Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

О времени и наших судьбах-Сб.воспоминаний подготов-первобалтов Кн.1ч15

О времени и наших судьбах-Сб.воспоминаний подготов-первобалтов Кн.1ч15

О времени и наших судьбах. Сборник воспоминаний подготов и первобалтов "46-49-53". Книга 1. СПб, 2002. Часть 15.



Ветеран-подводник Пихтилев Михаил Харитонович прошел большую школу флотской службы и жизни. Вот их основные этапы:
1945-1949 годы – Рижское Нахимовское Военно-Морское училище, город Рига.
1949-1953 годы – 1-е Балтийское Высшее Военно-морское училище, город Ленинград.
1953-1979 годы – служба на дизельных подводных лодках:
1953-1957 годы – Северный флот, город Полярный,
1957-1964 годы – Северный флот, поселок Гремиха,
1964-1967 годы – Северный флот, город Полярный,
1967-1979 годы –Ленинградская военно-морская база, город Кронштадт.
1980 год – по настоящее время – работа преподавателем по допризывной подготовке молодежи в техникуме легкой промышленности (с 1995 года называется: Санкт-Петербургская инженерная школа одежды).
Об этих этапах службы и жизни он рассказывает в своих кратких записках.


Михаил Пихтилев
АВТОБИОГРАФИЧЕСКИЕ ЗАПИСКИ

Детские годы


20-го января 1930 года В.В. Маяковский впервые прочитал свою поэму «Владимир Ильич Ленин» со сцены Большого театра в Москве. Я родился как раз в этот день в селе Никиткино Егорьевского района Московской области, расположенном на границе с Рязанской областью, неподалеку от знаменитых Мещер.
Отец – Харитон Иванович, 1900 года рождения. С 1929 года заведовал сельским магазином. В 1941 году в первом своем бою, будучи пулеметчиком, погиб под городом Ельня.
Мать – Пелагея Владимировна, 1898 года рождения, колхозница. Умерла в 1970 году.
Дедушка по матери Ефремов Владимир Егорович был призван в армию сроком на 25 лет, но в русско-японскую войну стал полным георгиевским кавалером, и после войны был освобожден от службы. Занимался сельским хозяйством. Умер в 1942 году.

Мое детство прошло в деревне. В мае 1941 года закончил начальную школу в своем селе. Семь классов закончил в 1944 году в соседнем селе в семи километрах от дома, куда ходил пешком каждый день. Летом, во время каникул, работал в поле вместе с женщинами, стариками и другими детьми. Молодых и здоровых мужчин не было.
С 1944 года выполнял различную работу в колхозе в зависимости от сезона.
В детстве никогда не видел моря, но мечтал о море, именно о море. Всегда с восхищением смотрел на моряков.
Летом 1945 года случайно узнал, что в Риге открывается Нахимовское училище. Собрал и отправил все документы в Ленинградское Нахимовское училище для поступления в Рижское. Долго ждал ответа. И только 29-го ноября 1945 года получил вызов прибыть в город Ригу к 27-му ноября для сдачи приемных экзаменов. Несмотря на опоздание вызова, быстро собрался и на следующий день отправился в Ригу.

Воспитание в Нахимовском училище

Как выяснилось позже, на моих документах был написан отказ, так как прием был с 3-го класса по 7-й включительно. А я уже закончил семь классов. Но из-за того, что был недобор, меня и вызвали.
Сдавал экзамены за шестой класс для поступления в седьмой. Получил двойки по истории и географии (что я мог помнить?), но математику сдал на четыре. Это меня и спасло.
Со мною вместе сдавали экзамены, братья-близнецы Юрий и Владимир Тантлевские. Владимир получил двойку по математике и не был принят в училище. А с Юрием мы дальше учились вместе. Владимир же вернулся в Москву и продолжил учебу в школе в восьмом классе, не потеряв года, как я. Закончив десятый класс, он поступил в училище имени М.В.Фрунзе.

Таким образом, он в последующем на один год раньше нас стал офицером.
Итак, началась моя учеба в Нахимовском училище. Мне, сельскому парнишке, по многим вопросам было сложно освоиться. Совершенно другой режим. Но кое-какая закалка военного времени помогла, да и учиться пришлось второй раз в седьмом классе. Нагрузка была значительная. Кроме общеобразовательных предметов, изучали три иностранных языка (французский, английский, немецкий). Были уроки пения, музыки, танцев. Но через год осталось только изучение английского языка.
Много времени отводилось занятиям по морскому делу и астрономии. Эти предметы преподавал сам начальник училища капитан 1 ранга Безпальчев Константин Александрович, которого все любили и уважали.



