Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

«СВЯТОЙ ГЕОРГИЙ» – ПЕРВАЯ В МИРЕ ПОДВОДНАЯ ЛОДКА, СОВЕРШИВШАЯ АВТОНОМНОЕ ОКЕАНСКОЕ ПЛАВАНИЕ. В.Н.Лавров. Окончание.

«СВЯТОЙ ГЕОРГИЙ» – ПЕРВАЯ В МИРЕ ПОДВОДНАЯ ЛОДКА, СОВЕРШИВШАЯ АВТОНОМНОЕ ОКЕАНСКОЕ ПЛАВАНИЕ. В.Н.Лавров. Окончание.



Командир дивизиона подводных лодок особого назначения Иван Ризнич (сидит) и командир ПЛ № 3 Шмидт 1916 год.

Итак, «Святой Георгий», обогнув полуостров Корнуэлл, через пролив Сент-Джордж вошел в Ирландское море. Этот район является весьма сложным для плавания в навигационном отношении. Многочисленные мелкие острова, простирающиеся в море отмели и банки (19) вблизи фарватера требуют от командира и штурмана исключительно высокой подготовки и большого опыта. Но зато здесь была маловероятна встреча с подводными лодками противника и отсутствовала минная опасность.
Пройдя пролив Норт-Чаннел, Ризнич повел подводную лодку не в океан, а между Гебридскими островами и Шотландией узкими, извилистыми проливами Литл-Мич и Норт-Минч.


(19 Банки – отдельно возвышающаяся часть морского дна, над которой глубины заметно меньше окружающих.)

5 сентября утром с выходом из проливов была объявлена боевая тревога и усилено наблюдение. Лодка шла в тумане под левым дизелем (правый ночью вышел из строя). В 12.30 на траверзе мыса Рат с тральщика «Айсленд» получен семафор: «Наблюдал след мины Уайтхеда» (20). На «Святом Георгии» не наблюдали лодки противника или хотя бы перископа, но сообщением с тральщика пренебрегать не стали. «Святой Георгий» резко изменил курс и через некоторое время укрылся в бухте Терсо.

(20 РГА ВИФ. Ф. 870, оп. 6, д. 570, № 1-56.)



6 сентября в 5.25 снялись с якоря и вышли из бухты Терсо в пролив Пентленд-Ферд, где приняли лоцмана и под его проводкой вошли на рейд английской военно-морской базы Скапа-Флоу (21). В 8.40 «Святой Георгий» ошвартовался у левого борта матки подводных лодок «Люсия» (22).

(21 На Оркнейских островах.)
(22 Видимо, стоявшей на рейде на бочках.)


Сразу же начались работы по осмотру материальной части, ремонту правого дизеля и пополнению запасов.
Через двое суток лодка была готова к продолжению перехода. Для отдыха личного состава времени не оставалось. Ризнич очень торопился, предвидя осенние штормы в морях Северного Ледовитого океана, но задержал тральщик «Айсленд» – он не был готов к выходу. Еще сутки использовали для определения и уничтожения девиации компасов на рейде Скапа-Флоу.

11 сентября в 5.20 «Святой Георгий» отошел от борта «Люсии» и в сопровождении тральщика «Айсленд» начал последний этап перехода. Однако вскоре выяснилось, что тральщик не может иметь ход более 7 узлов из-за низкого качества погруженного угля. Пришлось снизить ход.
В Северном море погода, вроде бы, благоприятствовала подводникам: днем – ясная и тихая, ночью – сильное северное сияние, но это заставляло верхнюю вахту усиленно вести наблюдение. Дополнительным подтверждением необходимости этого явилась встреча с союзным конвоем в составе семи коммерческих судов, шедшим из Норвегии в Леруик (23). Конвой охраняли 3 миноносца и 1 патрульное судно. Значит, была в этом необходимость.


(23 На Шетландских островах.)



13 сентября в туманной дымке по правому борту открылся Норвежский берег – полуостров Статланд и одноименный огонь на нем. «Святой Георгий» вышел из опасной зоны Северного моря и в течение трех суток шел вдоль Норвежского побережья малым ходом (из-за тральщика и неисправности собственного левого дизеля). Норвежское море прошли без происшествий, обойдя мористее Лофотенские острова.

17 сентября в 14.00 прошли траверс мыса Нордкап и вошли в родное Баренцево море. Но сразу же за Нордкапом «Святого Георгия» встретила тяжелая зыбь с оста, шквалистый ветер с дождем, усиливающийся порой до урагана. То, что пришлось пережить в Бискайе, оказалось «цветочками», «ягодки» были впереди – Северный Ледовитый океан показывал свой характер. В эти же сутки вышел из строя рулевой привод. Больших трудов стоило удерживать лодку против волны. Шли самым малым. Нещадно заливало. Словами не передать, что пережил мужественный экипаж «Святого Георгия», борясь с разбушевавшейся стихией и холодом, спасая свой корабль от затопления. Так продолжалось двое суток.

19 сентября в 9.15 открылся берег. Штурман наконец-то получил возможность определить место подводной лодки. В 18.15 довольно точно вышли к Святому носу и легли на створ Иокангских входных огней. Через полчаса стали к борту английского вооруженного вспомогательного судна на Иокангском рейде.

20 сентября утром приготовились к выходу в море, но ввиду сильного падения барометра выход отставили.

21 сентября вышли с Иокангского рейда и вошли в Горло Белого моря. 22 сентября (24) под проводкой лоцмана «Святой Георгий» закончил свой беспримерный переход и в 16.30 ошвартовался в Архангельске у Соборной пристани. Поход, с учетом времени стоянки в портах и военно-морских базах, занял 89 суток. За это время пройдено более 5000 миль в водах пяти морей и двух океанов. Это был не только первый дальний поход русской подводной лодки, это был первый в мире дальний поход, совершенный русскими подводниками во главе с выдающимся офицером подводного плавания Иваном Ивановичем Ризничем.


(24 В некоторых источниках указана дата 9 сентября – это верно, но по старому стилю. Здесь же для удобства читателей все даты этой главы приведены по новому стилю.)



Подводная лодка «Святой Георгий». Архангельск, 1919 год.


После перехода

Начиная с 23 сентября 1917 г (это было воскресенье), в течение нескольких дней подводную лодку посещали высокопоставленные лица. Первым на лодку прибыл со своим штабом Командующий флотилией Северного Ледовитого океана контр-адмирал Викорст. По его знаку штабной офицер зачитал перед строем экипажа приказ Морского Министра, подписанный накануне, то есть в день прибытия «Святого Георгия».

Приказ (25) по Флоту и Морскому Ведомству в Петрограде, сентября 22 дня 1917 года №

На днях наша флотилия Северного Ледовитиго океана увеличилась еще одною боевой единицею – подводною лодкою «Святой Георгий», самостоятельно прибывшей в Архангельск из Италии.
Этот блестящий, исключительный по условиям плавания переход лодкою малого водоизмещения в осеннее время, свыше 5000 миль, через целый ряд зон расположения германских подводных лодок, минных заграждений и т.п. наглядно доказывает, что офицерам и матросам, сплоченным взаимным уважением и преданным своему делу, не страшны не только поставленные врагом всевозможные преграды, но и сама стихия.
От души поздравляем весь личный состав лодки во главе с ея командиром Старшим Лейтенантом Ризничем с благополучным приходом в Россию и выражаю свою искреннюю уверенность в том, что и в дальнейшей боевой службе сильный духом и тесно сплоченный экипаж лодки еще не раз окажет Родине ценные услуги, которыми она будет вправе гордиться, как и настоящим, беспримерным в истории подводного плавания, переходом лодки малого водоизмещения из Италии в Архангельск.
Подписал: Морской Министр
Контр-адмирал Вердеревский.




Вердеревский Дмитрий Николаевич.

(25 РГА ВМФ. Ф. 417, оп. 5, д. 3617, л. 2. в этом архивном экземпляре сверху указано «копия с копии» и почему-то отсутствует номер приказа. Орфография сохранена.)

На второй день, 24 сентября, лодку посетил Главноначальствующий города Архангельска и Беломорского водного района Н.П.Савицкий, назначенный указом Временного правительства. Но так как личный состав был занят выгрузкой имуществ лодки с английского тральщика «Айсленд», пробыл он недолго. Однако 26 сентября Н.П.Савицкий повторил свой визит с начальником штаба Командующего флотилией Северного Ледовитого океана. С высокопоставленными гостями на борту «Святой Георгий» снялся со швартовых, поднялся по рейду до глубоководного места напротив монастыря и погрузился. Лодка легла на грунт на некоторое время, потом всплыла и ошвартовалась на прежнем месте.
Далее начались обычные базовые хлопоты и масса неурядиц.

27 сентября перешли в Соломбалу для постановки в док. Но перед постановкой в док необходимо зарядить аккумуляторную батарею, а дистиллированной воды, необходимой для доливки аккумуляторной батареи после зарядки, в порту не оказалось. Следовательно, нельзя производить зарядку, а без этого нельзя стать в док. Личный состав более трех месяцев вынужден жить на лодке: скученность, холод, отсутствие элементарных условий для отдыха. Жилье для команды на берегу подобрать не удается. Личные вещи, оставленные экипажем при убытии в Италию в Александровске на транспорте «Ксения», никто доставить в Архангельск не удосужился. А тут еще тральщик, швартуясь к баржам, у которых стоял и «Святой Георгий», смял их, в результате чего корма лодки сдалась назад, к берегу и коснулась грунта. С невозможностью решить подобные вопросы и до сих пор встречаются подводники, возвращающиеся из длительного автономного плавания.

Наконец, 4 октября перешвартовались к борту дозорного судна «Колгуев», и в его помещениях разместилась команда, переселившаяся с лодки. Получили дистиллированную воду, зарядили и произвели доливку аккумуляторной батареи, но… док заняло другое судно, и постановка лодки была отложена.




Дозорное судно «Колгуев» (грузопассажирский пароход, минный заградитель «Юшар»)

18 октября начали выгрузку самоходных мин Уайтхеда из торпедных аппаратов и сдачу на склад отсоединенных боевых зарядных отделений, демонтированной пушки и пулеметов, а также артиллерийских и других боеприпасов. Эти работы продолжались почти месяц. Только 12 ноября подводная лодка «Святой Георгий» была введена в сухой док, а 13 ноября док был осушен, и лодка встала на кильблоки.
С прибытием в Архангельск командир «Святого Георгия» написал рапорт на имя начальника Отдела подводного плавания с ходатайством о поощрении офицеров и личного состава подводной лодки: «… не могу не свидетельствовать перед Вами, господин капитан 1 ранга, что удачное плавание во многом зависело от подчиненного мне личного состава, во главе которого был старший офицер барон Александр Эдуардович Ропп…». Надо особенно отметить его справедливость и объективность, и, хотя в рапорте не приводится список команды, надо полагать, представлены к награде были все без исключения. Так, в конце рапорта указано: «… заслуживает поощрения подпоручик по Адмиралтейству Мычелкин, который, хотя на лодке не следовал, но вел всю письменную часть самостоятельно и вполне исправно с полным знанием дела и заслуживает вполне производства в поручики» (26).
Как результат этого рапорта можно рассматривать Представление к поощрениям, подписанное начальником отдела Подводного плавания капитаном 1 ранга Быковым, приведенное ниже.


(26 РГА ВМФ. Ф, 417, оп. 5, д. 3612-3617, л. 5.)

Список личного состава подводной лодки «Святой Георгий» (27)



Капитан 1 ранга Быков

(27 РГА ВМФ. Ф. 417. Д. 3612-3617. Л.6.)

Было ли полностью реализовано это представление и получили ли заслуженные награды подводники, неизвестно. В Архиве удалось обнаружить только приказ о награждении старшего лейтенанта Роппа.

Приказ № 256
В Петрограде. Октября 24 дня 1917 года


Награждается за блестящий, исключительно трудный по условиям плавания переход в военное время подводной лодки «Святой Георгий» старший лейтенант барон фон дер Ропп 1-й орденом Святого Станислава 2-й степени с мечами. Морской Министр
контр адмирал Вердеревский


Стоит обратить внимание на дату – она дана по старому стилю. 25 октября (7 ноября) 1917 года произошла Октябрьская революция. Временное правительство, в том числе и Морской Министр Вердеревский, было арестовано. С 26 октября в управление Морским Министерством вступил капитан 1 ранга Кукель, а с декабря 1917 года – Верховная Морская Коллегия во главе с Народным Комиссаром по морским делам П.Дыбенко и управляющим Морским Министерством бывшим контр-адмиралом М.Ивановым.
Бурные события 1917-1918 года разбросали героический экипаж. В конце ноября 1917 года были уволены в запас унтер-офицеры, призванные на действительную военную службу еще в 1906 году: боцман Егор Гусев, Александр Русинов, Столяров. Старший унтер-офицер Кузьмичев отправлен в Петроград делегатом на Съезд. Судьбы остальных неизвестны.
До конца декабря 1917 года страницы Вахтенного журнала «Святого Георгия» подписаны: «старший лейтенант Ризнич».




«Коммунар» на отмели Северной Двины.

Весной 1918 года подводную лодку «Святой Георгий» в доке начали приводить в порядок и готовить для перевода по внутренним водным путям на Балтику. Но разразилась Гражданская война. Английские интервенты и белогвардейцы пытались использовать подводную лодку в боевых действиях против Красной армии. Командиром был назначен лейтенант П.И.Лазаревич. Однако команда, укомплектованная заново, увела ее в Архангельск. Когда англичане заняли Архангельск, лодку увели вверх по Северной Двине и выбросили на отмель.
С установлением Советской власти на Севере в мае 1920 г. подводную лодку снова отремонтировали, кстати, используя каким-то чудом сохранившиеся запчасти, доставленные из Италии, и включили в состав Северной флотилии под названием «Коммунар». В августе-сентябре «Коммунар» неоднократно выходил в море и совершал переходы в Мурманск и обратно. Летом 1921 г. снова встал вопрос о переводе подводной лодки на Балтику, но подготовить ее не смогли. Подводная лодка была законсервирована и сдана в архангельский военный порт на долговременное хранение. Обследование специально назначенной комиссией в августе 1923 г. (28 ) показало, что долго находящуюся на плаву в Исакогорском затоне подводную лодку «Коммунар» восстанавливать нецелесообразно и ее списали. Но с организацией ЭПРОНа (29) корпус подводной лодки использовался еще несколько лет в качестве понтона для подъема затонувших на севере судов.


(28 РГА ВМФ. Ф. р-457, оп. 1, д.206.)
(29 ЭПРОН – экспедиция подводных работ особого назначения.)


Так закончила свою корабельную жизнь подводная лодка «Святой Георгий» – «Коммунар».
Подвиг, совершенный ее героическим экипажем, отошел в тень, заслоненный последующими бурными событиями, произошедшими в России. Судьба талантливого командира-подводника Ризнича Ивана Ивановича остается неизвестной. В Санкт-Петербурге живут в настоящее время его потомки, но и они не знают, как и где закончил свой жизненный путь их замечательный прадед.
В фото-фонде Центрального Военно-Морского музея нет его фотографии. А снимки, напечатанные в некоторых изданиях, заставляют усомниться в их подлинности.
Но талант одного из первых подводников, его преданность делу подводного плавания, его высокий профессионализм и личное мужество – не вызывают сомнений.


Пусть жива будет память о подвиге русской подводной лодки «Святой Георгий», ее героическом экипаже и славном командире!



Валерий Николаевич Лавров



Другие главы см. в книге В.Н.Лавров «Первопроходцы российского подводного флота», СПб, издательство «Судостроение», 2013 г.


Главное за неделю