Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,67% (47)
Жилищная субсидия
    18,67% (14)
Военная ипотека
    18,67% (14)

Поиск на сайте

Р.А.Зубков "Таллинский прорыв Краснознамённого Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.): События, оценки, уроки". 2012. Часть 5.

Р.А.Зубков "Таллинский прорыв Краснознамённого Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.): События, оценки, уроки". 2012. Часть 5.

1.2. Боевые действия в Эстонии. Отход 8-й армии к Ленинграду

23.06 нарком ВМФ получил в копии директиву ГШ КА, адресованную Военному совету КБФ, согласно которой оборона о. Даго возлагалась на СФ, хотя согласно директивам наркома обороны на разработку планов прикрытия государственной границы, отданным ПрибОВО и ЛВО в мае 1941 г., оба острова во взаимодействии с КБФ должен был оборонять СЗФ [док. № 14, 16]. И флот к этому готовился.
Нарком ВМФ впоследствии так писал об этом чуде взаимодействия [библ. № 49, II]: «Получив для сведения копию этой телеграммы, я искрение огорчился. До войны Наркомат Военно-Морского Флота настойчиво требовал от командования береговой обороны, чтобы оно было готово командовать различными родами войск и полностью отвечать за оборону островов. Однако согласно телеграмме сухопутные части оставались в подчинении военных округов. Кроме того, войска на двух находившихся рядом островах, имевшие одну оперативную задачу, подчинялись разным округам».
27.06 КБФ был подчинен в оперативном отношении Военному совету СФ.
29.06 нарком ВМФ адмирал Н.Г.Кузнецов, видимо, узнав о директиве СГК, предусматривающей отход войск СЗФ к Псковско-Островскому УР, приказывает Военному совету КБФ: «Эзелъ и Даго оборонять при всех условиях обстановки на сухопутном фронте» [док. № 47]. В этом приказе обращает на себя внимание то, что КБФ в то время находился в оперативном подчинении СФ, а оперативные задачи ему ставил нарком ВМФ. Наверное, из-за сложной обстановки на ленинградском направлении Военному совету фронта было не до обороны Финского залива?



Народный комиссар ВМФ Н.Г.Кузнецов

30.06 нарком ставит КБФ задачу: «Авиацию использовать поддержки армии. Бомбить Двинск и войска западу Двины. Операцию уточнить сухопутным командованием» [док. № 55].
Обстановка, наверное, требовала таких действий. Но флоту, находившемуся в оперативном подчинении СФ, оперативная задача по авиационной поддержке войск СЗФ опять была поставлена наркомом ВМФ. Но зачем тогда нужно было подчинять КБФ тому или иному фронту, если задачи ему мог ставить нарком ВМФ? Наконец, такую задачу могла поставить СГК. Кстати, только 3.07 командующий КБФ по запросу командующего СФ донес ему, какие задачи планирует выполнять флот. Почему же командующий СФ не получил эту информацию от ГШ КА или штаба СЗФ при передаче КБФ в оперативное подчинение Военному совету СФ? Вот такими были оперативное подчинение и организация взаимодействия!
1.07 командующий КБФ, исполняя директиву опять же наркома ВМФ от 29.06, возложил ответственность за оборону Моонзундских островов и Рижского залива на командира Прибалтийской ВМБ1.
2.07 командующий войсками СФ, в границах которого, напомню, находилась только северная часть территории Эстонской ССР, реагируя на информацию об отходе войск СЗФ на линию Псковско-Островского УР, отдал приказ о формировании Таллинской оперативной группы (командующий генерал-майор И. М. Любовцев). Она создавалась для управления войсками, находившимися в Эстонской ССР (16-я сд, 191-я сд, а также курсанты пяти различных училищ, включая ВВМОЛКУ им. М. В. Фрунзе).

1. АО ЦВМА. Ф. 9. Д. 708. Л. 10.

4.07 Военный совет СЗФ в соответствии с директивой СГК поставил перед 8А (10-й ск и 11-й ск) задачу: «Прикрыть территорию Эстонской ССР с юга» на рубеже Пярну — Мустла — Тарту — Эма-Йыги, а также «не допустить высадки десантов на эстонском побережье и островах Эзель и Даго» [док. № 69]. Было также приказано с выходом на указанный рубеж 8А включить в свой состав 16-ю сд, 191-ю сд СФ и 3-ю осбр (последняя входила в состав войск, оборонявших о. Эзель).
В свою очередь, Военный совет 8А приказал 10-му ск занять оборону на рубеже Пярну — Выртс-Ярв, 11-му ск — вдоль Эма-Йыги, но приказа об обороне о-вов Эзель и Даго не отдал. Соединения 8А должны были занять указанный рубеж 6.07, но не смогли сделать этого к назначенному сроку, поскольку уже с 3.07 оказались связанными боями на юге Эстонии.
7.07 Ставка ГК уточнила задачу СЗФ, а фактически 8А: «Не допустить прорыва немецких войск в Эстонскую ССР в направлении Нарва, прочно оборонять острова Эзель и Даго, западное, северо-западное и северное побережье Эстонской ССР» [док. № 76]. Странная директива: она требовала от СЗФ оборонять территорию Эстонской ССР, находившуюся вне границ фронта (его границы пролегали на восток справа от северного берега Чудского озера, а слева — от г. Даугавпилс), но не предписывала оборонять ГБ КБФ — Таллин. Тем временем начальник ГШ КА, минуя штаб СФ, через Главный морской штаб (ГМШ) ВМФ передал приказание командиру Таллинской оперативной группы считать ее задачей «защиту юга Эстонии» [док. № 77]. Это — еще одно странное приказание, поскольку входившие в эту группу 16-я и 191-я сд как раз и обороняли северо-западное и северное побережье Эстонии, о чем шла речь в директиве Ставки ГК.