Начальник Рижского Нахимовского училища капитан 1 ранга Безпальчев Константин Александрович

В училище уделялось большое внимание нашему культурному развитию. Мы часто бывали в театрах. И у нас в гостях бывали знаменитости. Запомнились посещения училища артистками Аллой Тарасовой, Любовью Орловой и кинорежиссером Григорием Александровым.
В пятом классе учился Джим Паттерсон, который участвовал в кинофильме Александрова «Цирк».
Для меня особенно памятна встреча с чемпионом мира по штанге Григорием Новаком.



1946 год. Я с гордостью носил форму нахимовца и был очень серьезен

Физически я был развит всесторонне и увлекался эстрадной акробатикой. У нас в группе был номер, который занимал 30 минут и включал в себя много различных элементов, вплоть до комического бокса. Начинался номер с «пирамиды», в которой я держал пять человек. В 1949 году мы участвовали с этим номером в олимпиаде нахимовских и подготовительных училищ, которая проводилась в Ленинграде.



«Коронный номер» нашей спортивной группы

В училище я постоянно сидел за одной партой с Сашей Брагиным. Он закончил училище с золотой медалью, но отказался от права выбора учебного заведения для дальнейшей учебы и пошел вместе с нами в 1-е Балтийское высшее военно-морское училище. Мы дружили с нашими одноклассниками Владимиром Ениным и Валерой Поздняковым.



Так выглядел нахимовец Валера Поздняков

Брат Володи Енина в звании старшего лейтенанта преподавал нам английский язык. Я, ранее изучавший в школе немецкий язык, у него не вылезал из двоек, но в четверти всегда была тройка.



1947 год. Выход Рижского Нахимовского училища на первомайский парад.
Знаменосец – Сергей Гладышев.
Ассистенты: слева – Альберт Акатов, справа – Феликс Мартинсон


Хорошо помнится время нахождения в летнем лагере после учебы на острове Мангали, напротив Балдара.



Остров Мангали, 12 июля 1948 года. Шлюпочная команда Рижского Нахимовского училища, занявшая второе призовое место в гонках на 25 миль по реке Западная Двина.
Справа налево: лейтенант Губин и воспитанники: Михаил Пихтилев, Игорь Цветков, Владимир Чернов, Евгений Крючков, Владислав Алешин, Виктор Федюшкин, Николай Наумов, Николай Арбузов, Юрий Федоренко, Олег Дунаев


Всегда вспоминаю своего командира роты Мищихина Александра Михайловича. Помощником офицера-воспитателя был старшина 1-й статьи Ежов Александр Иванович, 1926 года рождения. В 1949 году он поступил в Киевское политическое училище. В 1950 году мы, будучи курсантами высшего училища, встретились с ним в Севастополе на практике, а затем в 1959 году на Севере в Полярном уже в званиях капитан-лейтенантов.

Учеба в Рижском Нахимовском училище закончилась, получены аттестаты зрелости. 28 июля 1949 года принята присяга, зачитан приказ о нашем зачислении на 1-й курс 1-го Балтийского ВВМУ. Получив ленточки на бескозырки с надписью «Военно-Морские Силы», мы разъехались в отпуск с последующим прибытием в Ленинград.

Обучение в высшем училище

Начало пребывания в высшем училище ознаменовалось тем, что нас остригли наголо. А так не хотелось стричься. Ведь в Нахимовском в десятом классе мы носили прически! И сразу серьезное внушение Ивана Сергеевича Щеголева – командира курса.
Обучение в высшем военно-морском училище отличалось от предыдущего. В Нахимовском училище мы были воспитанниками. В какой-то мере к нам относились, как к детям. Здесь же другие требования и спрос за все. Однако, четырехлетнее пребывание в Нахимовском училище приучило нас к военному порядку и режиму. Нам было легче, чем тем, кто пришел в училище с «гражданки».

Вспоминаются наши тренировки к парадам на Кировской площади и ночные тренировки на Дворцовой. Никогда не забудутся майские парады в Москве. Мне пришлось побывать на трех парадах: 1 мая 1948 года – нахимовцем, 1 мая 1950 года и 1952 года – курсантом высшего училища.
Теоретическое обучение, как правило, ритмично и однообразно. Определенную разрядку вносила в жизнь летняя практика на кораблях различных флотов страны. Нашему выпуску, единственному в училище, посчастливилось побывать на практике после первого курса летом 1950 года на Черноморском флоте. Основную часть времени наш класс находился на линкоре «Новороссийск».
Мы его в пределах возможного изучили. Сейчас, читая книгу «Тайна гибели Новороссийска», четко воспроизвожу в памяти расположение помещений, погребов и палуб. Тем более, что мы размещались в носовой части линкора.



