Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Р.А.Зубков "Таллинский прорыв Краснознамённого Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.): События, оценки, уроки". 2012. Часть 32.

Р.А.Зубков "Таллинский прорыв Краснознамённого Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.): События, оценки, уроки". 2012. Часть 32.

Таблица 38. Варианты расчета движения конвоев и отрядов боевых кораблей от Таллина до о. Гогланд в ходе Таллинского прорыва




В расчет приняты следующие параметры:
— скорости движения КОН-1, 2, 3 — 5,5 узла, КОН-4 — 4,5 узла, отрядов боевых кораблей — 13 узлов (при вступлении в охранение — 5,5 узл.), движение — без остановок;
— длины колонн КОН-1 - 33 каб, КОН-2 и КОН-3 - по 26 каб, ГС - 36 каб, ОПР - 19 каб, АР - 11 каб;
— расстояние между головными кораблями КОН-2 и КОН-3 — 55 каб, между концевым судном КОН-2 и головным кораблем ОПР — 5 каб; между концевым кораблем ОПР и головным кораблем КОН-3 — также 5 каб;
— прикрытие с тыла начинается с расстояния 10 миль от головных судов прикрываемых КОН до головных кораблей прикрывающих их ОБК; прикрытие с фронта начинается с момента прохода концевым кораблем прикрывающего ОБК головного корабля прикрываемого КОН и заканчивается с приходом охраняемого КОН на рубеж окончания прикрытия: для ГС и АР — о. Гогланд, для ОПР — о. Вайндло или при увеличении расстояния между головными кораблями прикрывающих ОБК и прикрываемых КОН до 25 миль;
— охранение КОН считается осуществляющимся от момента прохода головным кораблем охраняющего ОБК концевого судна охраняемого КОН и до момента прохода концевым кораблем ОБК головного корабля охраняемого КОН или от момента занятия охраняющим ОБК назначенной позиции в охранении до момента его ухода с этой позиции;
— отсчет проходимого расстояния производился от границы Таллинского залива — линии, соединяющей северные оконечности п-овов Суурупи и Виймси.

Таблица 39. Освещенность горизонта в точке (р=60° IV, >.=25030' Е (1941 г., время московское — 3-й часовой пояс)



г) охранение прорывавшихся сил и прикрытие конвоев от атак НК и ПЛ противника

Ввиду того что в ходе прорыва ожидалось «сильное воздействие авиации, мин и подлодок противника», особое внимание обращалось на ПВО, ПМО и ПЛО. В осуществлении этих видов обороны и заключалась задача сил охранения ОБК и КОН, а также тех охраняемых кораблей и судов, которые обладали необходимыми для этого боевыми возможностями.
В этой связи представляется интересным рассмотреть соотношение количества охраняемых кораблей и кораблей непосредственного охранения, опираясь на данные табл. 35, 36 и 37.
В три ОБК входили 19 охраняемых кораблей и 48 кораблей охранения, т. е. на один охраняемый корабль приходилось 2,5 корабля охранения.
В четыре КОН входили 45 охраняемых кораблей и 62 корабля охранения, т. е. на один охраняемый корабль приходилось 1,4 корабля охранения.
Среди 51 корабля и судна, не учтенных в планах переходов, лишь пять можно было отнести к кораблям охранения (три имели 45-мм орудия, а два должны были иметь катерные тралы или облегченные тралы Шульца), поэтому теоретически на одно судно из их состава приходилась 0,1 корабля охранения (теоретически, поскольку охранение этих «лишних» судов не было организовано из-за нехватки сил и, видимо, учитывая невысокую ценность рейдовых буксиров, катеров, шхун и барж). Но значительная часть неучтенных кораблей и судов в ходе прорыва фактически оказалась в составе конвоев. В результате в конвоях было ухудшено соотношение охраняемых судов и кораблей охранения.
Следует обратить внимание на то, что опасность от ПЛ для ВСУ и транспортов была гораздо большей, чем для КРЛ или ЭМ, но в противолодочном охранении трех ОБК участвовали 18 СКА типа «МО», в то время как три КОН, имевших в своем составе в соответствии с планом их перехода в среднем по восемь больших судов каждый, - всего шесть СКА типа «МО», причем на трех из них размещались КП командиров КОН. О наличии еще одного, 25-го, СКА типа «МО», возможно, забыли, поскольку он в составе КБФ не числился.
Это же соображение относится к опасности от авиации.
А ведь согласно директиве Военного совета СЗН именно СКА типа «МО» должны были быть главной силой охранения конвоев!

О разнице качественного состава сил охранения КОН и ОБК с точки зрения ПВО, ПМО и ПЛО говорить не приходится. Достаточно даже на глаз сравнить возможности по ПВО ЛД или ЭМ в составе ГС и ОПР с возможностями мобилизованного СКР в составе КОН (табл. 68) или возможности по ПМО пяти БТЩ и четырех — шести ТТЩ в тех же формированиях соответственно (табл. 43 и 44).
Нельзя не видеть и существенные боевые возможности во всех видах обороны самих охраняемых кораблей в ОБК: КРЛ «Киров», ЛД «Минск» и пяти ЭМ из состава ОПР и АР.
Нужно также понимать, что 30 КАТЩ и ЭМТЩ в конвоях лишь номинально являлись кораблями охранения даже в отношении ПМО, поскольку на них возлагались спасательные действия, а часть из них не имела тралов. Если учесть и эти обстоятельства, то различие в обеспеченности ПМО, ПВО и ПЛО между ОБК и КОН будет еще разительнее.
Этот краткий анализ наглядно показывает, как Военный совет КБФ уяснил иерархию приоритета фактически стоявших перед ним задач — перебазирования сил флота и эвакуации войск из Таллина в Кронштадт — и как при ограниченных возможностях организовал выполнение требования директивы Военного совета СЗН «избежать бесцельных потерь в людях и материальной части». Вопрос о том, можно ли было сделать что-то лучше, будет рассмотрен далее.
Кроме сказанного выше, при оценке организации охранения ОБК и КОН необходимо учитывать также то обстоятельство, что КБФ был вынужден осуществлять прорыв одновременно более чем двумя сотнями кораблей с чрезвычайно разными маневренными возможностями, что затрудняло управление сформированными из них отрядами кораблей и судов. Командованию КБФ также необходимо было при подготовке и в ходе прорыва удовлетворить требования самых различных руководящих документов, во многом неприменимые к сложившейся обстановке, о чем также пойдет речь далее.
Некоторыми исследователями высказывались сомнения в правильности решения командующего КБФ о включении ПЛ в состав ГС, ОПР и КОН-1. Говорилось о том, что они сковывали движение обоих ОБК, так как имели скорость, меньшую скорости БТЩ с параван-тралами, не говоря уж о скорости надводных кораблей с параванами-охранителями, а также подвергались большой опасности от мин и авиабомб при движении в надводном положении со скоростью судов КОН-1. Поэтому на основе послевоенного анализа делались заявления о том, что подводным лодкам нужно было или прорываться самостоятельно, причем в подводном положении (Грищенко П.Д Соль службы, 1979), или все подводные лодки следовало свести для прорыва в отдельный конвой [док. № 205], или отправлять их одиночно разными маршрутами, правда, без указания в надводном или подводном положении [библ. № 29]. Теперь о прикрытии конвоев.

Вот что говорило о способах прикрытия конвоев «Временное наставление по ведению морских операций» издания 1940 г. (прил. 10, ст. 183, п. 2): «Прикрытие транспортов [осуществляется] свободно маневрирующим отрядом, который держится в море так, чтобы быть на вероятных путях подхода к прикрываемым транспортам; маневр отряда прикрытия должен отвлечь блокадные силы противника на себя, на время, необходимое на прорыв или укрытие транспортов в промежуточной базе; отряд прикрытия должен взаимодействовать с прикрывающей авиацией; в частном случае прикрытие можно осуществлять подводными лодками».
В случае Таллинского прорыва блокада осуществлялась минными заграждениями, береговой артиллерией и авиацией. Понятно, что против этих сил и средств не мог быть использован свободно маневрирующий отряд, тем более при форсировании ЮМБ. Свободно маневрирующий отряд мог отвлечь на себя, скорее всего, только береговую артиллерию. Наконец, никакой прикрывающей авиации, с которой свободно маневрирующий отряд мог бы взаимодействовать, к сожалению, не было. В цитировавшемся выше «Боевом приказе на переход КБФ из Таллина в Кронштадт» указаны лишь участки маршрута, на которых ГС и ОПР должны были прикрывать соответствующие КОН (АР участок маршрута для осуществления прикрытия указан не был). Однако никаких документов Военного совета или штаба КБФ, определяющих, от кого и каким образом прикрывать конвои, в архивах не обнаружено. Возможно, указания об этом были даны устно или они содержались в разработанном штабом ОЛС наставлении для боя на переходе. При разработке этого наставления исходили из вероятной группировки противника в составе броненосца береговой обороны, миноносцев, торпедных катеров и береговых батарей. Воздушный противник не учитывался. Видимо, командир ОЛС считал, что его корабли способны защитить КОН от надводных кораблей и береговых батарей, но не от авиации противника. Но такое наставление в архиве также пока не найдено, а в «Боевом приказе на переход КБФ» надводные корабли в качестве угроз не упоминаются. Нет в нем и ссылок на это наставление.
Согласно «Боевому приказу...», задачей КБФ был переход из Таллина в Кронштадт, а минная обстановка не позволяла для прикрытия КОН выдвинуть ОБК на опасные направления, как требовало того НМО-40: «так, чтобы быть на вероятных путях подхода к прикрываемым транспортам» соответствующих сил противника. Но не было и таких сил противника, навстречу которым требовалось бы выдвигать ОБК.
В обоих случаях АР, от которого «Боевой приказ...» требовал прикрывать КОН-3 с тыла, одновременно осуществлял бы прикрытие с тыла всей колонны конвоев и, исходя из смысла приказа, должен был следовать в общем походном порядке позади КОН-3.

