Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Р.А.Зубков "Таллинский прорыв Краснознамённого Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.): События, оценки, уроки". 2012. Часть 38.

Р.А.Зубков "Таллинский прорыв Краснознамённого Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.): События, оценки, уроки". 2012. Часть 38.

КОН-3, следуя по оси ФВК № 10 ТБ-ж, начал форсировать ЮМБ несколько позднее КОН-2, задержавшись из-за того, что впереди него, также по оси ФВК, шел КОН-4, имевший меньшую скорость. После 20.40 то у одной, то у другой пары ТТЩ из ПМО КОН-3 стали выходить из строя тралы в результате взрывов мин в них и зацепов за подводные препятствия (возможно, затонувшие корабли). К 22.30 конвой остался без ПМО, так как его ТТЩ в темноте оторвались от головной КЛ «Амгунь». Примерно в то же время взрывом мины был поврежден ТР «Луга»; подорвался на мине и затонул примкнувший к этому конвою ТР «Эверита». Ко всему прочему корабли и суда КОН-2, снесенные ветром с северной кромки на ось ФВК, преградили путь КОН-3. После этого корабли КОН-3 в беспорядке стали на якоря в том же районе, где и корабли КОН-2.
Командир дивизиона СКР, находившийся на СКР «Снег», в 01.00 29.08 донес командующему КБФ: «Часть каравана оторвалась от тральщиков в районе 59°48' 25°31'. Ставлю все транспорты до рассвета на якорь. Продолжать движение невозможно ввиду полной дезорганизации» [док. № 713]. В этом же районе стали на якоря ЭМТЩ «Пикша», «Поводец» и «Ястреб». Командир дивизиона почему-то не счел нужным доложить о гибели СКР «Циклон».



Пароход ВТ № 518 «Луга»

Несмотря на сложную обстановку, была оказана помощь поврежденному ТР «Луга»: все раненые (более 1200 чел.) были перегружены на ТР «Скрунда», но буксировка ТР «Луга» не выполнялась, так как его капитан доложил о безнадежном состоянии судна. ТР «Лейк Люцерне», по-видимому, продолжал движение и стал на якорь, только когда оказался в районе стоянки КОН-1 (предположение основано на том, что 29.08 он выбросился на отмель у о. Гогланд почти одновременно с ПМ «Серп и Молот» из состава КОН-1).
О КОН-4 полных сведений, заслуживающих доверия, нет. И все же известно, что из его состава подорвались на минах и затонули КЛ И-8, СС «Сатурн», была потоплена самолетами противника самоходная баржа ТТ-1. Правда, в «Потерях боевых кораблей и судов Военно-морского флота, транспортных, рыболовных и других судов СССР в Великую Отечественную войну 1941-1945 гг.» (М., 1959. С. 290-299) в одной графе утверждается, что ТТ-1 подорвалась на мине, а в соседней — силами и средствами ее поражения названы авиация, бомбы, торпеды.



Командир пл Щ-301 И.В.Грачёв

Мотоботы «Вейно», «Капитан» и «Механизатор», как уже говорилось, были затоплены или брошены их экипажами в связи с авариями (течью в корпусах).
Кроме того, известно о гибели от подрыва на минах ПЛ Щ-301, примкнувшей к КОН-4, а также шедших вместе с ним, но не входивших в его состав, ГС «Восток», БУК «Колыма» (ОЛС-7), БУК ЛП-5 (С-101), паровой шаланды С-12 «Петергоф».
Имеются данные о потоплении самолетами противника буксира и баржи, не числившихся в составе, но, предположительно, шедших с ним (ими могли быть БУК КП-18 и БАР НБ-21).
Часть кораблей КОН-4 — СКР «Разведчик», СКР «Ост», СКР «Щорс», все четыре КАТЩ и, возможно, ПМШ «Остерлед» и «Урме» — ночью 29 августа оказались в районе якорной стоянки КОН-1. Туда же подошли ПКА типа «КМ» и большая часть буксиров, катеров, не входивших ни в один из конвоев. ЭМТЩ «Пикша», «Поводец» и «Ястреб» остались в районе стоянки КОН-2 и КОН-3.
Военный совет КБФ в 20.25-20.50 сообщил командирам КВМБ, ОПР (начштаба КБФ эту радиограмму не получил [библ. № 67, с. 139], возможно, вследствие выхода из строя средств связи на ЛД «Минск» при подрыве его на мине) и КОН-1: «Встану на якорь на ночь Ш=59°59 'Д=26°36'. Начну движение с рассвета. ТЩ ТЩ с Гогланда с тралом Шулъца протралить ФВК 10 КБ-г и подойти ко мне к 4 ч 30 мин» [док. № 702, 703].
Следует обратить внимание на то, что Военный совет КБФ лишь информировал командиров ОПР и КОН-1 о постановке ГС на якоря, но не приказывал им становиться на якоря. Кстати, начальник штаба КБФ даже после подрыва ЛД «Минск» на мине не предполагал останавливать движение ОПР. Командирам АР (второй заместитель командующего КБФ) и остальных конвоев информация о планируемой постановке ГС на якоря не давалась.
Решение о постановке ГС на якоря было вызвано, по-видимому, рядом обстоятельств, связанных с минной обстановкой:
— неуверенностью в отсутствии минных заграждений на маршруте дальнейшего движения и возможностью пропуска мин в результате сужения протраленной полосы из-за выхода из строя тралов у части БТЩ из ПМО ГС;
— опасностью столкновения в темноте с плавающими минами;



Командир 3 днпл 1 брпл КБФ А.К.Аверочкин. Погиб при подрыве на мине ПЛ С-4

- опасностью подрыва на минах, подтянутых параванами-охранителями к борту крейсера незамеченными в темноте;
- тяжелыми впечатлениями от наблюдавшейся в течение 2,5 часа гибели от подрыва на минах ТР «Элла», ЛЕД «Кришьянис Вальдемарс», ПЛ С-5, ТТЩ № 71 «Краб», БУК ЛП-5 (С-101), потери хода ШК «Вирония».
С одной из этих опасностей КРЛ «Киров» пришлось столкнуться и самому в 20.47, когда его правым параваном-охранителем была захвачена и подтягивалась к борту немецкая мина. Во избежание подрыва крейсера пришлось обрезать автогеном тралящую часть паравана-охранителя вместе с миной и заменить параван запасным. В 21.07 ситуация повторилась с замененным параваном-охранителем. Сведений о расстреле обрезанных мин обнаружить не удалось.
Из состава ГС к 21.00, помимо ПЛ С-5, погиб, подорвавшись на мине, ЭМ «Яков Свердлов». ЭМ «Гордый» был поврежден взрывом мины в параване-охранителе, подтянутом к его борту, и потерял ход.



Командир 1 бртка КБФ В.С.Чероков

Пришлось затопить ТКА № 103, который, по заключению авторов «Потерь боевых кораблей и судов...» [библ. № 288], подорвался на минном защитнике. Катер стал заполняться водой, а сил для его буксировки не оказалось. По мнению бывшего командира 1-й бртка КБФ В.С.Черокова, находившегося наТКА № 103 (?), катер получил повреждения от взрыва ЭМ «Яков Свердлов», вблизи которого он находился во время его гибели. Возможно, это был взрыв мины, от которого погиб «Яков Свердлов», или взрыв окончательно приготовленных на нем глубинных бомб, произошедший при погружении кормовой части эсминца [док. № 759].
Командующий КБФ, на глазах которого происходили все эти события, в 21.12 приказал начальнику штаба КБФ и командиру МО БМ: «Ш=59Р51' Д=25°51' Погиб Яков Свердлов от подлодки противника. Там же стоит Гордый, окажите помощь» [док. № 704], а в 21.22 аналогичный приказ отдал командиру КВМБ и коменданту ГУС БО КВМБ: «Выслать ледокол «Октябрь», взять па буксир м. «Гордый» в Ш=59°5Г Д=25°5Г» [док. № 705]. Не удалось выяснить, почему приказание давалось коменданту ГУС, если на о. Гогланд по приказу самого же командующего КБФ все корабельные силы возглавлял командир гогландского ОПР.



Комендант Гогланского укреплённого сектора БО КВМБ И.А.Большаков

Выходит, что первым творцом мифа о подвиге ЭМ «Яков Свердлов», точнее его командира, якобы подставившего борт своего корабля торпеде, выпущенной ПЛ противника по КРЛ «Киров», был сам командующий КБФ. Возможно, он был дезориентирован тем, что на ЭМ «Яков Свердлов» перед подрывом был поднят и сразу спущен флажный сигнал об обнаружении ПЛ (как впоследствии объяснял спасшийся сигнальщик, к моменту взрыва он не успел закрепить фал с флагом).
В 23.05 ГС стали на якоря в восьми милях севернее о. Вайндло и в пяти милях юго-западнее точки, объявленной в радиограмме.
От ГС отстали ЛД «Ленинград», ПЛ «Калев», ПЛ Щ-405, СКА МО № 112 и МО 142 (ЛД и СКА спасали экипаж и пассажиров ЭМ «Яков Свердлов»).



Лидер проекта 1 «Ленинград»

ОПР после обгона КОН-1 также понес потери: в 21.35 ЭМ «Славный» и в 21.40 ЛД «Минск» были повреждены взрывами мин, подтянутых к их правым бортам параванами-охранителями, причем оба корабля временно потеряли ход, приняли большое количество воды во внутренние помещения и топливные цистерны, у них вышли из строя гироскопические и магнитные компасы. Для ЭМ «Славный» это был второй подрыв; первый раз в 20.23 после взрыва мины также в правом параване-охранителе забортной водой был подтоплен один артиллерийский погреб.
В 21.45 командир ЭМ «Славный» дал донесение «по флоту»: «Подорвался на мине, нужна немедленная помощь» [док. № 692].
Это донесение было получено оперативным дежурным ФКП КБФ на КРЛ «Киров» и командиром 4-го днэм на ЭМ «Свирепый». ФКП КБФ никак на него не отреагировал: видимо, еще не зная о подрыве ЛД «Минск», полагал, что оказанием помощи будет заниматься командир ОПР. Командир ОПР — начальник штаба КБФ это донесение не получил, поскольку после подрыва на мине «Минск» на некоторое время лишился электроэнергии и, естественно, связи.
Командир 4-го днэм, получив донесение «Славного», в 02.05 29.08 приказал командиру ЭМ «Суровый»: «Примите меры буксировать эм «Славный», хотя бы до Гогланда» [док. № 882].
Трудно дать однозначную оценку этому приказанию, ослаблявшему охранение КОН-1:
1) согласно «Боевому приказу на переход КБФ» ЭМ «Суровый» должен был находиться в составе АР;
2) по просьбе командира ЭМ «Суровый» кто-то из старших командиров (командир МО БМ или командир 4-го днэм) принял решение о передаче этого корабля из АР то ли в подчинение командира КОН-1, то ли в подчинение командира 4-го днэм;
3) никаких документальных свидетельств об участии командира КОН-1 в принятии решения об использовании ЭМ «Суровый» не найдено.



Начальник штаба бртр МО БМ В.П.Лихолетов

В 21.50 в составе ПМО ОПР остался лишь один БТЩ Т-210 «Гак», который за 15-20 минут до подрыва на мине ЛД «Минск» вышел из строя тральщиков для замены перебитого взрывом мины трала. Находившийся на «Гаке» начальник штаба бртр приказал возглавить оставшиеся четыре БТЩ командиру 2-го днбтщ (брейд-вымпел — на БТЩ Т-215). Однако эти четыре БТЩ, не заметив в темноте подрыва и остановки ЛД «Минск», ушли вперед, и командир 2-го днбтщ, несмотря на неоднократные приказания начштаба бртр, не смог возвратить их к «Минску». В результате они оказались в составе ГС, откуда командующий КБФ их не отпустил, вопреки настойчивым просьбам об этом начальника штаба флота, а поставил в охранение КРЛ «Киров» вместо выбывших из состава ГС кораблей и катеров.
В 22.01 начальник штаба КБФ донес командующему флотом: «Держусь на плаву. Подорвался на мине. В помощи не нуждаюсь. Все благополучно» [док. № 692].
Имеются непроверенные данные о том, что в течение какого-то времени связь ОПР с ФКП КБФ осуществлялась с помощью радиостанции ПС «Пиккер».
В 22.35 погиб ЭМ «Скорый», подорвавшись на мине при выполнении приказа начальника штаба КБФ взять на буксир ЛД «Минск».
В 22.45 ОПР стал на якоря в районе минных заграждений И-28 — И-27.



Командир ска МО № 142 А.А.Обухов

В помощь вдумчивому читателю. Приложения к книге Р.А.Зубков «Таллинский прорыв Краснознаменного Балтийского флота (август - сентябрь 1941 г.)»

Продолжение следует


Главное за неделю