1950 год. Сборная команда училища по тяжелой атлетике

Запомнилась и штурманская практика на учебном корабле «Волга», форштевень которого был вогнут от тарана итальянской подводной лодки во время эвакуации детей из Испании в 1937 году. Штурманский поход вдоль побережья Черного моря до Батуми и обратно никогда не забыть. Подобного уже больше не было.
Замечательным был прыжок в воду со шлюпбалки с высоты 21 метр преподавателя астрономии Верещагина. Я осилил высоту 19 метров с поручней.

В 1951 и 1952 годах практику проходили на Северном флоте на больших охотниках, тральщиках, торпедных катерах, эсминцах. В июле – августе 1951 года принимали участие в боевом тралении мин в районе Новой Земли с последующим заходом в Архангельск.
За время обучения, в личное время, занимался спортом. Мой вид – тяжелая атлетика (штанга). Участвовал во всех спартакиадах военно-морских учебных заведений.



Севастополь, июль 1950 года. Практика на линейном корабле «Новороссийск»

Перед окончанием училища на открытом помосте завоевал звание мастера спорта по штанге.



В эти молодые годы я чувствовал в себе много силы

В курсантские годы дружил с Имантом Купрейчиком, Анатолием Молодцовым, Рэмом Васильевым, Юрием Тантлевским.



Так я выглядел перед выпуском из училища

Думая о море, мечтал о службе на торпедных катерах. Помню, еще в Риге, в день Военно-морского флота, торпедные катера Г-5 на Западной Двине показывали свое мастерство. Привлекала скорость, маневренность.
Но в 1953 году, перед окончанием училища, на двухмесячную стажировку попал на подводную лодку 613 проекта Северного флота в Полярный. Тогда эти лодки были новейшими и засекреченными. Я оказался на ПЛ "С-44", которой командовал капитан 3 ранга Илюхин М.Г.
ПЛ проводила испытания торпедных аппаратов и торпед при полном залпе и на полном ходу. Выход в Мотовский залив, стрельба, возвращение в базу, погрузка полного комплекта торпед и опять в море. И так больше месяца. За это время побывал на всех боевых постах торпедистов, членов торпедопогрузочной партии, учась руководить всеми работами. К концу стажировки сдал на допуск к самостоятельному управлению минно-торпедной группой.

В нашем выпуске часть курсантов получили досрочно офицерские звания и без стажировки и отпусков были направлены на флоты. В отпуск они пошли уже с кораблей. Во время стажировки на ПЛ "С-44" прибыл служить командиром рулевой группы мой однокашник – «досрочник» лейтенант Станислав Иодзевич. А я, мичман-курсант, – стажер.
Учеба закончена, стажировка тоже. Впереди погоны и кортики. Перед самым нашим выпуском вместо контр-адмирала Никитина Б.В. начальником училища был назначен контр-адмирал Кузнецов К.М. Настроение немного подпортилось – ведь мы любили Никитина.
После вручения погон и кортиков было объявлено, что на банкет родственники приглашаться не будут, форма одежды – в кителях. Это, конечно, омрачило торжество.
Итак, ноябрь 1953 года. Мы – офицеры. Месяц отпуска – и по флотам, по кораблям.

Служба на подводных лодках

Я получил назначение на должность командира БЧ-2-3 ПЛ "С-142" Северного флота. На этой лодке был командиром торпедной группы Рудольф Сахаров. Он закончил училище досрочно. Я написал ему в Полярный письмо и сообщил о своем назначении. И пока я был в отпуске, Сахарова назначили на мое место. Когда я прибыл в Североморск в отдел кадров Северного флота, мне стали искать равноценную должность. Я предложил назначить меня командиром торпедной группы на ПЛ "С-44", где стажировался. Таким образом, сам понизил себя в должности и прибыл на ПЛ "С-44".



Молодым лейтенантом, полным знаний, сил и надежд на будущее я прибыл на флот. Началась офицерская служба

Осваиваться мне было не нужно, так как все и вся мне было знакомо. В 1954 году меня назначили на должность командира БЧ-2-3, в 1955 году – помощником командира ПЛ.
До 1957 года в Полярном совместно служили мои однокашники: Алик Акатов, Миша Иванов, Рудик Сахаров, Стасик Иодзевич, Артур Юргенсон, Толя Молодцов, Юра Тантлевский, Коля Попов.

Продолжение следует.



Главное за неделю