Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Привет морскому ветру! По мотивам киносценария А.Попова «Счастливого плавания» и повести М.Глинки «Петровская набережная». Инсценировка Н.Прозоровой. Часть 3.

Привет морскому ветру! По мотивам киносценария А.Попова «Счастливого плавания» и повести М.Глинки «Петровская набережная». Инсценировка Н.Прозоровой. Часть 3.

Картина 8 «Три полоски»

Голос Мити: Мы гордились, если в наших рядах появлялись мальчишки, награжденные медалями. Нам почетно было с ними дружить. Медаль Нахимова считалась особым знаком. Для нас имя адмирала было окружено ореолом славы. Слово «нахимовцы» тогда еще не использовалось повсеместно, но уже звучало, и мы понимали, что мы – наследники побед Русского Флота.
В класс входит Митя, садится, читает. Входят Сергей, Федя, Степа, Ваня.
Федя Снежков: Ты про Гангут слыхал?
Сергей Столицын: Гангут? Что такое «Гангут»?
Степа Сковородкин: Полуостров на Финском заливе.
Ваня Бугров: Теперь он называется Ханко.
Сергей Столицын: Ханко? Это где в войну наши моряки отличились?
Ваня Бугров: Да. А в 1714 - Петр Первый разгромил там шведскую эскадру. Вот тут. (показывает на глобусе)
Степа Сковородкин: Вот тебе и первая полоска. В память о победе при Гангуте. А вторая полоска…
Ваня Бугров: Чесменский бой.
Федя Снежков: Не мешай ты мне!
Сергей Столицын: А там кому досталось?
Федя Снежков: Туркам. В 1770 году одиннадцать русских кораблей в Чесменской бухте атаковали семьдесят два турецких корабля.
Ваня Бугров: Атаковали и 66 потопили.
Сергей Столицын: А наших было всего 11? Хороший счет. Ну а третья?
Федя Снежков, Степа Сковородкин, Ваня Бугров: (одновременно) А третья Синоп…
Федя Снежков: Ну, дайте же мне рассказать!
Сергей Столицын: А про Синоп я сам знаю. Там наш Нахимов показал противнику, где раки зимуют!
Ваня Бугров: Федя, мы на вахту опаздываем.
Федя Снежков: Верно!
Федя и Ваня выходят. Сергей и Степа остаются.
Митя Нелидов: Про полоски на гюйсе не мудрено запомнить. Гораздо труднее запомнить про течения в океане.
Сергей Столицын: А что в этом сложного?




Митя Нелидов: Мне-то не сложно. А вот Костя Москвин именно за течения на прошлой неделе «двойку» схлопотал. Сижу. Вычитываю. Думаю, как ему помочь. Он бы мог доклад подготовить и в раз бы положение исправил. За него написать нечестно.
Степа Сковородкин: Ситуация…
Сергей Столицын: Погодите, ребята. Поручите ее мне. Я, кажется, знаю, как помочь Косте.
Сергей остается в классе, перелистывает книги, что-то выписывает.


Картина 9 «Совет воспитателей»

Голос Мити: В училище съехались ребята со всех сторон необъятной родины. Были мальчишки, пережившие блокаду, фронтовики, те, кто познал ужас оккупации. А некоторые совсем не знали, что такое бомбы, снаряды, голод – они приехали из глубокого тыла. Учились сироты, дети адмиралов, наркомов. Большинство считало Нахимовское своим домом.
Входит в класс командир. За ним лейтенант.
Лейтенант Седых: Выхожу я с пятого этажа на трап. Вижу: знакомые личности. Сверху спускаются. Шмыг – мимо меня. Ладно, думаю…
Командир роты: Товарищ лейтенант. Когда Вы докладываете, говорите самое главное. О подробностях, если нужно, вас спросят.
Лейтенант Седых: Есть, товарищ капитан 2 ранга.
Командир роты: И от воспитанников требуйте: докладывать коротко, ясно – говорить правильно, по-русски. Русские моряки наш язык сохранили. Продолжайте.
Лейтенант Седых: (подает командиру вахтенную книгу) Это я нашел на башне. Наши затеяли. Воспитанников Лаврова и Зайцева видел своими глазами. Спускались по лестнице. Это такой народ. Вы еще наплачетесь. Я хоть и молодой офицер – меня учить да учить надо, а опыт в воспитании имею. Все-таки в Нахимовском училище уже полгода – с самого начала. Каждый день какое-нибудь приключение.
Командир смотрит журналы.
Лейтенант Седых: Прикажете к вам вызвать?
Командир роты: Обижаться на мой совет не стоит. Мы все в деле воспитания новички, несмотря на военный опыт. Нас всех учить и учить надо. Это положите на место. А вызывать не нужно.
Пауза.
Командир роты: Выполняйте, товарищ лейтенант.
Лейтенант Седых: Так я их уже привел, товарищ капитан 2 ранга.
Командир роты: Ну, тогда приглашайте.
Лейтенант выходит в коридор. Командир листает журнал. Возвращается к первой странице. Читает вслух.
Командир роты: Нашим законом будет и есть только движенье вперед. (задумывается, улыбается)
Входят Лейтенант Седых, Зайцев и Лавров.
Зайцев и Лавров: (хором) Товарищ капитан 2 ранга, воспитанники Лавров и Зайцев по Вашему приказанию прибыли.
Командир роты: Прибыли, значит, наблюдатели? Должен сказать, что меня в детстве тоже тянуло на чердаки и крыши. А с колокольни, например, я мечтал увидеть Атлантический океан. Не удалось. Сторож помешал. Выпорол… Ну, я пороть Вас не стану. Но подниматься на башню запрещаю.
Борис Лавров: Есть, товарищ капитан 2 ранга.
Лавров и Зайцев выходят из кабинета.
Лейтенант Седых: Не поймешь: то ли шалость, то ли злой умысел. Одно слово: малыши. Просто не понимаю. Вот четвертая рота. Комсомольцы. Продраили бы с песочком на собрании – и порядок. А с этими малышами. И требуй с них, и учи. И все это по-деликатному. Просто голова кругом идет. Что же делать?




Командир роты: Требовать и учить. И все это деликатно.
Командир выходит. Лейтенант останавливается. Задумывается. Затем выходит.


Картина 10 «Течение Гольфстрим»

Голос Мити: Сколько же надо было иметь терпения, и как любить детей, чтобы в конце концов вырастить из нас дисциплинированных, грамотных, хорошо развитых физически, преданных Родине и военно-морскому делу людей.
В классе. Сергей и Костя идут, разговаривая на ходу. Останавливаются.
Сергей Столицын: А ты слышал о течении Гольфстрим?
Костя Москвин: Слышал… То есть не знаю.
Сергей Столицын: Возьми и узнай больше. Начинай узнавать. Напиши доклад. «Гольфстрим - величайшее течение». Учитель географии будет рад твоему исследованию.
Костя Москвин: Доклад?
Сергей Столицын: Да, доклад! Совсем небольшой, минут на 10. На уроке выступишь.
Костя Москвин: Выступить? Да что я скажу?




Сергей Столицын: Как только начнешь чем-нибудь с интересом заниматься, сразу будешь знать об этом предмете больше, чем другие…
Костя Москвин: Что я разыщу? Где?
Сергей Столицын: Да ты не понимаешь, как это интересно! Ты вот, представь себе, что все реки земного шара сложились в один поток и текут в одну сторону. А теперь представь, что рядом течет другой поток, который в двадцать раз мощнее. Вот это и есть Гольфстрим… Это – огромная река теплой воды в океане. Если бы она целиком вливалась в какое-то море, то там прибывало бы по двадцать пять миллионов кубических метров каждую секунду…
Костя Москвин: Откуда это берется?
Сергей Столицын: А знаешь, какое самое особенное и таинственное место в океане?
Костя Москвин: Какое?
Сергей Столицын: Это то место, где встречаются два течения – теплое, Гольфстрим, и холодное, Лабрадорское? Там всегда стоят туманы, ходят густые косяки рыб, в туманах тихо обтаивают огромные ледяные горы…
Костя Москвин: Айсберги?
Сергей Столицын: Айсберги. Слушай, пиши доклад. Знаешь, как это интересно!
Костя Москвин: Попробую.
Сергей Столицын: Справимся с твоей «двойкой»-«тройкой»! Будешь у нас передовиком.
Входят Борис и Петя. Костя выходит. Борис и Петя подходят к Сергею.
Борис Лавров: Это ты?
Сергей Столицын: Я.
Петя Зайцев: Мы так и знали, что это ты.
Сергей Столицын: Вы о чем?
Борис Лавров: Не прикидывайся. Говори прямо. Ты про башню донес?
Петя Зайцев: Ее из-за тебя запечатали.
Сергей Столицын: Запечатали? Так вам и надо. Научитесь сначала ладить с людьми.
Борис Лавров: Мы видим, как ты умеешь ладить с людьми.
Петя Зайцев: С кем он подружился. С отстающим!
Борис Лавров: Тбилисские нахимовцы пример показывают в учебе. 50 процентов отличников в каждом классе. Первые в стране по успеваемости. А у нас герои Флота отстающих поддерживают.
Петя Зайцев: Позор.
Сергей Столицын: Сегодня отстающий – завтра передовик. Все зависит от того, как человек настроится, и будут ли его поддерживать. Я понял, почему Костя всегда в одиночку. Товарищей сторонится. Эх, вы… Такое дело провалили. Наблюдатели! (уходит)
Борис Лавров: (Пете) Не он.
Петя Зайцев: Не он... Как же мы теперь будем диверсантов отслеживать?
Борис Лавров: Остается одно. Искать новый наблюдательный пункт. Или незаметно наблюдать в бинокль в любое время из любой точки.
Петя Зайцев: Точно.
Ребята выходят.


Картина 11 «Урок военно-морской подготовки»

Там же. В класс входят воспитанники. Рассаживаются.
Голос Мити: На уроках военно-морского дела мы изучали устройство корабля. Но все начиналось с постижения устройства шестивесельной шлюпки и флажного семафора. Нам нравились новые слова, пришедшие как будто из стивенсовских романов «анкерок», «румпель», «фалы».
Митя Нелидов: Внимание! Последнее известие! Преподаватель военно-морской подготовки заболел. Поэтому урок проведет командир роты.
Петя Зайцев: А он что-нибудь в этом деле понимает?
Митя Нелидов: Не знаю. Он мне не докладывал.
Федя Снежков: Понимает! Он песни морские под гармошку поет!
Борис Лавров: Ну, если песни морские поет, то, значит и военно-морскую подготовку понимает. Верно, Столицын?
Сергей Столицын: Маршал Жуков на баяне играет, и это помогает вести к победе. Я так думаю. А ты, кажется, Лавров, старшина класса. А командира роты обсуждаешь.
Степа Сковородкин: Резонно.
Входит командир роты.
Митя Нелидов: Встать! Смирно! Товарищ капитан 2 ранга 51 класс к занятиям готов! Дежурный по классу воспитанник Нелидов.
Командир роты: Здравствуйте, воспитанники!
Все: Здравия желаем, товарищ капитан 2 ранга!
Командир роты: Вольно! Сесть! Начнем с повторения. Дайте, пожалуйста характеристику линкора. Кто желает ответить? Воспитанник Столицын.
Сергей Столицын: Кроме орудий главного калибра линкор имеет орудия среднего калибра - 130-152 миллиметра.
Командир роты: Хорошо. А как назывались линкоры прежде? Знаете?




Сергей молчит.
Командир роты: Кто ответит? Воспитанник Лавров.
Борис Лавров: Раньше такие корабли назывались броненосцами.
Командир роты: Правильно. Бороться с бронированными кораблями очень трудно. В бою приходится прилагать усилия, чтобы поразить вражеский корабль в наиболее уязвимые места. Какие?
Борис Лавров: Нет. Мы этого не проходили.
Командир роты: А Вы, воспитанник Столицын, проходили?
Борис Лавров: Нужно поражать вражеский корабль в район главных механизмов или котлов. Потеряет ход, тут его и топи.
Командир роты: Правильно. Садитесь.
Лавров и Столицын: Есть.
Степа Сковородкин: Разрешите сказать. Я хочу сказать, что у наших кораблей уязвимых мест нет. Советская броня надежно защищает и котлы, и механизмы.
Командир роты: Это неверно. Уязвимые места есть у всех кораблей. Дело не только в советской броне, но и в советских моряках. Советские моряки – вот самая надежная броня наших кораблей.
Петя, все время незаметно подглядывающий за окно, шепчет.
Петя Зайцев: (Лаврову) Борис! Лавров! На горизонте подозрительный объект! Слышишь? На горизонте подозрительный объект! (смотрит в бинокль уже откровенно)
Лавров начинает волноваться. Командир подходит со спины к Зайцеву.
Командир роты: Что, воспитанник Снежков, на горизонте?
Петя вскакивает.
Петя Зайцев: Подозрительный объект. Смотрите!
Все вскакивают с мест.
Командир роты: Смирно! По местам! Сесть! Плохо ваша сигнальная служба работает. Отвратительно работает! Баржа идет. Баржа с углем. Придется вас научить отличать военный корабль от баржи. Сегодня все ротой пойдем разгружать уголь из баржи. Для отопления здания.
Федя Снежков: Так ведь начало мая на дворе. Скоро лето.
Командир роты: За летом будет осень. А за началом мая конец. Лагерь. Уедем. Кто училище углем обеспечит?
Занавес закрывается.


