Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Ю.А.Панов «Линия жизни. Страницы из биографии». Часть 23.

Ю.А.Панов «Линия жизни. Страницы из биографии». Часть 23.

СЕРДЦЕ ПОЛЯРНИКА

Проваливаясь по пояс в снег, брел человек по необжитой земле. Следом за ним ползли два гусеничных трактора с прицепами – и день, и два, и неделю. Нужно было доставить на полярную станцию мыс Челюскина строительные материалы. Но вот попали в беду – очень сильная пурга, метет день, метет второй и не сбавляет силу. На восьмые сутки кончились продукты, на девятые сутки пришел голод. Вытряс Степаныч вещмешок, собрал жменю крох из-под сухарей, разделил на четверых.

- Будем крепиться…
Как только появилось «окно», на выручку послали самолет ледовой разведки. В разрыве между тучами летчики заметили санный поезд, сбросили два мешка с продуктами. Но через несколько минут вновь все небо заволокло тучами, началась опять пурга, вновь запуржило, и найти мешки с продуктами не удалось. И еще десять суток Степаныч указывал дорогу, чтобы не врезались машины в овраг и не свалились с обрыва.
- «Мы доставили груз» – только и сказал он строителям на двадцатые сутки и тут же молча опустился на землю. В числе этой четверки был и я – радистом.
На Севере от Амдермы до Певека скажи многим полярникам единственное слово «Степаныч» и сразу поймут о ком идет речь – о шофере-трактористе Александре Степановиче Данилове. Кристальной это души человек, мужественный, сильный, смелый. Приехал когда-то из Москвы – и вот уже двадцать шестую весну отпраздновал на полярной станции мыс Челюскин. Александр Степанович рассказывал: теперь здесь благодать, теплые квартиры, столовые, радиотрансляция по всему посёлку, электричество. Все создавали собственными силами. Шофер-тракторист Данилов, такая у него должность, доставлял строительные материалы. Возили их с бывшего лагеря для политзаключённых под названием «Рыбак». В 150 км от полярной станции Мыс Челюскин находилась «зона», в которой в 1951-1953 годах содержались политзаключенные. Лагерь после смерти И.В.Сталина был закрыт, осужденные были все вывезены на материк, все постройки, имущество, горюче-смазочные материалы, вся техника осталась в тундре бесхозной. Стволы шахт были взорваны. Для нужд полярной станции мы использовали стройматериалы (брёвна, доски, двери, рамы, ГСМ и многое другое…). Но всё это надо было перевозить.

Полуостров Таймыр, всё что осталось от лагеря для политзаключенных на полуострове Таймыр под названием «Рыбак».

При перевозке стройматериалов в дороге всякое случалось. Однажды А.С.Данилов несколько дней лежал в постели с воспалением легких, уже выздоравливал, когда заскочил к нему на минутку приятель, не сдержался, бросил в разговоре невзначай: беда, дружище, в проливе Вилькицкого судно тонет. Данилова словно кипятком ошпарили, вскочил с постели, начал расспрашивать. Ему, в прошлом военному моряку-фронтовику, хорошо были известны подобные трагедии – приходилось и самому «полоскать» клеши в соленой морской воде. А приятель торопился договорить. В то утро радисты на мысе приняли сигнал бедствия «S O S». Экипаж сухогруза, стиснутого и смятого льдами, просил о помощи. Единственным, кто находился вблизи от места катастрофы, был теплоход, который доставил полярникам-челюскинцам промышленные товары, уголь, продовольствие (судно стояло на якоре недалеко от берега). На все запросы береговой радиостанции судно не отвечало – видимо судовой радист проспал или отсутствовал на своем рабочем месте…. Осталось одно – попытаться добраться до судна на шлюпке. Тогда Данилов, на глазах оторопевшего товарища, начал быстро натягивать штаны и куртку. «С ума спятил, старый, без тебя не управимся, что ли?». Около трех часов больной Данилов преодолевал морскую стихию. Теплоход снялся с якоря и подошел к судну, терпящему бедствие. Люди и судно были спасены. А Степаныч неохотно отвечал на расспросы товарищей по зимовке: что же тут особенного.… Надо было спасать людей. Вот такой человек – Степаныч. Сроднился он с Арктикой. Ведь уже больше четверти века, как семья Даниловых связала свою жизнь с северным краем. В день рождения младшего сына Даниловых, Саши, в поселке была сильная метель – погода была нелетная. Самолет, который вызвали с Диксона, не мог совершить посадку в аэропорту Челюскина – вынужден был возвратиться обратно.

Северный аэродром.

Связались по радио с Диксоном, попросили консультацию у медиков. Опытный врач по радио давал консультацию, а роды принимал… сам шофер-тракторист Данилов. На полярной станции есть Книга почета, в которую заносятся имена лучших людей поселка, первым в ней значится имя Данилова. Он неоднократно награждался почетными грамотами, ценными подарками. В аэропорту построена гостиница, бытовой комбинат, почта. В каждом построенном объекте – частица души Степаныча. В 1966 году мне пришлось присутствовать при вручении ему ордена «Знак Почета». Все полярники искренне поздравили своего друга – ветерана Крайнего Севера, чей труд высоко оценила Родина. Я смотрел на него, добродушного, коренастого, безотказного в работе, и думал – «что движет этим человеком, деньги…? Нет, - в них он не нуждается, не испытывает нужды. Желание отличиться? Но о своих подвигах он предпочитает не говорить…».

В газете “КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА “, за 26 марта 1966 года “, появилась маленькая заметка, называлась «ОГОРОД… В АРКТИКЕ…»

Полярная станция мыс Челюскин… 1966 год. (ТАСС).
«Первый в нынешнем году урожай огурцов сняли зимовщики самой северной в Евразии обсерватории мыс Челюскин. Теплица – гордость полярников. Построить ее в районе, где нет и клочка плодородной земли, пригодного для огородничества, - искусство. Землю привозили на самолетах с Большой земли, когда возвращались из отпусков, вытрясали из мешков, где хранился картофель. Собирали по горсточке между камнями на «птичьих базарах».
Зато теперь исследователи Арктики сразу после длительной полярной ночи разнообразят меню свежими овощами»….

P.S. 15 октября 2007 года я случайно нашёл телефон и связался с радиометцентром острова Диксон.

Из телефонного разговора с начальником Диксонского центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды СЦГМС Адамовичем Николаем Михайловичем тел. (8-39152-24953) я узнал, что теплица, построенная зимовщиками полярной станции мыс Челюскин, в конце 1960-х годов, в настоящее время не функционирует…). Ныне в результате «демократических» реформ 1990-х гг. на станции продолжают работать 5-10 научных сотрудников. Жилые дома и хозяйственные постройки заброшены и разрушаются. А в 1997 году сгорел местный музей, созданный на общественных началах в «Кают-компании». В музее были собраны находки из зимовий первопроходцев, личные вещи первых полярников, книга памятных записей, много картин (Н. Ефимов). И, к великому сожалению, сгорела и «Книга памяти». В 2006 году на полярную станцию завезли новый дизель-генератор, но по вине некоторых чиновников забыли завезти дизтопливо (солярку). В результате чего посёлок остался без электричества. Пришлось сократить количество научных работ, отключить ряд научных приборов. На призыв о помощи полярников откликнулись соседи-пограничники, которые подключили посёлок к своей электростанции. Что касается пограничной заставы: она в настоящее время функционирует, но коллектив пограничников тоже сократился до 15-20 человек. В настоящее время (со слов начальника станции Н.Ковальчука) коллектив сотрудников сократился в 100 раз. Детский садик не функционирует. Всё научное оборудование физически и морально устарело. Один день похож на другой. Летом круглые сутки светло, зимой темно. От психологического прессинга спасает постоянная работа. Поэтому до какой-то степени и не важно, какого вида оборудование. На нём ещё можно работать, т.е. занять себя. В долгую полярную ночь, от тоски, пересматривают старые видеофильмы. Выручает ТВ (всего один канал). Это жизнь, которая в буквальном смысле в руках самих людей. Если дело пойдёт так и дальше, скоро на полярной станции Челюскине останется стоять, лишь мастерски сложенный норвежцем Амундсеном сланцевый гурий – метка.

Полярная почта.

Почтовый штемпель почтового отделения полярной станции имени академика Фёдорова. По почтовому штемпелю можно определить, что в 1990 году ещё продолжало работать почтовое отделение «Мыс Челюскин ГМО им. Фёдорова». После 1990 года почтового отделения уже не стало, оно было упразднено.

Мечта филателистов (копия), «спецгашение» почтового конверта на почте полярной станции мыс Челюскин ГМО им. академика Фёдорова.

В тундре весной и летом разливается масса озер, и даже непонятно, чего там больше – воды или земли (хотя, судя по карте, кажется, что здесь должна находиться земля). От горизонта до горизонта разливается бесконечное море воды с бесчисленными островами, островками, грядами. Над таким «морем» на самолете летишь несколько часов, чтобы приземлиться где-то на земле, которая при ближайшем рассмотрении оказывается все-таки островом, только более крупным.

ОЗЕРО ТАЙМЫР ( историческая справка).

Озеро Таймыр – самое северное в мире настоящее крупное озеро. Лежит оно далеко за полярным кругом, у подножия горы Бырранга. Крайняя северная точка озера находится под 76 градусом северной широты. Озеро вытянуто с запада на восток километров на 160-170. По сути дела озеро Таймыр – это сильно вытянутый участок реки Верхней Таймыры.
Северное побережье, особенно в его западной части, представляет собой скалистые обнажения высотой до 100 метров над уровнем озера. Мороз и лед разбивают скалы на камни, которые время от времени обрушаются в воду. Климат в окрестностях озера теплее, чем на окружающих тундровых пространствах. По сравнению с мысом Челюскин здесь июльские температуры выше на два градуса. В летнее время здесь бывает до 21-25 градусов тепла. Солнце целый день не сходит с небосвода. Лето на озере самое оживленное время года. Чуть ли не физически ощущаешь, как льются на землю солнечные лучи. Соединяясь с холодной торфянистой грязью тундры и прозрачно-холодноватым воздухом, они создают многообразную и удивительную жизнь. Не успели еще распуститься из почек листочки, как уже начинают цвести полярные растения: дриады, астрагалы, звездчатки, камнеломки. Зеленеют осоки. Хвощи поднимают свои елочки, белые шары пушиц – напоминают мне наши одуванчики. И над всем этим колышется марево прогретого воздуха.

Полярное лето – почти синоним полярного дня. Круглые сутки светит солнце. Из-за этого растения и животные ускоряют развитие и рост. Укорачиваются сроки яйцекладок, быстрее на свет появляются птенцы. Все торопятся, полярное лето коротко. Отсутствие в тундре болезнетворных микроорганизмов делает теплокровные организмы более устойчивыми к низким температурам. Человек в летней тундре чувствует себя лучше, чем в привычной средней полосе России. На озере Таймыр и в окружающей тундре масса птиц: лебеди, гуси, утки, мохноногие канюки, полярные совы и др. Хоть и зимуют они все в теплых странах, но воспроизводить потомство возвращаются сюда. Здесь в летний период гораздо больше кормов и мало людей….
Зима на озере начинается рано. Озеро мелководно. Только в центральной части есть незначительная по площади котловина глубиной в 20 метров, а основная площадь имеет глубины менее пяти метров. Масса воды быстро остывает, и рано становится льдом. Уникальное явление для озера Таймыр – отсутствие высшей водной растительности. В озере есть представители морского водного комплекса живых организмов и байкальского комплекса. Озеро довольно богато рыбой. Среди рыб наиболее многочисленны: голец, муксун, сиг, чир. За ними по численности идут налим, ряпушка, хариус, омуль. Очень мало сибирского бычка – подкаменщика. В 1983 году озеро Таймыр вошло в состав Таймырского государственного заповедника.

Озеро Таймыр – 73 дня в году безо льда.

9 мая 1992 года на мысе Челюскин был открыт самый северный в стране памятник первооткрывателю этой самой северной точки Евроазиатского материка, российского флота штурману Семёну Ивановичу Челюскину и его товарищам, участникам Ленско-Енисейского отряда, первопроходцам Таймыра.
Задолго до этой даты жители расположенного там маленького посёлка: гидрометеорологи, радисты, авиаторы и пограничники решили исполнить свой долг потомков и установить памятник первооткрывателю мыса и первопроходцам Таймыра, которых возглавлял лейтенант Харитон Лаптев. Он принял Ленско-Енисейский отряд после смерти от цинги в 1736 году его первого командира лейтенанта Василия Прончищева, вслед за которым умерла в Усть-Оленёке и сопровождавшая его жена Татьяна. Занимались памятником несколько лет. Все попытки действовать официальным путём - через Управление культуры Красноярского крайисполкома оказались пустыми хлопотами. Юбилейный оргкомитет в посёлке мыс Челюскин возглавил метеоролог Валерий Штейнгарт, а в Красноярске - Сергей Сердюк из местного отделения Сибирского НИИ геологии, геофизики и минерального сырья. Сергей Сердюк несколько сезонов работал в районе мыса Челюскин. Они сообща стали действовать своими силами. Нашли скульптора Владимира Шавлыгина, члена Союза художников России, преподавателя Красноярского института искусств, который загоревшись идеей, согласился работать почти бесплатно. На свои деньги и на пожертвования, поступившие на специально открытый «Челюскинский» счёт, заказали памятник из красного гранита на комбинате «Саянмрамор» в городе Саяногорске. Затем с превеликими трудами его доставили транспортным самолетом и вертолётом на мыс Челюскин, как раз к юбилею. В транспортировке помогла Красноярская туристическая фирма «Соло-Полюс», которая обеспечивала в 1990 году одиночный лыжный поход на вершину мира известного путешественника Фёдора Конюхова.

На барельефах установленного памятника – фрагмент таймырской карты Харитона Лаптева, а также выбиты имена и фамилии всех участников Ленско-Енисейского отряда.

Чтобы поставить фундамент и пьедестал памятника, нужно было дождаться короткого арктического лета, когда почва хоть немного оттает. 9 мая, в день юбилея, в посёлке состоялся митинг полярников. Непродолжительный митинг на 20-градусном морозе завершился поднятием Андреевского флага на специально поставленной мачте и салютом из ракетниц. А 24 августа 1992 года, при стечении всех свободных от вахты челюскинцев с памятника, установленного на центральной площади, сдёрнули покрывало, сшитое из парашютной ткани. Вместе с Андреевским флагом подняли трёхцветный российский флаг, пограничники дали залп из автоматов.
Восьмиметровый памятник, символизирующий плавниковый столб-маяк, который Челюскин поставил здесь 250 лет назад, как бы вырастает из каменного гурия и венчается изготовленной из кованой меди моделью дубель-шлюпа «Якутск», на котором первопроходцы под Андреевским флагом пробивались сквозь льды. Это был небольшой деревянный корабль, килевой, двухмачтовый, парусно-гребной, имевший длину 21,4 м. ширину 4,6 м. «Якутск» имел вооружение: 4 трёхфунтовые пушки. В середине августа 1740 года, при очередной попытке пробиться на запад к устью Енисея «Якутск» был затерт льдами вблизи нынешней бухты Прончищевой и повреждён. Команда оставила его и по льду с трудом добралась до берега. Через некоторое время дубель-шлюп затонул.

P.S. 15 сентября 2007 года исполнилось 75 лет полярной станции на мысе Челюскин.

Продолжение следует

Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю