Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Р.А.Зубков "Таллинский прорыв Краснознамённого Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.): События, оценки, уроки". 2012. Часть 6.

Р.А.Зубков "Таллинский прорыв Краснознамённого Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.): События, оценки, уроки". 2012. Часть 6.

Очередной доклад Гальдеру Бранд сделал 5.08:

«1. Распределение артиллерийских средств на фронте группы армий «Север». Для охраны побережья в распоряжении группы армий имеется 10 тяжелых артиллерийских дивизионов, в том числе один дивизион 150-мм пушек, один дивизион 210-мм мортир, один пушечный дивизион (орудия «К-3»). Для района Таллина дополнительно предусмотрено семь дивизионов: два дивизиона 100-мм пушек, один дивизион тяжелых полевых гаубиц, два дивизиона мортир, один дивизион 150-мм пушек, один дивизион 210-мм пушек.
Итого имеется 17 тяжелых артиллерийских дивизионов. Этого достаточно, если для обороны Таллина будет выделено 10 дивизионов, а затем у же будут усилены остальные береговые укрепления» [док. № 166].
Во второй половине августа 26-й ак 18А группы армий «Север» вышел на восточную границу Эстонской ССР. 18.08 немецкие войска заняли Нарву. Но остатки 8А СФ смогли отойти на Лужский оборонительный рубеж и включиться в непосредственную оборону Ленинграда.
С 10.07 по 18.08, т. е. за 40 дней, немцы продвинулись по территории Эстонии на 180 км. Если средний темп наступления противника в Прибалтике в первые 18 дней войны составил 25 км в сутки, то в последующие дни на эстонском участке фронта он снизился до 4,5 км в сутки. Сопротивление советских войск набирало силу, но они еще продолжали отступать.
27.08, после отхода дивизий 8А на правый берег р. Луга, войскам противника был открыт путь на Кургальский полуостров, на котором находились аэродромы ВВС КБФ Липово и Вейно. Эти аэродромы пришлось оставить, а расположенный несколько восточнее аэродром Купля оказался в 10 км от линии фронта и обстреливался артиллерией противника, что сделало его использование невозможным.
Начальник Оперативного управления ГШ КА Л. М. Василевский в телеграфных переговорах с командующим войсками Ленинградского фронта М. М. Поповым 28.08 вынужден был указать ему на то, что отход войск поставил КБФ в очень тяжелое положение. Но этот разговор состоялся уже после их отхода.



Начальник оперативного управления Генштаба Красной армии А.М.Василевский

1.3. Оборона Таллина

Официально считается, что Таллинская оборонительная операция проводилась с 5 по 28 августа 1941 г. Однако такое понимание является не совсем точным, поскольку у начала обороны Таллина фактически имеются несколько отсчетных моментов. Кроме того, представляется интересным посмотреть, как рождалась и трансформировалась задача обороны главной базы КБФ.
1.07 находившийся в Таллине заместитель наркома ВМФ — начальник ГМШ ВМФ адмирал И.С.Исаков, учитывая сложившуюся обстановку, приказал Военному совету КБФ разработать и доложить ему в тот же день предложения о порядке отхода на восток сил КБФ (кораблей, авиации, войск БО и ПВО, тыла) из Таллина, Палдиски и Рижского залива и об указаниях, которые в связи с отходом необходимо дать военно-морским базам Прибалтийской и Ханко (док. № 57).
8.07 Военному совету КБФ становится известно о получении командующим Таллинской оперативной группой двух директив штаба СФ: 1) об эвакуации из Эстонской ССР оружия, боеприпасов, автотранспорта и прочих ценностей; 2) о немедленном начале строительства оборонительного рубежа Пярну—Вильянди — северный берег Виртс-Ярв.



Начальник ГМШ ВМФ — зам. главкома войсками СЗН по морской части И.С.Исаков

Никакой информации о плане обороны территории Эстонской ССР ни от командования СЗФ или СФ, ни от наркомата ВМФ или ГШ КА Военный совет КБФ не имел. Поэтому в этот же день он ставит перед по-прежнему находящемся в Таллине начальником ГМШ ВМФ вопрос о целесообразности заблаговременного отхода сил, органов управления, частей и тыловых органов КБФ на восток, к Кронштадту и Ленинграду, чтобы противник не смог отрезать их в северо-западной части Эстонии. Начальник ГМШ переадресовывает этот вопрос наркому ВМФ (хотя, вспомним, КБФ подчинялся в оперативном отношении Военному совету СФ), сопровождая его своим мнением: КБФ должен отходить в последний момент (что это за момент?), под давлением противника. Военный совет КБФ, не ожидая ответа на поставленный вопрос, приступает к эвакуации тыловых органов и подготовке к отходу боевых сил флота. Эвакуация была плохо организована и нередко носила панический характер.
4.07 нарком ВМФ, отвечая на запрос начальника ГМШ, приказал Военному совету КБФ «...оборонять до конца Ханко, острова Эзелъ, Даго и район Таллина» [док. № 68]. Опять оперативный приказ отдал нарком ВМФ, а не Военный совет СФ, хотя планом обороны государственной границы на ЛенВО (СФ) возлагалась задача: «Обороной северного побережья Эстонской ССР и полуострова Ханко способствовать КБФ закрыть для морского флота противника вход в Финский залив» [док. № 16].
Командирам ВМБ Ханко, Прибалтийской ВМБ и коменданту Береговой обороны Балтийского района (БО БР) нарком в подтверждение его директивы от 29.06 (док. № 47) приказал: «Деритесь за каждую пядь земли в любых условиях и возможном окружении, уверен, что командиры и бойцы выполнят свой долг перед Родиной и оправдают доверие тов. Сталина» [док. № 71].



Председатель ГКО, Верховный главнокомандующий И.В.Сталин

В тот же день, как уже говорилось, 8А получила задачу: не допустить высадки десантов на эстонском побережье и островах Эзель и Даго. Но, видимо, нарком имел основание считать, что 8А и СФ не будут защищать Моонзундские острова и препятствовать входу немецкого флота в Финский залив.
6.07 Военный совет КБФ получил директиву штаба СФ о порядке эвакуации, которой предписывалось: «Эвакуацию производить заблаговременно, за 5 суток до отхода армии. Полоса эвакуации глубиной до 15 км от линии фронта» [док. № 73]. Не очень понятно, как можно было определить этот момент — «за 5 суток до отхода», если приказы вышестоящего командования требовали: «ни шагу назад».
7.07 директивой СГК были уточнены задачи СЗФ, которому предписывалось, как отмечалось выше, не допустить прорыва немецких войск в Эстонскую ССР в направлении Нарвы, прочно оборонять острова Эзель и Даго, западное, северо-западное и северное побережье Эстонской ССР. Тем временем командующий Таллинской оперативной группой, которая в СЗФ не входила, приказал: «Всем командирам частей и соединений, входящих в состав Оперативной Группы в соответствии с полученным общим планом отхода, составить свои планы... К 18.00 8.7.41 представить планы отхода и схемы построения колонн и органов прикрытия...» [док. № 74]. Этот приказ касался и береговых войск КБФ (частей БО, ПВО и морской пехоты), дислоцировавшихся в районе Таллина. Они должны были отходить вместе с соединениями и частями Таллинской оперативной группы (еще 30.06 их подчинили командиру 16-й сд, которая была основным соединением этой группы). Вот и разберись, кто кого обороняет и кто за что отвечает!

9.07 тот же генерал-майор И.М.Любовцев, ставший уже замкомандующего 8А, отдает другой приказ: «По постановлению Правительства и приказу Командования город Таллин должен быть во что бы то ни стало сохранен в наших руках» [док. № 80]. Следом за этим поступает директива Военного совета 8А, устанавливавшая порядок вынужденного отхода войск и эвакуации местного населения и имущества с территории Эстонской ССР. Директива требовала: «...2. К эвакуации местного населения и ценностей приступить немедленно <...>. 7. В остальном руководствоваться разработанным планом обороны побережья и эвакуации, утвержденным моим заместителем генерал-майором Любовцевым. 8. Отход с рубежей производить только по моему личному распоряжению или через штаб армии» [док. № 81].
Вспомним, однако, директиву штаба СФ от 6.07, требовавшую эвакуацию производить заблаговременно, за 5 суток до отхода армии; оценим также положение на сухопутном фронте: передовой отряд наступавших войск немецкого 26-го ак 9.07 вышел к Марьямаа, что в 60 км от Таллина. Наверное, можно было предположить, что за пять дней противник способен пройти 60 км. Ведь до этого момента он наступал с темпом 25 км в сутки. Таким образом, как представляется, армейское командование подталкивало КБФ к мысли об отходе из Таллина.
И подталкивало не только директивно, но и материально. Так, в июле, пока действовала железная дорога с Ленинградом, начальник ВОСО 8А неоднократно срывал своими распоряжениями снабжение КБФ горюче-смазочными материалами. Например, часть бензина, доставленного в Таллин для флота, была им переадресована армии. А железнодорожные составы с мазутом и соляром (эти виды топлива армией не использовались) были возвращены с полпути в Ленинград под предлогом: «Зачем встречные перевозки, если из Таллина все эвакуируется». Вот такое было взаимодействие с флотом, находившимся в оперативном подчинении СФ.
В сложившейся обстановке Военный совет КБФ под настойчивым нажимом одного из его членов, дивизионного комиссара М.Г.Яковенко, утром 9.07 принимает решение об отходе флота на восток, в Лужскую губу, но не докладывает о своем решении вышестоящему командованию.
Вечером того же дня нарком ВМФ, узнав об этом, приказал: «Отход Таллина только с моего разрешения» [док. № 89]. Опять командует нарком ВМФ, а не Военный совет СФ! Военный совет КБФ решение об отходе отменил, нарком ВМФ снял М.Г.Яковенко с должности члена Военного совета, а новым членом Военного совета назначил дивизионного комиссара Н.К.Смирнова.



Член военного совета КБФ г. Н.К.Смирнов

Думается, что постановление правительства и приказ командования об удержании Таллина, упомянутые в процитированном выше приказе замкомандующего 8А от 9.07, приказ наркома ВМФ от 9.07, запрещавший отход сил КБФ из Таллина, а также бои в районе Марьямаа с 9.07 по 15.07, закончившиеся срывом попытки немцев овладеть Таллином с ходу, позволяют считать днем начала Таллинской оборонительной операции (ее первого этапа) 9 июля 1941 г.
После 15.07 в наступательных действиях противника на таллинском направлении наступила пауза, продолжавшаяся более месяца. Она была вызвана еще и тем, что к этому времени главные усилия немецких войск были перенесены в полосу обороны 8А, прилегающую к Чудскому озеру, и основная задача армии вновь состояла в том, чтобы не допустить прорыва немецких войск в Эстонской ССР в направлении Нарвы, а не в направлении Таллина. Видимо, уже тогда у военных советов СФ и СЗН, знавших о позиции наркома ВМФ, созрела идея переложить задачу обороны Таллина на плечи КБФ. Идея, возможно, кому-то показалась соблазнительной, но загвоздка состояла в том, что у КБФ не было войск для реализации такой идеи, а ни СФ, ни СЗН свои войска передавать флоту не собирались. Тем временем отступавшие в направлении Нарвского перешейка войска 8А оставили открытым направление Пярну — Таллин.
Используя возникшую паузу, Военный совет КБФ решил начать с 15.07 инженерную подготовку обороны Таллина силами флота, а также населения столицы Эстонской ССР и ее окрестностей, строившими главную оборонительную полосу в 9-12 км от города и внутригородские укрепления. Передовая оборонительная полоса в 40-50 км от Таллина создавалась инженерными подразделениями 8А и населением прилегающих населенных пунктов.
31.07 Военный совет СФ обратился за помощью к Военному совету КБФ: «Ввиду тяжелого положения 8-й армии, прошу оказать содействие бригадой морской пехоты в сдерживании противника на направлении Таллин, Пярну. Кроме того, ВВС КБФ, освободив от решения других сухопутных задач, прошу всемерно помочь Любовцеву» (в то время командующему 8А) [док. № 139].



Военный совет КБФ Слева направо: А.Д.Вербицкий, В.Ф.Трибуц, Н.К.Смирнов

1.08 Военный совет КБФ в донесении главкому войсками СЗН докладывал: «В связи отходом 8 армии и отсутствием войск на ее правом фланге направлении Пярну - Таллин выбросил заслон - роту строительного батальона в район Марьямаа задачей предупреждения появления противника. Три батальона бригады морской пехоты заняли оборонительный рубеж вокруг Таллина, корабли готовы к огневой поддержке. Палдиски прикрыты одним строительным батальоном и подразделениями морских батарей... Ввиду отсутствия регулярных частей Пярну - Таллин, считаю это направление наиболее угрожающим для Таллина. Всю имеемую авиацию Западе используем помощь Любовцеву и на Пярновском направлении» [док. № 142].
В тот же день Военный совет КБФ просит наркома ВМФ ходатайствовать перед наркомом обороны о выделении стрелкового полка для обороны никем не прикрытого направления Пярну — Таллин. Ответа на эту просьбу не последовало.
Поздно ночью 1.08 командующий 8А отдал боевой приказ № 18/оп, гласивший: «Командующим правым крылом фронта армии назначаю командира 10 ск генерал-майора Николаева...
В случае прорыва противника в направлении Тапа - Раквере и выхода его на побережье Финского залива при полной потере связи с вами, действовать самостоятельно, используя заранее подготовленный оборонительный рубеж по р. Васалемма-Иыги, р. Кейла-Иыги, р. Атла-Йыги, мз. Куйметса, мз. Паункюла, р. Ягала-Йыги. Занять круговую оборону по указанному рубежу и не допустить возможности прорыва на Таллин.
При отходе на указанный рубеж взять в подчинение все части Таллинского гарнизона и расположенные на участке обороны. Войти в связь с частями КБФ, действующими на направлении Виртсу, Пярну, прочно обеспечить с ними стык; не допускать продвижения противника из района Пярну на Таллин» [док. № 148].

В помощь вдумчивому читателю. Приложения к книге Р.А.Зубков «Таллинский прорыв Краснознаменного Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.)» http://www.spbnagrada.ru/magazine/appendix1-12.php.htm

Продолжение следует


Главное за неделю