Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,16% (46)
Жилищная субсидия
    18,92% (14)
Военная ипотека
    18,92% (14)

Поиск на сайте

Ю.А.Панов «Линия жизни. Страницы из биографии». Часть 17.

Ю.А.Панов «Линия жизни. Страницы из биографии». Часть 17.

Нашему архивариусу Сергею Владимировичу Карасёву сделали операцию, сейчас он пока вне доступа. 24 марта у Серёги день рождения - 68 лет.
Мы все желаем ему скорейшего выздоровления и возвращения в строй!


Группа сотрудников Тверской радиостанции. Во втором ряду второй слева – В.М.Лещинский, второй справа – М.А.Бонч-Бруевич. - О событиях в мире Тверь узнавала самой первой.

До 1917 года было произведено всего около 3 тысяч электронных ламп. В Твери он проводил различные опыты, закончившиеся для него впоследствии очень тяжелым заболеванием. При проведении опытов по созданию первых радиоламп он надышался парами ртути. А опыты он проводил даже в своей квартире. А что такое ртуть - это понятно всем, даже детям. «Тверская радиотехническая лаборатория» располагалась в двухэтажном деревянном доме на Желтиковом поле (сегодня, это в Пролетарском районе города Твери, район ул. Бобкова). В 1918 году «Тверская радиотехническая лаборатория» перекочевала из Твери в город Нижний Новгород. «Эта лаборатория вошла в историю отечественной радиотехники как колыбель всего большого и нужного, что мы имели в области радио». Так писал Эрнст Кренкель в своей книге…

Полярная станция Мыс Челюскин. Ю.А.Панов на крыше радиопередающего центра (вдали наш жилой домик - маяк). Зима 1966 года.

В прихожей кают-компании, на вешалке, громоздятся шубы и тулупы, шапки и валенки. Темы разговоров обыденные и общечеловеческие, особенно ценится здесь веселое и «сочное» слово. В кают-компании шумно, под ударами «козлистов», играющих в домино, трещит массивный стол, а бильярдные шарики звонкими кузнечиками скачут по полу.

Мужской коллектив радиопередающего центра м. Челюскин. Зима 1967 года (верхний ряд, первый слева - это я).

Основная задача работы научных сотрудников полярной станции - проведение метеонаблюдений, а также – наблюдение за состоянием моря и ледовой обстановки с эпизодическими замерами толщины льда и температуры морской воды. Метеонаблюдения ведутся и днем и ночью, по графику: в 01, 07, 13, 19 часов по местному времени.

Полярная ночь на станции. А луна совсем рядом.

Для этих целей оборудована метеорологическая площадка и деревянная вышка. На вышке смонтированы специальные фотокамеры с дистанционным управлением (ДУ), для фотографирования «северного сияния». Фотосъемка проводилась круглосуточно в автоматическом режиме. Всплески северного сияния, - это зрелище незабываемое, - это что-то фантастическое!

Измерялась также температура почвы в тундре. В летнее время замерялась высота волны в проливе Вилькицкого. Данные записывались в специальный журнал наблюдений, далее составлялась зашифрованная, согласно кода и инструкций, радиограмма и передавалась на остров Диксон. Это делалось четыре раза в сутки – ежедневно. Толщина снежного покрова измерялась один раз в неделю. В радиограмме давались данные о состоянии атмосферного давления и облачности. «Полярными сияниями» на станции заведует Сергей Чернышев и, как только они появляются, фотокамеры выстреливает в небо километры фотопленки. Сергей регистрирует каждое такое явление природы, составляет карты их распространения – одним словом их изучает. Полярные сияния – это красивое зрелище, но вызывают ненависть у радистов станции.

Профилактика антенны радиотеодолита ‘’ Малахит ‘’.

Радисты относятся к сиянию, как грибник к мухомору – красиво, но вредно. Полярное сияние, оказывается, создает многочисленные помехи радиосвязи на коротких волнах.
Неоднократно наблюдал, как запускают радиозонды и следят за их полетом с помощью специального радиолокатора (который называется Малахит). Очень простая и, тем не менее, мудреная штука.


Я стал свидетелем забавного зрелища, которое привело бы в восторг детвору. Раздвинулись двери сарая - ангара, и с огромным, похожим, на исполинский арбуз шаром в руках выбежал аэролог. Спринтерский рывок на сто метров – и шар взлетел в воздух, как мыльный пузырь. Это аэрозонд. Его подъемной силы, созданной несколькими кубическими метрами водорода, достаточно, чтобы поднять в воздух портативную радиостанцию. Батарейки питания передатчика рассчитаны на два часа работы, и за это время шар-зонд успевает хорошенько прогуляться по небу на высоте до сорока километров.

Выпускание шара-зонда в атмосферу.

После успешного запуска вместе с аэрологом я пошел в домик аэрологов. Здесь, не отводя глаз от экрана радиолокатора, сидел техник Женя. На экране индикатора локатора – крохотные светлячки-импульсы: зонд набирает высоту и посылает на землю первые сигналы. Их принимают автоматы, которые вычерчивают на бегущей бумаге небесную кардиограмму: атмосферное давление, температуру и влажность в верхних слоях атмосферы. Женя по сигналу локатора определяет направление и скорость ветра. Зонд запускается три раза в сутки. Когда ему надоедает шляться по стратосфере, он лопается и вместе с передатчиком падает на землю. Принятые сведения немедленно сообщаются в радиоцентр, который находится на острове Диксон.

Аэролог Женя выпускает аэрозонд.

Это важнейшие, уникальные данные. Хотя обходятся они достаточно дороговато, но в данном случае цель оправдывает средства: ведь благодаря им мы получаем представление об ассортименте блюд, которые готовятся на арктической кухне погоды.

После снежной пурги…

Для аэролога мало хорошо знать свою аппаратуру, он еще должен быть хорошим спортсменом. Нужно уметь быстро бегать в меховой одежде да еще удерживать бешено рвущийся из рук шар, оттаскивать его подальше от мачт антенн и от крыш домов. Случается, что ураганный ветер вырывает шар-зонд из рук и расшибает его вместе с приборами – и начинай все с начала.
Недостаток знаний, отсутствие специальной подготовки по разным отраслям науки и техники чувствительно дают себя знать на каждом шагу. Если принимать участие в следующей экспедиции, то надо хотя бы бегло ознакомиться с научными вопросами, предусмотренными ее программой.

Рабочее место оператора радиотеодолита «Малахит».

Все наблюдения и соответствующие замеры производили дежурные метеорологи, в мою обязанность входила безотказная работа радиосвязи. Радисты на станции были очень квалифицированные, с большим опытом работы. Сбоев в работе радиосвязи не было. Наша производственная деятельность была четко отлажена, затруднений для нас не представляла. Правда, при прохождении глубоких циклонов, когда возникали ураганные ветры и снеговые бури, наблюдения были затруднены, ломались мачты антенн, обрывались фидера, лопались от мороза стальные растяжки – но мы все равно выходили из любого положения.

Продолжение следует


Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю