Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Контр-адмирал К.А. Безпальчев. В море и на суше. Сборник воспоминаний его воспитанников и сослуживцев. - СПб.: НПО «Система», 2008. Часть 20.

Контр-адмирал К.А. Безпальчев. В море и на суше. Сборник воспоминаний его воспитанников и сослуживцев. - СПб.: НПО «Система», 2008. Часть 20.



1947 г. Л.Орлова и Г.Александров в гостях у "сына" и его однокашников по Рижскому Нахимовскому училищу.

Ну а уж если в Ригу приезжал кто-нибудь из знаменитостей, то их непременно приглашали к нам, и никто никогда не отказывался. Побывали у нас Любовь Петровна Орлова с Григорием Васильевичем Александровым, Алла Константиновна Тарасова и Михаил Михайлович Тарханов, чемпион мира по тяжелой атлетике Григорий Новак и даже вся футбольная команда ВМС. А уж если мы жили в Москве и готовились к парадам, куда нас только не возили на голубых «фордах». И в Большой, и во МХАТ (запомнил одну постановку, оказавшуюся незаконченной: во время спектакля умер Борис Георгиевич Добронравов, исполнявший роль царя Федора Иоанновича), и в Кремль в Оружейную палату, и в Каретный ряд. Побывали мы и в Историческом музее, и в музее подарков Сталину, и в Мавзолее, даже ездили на Бауманский стадион, где тренировались знаменитые футболисты ЦДКА Георгий Федоров, Всеволод Бобров, Борис Никаноров и другие. Свозили нас и на финальную кубковую игру по футболу 1949 г. между командами «Динамо» и «Торпедо» (Москва). Помню, в Москве нас даже приглашали посетить женский интернат Министерства иностранных дел, где жили и учились дочери ответственных дипломатов, живущих за рубежом, и где я познакомился с очень милой девочкой - Лидочкой Царской, вышедшей впоследствии замуж за моего приятеля Володю Чернышева и родившей ему двух сынишек-близнецов.



Сводный ход нахимовцев и учащихся рижских школ.

Была у нас в училище и очень неплохая самодеятельность: хоровой и танцевальный коллективы, оркестр народных инструментов, юмористическая акробатическая группа, были и довольно приличные солисты, в том числе и из приглашенных девушек. Ходили мы на концерты самодеятельности с большим удовольствием. В общем, все было бы хорошо, если бы не наступил памятный 1947 год. В этом году наше училище принимало участие в первом послевоенном Всесоюзном параде физкультурников в Москве. В мае и июне мы готовились к нему, проживая в Лефортово. Побывали на генеральной репетиции, посмотрели яркие, красочные выступления делегаций - участников, нисколько не уступающих подобным на последующих Олимпиадах, получили незабываемое впечатление. Не нужно забывать, что это происходило всего через два года после окончания тяжелейшей войны: мы все, кроме горя и бедности, мало что знали и видели, и вдруг - такое событие и такое зрелище.


Сводная рота нахимовцев Рижского Нахимовского училища, участвовавшая во Всесоюзном параде физкультурников в Москве в августе 1947 года. Командовал ротой капитан-лейтенант В.С.Штепа. Знаменосец нахимовец Володя Фадеев.

В Москве нас задержали еще на неделю для участия в параде, посвященном дню Военно-Морского Флота. Наше участие заключалось лишь в живом «обрамлении» плавательного бассейна и десятиметровой вышки в Химках, где состязались видные пловцы и прыгуны в воду. Все было празднично и прекрасно, в том числе и предстоящий отпуск. А вот по завершению последнего некоторые из нас расслабились, им захотелось на «гражданку», бросить училище. Была даже образована тайная группа мальчишек под кодовым названием «Туда» (то есть на волю). Им казалось, что здесь, в Риге, все пасмурно и холодно и что надоело ходить в строю и учиться, подчиняясь строгому режиму. Виделось, что дома тепло, солнечно, уютно и весело.
Я тоже вбил себе в голову непременно уйти из училища. Кто только не отговаривал меня от этого поступка, какие только силы не привлекались — и песочили меня друзья на комсомольском собрании, увещевали старшины и офицеры, вызывали поодиночке даже родителей из Ленинграда, и какие только доводы они не приводили - все было напрасно, я был упрям, как осел. Наконец, был написан приказ о моем отчислении и представлен Константину Александровичу Безпальчеву на подпись. И тут в бой за меня вступила самая тяжелая артиллерия. Константин Александрович вызвал меня на «ковер» и задал первый и самый сложный вопрос: «Ты что же, собрался дезертировать?» В те первые послевоенные годы понятия «предатель» и «дезертир» были для нас, мальчишек, самыми позорными и унизительными. Ответить я не смог. Не помню, что мне говорил еще Батя, что я лепетал в ответ, но последние его слова были такими: «Если у тебя хватит духу закончить военное образование и ты станешь морским офицером, то и через пятьдесят лет будешь вспоминать меня с благодарностью». Это меня доконало окончательно, и я решил потерпеть и продолжить учиться. Прошло пятьдесят три года, но тот день и то решение я уже никогда не забуду. Оно стало воистину судьбоносным, и я бесконечно благодарен за него Константину Александровичу Безпальчеву.




Я снова втянулся в учебу, неплохо закончил Нахимовское училище и с удовлетворением, без всяких вступительных экзаменов поступил в Ленинградское 1 Балтийское высшее военно-морское училище (подводного плавания в последующем). Но одно скажу твердо и определённо: если кто-нибудь спросит меня: ощущал ли я лично заботу о себе со стороны высшей власти (как раньше говорили - «партии и правительства»), то отвечу, не задумываясь: да, ощущал. И в высшей степени не понимаю тех, кто с осуждением, а порой и со злобой вспоминает свое прошлое и прошлое своей страны».

Д. Паттерсон



Новости дня, 1955 год № 18. В ВВМКУ им. М.В.Фрунзе.

«В походе»

В суровом неистовстве Черное море
Швыряет крутые валы.
Они налетают, но крушит их вскоре
Оскаленный выступ скалы.
То ласково плещется сонное море
И песню чуть шепчет прибой,
Волшебно сияют вечерние зори,
Ширь волн озаряя собой.
Ты здесь забываешь про всякое горе
И гордый Отчизной родной,
Ты счастлив, что в море в далеком дозоре
Дежуришь на вахте ночной.
А море кипит, и бегут волны споря
В дали необъятно большой,
И чувствуешь вновь, что простор Черноморья
Ты всей своей любишь душой.


13 сентября 1980 г.



Дизельная подводная лодка в походе. Галерея художников Ершовых.

Встреча по случаю 25-летия выпуска

Морской не утратив осанки,
Сегодня мы встретились тут.
Пускай корабельные склянки
В момент юбилейный пробьют.
То веселы мы, то суровы,
Матросские песни поем
И так же как прежде швартовы
В грядущее мы подаем.
Подросткам, из штаников выросшим,
Нам флот, как отец, помогал.
И кто-то из нас был нахимовцем,
А ныне уже адмирал!
Знакома нам детская тактика
И прозвищ шутливых укол.
Но видно, от прозвища Африка
Я все ж недалеко ушел.
Мы эти бокалы поднимем,
Смеясь и немного грустя,
И снова друг друга обнимем
Еще четверть века спустя.
Мы здесь, как на палубе, вместе,
Но юность попробуй верни,
И все же, друзья, нас как прежде
Манят ходовые огни.




Альфред Семёнович Берзин - однокашник Дж.Паттерсона

Примечание. 9 июня 1957 г. газета «Советский флот» опубликовала фотографию, два стихотворения и небольшую статью под заголовком «Подводник-поэт».
«Лейтенант Джемс Паттерсон - сын американского негра, приехавшего в 1932 г. в СССР и принявшего советское гражданство. Родившийся и выросший на советской земле, Джемс посвятил свою жизнь Военно-Морскому Флоту.
После смерти отца, погибшего в первые годы Великой Отечественной войны, Джемс Паттерсон был принят в (Рижское) Нахимовское училище, затем учился в высшем военно-морском училище, после окончания которого получил назначение на одну из подводных лодок.
Уже не первый год лейтенант Джемс Паттерсон пишет стихи, работает над исторической повестью об освободительном движении негров в Америке середины прошлого века. Офицер пользуется большим литературным материалом, собранным его отцом для книги по истории негритянского народа».
В нашем сборнике помещены два стихотворения поэта-подводника, посвященные морю и встрече с друзьями из 1 -го Балтийского ВВМУПП, в том числе и с бывшими нахимовцами.
Джим (так его звали одноклассники) родился в Москве в 1933 г. После нескольких лет военной службы (в 1958 г. уволен в запас по сокращению штатов) окончил Литературный институт имени А.М.Горького, является автором более десяти книг стихотворений [70], членом Союза писателей СССР. В 1990-е годы он уехал в США и продолжает писать стихи, теперь на английском - родном языке своего отца [71].
Еще в трехлетнем возрасте он стал героем получившего высокую оценку кинофильма «Цирк», вышедшего на экраны страны в 1936 г.


Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru



Главное за неделю