Табл. 38, карта-схема 2 и рис. 1 дают представление о возможностях осуществления ОБК попутного прикрытия конвоев при их обгоне или охранения при следовании в общем походном порядке с ними на участках маршрута, назначенных «Боевым приказом...». Проанализировав представленные в табл. 38 расчеты, можно сделать следующие выводы.
Главные силы, которым было приказано прикрыть КОН-1 и КОН-2 на участке маршрута от м. Юминда до о. Гогланд:
1) действуя в соответствии с первоначальным планом, не могли бы прикрыть КОН-1 на назначенном участке ни с тыла, ни с фронта;
2) действуя в соответствии с первоначальным планом, могли бы начать прикрытие КОН-2 с тыла при подходе его к меридиану м. Юминда, охранять при обгоне между меридианами м. Юминда и м. Пурикари, а затем прикрывать с фронта до его подхода к траверзу о. Вайндло;
3) действуя в соответствии с вынужденно измененным планом, могли начать прикрытие КОН-1 после прохода им меридиана м. Юминда, охранять его при обгоне между меридианами м. Юминда и м. Пурикари, а затем прикрывать с фронта до подхода к траверзу о. Вайндло;
4) действуя в соответствии с вынужденно измененным планом, могли прикрывать КОН-2 с тыла с момента съемки с якорей, охранять его на участке между траверзом о. Кери и западной границей ЮМБ, а затем прикрывать с фронта до подхода конвоя к меридиану м. Пурикари.

Таким образом, если согласиться с вариантами расчета движения сил КБФ в ходе Таллинского прорыва, выполненными автором, то главные силы не могли прикрыть КОН-1 и КОН-2 на назначенном участке маршрута.
Отряд прикрытия, которому было приказано прикрыть КОН-2 и КОН-3 на участке маршрута от о. Кери до о. Вайндло:
5) действуя в соответствии с первоначальным планом, мог начать прикрытие КОН-2 и КОН-3 с тыла при подходе их к восточной границе ЮМБ, а затем охранять (прикрывать) их от восточной границы ЮМБ до траверза о. Вайндло, следуя между ними в общем походном порядке;
6) действуя в соответствии с вынужденно измененным планом, мог прикрывать КОН-2 и КОН-3 с тыла с момента съемки с якорей, а затем охранять (прикрывать) от западной границы ЮМБ до траверза о. Вайндло.
Таким образом, если согласиться с вариантами расчета движения сил КБФ в ходе Таллинского прорыва, выполненными автором, то ОПР мог в полном объеме осуществить прикрытие КОН-2 и КОН-3 на назначенном участке маршрута, только действуя по вынужденно измененному плану.
Арьергард, которому было приказано прикрыть КОН-3 с тыла, действуя как по первоначальному, так и по вынужденно измененному планам, мог прикрыть его с тыла, следуя за ним в общем походном порядке.

В помощь вдумчивому читателю. Приложения к книге Р.А.Зубков «Таллинский прорыв Краснознаменного Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.)»

Продолжение следует


Главное за неделю