Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Р.А.Зубков "Таллинский прорыв Краснознамённого Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.): События, оценки, уроки". 2012. Часть 18.

Р.А.Зубков "Таллинский прорыв Краснознамённого Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.): События, оценки, уроки". 2012. Часть 18.

В связи с изъятием бомбардировщиков и штурмовиков из состава сил, участвовавших в обороне ГБ, значительная часть самолетов-истребителей в Таллине хотя и не переподчинялась ВВС СФ, но с защиты морских коммуникаций была вынужденно переключена на поддержку сухопутных войск. Например, 22.08 из 40 находившихся в Таллине исправных истребителей 24 занимались штурмовкой наступающих немецких войск, только 16 истребителей оставались для ПВО кораблей на рейде, аэродромов, разведки батарей, ведших стрельбу по Таллину, и прикрытия морских _ коммуникаций. А ведь для выполнения только последней задачи, согласно докладу замглавкома СЗН по морской части Военному совету СЗН, требовалось иметь в Таллине 33 истребителя (но и этого, наверное, было бы мало).
Кроме того, в результате переподчинения бомбардировщиков у ВВС КБФ Не осталось сил для ведения эффективной разведки аэродромов, ВМБ, открытой части Балтийского моря и нанесения бомбовых ударов по прибрежным аэродромам немецкой авиации в Эстонии и Финляндии с целью затруднения ее действий на коммуникации Таллин - Кронштадт. До этого момента ее вели бомбардировщики СБ. Для выполнения задач на море ВВС КБФ имели два с половиной десятка самолетов ДБ-3 (помимо участвовавших в бомбардировках Берлина), но не было истребителей для их сопровождения при нанесении бомбовых ударов по кораблям
противника.
В-третьих, по мере приближения немецких войск к Ленинграду и Таллину вследствие возрастания ожесточенности воздушных боев, а также возможностей противника для нанесения ударов по аэродромам авиации КБФ существенно возросли ее потери. Если за первые 53 дня войны (до 14.08) ВВС КБФ потеряли 283 самолета (в среднем по 5-6 самолетов в день), то с 14.08 по 28.08 (за 15 дней) было потеряно 107 самолетов (в среднем по 7 самолетов в день). За эти же 15 дней 5-й иап ВВС КБФ, переданный в оперативное подчинение ВВС СФ, потерял 44 истребителя из 75, а 13-й иап и 71-й иап в Таллине потеряли 29 истребителей из 53.
Накануне Таллинского прорыва в составе ВВС КБФ из 367 истребителей (табл. 118), имевшихся на 22.06, осталось 132, в том числе 42 истребителя, находившихся в оперативном подчинении ВВС Северного фронта, и 65, базировавшихся на Таллин, Ханко и о. Эзель. В результате для ПВО Кронштадта и коммуникации Ленинград - о. Гогланд имелось всего 25 истребителей.
Еще 9.08 замглавкома войсками СЗН по морской части докладывал главкому, что для ПВО ГБ КБФ Таллина, ВМБ Ханко, БО БР (в том числе аэродромов Кагул и Асте на о. Эзель, где базировались самолеты, совершавшие налеты на Берлин) и морской коммуникации Ханко — Таллин — о. Гогланд требуется 96 истребителей. Но уже 14.08 для этого имелось 69, 20.08 осталось 60, 23.08 - 54 исправных истребителя, а активность немецкой авиации на коммуникации Таллин — Кронштадт -Таллин возрастала.

Но были и не связанные с войной обстоятельства, влиявшие на эффективность действий ВВС КБФ по ПВО морских коммуникаций, и они, пожалуй, имели главное значение в решении этой задачи.
Прежде всего имеется в виду преобладание устаревших типов самолетов в составе ИА ВВС КБФ. В начале Великой Отечественной войны из 367 истребителей только 50 (13,6%) были новых типов - МиГ-3, Як-1, еще не освоенных летчиками. Остальные - это устаревшие самолеты типов И-15, И-16, И-153, уступавшие по своим ТТХ (скорости, дальности полета и вооружению) немецким самолетам (табл. 58, 61, 62). Накануне Таллинского прорыва из 132 истребителей 22 (16,7%) были новыми (при этом 10 МиГ-3 и один Як-1 все еще осваивались, а для двух ЛаГГ-3 даже не было подготовленных летчиков), а 110 - все те же И-15, И-16, И-153.
К тому же истребительной авиацией КБФ не было освоено использование подвесных бензиновых баков, с которыми дальность полета самолетов и продолжительность их пребывания в воздухе могли быть увеличены в 1,5-2 раза. Подвесными баками пользовались очень неохотно, а в частях и на складах тыла их было мало или вообще не было.
Управление истребителями, осуществлявшими прикрытие конвоев, фактически отсутствовало: на кораблях не было пунктов управления и наведения истребителей, а на самолетах - радиостанций (в отдельных случаях их имели самолеты командиров звеньев). Организация вызова истребителей в полной мере не была отработана.
Не была создана система спасения летчиков сбитых самолетов, приводнившихся с парашютом даже в Финском заливе (такая система не была отработана в ВМФ до окончания войны).
Использование зенитных огневых средств (ЗОС) кораблей охранения и охраняемых судов для ПВО оказалось малоэффективным. Зенитное вооружение боевых кораблей было слабым (табл. 48, 68, 115, 116, 117). Самым многочисленным орудием, применявшимся для стрельбы по самолетам, являлся 45-мм полуавтомат 21-К — бывшая противотанковая пушка сухопутных войск, переставленная с колес на подвижную морскую платформу и не приспособленная для стрельбы по воздушным целям. Низкая скорострельность, примитивный прицел и отсутствие снарядов с дистанционным взрывателем делали это орудие бесполезным для прицельной стрельбы по самолетам, особенно по пикировщикам, а малая дальность стрельбы и низкая скорость ручного наведения не давали возможности поражать самолеты, налетавшие на охраняемые корабли с курсовым параметром3.