Картина 12 «Разгрузка угля»

Территория перед зданием НВМУ.
Голос Мити: Воспитатели учили нас не гнушаться никаким трудом, будь то натирка паркета или чистка гальюна. Причем чаще всего нас учили не абстрактно, а живым личным примером. Труд учили воспринимать сквозь призму радости и доблести.
Петя Зайцев и Борис Лавров несут ведра с углем. Лейтенант Седых контролирует.
Лейтенант Седых: Аккуратно и быстро работаем, товарищи воспитанники. Аккуратно и быстро. Ясно?
Борис Лавров: Ясно, товарищ лейтенант.
Лейтенант Седых: Аккуратно и быстро работаем, товарищи воспитанники. (выходит)




Петя Зайцев: Четвертая рота на озере отдыхает. Лагерь готовит. А наш наряд – на уголь.
Борис Лавров: Нечего было корабль с баржой перепутывать.
Петя Зайцев: Бинокль плохой! Стекла мутные!
Борис Лавров: Военный бинокль. Старый, но хороший. Он мне от отца остался.
Петя Зайцев: Все. Опять мозоли!
Появляется лейтенант Седых.
Лейтенант Седых: Воспитанник Зайцев. Будьте любезны, возьмите ведра. Покажите пример.
Петя берет ведра, несет их дальше. Появляется командир.
Лейтенант Седых: Уже лучше. (смотрит вслед Пете)
Командир роты: Товарищ лейтенант, а Вы сами когда-нибудь уголь грузили?
Лейтенант Седых: Так точно, товарищ капитан 2 ранга. Я ведь не из военного училища, а из матросов до лейтенантских погон дослужился. Приходилось и уголь грузить до потери сознания.
Командир роты: А под огнем противника не доводилось?
Лейтенант Седых: Еще бы! Вот в Кронштадте, помню…
Командир роты: Понятно… Ну, тогда соберите роту. Посидим на берегу.
Лейтенант уходит. Выбегают мальчишки.
Командир роты: Скучная работа, ребята. Скучная. Медленная. Грязная. Ну, как на ней отличишься?




Петя Зайцев: совершенно верно, товарищ капитан 2 ранга.
Командир роты: А вот и неверно, воспитанник Зайцев. Смотрите!
Командир роты: Перед нами берег осажденного Севастополя. К нам прорвалась баржа с углем. Он нужен Севастополю, как снаряды, как воздух, как хлеб. Кругом гремит бой. Непрерывно налетают вражеские самолеты. А мы работаем!
Ребята разбегаются и начинают быстро передвигаться с носилками.
Лейтенант Седых: Резво заработали, товарищ командир.
Командир роты: Крикните-ка оркестру. Пусть сыграют воздух.
Лейтенант Седых: (кричит) Во-оздух!.
Ваня Бугров: Бойцы! В укрытие!
Мальчишки прячутся в укрытия. Только Петя Зайцев быстро носит ведра.
Появляется начальник училища.
Начальник училища: Воспитанник Зайцев, а вы почему не в укрытии? Не боитесь? Вдруг да бомба?
Петя Зайцев: Я привычный, товарищ контр-адмирал. В Ленинграде во время блокады потушил 38 зажигалок.
Начальник училища: Похвально, воспитанник Зайцев!




Петя Зайцев: Разрешите продолжать!
Начальник училища: Продолжайте!
Появляется командир роты.
Начальник училища: Молодцы, Ваши севастопольцы!
Командир роты: Я бы их наградил, товарищ контр-адмирал.
Начальник училища: Ну что ж придется, Виктор Васильевич! И какая награда им по заслугам?
Командир роты: Пораньше бы в лагерь, товарищ контр-адмирал. Не оправились они еще. На воздух им надо. На шлюпках походить. Море почувствовать. Невелики они еще. Играть хочется.
Начальник училища: В войну играют.
Командир роты: В войну.
Начальник училища: Долго еще наши мальчишки в войну играть будут. А игра неплохое дело, Виктор Васильевич… С игры в героев настоящие подвиги начинаются. В середине мая поедете в лагерь. Пусть, как следует, воздухом подышат да к морской службе привыкнут. Начинайте готовиться, товарищ командир 5 роты.
Командир роты: Есть, товарищ контр-адмирал.
Начальник училища и командир роты уходят.
Ваня Бугров: Ведра приказано собрать в одном месте.
Степа: (ставит ведро) Есть собрать ведра!
Мальчишки собираются. Ставят ведра. Вбегает Митя.
Митя: Ребята! Мальчишки! Это еще не официально. Командир скажет официально. Я просто слышал. Не могу молчать! Победа! Победа!




Нахимовцы: Ура!
Мальчишки убегают с криками «Победа! Товарищ командир! Победа!»
Голос Мити (на проекции): Наступил день, которого мы ждали долгих четыре года. День Победы! Весь личный состав училища с развернутым знаменем прибыл к Театру Ленинского Комсомола. Здесь состоялся многолюдный митинг. Накрапывал легкий дождичек. Но никто не замечал. Люди обнимали друг друга. Радовались. Танцевали. Наступала мирная жизнь.
Заканчивается видео кадрами из лагеря.
Голос Мити: Вскоре после празднования мы поехали в лагерь, где нас ждали озеро и шлюпки, лес и приключения.


Окончание следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru



Главное за неделю