Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

АДМИРАЛ РУССКОГО ФЛОТА ГЕННАДИЙ ИВАНОВИЧ НЕВЕЛЬСКОЙ. К 200-летию со дня рождения. Н.А.Верюжский. Часть 3.

АДМИРАЛ РУССКОГО ФЛОТА ГЕННАДИЙ ИВАНОВИЧ НЕВЕЛЬСКОЙ. К 200-летию со дня рождения. Н.А.Верюжский. Часть 3.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Семейные традиции Невельских


Невельские — старинный дворянский род, обосновался на Костромской земле в XVI веке при царе Иване IV (Грозном). Первым из рода Невельских, служившим на флоте боцманом ещё при Петре I, был Григорий Дмитриевич Невельской.



Прадед Геннадия Невельского, брат петровского боцмана, — Василий Дмитриевич Невельской — служил в кавалерии и ушел в отставку вахмистром.
Дед — Алексей Васильевич Невельской родился в 1744 году, служил солдатом в лейб-гвардии Измайловском полку и по болезни был уволен в чине прапорщика 22 октября 1769 года. Отставной прапорщик А.В.Невельской женился на Марии Александровне Ахлябининой и, получив некоторое приданое, приобрёл в своё владение имение Дракино, расположенное на севере Костромской губернии в 20 верстах от маленького провинциального городка под названием Солигалич, населения в котором числилось всего-то не более трёх тысяч жителей.
Алексей Васильевич и Мария Александровна Невельские имели троих сыновей (Пётр, Павел, Иван) и двух дочерей (Анна и Екатерина).

Справка: Костромская губерния расположена в Центральной части Русской равнины и граничит: на севере с Вологодской, на западе с Ярославской, на юге с Нижегородской и Ивановской, а на востоке с Вятской (ныне Кировской) губерниями. Занимает площадь около 60 тыс.кв. км, что по европейским стандартам весьма не много, даже меньше Голландии. Проживает населения значительно менее одного миллиона человек. Зато с экологией в губернии всё в порядке. Лесами таёжного типа покрыто более 60% северных и восточных территорий и около 20% - на юге и западе. Так что без особого труда Ивану Сусанину в 1613 году удалось перехитрить отряд польских захватчиков и завести их в непроходимые болотные топи и лесную чащобу, тем самым ценою своей жизни спасти от смерти нового русского царя шестнадцатилетнего Романова Михаила Фёдоровича.
В глухой патриархальной губернии крупных индустриальных предприятий, железнодорожных магистралей и автомобильных трасс не существовало. Основным средством передвижения являлся гужевой транспорт. Главный город – Кострома расположен в южной части губернии на левом берегу Волги.



Костромская область в современном административном делении.

Отец — Иван Алексеевич Невельской родился в 1774 году. Обучался в Морском кадетском корпусе. Военно-морскую службу после выпуска в 1795 году с присвоением звания мичман проходил во Второй эскадре Балтийского флота. В чине лейтенанта в 1808 году вышел в отставку. Получив в наследство имение Дракино, построил для себя новый дом и стал помещиком. Два его брата Пётр (капитан-лейтенант) и Павел (капитан пехотного полка) также приобрели поблизости в свою собственность другие имения.
Иван Алексеевич Невельской в 1810 году оформил брак с Феодосьей Тимофеевной Полозовой, представительницей старейшего ярославского и костромского дворянского рода. Следует сразу добавить, что среди родственников по материнской линии Полозовых среди мужчин были военно-морские офицеры, оказавшие на юного Геннадия значительное влияние по воспитанию его в духе морских традиций, что не могло не повлиять на выбор дальнейшего жизненного пути.
В семье Ивана Алексеевича и Феодосьи Тимофеевны Невельских стали рождаться дети: Мария (1811), Елизавета (1812), Геннадий (1813), Ольга (1816), Лариса (1817) и Алексей (1820). К сожалению, Елизавета умерла совсем маленькой.
В 1823 году от оспенной эпидемии умерли отец Иван Алексеевич, дядя Пётр Алексеевич Невельские и дедушка по материнской линии Тимофей Михайлович Полозов. Вероятнее всего, что и малолетняя Елизавета умерла по этой же причине. Оспой переболел и Геннадий, о чём свидетельствовали на его лице явные следы коварной болезни.
Потеряв мужа, Феодосья Тимофеевна Невельская во второй брак не вступала, стала полновластной хозяйкой дома, и жестокой помещицей в отношении своих крепостных. Юный Геннадий был частым свидетелем не только грубого обращения со стороны своей матери, когда зуботычины и подзатыльники доставались крепостным на каждом шагу, но и физического наказания, когда их нещадно секли розгами. Крестьян продавали и покупали подобно скотине как в одиночку, так и целыми семьями.



С.А.Коровин. Приготовление к наказанию розгами.

