Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

К.А.Шопотов «Витязь подводных глубин». СПб, 2012. Часть 4.

К.А.Шопотов «Витязь подводных глубин». СПб, 2012. Часть 4.

Неожиданный удар прямо из гущи снежного бурана застал гитлеровцев врасплох. Не организовав преследования, корабли охранения сбросили наугад несколько глубинных бомб, не причинив лодке никакого вреда.
В базе, поздравляя Федора Алексеевича с победой, друзья шутили: «Ты и снежные бураны себе в друзья записал, теперь фашистам крышка!»
Атаки Видяева интересовали всех командиров: каждая из них решалась своеобразно, по-новому, без шаблона, исходя из конкретной тактической обстановки.
Мужество и выдержка Федора Алексеевича особенно ярко проявились в его предпоследнем походе. Весеннее майское утро. Неяркое северное солнце неторопливо поднялось над горизонтом. Тишина. Поднявшись над водой не более чем на метр, окуляр перископа прощупывает все триста шестьдесят градусов горизонта. Вдруг он остановился, дернулся вправо, затем влево и впился в черную неподвижную точку на горизонте. «Вижу цель»,— доложил вахтенный офицер и уступил место у перископа капитану 3-го ранга Видяеву. «Боевая тревога! Торпедная атака!» — объявил командир и добавил: «Большой конвой».
Прорвав охранение, подводная лодка проскочила внутрь конвоя. Быстро рассчитав данные для атаки головного транспорта, командир поднял перископ для проверки расчетов и увидел форштевень сторожевика, идущего полным ходом на лодку. Лодка погрузилась на безопасную от таранного удара глубину, но с боевого курса не свернула и продолжала сближаться с транспортом.
Командир рассчитал: пока сторожевик сумеет атаковать лодку, он успеет выпустить торпеды. В центральном посту все затаили дыхание. Акустик докладывал о приближении вражеского корабля: «Четыре, три, два кабельтовых...»
Лицо Видяева было спокойным, только на лбу выступили крупные капли пота. Точка залпа:
«Аппараты! Пли!» — и в этот момент сторожевик отвернул, не дойдя до лодки какую-нибудь сотню метров. Он совершал свой маневр и лодки не заметил.
Транспорт водоизмещением 6000 тонн взлетел на воздух. Фашистские корабли охранения бросились яростно бомбить лодку. Три часа длилось преследование. 360 глубинных бомб были сброшены на подводную лодку, но благодаря искусному маневрированию командира она ушла, не получив каких-либо серьезных повреждений.



Швартуется Щ-422...

Когда лодка вернулась из похода, командующий Северным флотом горячо поздравил Видяева с победой и прямо на пирсе вручил ему третий орден Красного Знамени. А командир бригады подводных лодок Герой Советского Союза капитан 1-го ранга И.А.Колышкин подсчитал, что с начала войны Федор Алексеевич Видяев пробыл в море триста суток, участвовал в потоплении пятнадцати кораблей противника, из которых восемь были на его командирском счету.
Не успел Федор Алексеевич закончить беседу с командующим флотом, как попал в объятия своих верных друзей Александра Моисеевича Каутского и Константина Матвеевича Шуйского, тоже ставших к этому времени командирами подводных лодок.
Шумный разговор как-то неожиданно сменился напряженным молчанием.
«Что у вас? — забеспокоился Федор, — говорите!» «Подожди, Федя, вот письмо тебе, из Ленинграда», — тихо проговорил Каутский. Письмо пришло давно, когда Федор еще был в море, и друзья волновались, не зная, какие вести оно принесло.
Лихорадочно пробежав глазами письмо, Федор вдруг схватил в объятия опешивших от неожиданности друзей: «Живы! Слышите вы, они живы! Машенька, Костя, родные мои, живы!»
Эта весть мгновенно облетела всю бригаду. Счастливого Федора снова поздравляли друзья, радовались вместе с ним.
Слава Видяева и экипажа разнеслась по всему Северному флоту. Североморцы знали о его делах, гордились им. Федор Видяев стал гордостью Северного флота.
Как-то в июне, когда экипаж готовился к выходу в море, к Видяеву зашел командир бригады капитан 1-го ранга И.А.Колышкин. Поговорив о подготовке к походу, Колышкин, уже прощаясь, сказал: «Был я сегодня у командующего флотом. Есть решение отпустить тебя в отпуск к семье».
«Товарищ капитан 1-го ранга, разве это можно? Ведь война же!»



Советская подводная лодка Щ-422 уходит в свой последний боевой поход

«Ничего, можно, Федор Алексеевич! Вот сходите в поход — и в отпуск, в Ленинград».
Долго в ту ночь горел свет в каюте Видяева на береговой базе. Склонившись над столом, Федор писал письмо в Ленинград. Письмо получилось длинным. Федор писал, что очень хочет видеть жену и сына; писал, как мучительно больно было жить, не зная, что с ними в блокадном Ленинграде. В конце письма Федор сообщал, что уходит в боевой поход, после которого приедет в отпуск к семье. В конверт вложил фотографию. Видяев на ней без головного убора, с тремя орденами Красного Знамени, с задумчивым, внимательным взглядом. На обороте написал: «Моему сыну Константину, будущему защитнику нашей дорогой Родины, от отца. Видяев. 23 июня 1943 года. Действующий флот». Это было его последнее письмо.
1 июля 1943 года Федор Алексеевич Видяев ушел в свой девятнадцатый, последний поход. В те дни Северный флот готовился отметить свое десятилетие. 25 июля, в день юбилея, Указом Президиума Верховного Совета СССР подводная лодка «Щ-422» была преобразована в гвардейскую.



Командир гвардейской подводной лодки «Щ-422» капитан 3-го ранга Ф. А. Видяев

Подводники радовались за своих друзей, ждали их к празднику, но видяевцы так и не узнали о той высокой оценке, которую дала им Родина за их боевые подвиги,— они не вернулись в базу...
Никто не видел, как они погибли, но все знали: подводники гвардейской подводной лодки «Щ-422» пали смертью храбрых, отдав свои жизни за Победу, за счастье Родины.
В столице подводников-североморцев, в городе Полярном, 6 ноября 1943 года, недалеко от пирса, где друзья провожали Федора Алексеевича Видяева в последний поход, отважному подводнику на собранные североморцами средства был поставлен памятник. Автор его — флотский художник Алексей Кольцов.
Скульптор запечатлел Видяева таким, каким друзья видели его в последний раз перед выходом в море — в реглане, в шапке-ушанке. Смелое, волевое лицо. И кажется, что он стоит на мостике подводной лодки, открыв свое лицо ледяному ветру, и слегка прищуренными глазами зорко вглядывается в голубую даль родного моря.



Памятник командиру гвардейской подводной лодки «Щ-422» капитану 3-го ранга Ф. А. Видяеву

«В глубинах, где шли мы в подводном дозоре, Где нашим победам растили мы счет, Видяев, навеки оставшийся в море, Бессменную вахту поныне несет».
Так выразил флотский поэт чувства тех, для кого отважный, талантливый подводник Федор Алексеевич Видяев навеки остался живым.
22 июня 1944 года в городе Полярный открыт памятник героям-подводникам Северного флота. Одной из первых на нем выбита фамилия Федора Алексеевича Видяева. Памятник воздвигнут по проекту и под руководством скульптора Л.Е.Кербеля на средства личного состава бригады подводных лодок Северного флота.
Пережив все ужасы блокады, жена Федора Алексеевича Видяева— Мария Ивановна вместе с сыном Константином эвакуировалась в Ставропольский край. Здесь получили сообщение о смерти Федора. Долго не могла поверить в это Мария Ивановна...
В 1944 году Мария Ивановна с сыном переехала к родственникам в Ржев. Друзья Федора не забывали его семью. С Севера часто приходили письма, вырезки из газет о Федоре Алексеевиче Видяеве.
11 февраля 1944 года Марии Ивановне пришло письмо от члена Военного совета Северного флота вице-адмирала А.А.Николаева.



Полярный, 17 марта 1945 г.» Вице-адмирал А.А. Николаев, командир ДПЛ капитан 2 ранга И.Ф. Кучеренко, командир БПЛ контр-адмирал И.А. Колышкин

«Придет время, — писал вице-адмирал, — когда можно будет рассказать о больших, героических делах Вашего мужа. Сейчас можно коротко сказать, Видяев был настоящим большевиком, в нем прекрасно сочетались качества дерзкого и скромного, мужественного и спокойного, честного и прямого русского моряка.
Он выполнил свой долг перед Родиной до конца. Воюя с немцами, уничтожая врага, он защищал Родину, свое государство, защищал свою семью, он утверждал жизнь своему сыну.
Видимо, лучшей памятью о Видяеве будет — воспитать сына таким, каким был его отец.
Посылаю для Вас и сына фотографии т. Видяева.
С самым наилучшим приветом,
Николаев».



Орден Британской империи IV степени

В апреле 1945 года Марию Ивановну пригласили в городской военкомат, и седой полковник, военком города Ржева, волнуясь, вручил ей от имени народного комиссара Военно-Морского Флота СССР орден Британской империи IV степени и Грамоту, которыми правительство Великобритании наградило ее мужа, отважного подводника Федора Алексеевича Видяева. Затем полковник вручил орденскую книжечку и письмо заместителя народного комиссара Военно-Морского Флота СССР.

«Уважаемая Мария Ивановна! — говорилось в письме. Ваш муж, капитан 2-го ранга Видяев Федор Алексеевич погиб на боевом посту. Верный сын нашей Родины, славный подводник, проникнутый жгучей ненавистью к немецким захватчикам, Федор Алексеевич с беззаветной отвагой, мужеством и мастерством топил один за другим вражеские корабли. Федор Алексеевич участвовал в 19 боевых походах и в потоплении 15 кораблей противника.
Подводники Советского Союза будут всегда с глубоким уважением вспоминать о своем замечательном командире и товарище. Моряки никогда не простят подлому врагу смерть своего лучшего друга и отомстят за него сполна.
Партия и Советское правительство высоко оценили заслуги Федора Алексеевича, наградив его тремя орденами Красного Знамени и представив к награждению английским орденом. Передаю Вам, Мария Ивановна, орден Британской империи IV степени, которым правительство Великобритании наградило Вашего мужа».



Бюст командующего Северным флотом А. Г. Головко

Считаю, что от имени североморцев, да и от всех нас, подводников, горечь гибели замечательного человека в своей книге «Вместе с флотом» высказал командующий Северным флотом адмирал А.Г.Головко: «Пополнение достойное и кстати (Арсений Григорьевич говорит о четырех экипажах подводных лодок, прибывших с Тихоокеанского флота.—К.Ш). Оно как бы возмещает наши потери, хотя ничто и никто не может возместить потерю товарищей по оружию, плечом к плечу с которыми пройден самый тяжелый период войны... Тут даже время бессильно.
Потери неизбежны, как ни тяжело мириться с ними. Давно истекли сроки возвращения Виктора Николаевича Котельникова, опытного подводника, ушедшего в последний поход вместе с начальником политотдела бригады Радуном, прекрасным человеком, отличным политработником... Пропал без вести Малофеев... Не вернулся из очередного поиска наш общий любимец Видяев — самоотверженный, скромный человек, бескорыстный, верный товарищ. Приняв командование новой лодки — «Щ-422», он за несколько месяцев увеличил счет ее побед с четырех до одиннадцати и сумел сделать многое для того, чтобы она стала гвардейской. Совсем недавно, перед уходом в этот последний поход, я вручил ему третий орден Красного Знамени. Вручил перед строем экипажа, на пирсе. Колышкин тогда подсчитал, что Видяев с начала войны провел триста дней в море. Триста суток... И вот — остался в нем навсегда...»
...Давно отгремели залпы на фронтах Великой Отечественной войны, но память об отважном подводнике не померкла.
28 июля 1968 года по проекту скульптора Д.М.Епифанова в заполярном городе, названном по просьбе подводников Видяево, установлен еще один памятник командиру гвардейской подводной лодки «Щ-422» капитану 3-го ранга Федору Алексеевичу Видяеву. Бронзовый бюст прославленного подводника установлен на двухметровом гранитном постаменте. Федор Алексеевич без головного убора, в кителе, с тремя орденами Красного Знамени на груди.
Такой была его последняя пожизненная фотография...



Видяево. Памятник герою-подводнику Федору Алексеевичу Видяеву

Память о нем в наших сердцах. Память о нем в делах подводников, зорко несущих вахту в глубинах морей и охраняющих мирный труд нашего народа.

Использованная литература

1. Головко А. Г. Вместе с флотом. М., Воениздат, 1960.
2. КолышкинИ.А. В глубинах полярных морей. М., Воениздт, 1970.
3. Краснознаменный Северный флот. М., Воениздат, 1977.
4. Шопотов К. А. Газета «На страже Заполярья»: «В семье Федора Видяева». 12 февраля 1964 года; «Федор Видяев». Документальная повесть. 24, 25, 26, 28, 29, 30 марта 1967 года; «Торпедные атаки Видяева». 22 мая 1977 года.
5. Шопотов К. А. «Витязь подводных глубин». Сборник «Подводной войны рядовые». Мурманское книжное издательство, 1979.
6. Шопотов К. А. «Прорыв в Лиинахамари». Сборник «В огненных глубинах полярных морей (К 40-летию Краснознаменного Северного флота). Политическое управление Северного флота, г. Североморск. 1973.
7. Шопотов К. А. Бессмертно имя героя. Политуправление КТОФ. 1967.
8. Хаметов М.И. В океанских глубинах. М., ДОСААФ СССР, 1981.
9. Подводники. Рассказы, очерки, воспоминания. М., Воениздат, 1956.
10. Емельянов Л. А. Советские подводные лодки в Великой Отечественной войне. М., Воениздат, 1981.
11. Сергеев К. М. Лунин атакует «Тирпиц». СПб., 1999.
12. Книга памяти подводников Военно-Морского Флота, погибших в годы Великой Отечественной войны 1941-1945. СПб., Объединенный Совет Ветеранов-подводников ВМФ. 2007.



Герой Советского Союза капитан 3-го ранга И.И.Фисановича. Худ. А.М.Герасимов

ГИМН ПОДВОДНИКОВ

Нет выше счастья, чем борьба с врагами,
И нет бойцов подводников смелей.
И нет нам тверже почвы под ногами,
Чем палубы подводных кораблей.

Простились мы с родными берегами.
Крепчает шторм, и волны хлещут злей.
И нет нам тверже почвы под ногами,
Чем палубы подводных кораблей.

Утоплен враг, идем сквозь сталь и пламя.
Пускай бомбят: посмотрим, кто хитрей!
И нет нам тверже почвы под ногами,
Чем палубы подводных кораблей.

В морскую глубь на смертный бой с врагами
Идет подлодка, слушаясь рулей.
И нет нам тверже почвы под ногами,
Чем палубы подводных кораблей.

Любимые, встречайте нас цветами.
И хоть на свете вы нам всех милей,
И нет нам тверже почвы под ногами,
Чем палубы подводных кораблей.

И.И.Фисанович, Герой Советского Союза (1943 год)


Главное за неделю