Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

"Нахимовец" № 1 (6) 2013 г. Окончание.

"Нахимовец" № 1 (6) 2013 г. Окончание.

ОБРАЗОВАНИЕ

Военно-медицинская академия




Валера Миникеев

«Здесь всякий изнеможенный служивый найдет себе помощь и успокоение, которое ему доселе не было; дай Бог, чтоб никогда многие не имели и нужды сюда быть привозимы...» — таковы были слова Петра I при закладке фундамента Адмиралтейской госпитали, при которой вскоре была открыта первая медицинская школа, ныне именуемая Военно-медицинской академей им. С.М. Кирова. Официальной датой основания академии принято считать 18 декабря 1798 года. Она стала первым и главным в России научным, учебным и лечебным центром, где были изданы первые русские оригинальные медицинские учебники и где стали готовить профессоров для медицинских факультетов российских университетов. Училище выпускает специалистов разной направленности, даже такой, как военная психофизиология. Эта наука является сравнительно молодой. Ее развитие было вызвано, так называемым «человеческим фактором». Ведь с развитием Вооруженных сил, развивалась и военная техника, которая требовала здоровых людей. В XX веке пришли к выводу, что военно-врачебные экспертизы недостаточно продуктивны для отбора на военную службу. Психофизиологические качества военнослужащего в наше время стали наиболее важным аспектом в эффективности ведения боевых действий. В 1981 г. на государственном уровне было принято решение о создании специализации врач-психофизиолог. Эта задача была поставлена перед Военно-медицинской академией. Во врачах-психофизиологах нуждались все больше и больше, количество их задач возросло, и это привело к созданию самостоятельной кафедры.
Кафедра военной психофизиологии была организована согласно директивам Генерального штаба МО РФ 29.03.1997 года.




Основные научно-практическими направления работы кафедры следующие:
- проведение исследований в военных комиссариатах, войсках, военных образовательных учреждениях по оценке физиологических, психологических и социально-психологических закономерностей формирования профессионально важных качеств, определяющих профессиональную пригодность военнослужащих;
- подготовка специалистов по вопросам профессионального психологического отбора, преподавание основ профессионального психологического отбора;
- психофизиологическое сопровождение деятельности различных категорий военных специалистов, которое включает проведение исследований по изучению закономерностей адаптации организма военнослужащих к различным условиям военно-профессиональной деятельности, учебного процесса в средних и высших военных образовательных учреждениях, факторам внешней среды, а также разработка и проведение мероприятий психофизиологической коррекции и реабилитации военнослужащих, в том числе в военных образовательных учреждениях, исследование и практическое применение средств и методов сохранения и восстановления профессиональной работоспособности здоровых.




За 15 лет работы профессорско-преподавательским составом кафедры выполнено более 20 НИР по вопросам профессионального психологического отбора. Результаты исследований реализованы в приказах министра обороны и более чем в 10 методических указаниях, рекомендациях и руководствах по организации и проведению мероприятий профессионального психологического отбора различных категорий военнослужащих. Специалисты кафедры приняли участие в подготовке учебных и учебно-методических пособий по профессиональному психологическом отбору, два из которых изданы тиражом по 3000 экземпляров в «Воениздате» в 2005 г.



В настоящее время одно из главных научно-практических направлений работы кафедры — это психофизиологическое обследование выпускников Нахимовского училища, которое проводится адъюнктом кафедры военной психофизиологии старшим лейтенантом м/с А. Борисовым и курсантами 4 курса Военно-медицинской академии с активным участием и при поддержке психолога И. Степаненко. Основная цель проводимой работы состоит в определении уровня психоэмоционального напряжения выпускников училища и разработке рекомендаций для проведения мероприятий психофизиологического сопровождения учебного процесса. Эти мероприятия позволят оптимизировать процесс обучения в выпускном классе училища и сохранить здоровье нахимовцев.





МНЕНИЯ

Пожелания


Рубрика мнения — своеобразный чат журнала «Нахимовец», тему которого вы, дорогие читатели нашего журнала, можете предложить сами. Мы с удовольствием обсудим интересующие вас темы, ответим на вопросы или просто подискутируем. С нетерпением ждем ваших предложений. А в этом номере, в рубрике мнения — поздравления с многочисленными праздниками от редакционной коллегии и благодарных читателей, которые откликнулись и написали нам.
Игорь Силъванович

ПУТЕШЕСТВИЕ

«Все мне чудится Павловск холмистый...»



Никита Данилов

Павловский парк — выдающееся произведение садово-паркового искусства конца XVIII — первой четверти XIX века, летняя резиденция императора Павла I и его семьи. Один из самых крупных в Европе пейзажных парков — его площадь составляет около 600 гектаров. Архитекторы Ч. Камерон, В. Бренна, Д. Кваренги, А. Воронихин, К. Рос-си, скульпторы М. Козловский, И. Мартос, И. Прокофьев, Ф. Гордеев, Г. Демут-Малиновский.
Создавая пейзажный парк в новом художественном стиле, его авторы выработали определенные критерии ландшафтной архитектуры, которые позволили выявить особую неповторимость Павловска: максимальное использование естественных особенностей рельефа местности, необходимые вырубки лесного массива в соответствии с замыслом архитектора, посадки деревьев и кустарников в соответствии с их биологическими особенностями и эстетическим восприятием. В парке обнаруживается особенно удачное сочетание различных принципов планировки в одну художественную композицию. Особую красоту парку придают многочисленные искусственные пруды с плотинами, река




Славянка, протекающая через весь парк, с перекинутыми через нее декоративными мостиками. Павловский парк можно условно разделить на семь основных районов, каждый из которых имеет свои, присущие только ему, особенности. Прямые как стрелы лесные дороги Большой Звезды приводят на холмистые берега долины реки Славянки, узкие аллеи Старой Сильвии, украшенные бронзовой скульптурой, соседствуют с таинственной лесной глушью Новой Сильвии, эффектные композиции Парадного поля сменяются ширью лесов и полей Белой Березы. И совершенно не похож ни на один из районов Центральный, или Придвор-цовый, район, старейший по времени устройства. Главное архитектурное сооружение этого района — дворец, монументальному облику которого подчинены окружающие посадки. Непосредственно прилегающая к нему часть парка принимает вид регулярного «французского» сада со стрижеными деревьями и кустарниками, газонами и дорожками четкой геометрической формы, партерными цветниками и лабиринтами, обильно украшенными скульптурой.
Нарядный золотисто-белый дворец, построенный на высоком берегу Славянки, виден даже с дальних точек парка и города. Его трехэтажный центральный корпус, увенчанный плоским куполом на шестидесяти четырех колоннах, — самый ранний по времени постройки и самый изысканный по отделке. Он создан Ч. Камероном в 80-х годах XVIII века. Колоннады закругленных галерей соединяли центральный корпус со служебными одноэтажными корпусами, образуя парадный двор в виде широкой подковы.




После вступления Павла I на престол Павловск стал загородной императорской резиденцией. В связи с этим в 90-х годах XVIII века архитектор В. Бренна расширил дворец: возвел вторые этажи над служебными корпусами, пристроил к ним два новых полуциркульных флигеля, почти замкнувшие парадный двор. На один этаж выросли и галереи-колоннады. Несмотря на эти перестройки, центральный корпус сохранил главное место в композиции дворца, продолжая выделяться и размерами, и изяществом оформления. Основной элемент декора у Ч. Камерона — белая колонна: колонны украшают фасады центрального корпуса, образуют открытые галереи, поддерживают купол дворца.
В 1806-1807 годах П. Гонзага покрыл фресками стену галереи, обращенную к Славянке. На ней изображены наполненные светом, уходящие вдаль аркады и лестницы величественных зданий. В историю русского искусства эта галерея вошла под названием галереи Гонзага. В 1822 году К. Росси разместил над галереей Гонзага библиотеку с арочными окнами и бюстами философов между ними. Созданием библиотеки было завершено формирование дворцового ансамбля.
Формирование коллекций Павловского дворца связано с путешествием владельцев Павловска по Европе в 1781-1782 гг. Посещая мастерские известных мастеров, они приобретали и заказывали картины, мебель, бронзовые изделия, шелковые ткани, фарфоровые сервизы, привезли большое количество античной скульптуры из Италии, а также получили подарки от королевских дворов Европы.
В музее представлена великолепная коллекция русского портрета, живописных и графических видов Павловска. Вновь открыты после многолетней реставрации удивительные по красоте и гармонии жилые комнаты императрицы Марии Федоровны, отделанные в начале XIX в. архитекторами Кваренги и Воронихиным.
Павловский парк, занесенный в список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, — далеко не единственная достопримечательность города. На его территории расположено несколько православных и лютеранских храмов, которые представляют интерес для туристов и историков. Церковь Марии Магдалины, Собор Николая Чудотворца, часовня Троицы Живоначальной — вот лишь малая доля архитектурного богатства Павловска.