Правда, Таллинская оперативная группа в этот же день расформировывается: 16-я сд передается в состав 8А, 191-я сд отправляется на восточный берег Чудского озера, а командующий группой генерал-майор И.М.Любовцев назначается замкомандующего 8А.
9.07 боевым приказом 8А, наконец, ставится задача 3-й осбр: «Во взаимодействии (не совместно! — Р.3.) с КБФ продолжать упорно оборонять острова» [док. № 79]. Но получалось, что 3-я осбр, входившая в состав сил обороны Моонзундских островов, не подчинялась командиру Прибалтийской ВМБ, непосредственному руководителю обороны островов, и должна была лишь согласовывать с ним свои действия. Создавалась предпосылка для передислокации бригады с островов на континентальную часть Эстонии для усиления 10-го или 11-го ск. И такая попытка, хоть и безуспешно, была предпринята через две недели.
Так кто же отвечал за оборону Моонзундских островов перед Ставкой главного командования: 1) нарком ВМФ, который возложил на КБФ задачу обороны островов? 2) Военный совет СФ, имевший КБФ в оперативном подчинении, но не ставивший ему задачу обороны островов, поскольку она не ставилась фронту? 3) Военный совет СЗФ, которому СГК приказала оборонять острова? А кто должен был организовывать взаимодействие между КБФ и 3-й осбр, если первый подчинялся Военному совету СФ, а вторая - Военному совету 8А СЗФ?
Немецкое командование выделило для наступления в Эстонии 26-й ак 18А (61-ю пд и 217-ю пд). К вечеру 9.07 эстонский участок фронта проходил от Рижского залива до Чудского озера по линии Пярну - Тарту - Эмайыги, а передовой отряд немецкой 217-й пд достиг Марьямаа, что в 60 км к югу от Таллина.
Дальнейшие боевые действия в Эстонии, происходили уже в рамках Ленинградской стратегической оборонительной операции, начавшейся 10 июля 1941 г.
Прорыв противника к Марьямаа создал непосредственную угрозу главной базе КБФ — Таллину. В течение 9-15.07 в районе Марьямаа шли упорные оборонительные бои, в которых приняли участие части 16-й сд 8А, две роты 2-го обмп и танковая рота отб 1-й обрмп КБФ, 8-й погранотряд ПрибПО, три эстонских истребительных отряда, а также авиация КБФ. Противник был не только остановлен, но и отброшен назад к Пярну. Захват Таллина с ходу не удался.
11.07 немцы захватили Виртсу, однако 18.07 их выбил оттуда сб 3-й осбр, высаженный с о. Эзель.
После создания 10.07 Главного командования Северо-Западного направления (главнокомандующий войсками К. Е. Ворошилов, член Военного совета А. А. Жданов, начальник штаба М. В. Захаров) им был осуществлен ряд организационных изменений в подчиненных войсках и силах.



Главнокомандующий войсками Северо-Западного направления К.Е.Ворошилов

14.07 8А из состава СЗФ была передана в состав СФ, имея задачу: «Упорно оборонять территорию Эстонской ССР, включая Моонзундские острова» [док. № 95]. Отметим сразу, что для руководства обороной островов 8А не сделала ничего.
Балтийский флот (командующий вице-адмирал В.Ф.Трибуц, члены Военного совета дивизионный комиссар М.Г.Яковенко и А.Д.Вербицкий, начальник штаба контр-адмирал Ю.А.Пантелеев) из оперативного подчинения Военному совету Северного фронта перешел в непосредственное подчинение главкому войсками Северо-Западного направления (СЗН). Начальник ГМШ ВМФ адмирал И.С.Исаков был назначен заместителем главкома войсками СЗН по морской части, а при штабе СЗН была создана подчинявшаяся ему морская группа.
19.07 Гитлер директивой ОКВ № 33 приказывает: «Группа армий «Север» должна предотвратить отход на Ленинград советских частей, продолжающих действовать в Эстонии. Желательно как можно быстрее овладеть островами на Балтийском море, которые могут являться опорными пунктами советского флота» [док. №112].
21.07 при посещении группы армий «Север» Гитлер дал следующие указания: «Необходимо возможно скорее овладеть Ленинградом и очистить от противника Финский залив, чтобы парализовать русский флот. От этого зависит нормальный подвоз руды из Швеции. Следует ожидать, что если русские подводные лодки лишатся своих баз в Финском заливе и на островах Балтийского моря, то они вследствие затруднений с подвозом материальных средств и горючего смогут продержаться не более четырех-шести недель» [док. № 114].