3 "Курсовой параметр - кратчайшее расстояние (по перпендикуляру) от ЗОС, относительно которой оно определяется до проекции линии боевого курса самолета на горизонтальную плоскость (земную или водную поверхность).

Эти недостатки частично относятся и к менее многочисленной группе 76,2-мм орудий 34-К, созданных на базе немецкой зенитной пушки; в Красной армии пушка называлась 3-К.
На кораблях, кроме КРЛ «Киров» для 100-мм орудий, отсутствовали приборы управления стрельбой ЗОС. Не существовало способов централизованного управления ЗОС нескольких кораблей, ЗОС на них было слишком мало для их Централизованного применения; на большинстве кораблей и судов отсутствовали необходимые для централизованного управления стрельбой ЗОС средства связи, а трассирующие снаряды, применявшиеся разными кораблями, имели трассы и разрывы одного цвета. Поэтому имевшиеся ЗОС позволяли кораблям вести огонь по самолетам только табличным способом на самооборону. Но имевшиеся к началу войны таблицы стрельбы оказались непригодными для обеспечения даже такого способа стрельбы, так как были рассчитаны на меньшую скорость полета, чем имели немецкие самолеты.
Практически отражать воздушную атаку на охраняемый корабль более или менее успешно можно было только при нулевом или близком к нему курсовом параметре, причем не прицельным огнем, а постановкой огневой завесы. Это обстоятельство фактически требовало иметь в составе конвоев хотя бы по одному кораблю охранения для ПВО одного-двух охраняемых судов, но подобное требование, естественно, не могло быть удовлетворено из-за отсутствия возможностей для увеличения на Балтике в два-три раза количества кораблей охранения конвоев.

Для повышения эффективности ЗОС боевых кораблей КБФ, в том числе входивших в состав охранения конвоев, считалось необходимым вооружить их 37-мм зенитными автоматами 70-К и 12,7-мм пулеметами ДШК. Еще в начале июля флоту были выделены 60 таких автоматов, но 48 из них предназначались для замены 45-мм орудий 21-К на крейсерах, лидерах и эсминцах, т. е. на кораблях, не привлекавшихся к охранению конвоев. Еще 12 зенитных автоматов флот мог использовать по своему усмотрению, но об установке их на корабли, постоянно входившие в состав сил охранения конвоев — СКА типа «МО», СКР и ТТЩ из мобилизованных судов, -речи не шло. Оставшиеся 12 орудий 70-К хотели установить на вспомогательные суда и транспорты [док. № 263]. К началу августа на корабли были установлены 44 зенитных автомата, однако на каждый из них имелось только по 400 снарядов, причем трассирующие снаряды отсутствовали. Наконец, при скорострельности 150 выстрелов в минуту живучесть ствола орудия 70-К составляла всего 1500 выстрелов, а запасных стволов на флоте не было. Поэтому командиры кораблей отказывались от замены зенитными автоматами 45-мм орудий и часто оставляли последние на своих местах [док. № 287].
Военный совет КБФ 18.08 докладывал замнаркома ВМФ адмиралу Л. М. Галлеру о том, что для вооружения ЗОС транспортов и вспомогательных судов КБФ требуется 30 орудий 34-К, 68 зенитных автоматов 70-К и 160 пулеметов ДШК, но на флоте такого вооружения в наличии нет. В этом докладе отмечалось, что зенитные орудия имелись лишь на пяти ВСУ и ТР, входящих в состав КБФ, а еще десять судов вооружены бесполезными для ПВО пулеметами М-1 калибра 7,62-мм [док. №330].
Ко всему сказанному следует добавить, что в предвоенной боевой подготовке зенитным стрельбам не уделялось должного внимания.

е) общие итоги защиты коммуникаций до оставления Таллина

Таблица 12. Случаи воздействия противника на конвои на коммуникациях КБФ за период с 22.06 по 27.08.1941 г.




Источник: [док. № 346].

Таблица 13. О составе конвоев на коммуникации Таллин - Кронштадт с 22.06 по 27.08.1941 г.



Источник: [док. № 346].

Таблица 14. Сопровождение ЛК, КРЛ и КОН эскадренными миноносцами в июне — августе 1941 г.



Показанные выше мероприятия по поддержанию благоприятного оперативного режима в целях защиты морской коммуникации в средней части Финского залива характеризуют оперативную обстановку, сложившуюся здесь к моменту принятия решения об оставлении Таллина защищавшими его войсками и кораблями. При этом обстановка в восточной и западной частях Финского, а также в Рижском заливе (в Моонзунде) не рассматривалась, поскольку основные события Таллинского прорыва разворачивались именно в средней части Финского залива.
Справка:
- за четыре года войны КБФ провел 970 конвоев в составе 3223 судов и 4! •ораблей охранения, из них погибли 30 судов и 11 кораблей охранения; |
- из этого числа за шесть месяцев 1941 г. проведено (без учета Таллинского прорыва) 273 конвоя в составе 804 судов и 1144 кораблей охранения, из них погиблг 18 судов и 7 кораблей охранения4.

4. АО ЦВМА. Ф. 6. Д. 39685. Л. 57.

Глава 3. Подготовка к прорыву из Таллина в Кронштадт

3.1. Мероприятия по подготовке к прорыву, проводившиеся до получения директивы об оставлении Таллина


Днем начала непосредственной подготовки к оставлению Таллина следует, видимо, считать 22 августа. В этот день Военному совету КБФ стало известно, что его предложение о прекращении обороны п-ова Ханко и Моонзундских островов и перегруппировке войск оттуда в Таллин для организации наступления на восток с целью облегчения положения Ленинграда ВГК отвергнуто. А накануне было получено решение Военного совета СЗН, согласно которому 5-я морская бригада, сформированная для усиления обороны Таллина, была переназначена для обороны Ленинграда. Кроме того, 22 августа, по сведениям 3-го отдела КБФ, был перехвачен приказ Гитлера, требовавший уничтожения всего КБФ на минно-артиллерийской позиции в средней части Финского залива [док. № 1315].
Командованию КБФ стало понятно, что помощи ему ждать ни от кого не приходится, а удерживать Таллин удастся еще лишь несколько дней. Следовательно, нужно готовиться к эвакуации 10-го ск, войск и органов управления флота, республиканских и городских властей, к отходу корабельных сил в Кронштадт, Ораниенбаум, Ленинград и перебазированию авиации на восточные аэродромы. Было также понятно: чем позже будут разрешены эвакуация войск и отход флота в Кронштадт, тем сложнее окажется проведение этой операции.

22.08:
Военный совет КБФ приказывает:
- командиру КВМБ: принять все меры по завершению ремонта максимального количества тральщиков; немедленно направить в Таллин семь БТЩ, все тральщики 4-го и 5-го днттщ, 15 СКА типа «МО»; не отправлять в Таллин конвои без особого указания [док. № 353, 354, 355, 356];
- командирам МО БМ и ОВР ГБ: перевести в Кронштадт двумя эшелонами шесть ПЛ [док. № 358]. 23.08: Военный совет КБФ:
- поставил командиру КВМБ боевую задачу: «Организовать обеспечение перехода (кораблей. - Р. 3.) всеми видами обороны, мобилизуя на это все силы, средства, особенно ТЩ, ТК, МО и воздух» [док. № 365];
- приказал командующему ВВС подготовить АС Липово для перебазирования на него из Таллина истребителей 10-й абр [док. № 363].
- доложил главкому войсками СЗН: «Гаванях на рейде десятки боевых кораблей, одних лодок 14, вспомогательные корабли. Считаю необходимым лодки, требующие ремонта, вспомогательные корабли, которые не могут быть использованы обороне, отводить на восток. Ваше решение прошу сообщить» [док. № 364].
Этот запрос, скорее всего, был вызван не необходимостью получения разрешения на вывод из Таллина лишних кораблей и судов, а надеждой получить в ответ хоть какое-то указание о подготовке к отходу из Таллина, к общей эвакуации войск и перебазированию флота в Кронштадт.
Но «военная хитрость» не сработала. В этот же день был получен ответ Военного совета СЗН: «Требующие ремонта подлодки и лишние вспомогательные корабли отправить в Кронштадт, не спрашивая разрешения как делали до сего времени, так как это ваша прямая обязанность... Принять меры дополнительной разгрузки Таллина ценного имущества» [док. № 369].
Командующий ВВС принял решение: направить в Таллин 10 самолетов МБР-2 для вывоза личного состава оперативной группы штаба ВВС [док. № 368].
Командир 1-й брпл возвратился из Кронштадта, куда 15.08 перевел из Таллина четыре ПЛ; И. Л. Бунич [библ. № 15] высказал предположение, что Н. П. Египко привез пакет с некими указаниями наркома ВМФ командующему КБФ на случай оставления Таллина.



Командир 1 брпл КБФ Н.П.Египко

В помощь вдумчивому читателю. Приложения к книге Р.А.Зубков «Таллинский прорыв Краснознаменного Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.)» http://www.spbnagrada.ru/magazine/appendix1-12.php.htm

Продолжение следует


Главное за неделю