СКАЗКА О БЕЛКЕ



Роман Дедушев

Жила-была белочка в лесу, где много елей и сосен, где очень тепло летом и холодно зимой. Домик ее находился на старом орешнике, таком старом и скрипучем, что во время сильного ветра ветки доставали до земли, а в норке стоял страшный гул. Но белочке нравился ее домик, потому что орехи на нем росли не простые, а золотые! Настоящие золотые орехи! Любимым занятием лесной жительницы с раннего утра и до позднего вечера было пересчитывание и перебирание орехов, и если вдруг один из них куда-нибудь пропадал, она очень переживала и считала вновь и вновь, пока этот злополучный орех не находился.
Знали нашу белочку все звери леса, потому что была она очень завистливой и жадной, надменной и неприветливой... Изо дня в день пересчитывая свои золотые орехи, ни с кем злюка не разговаривала и никого к себе не подпускала. Постоянно белке чего-то не хватало, хотя всего у нее было предостаточно. Хозяйка орехов всегда думала, что у других все лучше, чем у нее.
Однажды в пасмурный день, когда старое дерево орешника особенно низко нагибало свои ветки к земле, она вышла погулять, по привычке прислушиваясь к разговорам других лесных обитателей. Проходя под березой, она услышала разговор двух ворон и остановилась, потому что подслушивать чужие разговоры и узнавать секреты белочка очень любила.
— ...Так вот яблоко то ЗОЛОТОЕ! — твердила одна ворона другой.
— Ну как яблоко может быть золотым? Пока не увижу своими глазами — не поверю!
Белочка навострила ушки, очень ей захотелось иметь у себя в домике помимо золотых орехов еще и драгоценное яблоко, она решилась и закричала во весь голос:
— А давайте я принесу вам это яблоко! Мне все равно делать нечего, а так хоть занятие будет. Вот только расскажите, как до него добраться...
Вороны встрепенулись от неожиданности, но, посовещавшись, согласились и рассказали ей, как добраться до яблони.
— Сначала на тропу лесничью выйдешь, затем пройдешь мимо огненных муравьев, а там уже совсем рукой подать до яблони. Остерегайся муравейника! Но он не так страшен, как осы - сторожа яблони. Они народ буйный и опасный.
Собравшись в путь, белка с нетерпением побежала к лесничьей тропинке и двинулась навстречу приключениям, финалом которых должно было быть долгожданное золотое яблоко. Выйдя на лесничью тропу, она встретила ежика Митю.
— Ба, белочка! Давно ты не появлялась в наших краях! Что заставило тебя выбраться из домика в старом орешнике? Да куда ты так спешишь?
— Вовсе никуда я не спешу, я просто прогуливаюсь перед сном и случайно забрела так далеко, — слукавила лесная жадина и, чтобы отвлечь ежика, спросила его в ответ:
— А ты куда идешь?
— Я ходил за грибами. Целую кучу набрал! Помоги мне их отнести к домику, тут рукой подать!




Белка засомневалась: ей очень хотелось поскорее продолжить путь к яблоку, но она боялась отказать ежику в помощи, потому что он мог догадаться о том, куда она идет и, может быть, даже последовать за ней. Нужно было принимать решение. Повернуть к домику ежика и потерять время или что-нибудь придумать и двинуться вперед.
— Я не смогу тебе помочь, и лучше отправляйся своей дорогой! Меня ждут дела, и некогда тратить на тебя свое время!
И белочка убежала с этими словами, боясь обернуться и увидеть, что ежик бежит за ней. Но шагов позади не было слышно, и она смело двинулась дальше.
«Как лихо я его обманула. Конечно, он понял, что я непросто прогуливаюсь перед сном! Но какое это имеет значение теперь! —восхищалась собой белка, — он даже сказать ничего не смог...», — задумавшись, она не заметила, как день сменил вечер и тени деревьев мрачно легли на тропу. Тишина окутала лес, впереди показалась темно-серая верхушка огромного огненного муравейника, который своей копошащейся грязно-оранжевой громадой перегораживал дорогу. Вокруг него топала куча муравьев, смыкаясь, размыкаясь, перестраиваясь в ряды. «Надо их обойти, а то еще укусят», — решила белка. Но как это сделать? Муравейник огромный и его обитатели настроены не очень дружелюбно. Путешественница решительно направилась вперед, но не успела она сделать и пару шагов, как перед ней выстроилась толстая стена из муравьев.
— Мы тебя не пропустим. Мы знаем, куда ты держишь путь!
— И что с того? Каждый может попытать счастье, если хочет! — ответила смелая от жадности белка.
Вдруг в воздухе что-то загудело, стало еще темнее, муравьи стали рассыпаться на маленькие группки и заползать в муравейник — в воздухе показалась целая туча огромных ос. Белочка быстро спряталась
за папоротником, затем, когда осы пролетели мимо, минуя злополучный муравейник, побежала к яблоне.
Бежала она, бежала, пока не оказалась у той самой яблони. На верхушке блестело заветное яблоко, ос не было слышно.
— Какая удача! Я его заберу любой ценой! — с этой мыслью белка стала упрямо карабкаться к верхушке, но она рано обрадовалась, налетели осы и стали яростно жалить ее одна за другой.
Но на белку ничего не действовало. Добравшись до яблока, она вырвала его вместе с веткой и прыгнула вниз! Упав в листья, она понеслась домой, злые насекомые летели сзади и старались ужалить побольнее, но где им угнаться за жадной белкой, которая украла золото яблоко!
Желанный фрукт было очень тяжелым, и белочке приходилось останавливаться все чаще и чаще, чтобы передохнуть. Когда она совсем устала, то решилась попросить помощи у кого-нибудь. Рядом находился домик ежика Мити. Спрятав яблоко под листья, она побежала к нему.
— Митя, Митенька! Помоги мне отнести мою ношу!
— Извини, белочка. У меня завтра очень много дел, и я совсем не могу тратить на тебя свое время!
Раздосадованная таким ответом, белка повернула к гуще папоротника, где было спрятано ее яблоко, но там его не оказалось. Видно, пока она ходила за помощью, кто-то уже украл его. Провозившись вокруг того места до ночи, белочка так ничего и не нашла...


ПРОЗА

Сто метров




Что значит дружба? Раньше я не часто задумывался над этим вопросом. До последнего времени не мог даже дать определения этому слову, да и сейчас не могу, ведь для каждого оно имеет свое значение, несет свой смысл. Но одно знаю точно: дружба вошла в мою жизнь и теперь навсегда останется в ней.
Дело было летом, я готовился стать нахимовцем! На улице стояла замечательная погода, и мы собирались отправиться в нахимовский лагерь для прохождения курса молодого бойца. Мысли путались в моей голове, никогда я еще не чувствовал такой ответственности. Именно в этот день мне предстояло сделать серьезный шаг на пути во взрослую жизнь, перенестись в совершенно новую для меня обстановку, стать более самостоятельным. И до конца не мог понять, действительно ли я, тринадцатилетний мальчишка, готов к этому? Но, чтобы ни приходило мне в голову, решение было принято: не отступать!
За неделю жизни в лагере я освоился и стал потихоньку втягиваться в новый ритм. Было очень нелегко: бесконечные строевые занятия сменялись физической подготовкой, жесткий распорядок дня, все по расписанию, но эти трудности я разделял с другими ребятами, которые стали мне близки за столь короткое время. Мы работали как слаженный механизм, а объединяла нас общая цель — надеть форму нахимовца и на легендарном крейсере «Аврора» произнести слова заветной клятвы!
Но бывали такие дни, когда тоска по дому, невероятная усталость навевали грусть, и опять сомнения зарождались во мне. Как быть? Идти дальше или сойти с дороги? И только воспоминания о моем старшем брате, военно-морском офицере, гордости всей семьи, возвращали душевное равновесие.
Как же мне нравилось рассказывать о наших с братом приключениях, и, как не стыдно это признавать, я любил приукрашивать каждую историю, особенно если речь шла обо мне. Рассказывая мальчишкам о чудесном спасении тонущего ребенка, я самозабвенно врал, когда рисовал картину безлюдного пляжа и мальчика, барахтающегося в волнах метрах в десяти от берега! Представляя себя настоящим героем, рассказывал о том, как бесстрашно кинулся в море. За доли секунд доплыл до ребенка и, обхватив его за пояс, вернулся к берегу. Мои слушатели затаив дыхание ловили каждое слово.




А потом восхищенно расспрашивали, боялся ли я, думал ли о собственной жизни... Они не знали только одного: я не умел плавать, но признаться в этом будущим морякам было для меня равносильно несмываемому позору! Мне же хотелось произвести на всех хорошее впечатление... Но за свою нечестность очень скоро пришлось поплатиться.
Время бежало вперед, приближался день принятия присяги. Впереди оставалось последнее испытание: курс молодого бойца заканчивался командными соревнованиями по плаванию. Утром физрук перед всем строем выкрикивал фамилии тех счастливчиков, кто будет защищать честь своей команды. Выбирались лучшие спортсмены. Моя фамилия стала для меня подобна ядерному взрыву. Все... Доигрался... Лишь тогда я понял, до чего довели мои рассказы. Что мне делать?! Признаться в своей лжи и быть опозоренным или участвовать в соревнованиях?! Но как? Плавать-то я не умею...
Как говорится, все тайное становится явным! Первый раз я испытывал такое угрызение совести и огромное чувство стыда. Мне было страшно, что все мои новые друзья отвернутся от меня и не простят моей слабости. Значит, пришло время делать выбор. Я решил, что не смогу построить хороших отношений в коллективе, которые так были для меня важны, и решил вернуться домой, остаться простым мальчишкой.
Сколько же моих слез тогда упало в Нахимовское озеро! Я шел, не чувствуя под собой земли, ведь впереди меня ждал серьезный разговор с моими друзьями.
— Эй! Ты куда пропал? — вдруг окликнул меня Витька Денисов и добавил, когда увидел мои глаза: — Что-то случилось?..
То утро было особенным. Солнце легко поднялось над Нахимовским озером, рассеяв утреннюю дымку. Торжественный подъем флага, марш военного оркестра, стройные ряды участников соревнований, переминающихся от нетерпения вступить в схватку, по-военному в одинаковых плавках, «уставных» резиновых шапочках и темных плавательных очках. По настрою мальчишек было видно, что каждый из них был готов переплыть и Финский залив, лишь бы победить. Стартовый свисток судьи... начало....
Прошло много лет, я много испытал, пережил... много раз находился между жизнью и смертью, но никогда не забуду звуков марша оркестра, под которые я подымался на пьедестал. Я до сих пор храню тот первый диплом победителя, у меня даже остался маленький, высохший цветочек из того полевого букета, что мне вручили. Никогда не забуду взглядов: восхищенных-девчонок из соседнего лагеря, радостных — своих коллег по морскому делу, уважительных — еще недавних соперников. А первым меня поздравил и обнял Витька Денисов...
Вы скажете, так не бывает. Бывает...
—Что-то случилось? — спросил Витька. Я молчал.
— Ну? Что-то дома, с родителями?
— Ничего, — выдавил я. Именно выдавил, потому что на ответ это было похоже очень слабо. Он посмотрел мне в глаза. Наверное, я хотел бы сказать, что он увидел взгляд затравленного волка... но нет, это был взгляд, в котором отражались несбывшиеся мечты, мечты о море, о форме, о настоящих боевых кораблях.
— Расскажи, — мягко, но твердо предложил Витька.
Проглотив комок, стоявший в горле, я отрицательно качнул головой.
— Как хочешь, — сказал Витька и непринужденно сел рядом.
И тут меня прорвало: я говорил долго и сбивчиво, рассказывал об образцовом брате, о школе, о том, что всегда хотел стать военным моряком, мечтал о подвигах и славе героя, рассказывал о своей многочисленной родне, которая мечтала сделать меня музыкантом, о ненавистной скрипке вместо роликов и футбола, о том, что в школу меня водили и забирали до седьмого класса, что на море я был всего два раза, и оба раза к воде меня сопровождали многочисленные дяди и тети, предварительно надев на меня два круга и один спасательный жилет — так, на всякий случай...




Когда я замолчал, мне казалось, что наступила абсолютная тишина, абсолютная настолько, что слышны были только торопливые шаги муравья, возвращающегося после нелегкого трудового дня, и удары моего сердца.
Витька молчал и крутил в руках небольшую веточку. Казалось, что он думает совсем о другом и сейчас рассмеется, скажет что-нибудь нейтральное, легко встанет и уйдет. Время превратилось в вечность.
Отбросив веточку, Витька встал и, приподняв голову, огляделся вокруг. «Хорошо тут», — сказал он. «Я никогда раньше не был в таком лесу. Идем. Все, что ты рассказал — сложно, но это абсолютно не проблема. Мы постараемся решить эту задачку вместе».
Витька вырос в небольшом городке в Мурманской области. Отца своего он не помнил. Мать растила двоих детей одна. Пытаясь хоть немного оградить сына от улицы, практически с шести лет мать отдала Витьку в бассейн, находящийся недалеко от дома. Физически неплохо развитый, парнишка увлекся плаванием и уже в 12 лет стал чемпионом своего небольшого городка, естественно, в своей возрастной категории. Жизнь провинциального северного городка, как и Витькина, ничем примечательным не отличалась: дом, школа, бассейн, младшая сестренка. И когда старый друг семьи, городской военком Петрович, который по совместительству оказался Витькиным дядей, предложил попробовать свои силы в военно-морском училище, да еще и в Санкт-Петербурге, жизнь Витьки окрасилась в новый цвет.
Все, что случилось потом, похоже на череду случайных, не-совпадаемых совпадений.
Каким-то непостижимым образом из списка участников соревнований исчезла Витькина фамилия, а его самого в день соревнований поставили в наряд по контрольно-пропускному пункту.
Именно Витька убедил преподавателя физкультуры установить для каждой команды свои цвета плавок и плавательных шапочек.
Именно наша команда плыла по самой крайней от судейского столика дорожке.
Именно мне досталась самая ответственная миссия завершения стометрового эстафетного плавания, от которой зависела общая победа команды.
Мы победили.
Вечером, на ужине, ребята взахлеб рассказывали вернувшемуся из наряда Витьке, как мы лихо «сделали» всех и как я на завершающем этапе эстафеты все-таки «достал» паренька из первого взвода. Мы даже оставили Витьку кусок победного пирога, доставшегося нам в качестве приза.
С тех пор прошло почти пятнадцать лет, я живу в небольшом, северном городке, его нет на карте, но о нем все знают. Я капитан-лейтенант Военно-морского флота России, служу командиром группы на атомной ракетной подводной лодке. У меня растет сын, смышленый парнишка, Витькой зовут. Служба не оставляет много свободного времени, но если случается, мы обязательно собираемся семьями, мы и наши лучшие друзья — Денисовы. Мы часто вспоминаем свою молодость. Но никогда не говорим о тех ста метрах, которые Витька проплыл за меня...


ВЫСТАВКА

Яковлев Вячеслав







Адмирал

Не кланялся пулям и ядрам,
А с верой и верностью шел на барьер.
Храбрый в бою, но не мастер парадов
И дальним потомкам в пример.
Малахов курган стал его бастионом,
Одним из державных оплотов.
Воинский подвиг — не сдавший знамена
Память и Слава российского флота.


Андреев Иван


Главное за неделю