Немецкое командование, встретив неожиданное для него сильное сопротивление советских войск, вынуждено было в середине июля усилить свою группировку в Эстонии четырьмя соединениями — 93-й пд, 254-й пд, 291-й пд и 207-й охранной дивизией из резерва и с ленинградского направления и сформировать в дополнение к 26-му ак еще один — 42-й ак.
22.07 Гитлер дополняет директиву ОКБ № 33: «Силы противника, все еще действующие в Эстонии, должны быть уничтожены. При этом необходимо не допустить их погрузку на суда и прорыв через Нарву в направлении Ленинграда» [док. № 121].
23.07 ударом в стык 10-го ск и 11-го ск немецкие войска прорвали оборону 8А и, развивая успех, устремились в северо-восточном направлении, к Финскому заливу. Они выполняли приказ Гитлера не допустить отхода 8А через Нарвский перешеек к Ленинграду, разгромить ее в Северной Эстонии, а затем, продвигаясь вдоль побережья Финского залива, соединиться со своими войсками, наступавшими на Ленинград восточнее Чудского озера.
30.07 Гитлер директивой ОКБ № 34 уточняет: «Первоочередной задачей всех сил 18-й армии является очищение от противника Эстонии. Лишь после этого ее дивизии начнут выдвигаться в направлении на Ленинград» [док. № 136]. Забегая вперед, отметим, что для выполнения этого приказа, причем только в отношении континентальной части Эстонии, противнику потребовался целый месяц.
8А продолжала упорно обороняться, замедляя темп продвижения врага, но так и не смогла восстановить целостность своей обороны, нарушенной 23.07 в результате развернувшегося наступления увеличенной втрое группировки войск противника.

5-6.08 немецкие войска захватили Тапа и Раквере и перерезали в этом месте железную дорогу Таллин — Ленинград.
7.08 противник вышел к Финскому заливу в районе Кунда, окончательно расчленив 8А надвое. Главная база флота Таллин, находившиеся в ней силы флота, войска, органы управления КБФ во главе с Военным советом и вместе с ними 10-й ск оказались в тылу противника, отрезанными от «большой земли», а разгромленный 11-й ск отходил к Нарве.
Думается, что такому развитию событий способствовало отсутствие твердого руководства войсками военными советами СФ и 8А в течение первой декады августа. Они, поддерживаемые Военным советом СЗН, принимали решения, издавали приказы, имевшие конечной целью полностью возложить оборону Таллина и всей Северо-Западной части Эстонии на КБФ, а 10-й ск воссоединить с 11-м ск для обороны Нарвского перешейка. Но эти решения и приказы были на удивление противоречивы и безрасчетны.
Так, 10-й ск за это время дважды получал боевые приказы, требовавшие занять оборону на подступах к Таллину (1.08 и 6.08). Также дважды (5.08 и 8. 08) ему были отданы приказы о переходе в наступление на восток для соединения с 11-м ск, который должен был с этой целью наносить встречный удар на запад по разделявшим их войскам противника. Два последних приказа не были реализованы, поскольку 11-й ск не имел необходимых для наступления сил. Только 9.08 командующий войсками СФ окончательно приказал 10-му ск (10 сд, 16 сд и 22 мсд войск НКВД) перейти к обороне Таллина.



Командующий войсками Северного (с 23.08.1941 г. - Ленинградского) фронта М.М.Попов

Кстати, в ходе этого отступления военные советы СФ и 8А, а также руководство Эстонской ССР «забыли» завершить эвакуацию населения так, как было предписано директивами штаба СФ и Военного совета 8А еще 3.07 и 6.07: за пять суток до отхода войск.
С выходом к Финскому заливу противник предпринял серьезные меры по созданию береговой обороны его побережья. Еще 27.07 генерал-инспектор немецкой артиллерии генерал артиллерии Бранд докладывал начальнику Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковнику Гальдеру:
«а. Артиллерия береговой обороны. К настоящему времени на побережье до Риги установлено девять батарей. Подготавливаются еще три батареи для участка побережья по обе стороны Пярну. Далее, для обороны побережья Финского залива намечено выделить один дивизион 170-мм пушек и два дивизиона 105-мм пушек» [док. № 166].

В помощь вдумчивому читателю. Приложения к книге Р.А.Зубков «Таллинский прорыв Краснознаменного Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.)» http://www.spbnagrada.ru/magazine/appendix1-12.php.htm

Продолжение следует


Главное за неделю