Помните как у А.С.Пушкина в стихотворении «Деревня» (1819):

«…Везде невежества губительный позор.
Не видя слёз, не внемля стона,
На пагубу людей избранное судьбой,
Здесь барство дикое, без чувства, без закона,
Присвоило себе насильственной лозой
И труд, и собственность, и время земледельца…
Здесь рабство тощее влачится по браздам
Неумолимого владельца…»

В отношении помещицы Ф.Т.Невельской за грубость в отношении крепостных крестьян было возбуждено судебное разбирательство. Однако дело до суда не дошло и кончилось тем, что старшая сестра Геннадия, Мария Ивановна, вышедшая к тому времени замуж за кинешемского помещика отставного капитана 2-го ранга Павла Антоновича Купреянова, взяла свою мать Ф.Т.Невельскую, на поруки и увезла её на постоянное место жительства в Кинешму. Со временем сюда переместилось всё семейство Г. И. Невельского. Мать и сын стали совладельцами кинешемской усадьбы, а позже Геннадий Иванович Невельской, не расставаясь с помещичьими принципами, но, не поддерживая грубого обращения с крестьянами, прикупил себе ещё несколько деревень и построил отдельную усадьбу вблизи Кинешмы в Заволжье — Рогозиниху.



Салтычиха. П.В.Курдюмов.

Возвращаясь к рассказу о самых ранних детских годах Геннадия Невельского, которые, хотя и проходили в далёком костромском заскорузлом, застарелом, закоснелом, затрапезном помещичьем захолустье, однако нельзя не отметить, что воспитательное влияние отца Ивана Алексеевича, и дяди Петра Алексеевича, офицеров военно-морского флота, было приоритетным. После неожиданной смерти отца, дяди и дедушки основную заботу в воспитании и обучении десятилетнего Геннадия оказал дядя, родной брат матери, Пётр Тимофеевич Полозов, рождения 1783 года, окончивший Морской кадетский корпус, военно-морской офицер, участник войны в 1808 году со Швецией, который после выхода в отставку поселился по соседству в Солигаличском уезде. Сестра и брат были дружны, и Пётр часто навещал имение своей сестры в Дракино. Пётр Тимофеевич проявлял большую инициативу в подготовке Геннадия к поступлению в Морской кадетский корпус. Геннадий много времени проводил у дяди, который имел большую библиотеку, состоящую в основном из книг морской тематики. Фактов, свидетельствующих о том, что Геннадий обучался в каком-либо учебном заведении, нет. Таким образом, можно заключить, что Геннадий, как и многие дворянские дети того периода, получил домашнее образование.



Е.Крендовский. Портрет семейства сенатора А.А.Башилова и детей графа де Бальмен. Масло. 1830-е годы. Третьяковская галерея.

Следует назвать ещё двух братьев Пётра Тимофеевича – Ивана Тимофеевича и Василия Тимофеевича Полозовых, которые также не могли не оказать влияние для Геннадия на выбор военной профессии. Иван Тимофеевич окончил Морской корпус, военно-морской офицер, служил на Чёрном море. Часто навещал своих родственников в Костромской глубинке. Во время войны с Турцией в 1829 году скончался от болезни. Другой брат Василий Тимофеевич, участник костромского ополчения 1812 года в войне против французов, проживал в соседнем Галичском уезде.
Нельзя исключить того, что героические рассказы своих родственников и полученные сведения из прочитанных книг морского содержания о морских сражениях на Балтике и в Средиземноморье, о героях-моряках в битве за Корфу, при Гангуте, Чесме, Наварине и других славных победах русского флота, не могли не запечатлеться в памяти пытливого и любознательного юноши. С уверенностью можно сказать, что Геннадию были хорошо известны имена боевых адмиралов Ушакова, Гейдена, Грейга, Спиридова, Чичагова и многих других, а также мореплавателей, путешественников, исследователей и первооткрывателей новых земель Ивана Крузенштерна, Юрия Лисянского, Василия Головина, Гавриила Сарычева, Фаддея Беллинсгаузена, Михаила Лазарева. Какие героические люди, какие славные имена!



Короткое детство Геннадия Невельского заканчивалось, и решение о дальнейших планах окончательно созрело. Не вызывало никаких сомнений, что пришло время покинуть тихую деревенскую глухомань и предстоит поездка в неизвестный и загадочный Петербург для поступления в легендарный Морской кадетский корпус, директором которого являлся прославленный адмирал Крузенштерн, а затем – суровая, напряжённая морская служба и непременно неизведанные дальние плавания.
Вот примерно с такими мыслями пятнадцатилетний Геннадий Невельской навсегда расстался с родительским домом.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Морской Кадетский корпус


Выслушав долгие назидательные наставления своей матушки, Геннадий в сопровождении Петра Тимофеевича Полозова, родного дяди по материнской линии, опытного отставного морского офицера, ранней весной 1829 года навсегда покинул свои родные пошехонские края и убыл в столичный город для поступления в Морской кадетский корпус.



Портрет Петра I. А.Толяндер 1874 г. Музей изобразительных искусств Республики Карелия. Петрозаводск . Сухарева башня в Москве, в которой размещалась Навигацкая школа. 18 век.

Морской кадетский корпус был одним из привилегированных учебных заведений России. Это старейшее в нашей стране учебное заведение ведёт своё начало от Московской Навигацкой (Навигационной) школы, основанной в январе 1701 года по указанию Петра I. Она долгое время размещалась в Сухаревой башне, в архитектуре которой просматривалась корабельная символика. Великолепное здание оригинальной постройки в период великих социалистических преобразований в начале 1930-х годов было варварски уничтожено.
С основанием Петербурга Навигационная школа перебазировалась в северную столицу. Одно время она размещалась даже в Кронштадте, носила разные названия — Морская академия, Морской шляхетский корпус, а во времена Невельского — Морской кадетский корпус. Располагался корпус в бывшем доме графа Миниха на Васильевском острове, между 11-й и 12-й Линиями.





Николай Верюжский

Продолжение следует


Главное за неделю