войскам пришлось отступить на окраину. Специалисты из боевых отрядов взорвали блок-пост и отступили в поселок. Правительственные войска подкатили артиллерию и позвали знаменитую «четырнадцатую роту». После нескольких залпов оппозиционные отряды отступили, а местные разбежались по домам, прихватив заодно и снайперские винтовки, потому что кому-то из руководства оппозиции пришла в голову мысль готовить из крестьян снайперов. Надо сказать, что самая популярная у крестьян винтовка стоит пять тысяч долларов. «Четырнадцатая рота» вошла в поселок, потому что вполне боеспособна и не раз демонстрировала свою выучку в боях с оппозицией. Бойцы оппозиции потом объясняли свое спешное отступление нежеланием причинить военными действиями вред христианским святыням. Какая-то часть военной оппозиции относится к самой непривлекательной категории «человека с ружьем», готового к любым зверствам. Даже кратковременного пребывания оппозиции в поселке Маалюля привело к ряду эксцессов с демонстративными убийствами и отрезанием голов. Специальная информационная служба любит снимать такие сюжеты. Они пользуются особой популярностью в Саудовской Аравии и Катаре и не предназначены для западной аудитории. Некоторые зверства постановочны, и их показ, как считают некоторые информационные эксперты, помогает собирать средства на нужды оппозиции.
По Сирии нет данных, но если судить по Египту, где каждый пятый неграмотен, в Сирии ситуация не лучше. Именно это заставляет те организации, которые ставят своей целью манипулировать людьми, использовать для своих целей Ислам. И сторонники светского государства, и сторонники исламского развития имеют очень приближенное представление о том, чего они хотят. Вспоминается встреча одного из сирийских губернаторов с агрессивно демонстрировавшей перед его офисом толпой. Он спросил у демонстрантов, за что они выступают. «За светское развитие», — ответил один из демонстрантов. «А чего ты больше всего хочешь?» – продолжил губернатор. — «Хочу, чтобы женщины, как на Западе, ходили голыми». — «Какие проблемы, — сказал губернатор, — начни с себя. Пусть твоя жена и дочь ходят голыми». Одни мусульмане считают главным истребление всех иноверцев, другие — всех шиитов, третьи просто хотят установить шариатское право, не очень четко понимая, что конкретно они имеют в виду.

22 сентября 2013 г.



Constantin Loukianenko

0
Слесарев, Юриий Яковлевич
24.09.2013 00:16:22
Костя, твои анализы современной политической обстановки очень интересны. Лично я во многом согласен с твоей точкой зрения. Но! Меня волнует судьба обычного "Питерца". Как мои дети? Внуки? Что их ждёт? А то мы за обыденной жизнью забудем как играть в настольный теннис или в китайский, помнишь?
0
C_L
24.09.2013 09:23:59
Юра, ты не прав! -- Обычных питерцев не бывает!!!


Главное за неделю