Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия Военная юридическая консультация
Поиск на сайте

Рыцари моря. Всеволожский Игорь Евгеньевич. Детская литература 1967. Часть 1.

Рыцари моря. Всеволожский Игорь Евгеньевич. Детская литература 1967. Часть 1.

Повесть И.Е.Всеволожского рассказывает о нахимовцах шестидесятых годов, является в какой-то мере продолжением повести «Уходим завтра в море». В этой книге читатели встретятся со своими старыми знакомыми — Фролом Живцовым, Иваном Забегаловым, Владимиром Бунчиковым.
Однако нынешнее нахимовское училище отличается многим от описанного в повести «Уходим завтра в море». В училище больше нет малышей. Сюда приходят ученики восьмых классов — и те, что выросли у моря, и те, кто никогда не видел его; они посвящают свою жизнь флоту.
Автор рассказывает, как они выбирали путь на моря, как бережно хранят и умножают революционные и боевые традиции флота. Герои повести Максим Коровин, Вадим Куликов стремятся во всем подражать дедам — ветеранам Великой Отечественной войны и отцам, плавающим на кораблях, вооруженных грозным современным оружием — ракетами.



Рис. В.Богаткина

ЭТА ПОВЕСТЬ — ЗАПИСКИ МАКСИМА КОРОВИНА-МЛАДШЕГО, ВНУКА АДМИРАЛА КОРОВИНА, ВОСПИТАННИКА НАХИМОВСКОГО УЧИЛИЩА, ЮНОГО «РЫЦАРЯ МОРЯ»

Тетрадь первая

МОРСКАЯ ДИНАСТИЯ

ВАЛЕРИЙ


В воскресенье из Балтийска приехал дядя Андрей с моим двоюродным братом Валерием. Дядя командует ракетным катером. Представляю, как он носится по морю, хотя я ракетного катера еще не видал. Папа и дядя Андрей друг на друга похожи. Только Андрей чисто выбрит, а у папы короткие, словно щеточка, усики.
Валерий — мой однолеток; на нем ковбойка и узенькие джинсы. Каждому видно: у Валерия кривоватые ноги. Я сказал:
— Тебе надо носить пошире штаны.
— А разве заметно? — сообразил он, в чем дело.
— Заметно.
— Дурак! — обругал он меня.
Почему я дурак? Непонятно.



Мамы не было дома, и мы с отцом соорудили для гостей завтрак: яичницу с колбасой и кофе со сливками.
Валерий все время подлизывался к дяде Андрею — подойдет и обнимет или потрется о плечо отца ухом.
— Ты спиннинг мне купишь?
— Куплю, мое чудище.
— А шорты?
— И шорты куплю.
После завтрака отец с дядей засели за шахматы.
Отец мне скомандовал:
— Ты сходи-ка за дедом, Максим! Позови к нам обедать. Его, бабу Нику.
— Собирайся, Валерий! — приказал дядя Андрей.



— Ну что ж, пойдем, — неохотно согласился Валерий, надевая на шею транзистор.
— Зачем? —удивился я (у нас в Таллине с транзисторами ходят лишь чудаки и стиляги).
— С музыкой веселее,— включил он транзистор.
И пошел по улице Лембиту со своей собственной музыкой. Вдруг он сказал незнакомой девчонке: «Приветик!» Она вспыхнула; наверное, подумала: «Вот нахал!»
Валерку заинтересовала вывеска «Ресторан».
— Я читал в одной книжке, что у вас в ресторанах едят при зажженных свечах.
— Я не хожу в рестораны.
— А я бы пошел. Уж очень интересно описано. Только пустят без паспорта? Или как в кино: «До 16 лет воспрещается»? У тебя деньги есть?
— На трамвай.
— Жаль. Ну, попробую завтра прорваться. Денег возьму у Андрея... Хороший, у вас городишко!



Городишко?! Да мой город лучше многих других городов! Есть ли еще такой город?
Крепостные стены повсюду. И рвы. В них вода. А вдруг в ворота между толстыми башнями въедут средневековые всадники? В латах и в шлемах.
Вышгород. На нем «Длинный Герман». На башне полощется флаг. Когда корабли возвращаются в гавань, моряки видят «Длинного Германа» издали.
. _ А «Толстая Маргарита»! Ее не обхватят и пятьдесят человек. Когда-то в башне мучились узники. Теперь в ней музей.
А «Кик-ин-дё-Кек» — «Смотри в кухни»! Старожилы рассказывают: солдаты, дежурившие на башне, интересовались, что готовят на ужин в домах. И перекликались с хозяйками. В стены башни влеплены ядра. Ну и войны же были!
А улочки в моем Таллине! Я в нем родился и вырос. Кажется, расставь руки — упрешься в дома. Двум машинам никак не разъехаться. Но есть и широкие улицы. И дома не средневековые. Вот и я живу в таком доме. С широкими окнами.
На Ратушной площади приезжие, задрав головы, смотрят на старого Тоомаса — железного человечка на башне. Он стоит в шляпе и держит флаг. Страшенные чудовища высовывают оскаленные морды из окон под крышей. Девчонки ахают. Туристы осматривают ошейник, прибитый к стене. В старину его надевали на жуликов.
— Скоро мы к деду придем? — интересуется Валерка.— Давно не видал я почтенного старца.
Отца называет «Андреем», а деда — «почтенным старцем». Мне бы и в голову не пришло назвать папу Иваном.
Мы поднимаемся по Короткой ноге. Узкая каменная лестница зажата между домами. Навстречу спускаются три трубочиста в черных куртках с желтыми медными пуговицами. За поясом у каждого щетка, за спиной — стальная метелка. У плеча — шар на цепке. Ну, прелесть! Они как из андерсеновской сказки. Отец говорит, что они сохранились лишь в Таллине.



Увидишь трубочиста - хватай его за пуговицу и загадай желание. Оно обязательно сбудется :)

Я говорю по-эстонски им: «Здравствуйте». Они вежливо приподнимают цилиндры.
— Это кто, клоуны? — спрашивает Валерий, оглядываясь.
— Трубочисты. Смелые. Лазают по крутым крышам.
— Эка невидаль! Верхолазы куда выше лазают. Ты видел в кино «Высоту»?
А ну тебя! Притворяешься: мол, ничем не удивишь, я все повидал. А сам наверняка удивился. Пойдем же дальше, Валерка, который всё повидал...
Я толкаю тяжелую дверь, окованную железом, и мы выходим на Длинную ногу. Вот мы и на Вышгороде. Перед нами дворец, где заседает правительство. А вот и улочка Кохту. Дед живет в доме, похожем на крепость. Улочка узенькая; напротив такой же, как дедов, трехсотлетний дом. И я всегда воображаю, что вдруг распахнется окно и окликнет меня мушкетер в шляпе с перьями или граф Монте-Кристо. Валерка споткнулся и чуть не разбил свой транзистор. Он злится:
— Ох уж эта мне старина! Давно пора срыть ее начисто.
Дед живет на втором этаже. Дом его модернизованный. Снаружи кажется, что войдешь в каземат. А поднимешься — квартира у деда такая же, как наша. Встроена в средние века. Техника!



БАБА НИКА И СТАРЕЙШИЙ МОРЯК СЕДОЙ БАЛТИКИ

Баба Ника кричит:
— Максим, иди, внуки пришли!
И принимается нас целовать. Валерий бурчит, отбиваясь:
— Пусти, я не маленький!
Баба Ника похожа на старый гриб, но на крепкий гриб — он не скоро рассыплется. Она седая, в очках, но дед мне рассказывал, что была бабка, когда они поженились, красивой (трудно поверить).
В те времена дед был молодым моряком — командиром. В ледяную воду (зимой) упал краснофлотец. Дед спас его, но сам простудился. Пенициллина еще не было в те времена. Деда выходила госпитальная сестра Вероника. И узнал дед, когда стал поправляться, что она тоже просилась у комсомола в морячки и ужасно обиделась, когда ей отказали: девушкам, мол, на кораблях служить не положено. «Где же у нас равноправие?» И Вероника пошла сестрой в госпиталь.
Дед и бабка вырастили двух сыновей: отца моего и дядю Андрея. Андрей пошел в моряки, а Иван стал хирургом (хирурги не раз спасали жизнь деду). Когда я родился, меня назвали в честь деда Максимом.
— А-а, Максим Иванович младший,— приветствует дед, седой и уютный, в стареньком кителе.— Смотри-ка, Ника, Валерий его перерос. На кого Валерий похож, как ты думаешь?
— На мать,— утверждает баба Ника.
Ей виднее. Я свою тетку никогда не видал.
— Садитесь, внучата... Ника, неси морякам угощение.
— Я в моряки не пойду! — брякает Валерка,
— А кем же ты будешь? — удивляется дед.
— Мотоциклистом...
Дед ахает:
— Да разве это профессия?
— Очень даже отличная.
— Да ты что, спятил, брат? Вырастешь — покупай себе мотоцикл и гоняй на здоровье в свободное время. Эх ты, мотоциклист, еловая твоя голова!
Дед огорчен. Он оглядывает стены — они увешаны фотографиями закадычных дружков-моряков. На фотографиях все молодые, но многих уже нет в живых.



Моряком дед стал вскоре после Октябрьской революции. Его призвал на флот комсомол. Никак в голову не укладывается, что дед был комсомольцем. От него несет крепким трубочным табаком. Препротивнейший запах! Зато любой сразу скажет: «Перед тобой — «морской волк». Он рассказывает, как комсомольцы пришли в Кронштадт на корабельное кладбище, принялись приводить в порядок старые корабли. Ходили на шлюпках. На «Авроре» пошли в свой первый поход за границу. Подумать только! Вокруг Скандинавии!

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю