Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Сергеев Александр Захарович. Дважды Герой Коккинаки В.К. был его отчимом. Токарев Генри Николаевич. Чаликов Анатолий Викторович. Предположения. Принятые "по протекции".

Сергеев Александр Захарович. Дважды Герой Коккинаки В.К. был его отчимом. Токарев Генри Николаевич. Чаликов Анатолий Викторович. Предположения. Принятые "по протекции".

Товарищ Кузнецов, — начал Сталин, едва нарком переступил порог кабинета Верховного Главнокомандующего, — ваши доводы оказались малоубедительными.
Как моряки устанавливали рекорды, допустим, на длительность пребывания подводных лодок в море, так и наши летчики стремились летать выше всех и дальше всех.
Налет эскадрильи Токарева на Хельсинки на тот момент стал вторым в Европе по числу жертв среди мирного населения... чтобы узнать подробности и правду, надо пройти по ссылке.
Даже моих чар не хватит, чтобы заставить его надеть ордена.

Семевский Р.Б.: "Отчим Саши Сергеева – известный лётчик-испытатель, герой Советского Союза генерал-майор В.К.Коккинаки (в последствии дважды Герой)".

Дважды Герой Советского Союза Коккинаки Владимир Константинович.



Бронтман Л. Владимир Коккинаки. — М.: Воениздат НКО СССР, 1939. — 48 с. (Библиотека красноармейца).



Заслуженный триумф. - Водопьянов М. В. Валерий Чкалов. — М.: Молодая гвардия, 1954.

"... Большим праздником было для него новое авиационное достижение товарища по испытательной работе на заводе, Владимира Константиновича Коккинаки. Коккинаки, бывший одесский грузчик, жадно учился и стал первоклассным летчиком. Испытывая самолеты, Коккинаки специализировался на высотных полетах и достиг больших успехов.
Еще в те дни, когда чкаловский экипаж готовился к перелету, Серго Орджоникидзе представил Коккинаки И. В. Сталину.
Владимир Константинович уже закончил тренировку и готовился перекрыть мировой рекорд подъема на высоту с грузом в 500 килограммов.
— Ну что, разрешим Коккинаки слетать? — обратился Иосиф Виссарионович к присутствовавшим тут же товарищам Молотову и Ворошилову.
— Надо разрешить, — сказал В. М. Молотов.
— Раз Коккинаки берется, значит сделает, — поддержал К. Е. Ворошилов.
Климент Ефремович давно знал о выдающихся способностях летчика Коккинаки, о его упорстве, решительности и смелости.
Впервые Коккинаки совершил высотный полет еще в 1934 году. А в ноябре 1935 года он фактически установил мировой высотный рекорд, — перекрыл достижение итальянского пилота Донати.
Но этот рекорд Коккинаки не был зарегистрирован, так как Советский Союз тогда не состоял в Международной авиационной федерации (ФАИ).
17 июля 1936 года Коккинаки открыл счет официальных советских международных рекордов, — превысил рекорд, принадлежавший французу Синьерин на 1173 метра. Успех был большой, несомненный. И все же летчик сознавал, что это далеко не предел. Когда он опустился на аэродром, в баках самолета оставалось еще 150 килограммов бензина.
Тщательное изучение барограммы окончательно убедило Коккинаки, что он не использовал всех возможностей. Снова началась борьба за высоту, за грузоподъемность машины.
Полет 26 июля принес Коккинаки блестящий успех. Летчик завоевал новый международный рекорд: его самолет поднялся с коммерческим грузом 1 000 килограммов на высоту 11746 метров.
Валерий Павлович узнал о рекордах Владимира Коккинаки еще до вылета с острова Удд и сразу же радировал в Москву:
«Передайте горячий привет коллективу рабочих. Поздравьте с успехом Ильюшина и Коккинаки. Крепко жму руку. Горжусь, что я член коллектива завода.
Чкалов».
Эти рекорды доставили Валерию Павловичу особенное удовольствие: Коккинаки работал на одном с ним авиационном заводе, шеф-пилотом Сергея Владимировича Ильюшина. Самолет, на котором Коккинаки ставил рекорды, был сконструирован Ильюшиным. Как летчик-испытатель Коккинаки наблюдал за самолетом с момента его рождения — знакомился с чертежами, следил за постройкой и сборкой машины в цехах завода, потом испытывал ее на земле и, наконец, первым поднялся на новом самолете в небо и там проверил все его возможности. Потолок самолета оказался очень высоким. Тогда-то и возникла мысль подняться в стратосферу и превзойти достижения зарубежной авиации.
Коккинаки продолжал свои высотные полеты. 3 августа он поднялся на высоту 13110,5 метра, и ФАИ зарегистрировала еще один советский рекорд. Следом за ним поднялись летчики Нюхтиков, Липкин и Юмашев. Вскоре почти все высотные рекорды, зарегистрированные ФАИ, принадлежали Советской стране. Для транспортной авиации открылся путь в стратосферу. Советские летчики завоевывали высоту, дальность, скорость.
Народ любил летчиков за их патриотические подвиги, умножавшие славу родной страны. Ярко сказалась эта народная любовь и в те дни, когда чкаловский экипаж начал готовиться к возвращению в Москву.

Разговор в Ставке. - Муштаев В. П. Вижу Берлин! — М.: Молодая гвардия, 1979.

"— Товарищ Кузнецов, — начал Сталин, едва нарком переступил порог кабинета Верховного Главнокомандующего, — ваши доводы оказались малоубедительными. Специалисты-практики считают, что можно брать две «пятисотки».
За несколько дней до этого Сталин спросил Кузнецова: «А нельзя ли вместо пятисоткилограммовой бомбы или двух бомб по 250 килограммов нести на Берлин до 1000 килограммов, то есть брать две «пятисотки?»
Кузнецов решил не спешить с ответом Верховному и попросил дать время проконсультироваться. Сталин не любил, когда на его вопрос не отвечали сразу. Однако кивнул в знак согласия.
И вот вчера нарком Кузнецов изложил Верховному доводы, основанные на мнении Жаворонкова, что такая нагрузка для самолетов Ил-4, летающих с Сааремаа на Берлин, недопустима.
«Вы не специалист, товарищ Кузнецов. Мы запросим мнение специалистов, знающих этот самолет», — сказал Сталин, заканчивая вчерашний разговор.
Пригласив сегодня Кузнецова, Сталин попросил вызвать в Ставку и летчика-испытателя В. К. Коккинаки, проводившего испытания бомбардировщика Ил-4, или, как его называли иначе, ДБ-ЗФ. В Ставку вызвали опытного, известного летчика-испытателя, прекрасно знавшего самолет. В. К. Коккинаки не раз направляли в авиационные части, чтобы он показал, как надо использовать технику и выжимать из нее все возможное.
— Пригласите товарища Коккинаки, — попросил Сталин Поскребышева.
В кабинет вошел В. К. Коккинаки.
— Товарищ Коккинаки, вас вызвали затем, чтобы выяснить, могут ли бомбардировщики Ил-4 поднимать бомбы весом пятьсот килограммов и даже тысячу, если это надо, — сказал Сталин. И жестом остановил: — Только не спешите. Подумайте. Ваше мнение для нас очень важно.
— Ил-4 рассчитан на такой вес, товарищ Сталин, — ответил испытатель.
— Вы твердо уверены в этом, товарищ Коккинаки?
— Да, товарищ Сталин. Во время испытаний бомбардировщик поднимался с такой нагрузкой. Полеты проходили и на дальность, и на максимальный «потолок».
— Спасибо, товарищ Коккинаки, — сказал Сталин и, обращаясь к Кузнецову, спросил: — Вы слышали, товарищ Кузнецов?
— Так точно, товарищ Сталин.
— Тогда объясните, почему ваше мнение расходится с мнением специалиста? Почему вы настаиваете на том, что бомбардировщик не поднимет в воздух бомбы калибра, которым можно сильно ударить по врагу?
— Мы суммировали, товарищ Сталин, конкретные возможности аэродрома на острове: аэродром имеет короткую и малоудобную взлетную полосу, самолеты уже долгое время были в эксплуатации, и моторы не развивают расчетную мощность, аэростатное заграждение над Берлином поднято до 5500 метров, а с такой бомбовой нагрузкой плюс возможности аэродрома...
— Хорошо, товарищ Кузнецов, — перебил его Верховный, — Ставка направит товарища Коккинаки на месте проверить ваши не совсем убедительные доводы. Вы свободны, товарищи.
Владимир Константинович Коккинани вылетел на остров Сааремаа — - в Ставке ждали твердого и окончательного ответа..."

Хасанские события. - Кузнецов Н.Г. Накануне.

"В июне 1938 года во Владивосток прилетел известный летчик В.К.Коккинаки. Как моряки устанавливали рекорды, допустим, на длительность пребывания подводных лодок в море, так и наши летчики стремились летать выше всех и дальше всех. В.К.Коккинаки совершил беспосадочный перелет Москва — Дальний Восток. Помнится, ему не удалось из-за погоды совершить посадку в заданной точке. Он приземлился около Спасска-Дальнего, где мы с ним встретились впервые. Наше случайное знакомство перешло затем в крепкую дружбу.
Исключительно энергичный и активный по натуре, Владимир Константинович подробно осмотрел наше хозяйство, задавал бесчисленное множество вопросов, восхищался всем увиденным, но все же самолеты, как мне показалось, считал превыше всех других видов оружия. Только долг вежливости не позволял ему высказать этого вслух. Но мы и сами прекрасно понимали, что без авиации на море воевать было уже нельзя.
Коккинаки хорошо знал возможности нашей авиации и блестяще это доказал, совершив на самолете ДБ-З дальний беспосадочный перелет. Недаром в ту пору сложили песню: Если надо, Коккинаки долетит до Нагасаки...
Как-то мы отправились с ним на эсминце в море. Меня приятно поразило, что Владимир Константинович проявлял живой интерес к каждой детали корабля. Он буквально наслаждался морем и чувствовал себя там, как дома. Поэтому я ничуть не удивился, когда узнал, что Коккинаки в прошлом был моряком, служил на Черном море. Собственно, в то время немало отличных моряков поменяли морские просторы, которые им стали тесными, на воздушные. Я узнал, что два брата Коккинаки — Константин и Павел — в прошлом тоже плавали на кораблях. Павел — на торговых, а Константин — на военных. А потом, как и Владимир, стали осваивать воздушный океан. Константин Константинович Коккинаки, ставший впоследствии известным летчиком-испытателем, в те годы служил в ВВС Тихоокеанского флота. Условия для работы были трудные, но наши авиаторы всегда находились в боевой готовности.
Как известно, год спустя Владимир Коккинаки полетел в США, чтобы доказать, на что способны и наши летчики, и наши самолеты. Летел он тогда через океан по большой дуге. Теперь по этому пути проходит международная воздушная линия. Позже Коккинаки наградили как первооткрывателя специальным орденом Международной организации по аэронавтике.
В годы Великой Отечественной войны Владимир Константинович выполнял ответственные задания на различных фронтах. В августе 1941 года летчики Балтийского флота начали совершать первые налеты на Берлин. Полеты проходили буквально на пределе физических сил летчиков и технических возможностей наших машин. Ставка интересовалась каждым вылетом и ставила задачу усилить атаки немецкой столицы. После одного важного разговора в Ставке потребовалась консультация: какие еще самолеты могут одолеть путь до Берлина и какие бомбы они в состоянии туда нести. Пригласили Коккинаки. Он дал обстоятельную консультацию, ответил подробно на вопрос, что может выжать из самолета ДБ-З средний летчик. Его квалифицированные советы были приняты безоговорочно.
На следующий день Коккинаки вылетел на остров Эзель, где базировались части, летавшие на Берлин. Было это в середине августа. Осажденный Таллин отражал яростные атаки фашистов. Коккинаки с воздуха наблюдал огневое кольцо блокады и даже гибель одного корабля.
— Очевидно подорвавшись на мине, он буквально переломился пополам и исчез под водой, — рассказывал он позже.
Самому Коккинаки не разрешили летать на Берлин, и несколько дней спустя он вернулся в Москву."



Дальний бомбардировщик Ил-4 (ДБ-3Ф).

"Мы чуть не стали коккинакцами…" Администрация города Новороссийска.



"В 1930-е годы всеобщими любимцами были стахановцы, кавалеристы, танкисты, спортсмены... Но больше других - летчики. Они же стали первыми Героями Советского Союза. Их именами называли школы, заводы, колхозы и города. Новороссийцы были горды тем, что их город воспитал целую плеяду «сталинских соколов», среди которых возвышалась фигура Владимира Коккинаки, которому сам товарищ Сталин предрек великое будущее. Был такой момент, когда прославленный асс стал настолько популярен, что идея переименования Новороссийска в город его имени стала обретать вполне зримые черты: об этом говорили повсеместно – от пионерских сборов до городских партактивов. К счастью, переименование не случилось. И думаем, что дважды Герой Советского Союза В.К. Коккинаки не очень расстроился по этому поводу. А благодарные новороссийцы продолжают бережно хранить память о великом летчике."

Григорьев Г. К. Следы в небе. — М.: ДОСААФ, 1960.

Однокашники о Сергееве Александре Захаровиче.



"... Сергеев Александр Захарович родился в 1935 году. После ЛНВМУ поступил в ВВМУ им. М.В. Фрунзе. Сведений не имеется. Служил всю жизнь в Москве, там же и живёт до сих пор." - "Материалы к истории 6-го выпуска (1945-1953). Санкт-Петербург. 2003 г.".

Славное имя – нахимовцы! Газета "Пограничник Северо-Востока" № 26 (3736) 30 июня - 7 июля 2004.

Нахимовцами стали дети многих известных людей. В их числе все три сына выдающегося флотоводца адмирала Н.Г. Кузнецова, внук главкома ВМФ С.Г. Горшкова, сыновья Героев Советского Союза С.А. Леваневского, А.В. Ляпидевского, В.К. Коккинаки и многих других.

Токарев Генри Николаевич.



"Токарев Генри Николаевич был переведен из Саратовского военно-морского подготовительного училища в 1952 г. Закончил ЛНВМУ в 1953 г., затем штурманский факультет ВВМУПП. Другими сведениями о нем не располагаем." - "Материалы к истории 6-го выпуска (1945-1953). Санкт-Петербург. 2003 г.".

Предполагаем, что его отец - Герой Советского Союза Токарев Николай Александрович.



"Токарев Николай Александрович - командир 3-й эскадрильи 1-го минно-торпедного авиационного полка 63-й истребительной авиационной бригады Военно-воздушных сил Краснознамённого Балтийского флота, майор.
Родился 13 апреля 1907 года в городе Туле в семье рабочего. Русский. Член ВКП(б) с 1926 года. Окончил 10 классов. Работал слесарем на Тульском оружейном заводе. В 1930 году, по окончании рабфака, поступил в Московское высшее техническое училище имени Н.Э. Баумана.
В Красной Армии с 1931 года. В 1932 году окончил Качинскую военную авиационную школу.
Участник советско-финляндской войны 1939-40 годов.
Командир 3-й эскадрильи 1-го минно-торпедного авиаполка (63-я истребительная авиабригада, ВВС Краснознамённого Балтийского флота) майор Токарев Н.А. совершил 57 боевых вылетов, нанеся противнику значительный урон в живой силе и технике.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 апреля 1940 года за образцовое выполнение боевых заданий командования в советско-финляндской войне (30 ноября 1939 года - 12 марта 1940 года) майору Токареву Николаю Александровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда" (№ 89). 3-я эскадрилья, которой он командовал была награждена орденом Красного Знамени.
В годы Великой Отечественной войны Н.А. Токарев сражался с немецко-фашистскими захватчиками в составе ВВС Черноморского флота. Был командиром 2-го минно-торпедного авиационного полка, преобразованного в апреле 1942 года в 5-й гвардейский минно-торпедный авиационный полк, с октября 1942 года до 14 июля 1943 года командовал 63-й тяжёлобомбардировочной авиационной бригадой дальнего действия, а затем - 2-й гвардейской минно-торпедной авиационной дивизией, морские лётчики которой особо отличились в ходе Новороссийско-Таманской операции советских войск и в освобождении городов Новороссийск и Анапа.
В январе 1944 года полковнику Токареву Н.А. присвоено воинское звание "генерал-майор авиации", а 30 января 1944 года - торжественно вручены генеральские погоны.
31 января 1944 г., получив сообщение о выдвижении в порт города Евпатории очередного фашистского конвоя, самолёты 2-й минно-торпедной авиадивизии вылетели на перехват. Корабли охранения противника открыли по ним интенсивный огонь, задание выполнить не удалось, так как сброшенные бомбы не причинили вражеским судам существенного вреда. Узнав об этом, комдив Токарев принял решение лично возглавить группу торпедоносцев 36-го минно-торпедного авиаполка. Но так как времени на подготовку было недостаточно к вылету были готовы лишь два самолёта из двадцати, один из которых после взлёта вынужден был возвратиться на свой аэродром из-за неполадки…
В сопровождении восьми истребителей "аэрокобра" самолёт-торпедоносец пилотируемый Н.А. Токаревым настиг вражеский конвой на подходе к Евпатории. Торпеда, пущенная генералом с высоты 40 метров и 600-метровой дистанции, достигла цели: транспорт пошёл на дно. Но огнём немецкой зенитной артиллерии был подожжен самолёт Н.А. Токарева, а сам он ранен. Последним усилием воли гвардии генерал-майор Токарев посадил самолёт на пятачке близ озера Мойнаки. Но пламя добралось до бензобака, произошёл взрыв…
После освобождения Крыма от немецко-фашистских захватчиков останки Токарева Н.А. были погребены в городском парке города Евпатории, а в середине 50-х годов, когда вышло постановление Совета Министров СССР о сооружении памятника прославленному морскому лётчику, прах гвардии генерал-майора авиации Токарева Н.А. был перезахоронен на Театральной площади Евпатории, где 23 февраля 1957 года на могиле Героя открыт величественный памятник, изготовленный на ленинградском заводе "Монумент-скульптора" по проекту скульптора В. Цигаля и архитектора В. Калинина. На шестиметровом постаменте из черного лабрадорита - бронзовая фигура лётчика. Над эмблемой советских ВВС изображены орден Ленина и медаль "Золотая Звезда". Выгравирована надпись: "Герой Советского Союза гвардии генерал-майор авиации Токарев Николай Александрович. Героически погиб в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. 1907-1944".
Награждён 2 орденами Ленина, 2 орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны 1-й степени, "Знак Почёта".
Именем Героя Советского Союза Токарева Н.А. названы дивизия, которой он командовал, улицы в Евпатории, Севастополе и Туле, а также школы в Евпатории и Туле, населённый пункт "Токарево" в Выборгском районе Ленинградской области."

Шушаков Олег Александрович. Токарев Николай Александрович.

"Хотя война в Европе к этому времени шла уже три месяца, и англичане, и немцы пока еще воздерживались от воздушных ударов по городам, сбрасывая лишь листовки. Налет эскадрильи Токарева на Хельсинки на тот момент стал вторым в Европе по числу жертв среди мирного населения. Большее число жертв имелось только после налета бомбардировщиков из "Легиона "Кондор" на г. Герника. Международное сообщество было возмущено варварской бомбардировкой финской столицы. Ковентри, Сталинград, Дрезден, Хиросима и Нагасаки были еще впереди."

Это аннотация, чтобы узнать подробности и правду, надо пройти по ссылке.

Биографическая, как всегда подробная, обстоятельная, содержится в справочнике Лурье Вячеслава Михайловича "Адмиралы и генералы Военно-Морского флота СССР в период Великой Отечественной и советско-японской войн (1941-1945)." - СПб.: Русско-балтийский информационный центр БЛИЦ, 2001.



"Из боевой характеристики: «Смелый, решительный, инициативный командир, обладающий хорошими способностями организовать боевую работу в сложных условиях войны. До 23 сентября 1942 года Т. командовал 5-м гвардейским авиаполком. Полк смело и решительно выполнял ответственные боевые задачи по уничтожению военных объектов противника в г. Бухарест, Плоешти, Констанца, Чернаводский мост, Сулин, Тульча, живой силы и техники противника в районе Одесса, Николаев, Херсон, Перекоп, Севастополь, Керчь, Мариуполь и на ряде других участков фронта. За период военных действий полк произвел 2709 боевых вылетов, из них 2520 часов ночью. В воздушных боях с противником летным составом полка сбито 46 самолетов... Сам Т. на выполнение боевых заданий летает смело. За период боевых действий произвел 77 боевых вылетов с общим налетом 207 часов»."

ФОТОФОКУСЫ БОРЕЧКИ ШЕЙНИНА. - Лезинский Михаил Леонидович. Три минуты войны.

"Конечно, он давно не Боречка-Борька , а Борис Григорьевич Шейнин, и его уже много лет нет на этом свете. Но я пишу о том времени, когда друзья называли его ласково Боренькой или Борькой , и был он фоторепортером центральной газеты "Красный флот" в Севастополе...
А теперь внимательно присмотритесь к этой фотографии Героя Советского Союза Николая Токарева. Ничего не замечаете?.. Нет?!.. Тогда уши "на товсь!" и слушайте, расскажу вам историю этой фотографии...
Борису Шейнину было дано очередное задание: сфотографировать прославленного аса Черноморского флота Николая Токарева при всех его регалиях и наградах. Газеты того времени тяготели к таким снимкам.
Приказ обычный , если б не одно "но". Еще ни одному фоторепортеру не удалось сфотографировать Николая Токарева при полном параде , то есть , при кителе с орденами и Золотой Звездочкой Героя! Не любил Токарев позировать! И это было его святым правилом. "После войны - пожалуйста! А сейчас, когда гибнут мои товарищи, ни-ни!"
И Борису Шейнину он тоже заявил, несмотря на их многомесячное знакомство:
- Шел бы ты отсюда, мичман , - тогда еще Шейнин был мичманом! - куда пожелаешь. А хочешь снимать, снимай как есть!
- Та-а-ва-рищ па-а-ал-ковник!..
- Давай, давай, Боренька, чухай отсюда...
И вышел Борис от полковника авиации Николая Токарева ни с чем. Не совсем ни с чем , четверть пленочки на него потратил. Но это было совсем не то...
Не знаю , чем бы кончилось это дело, если б не еврейское счастье , не в ироническом, а в настоящем значении этого слова. Навстречу ему Васька Дробот, кореш Шейнина и токаревский стрелок-радист. Василий заметил огорченное лицо своего друга и поинтересовался , кто это обидел Борьку Шейнина. А когда Шейнин поведал о своем "несчастье", Дробот воскликнул:
- Та, Борька, шлимазл, и еще кто - я не знаю! Ты тут появляешься раз в сто лет , а тебе подавай на блюдечке Токарева при орденах. Да было бы тебе известно, друг ситный, что и я, а вижу я его каждый день, но видел ни разу Николая при наградах! Но тебе повезло, цудрейтер ты этакий , что встретил меня. И я тебе помогу.
Не за здорово живешь, конечно, а за...
- Понял, понял, Васенька, - закивал головой Шейнин, - будет с меня бутылка с закусью.
- Обманешь, небось?.
- Шоб на мне новая спидныця лопнула! Шоб меня приподняло и шлепнуло! Шоб мне на тот светпропуск забыли выписать! Шоб мне...
Дробот остановил рукою поток слов.
- Мы, Василий, довольны. Слухай сюда! Жинку токаревскую знаешь?
- Ну?
- Шо "ну"! Загну, - дуга будет! Знаешь?
- Ну?
- Баранки гну! Как много нагну, тебе дам одну! Отвечай по существу!
- Знаю.
Жена Николая Токарева Елена была моложе мужа на много лет. И по ней вздыхал не один заслуженный летчик да плюс журналисты всех севастопольских газет. Она появилась в Севастополе перед самой войной, окончив в Москве факультет
журналистики , но на газетном поприще не проработала ни дня. Повстречала на Примбуле - Приморском бульваре - своего воздушного принца ( он тогда еще не был Героем ) и выскочила замуж.
- Знаешь? Еще бы ты не знал!.. Вот и дуй к ней. О тебе она наслышана. Она , и только она сможет тебе помочь. Токарев он герой только в небе , а перед своей бабой... куда только геройство уходит!..
И пошел наш Борька к музе Токарева. Но план Шейнина: помочь ему встретиться с Николаем Токаревым да так, чтобы тот был при параде, она отвергла на корню:
- Ничего из этого не получится! Даже моих чар не хватит, чтобы заставить его надеть ордена.
- Что же делать мне, товарищ генерал ! Ну, пообещай ему ноченьку в алмазах!
Елена хмыкнула, на секундочку задумалась , а потом воскликнула:
- Но выход, если ты настоящий журналист , есть всегда!
И Леночка, вытащив из шкафа китель мужа, - какое ослепительное море наград! - и жестом настоящей леди , надела его на себя.
- Снимай жену Героя Советского Союза!
У Бориса "лейка" всегда наготове , - сделал несколько кадров.
- На тебе, красавица ты моя, очень даже сидит этот китель. Лучше даже чем на Николае Александровиче...
- И это о тебе ходят легенды в Севастополе, - не дослушала его Леночка, - что ты...
- Обо мне ?.. Вы меня с кем то путаете , товарищ генерал!.
- Пижон ты, Борька! Это говорю тебе я, как журналист журналисту. Фото моего мужа у тебя есть?
- Сколько угодно!
И тут до Бориса дошел ее "коварный" замысел...
В Москву Шейнин прилетел на " попутном " боевом самолете и сразу - в редакцию. К своему старшему другу Коле Труфанову.
Коля Труфанов - талантливый ретушер. Из слабых снимков делал настоящие произведения искусства.
" Волшебник газетной ретуши " - неофициальное звание Николая Труфанова - посмотрел на китель с орденами на грудастой талии Леночки Токаревой , разложил перед собою добрый десяток фотографий самого Токарева и... резанул ножницами по шеям. По шее Токарева и его любимой жены. А потом, - дело техники мастера своего дела! - китель состыковал с головою Токарева, и на месте среза подрисовал белый подворотничок.
Через несколько дней севастопольские читатели "Красного флота", да и читатели не оккупированной зоны всего Союза, увидели в газете прославленного летчика в парадной форме и при орденах.

Памятник Н. А. Токареву в Евпатории.

Как завидовали Шейнину многочисленные корреспонденты всех званий и сословий , фотографировавшие Николая Токарева неоднократно , но ни разу в таком виде!..
Герой Советского Союза Николай Александрович Токарев геройски погиб. И в центре Евпатории , благодаря евпаторийцам и тулякам, - Токарев был родом из Тулы - поставлен ему памятник. Фотография Бориса Шейнина была единственной, которой пользовался скульптор, лепя грудь Героя."

Чаликов Анатолий Викторович.

Еще одно предположение или, что то же самое, вопрос. Среди выпускников Ленинградского Нахимовского училища 1953 года был Чаликов А.В. Однокашники о нем:



"Чаликов Анатолий Викторович (Чарлей). Окончил ЛНУ с серебряной медалью и, имея право выбора, поступил на штурманский факультет I ВВМУПП, который окончил с красным дипломом в 1957 г. По собственному желанию распределился на ТФ, на Камчатку, где 2 года служил командиром рулевой группы и штурманом пл пр.613. Уволился по болезни и с большими трудностями в запас в звании капитан-лейтенанта. С 1960 г. инженер в ЦКБ «Арматуростроения», проектном институте «Ленгипрогаз», ведущий инженер ЛЭИС им. А.Бонч-Бруевича. С 1972 г. по 1981 г.- зам. директора по науке, доцент кафедры математики Ленинградского института методов и техники управления (ЛИМТУ). С 1981 по 1986 г. - зав. кафедрой высшей математики ВВМУПП им. Ленинского комсомола. В 1986-1992 г. - доцент кафедры программно-математического обеспечения Всесоюзного института повышения квалификации руководящих работников. С 1992 по 2000 г. - заведующий отделом новых технологий в издательстве «Балтийской информационный центр» (БЛИЦ). С 2000 г. - на пенсии. Женат на любимой женщине уже 44 года, имеет 2 детей (девочки), 1 внучку. Любимый отдых или хобби: охота, рыбалка, автомобиль, дача." - "Материалы к истории 6-го выпуска (1945-1953). Санкт-Петербург. 2003 г.".

Казакова С.В., Чаликов А.В. Научно-справочный аппарат Российского государственного исторического архива и компьютерные технологии. - Круг идей: новые архивные технологии / Отв. ред. В.С. Тяжельникова и И.Ф. Юшин. Москва, 1996. Информационный бюллетень ассоциации "История и компьютер", N 25, март 2000 [ АИК ]
Чаликов Анатолий Викторович. Применение ЭВМ в задачах проектирования импульсных устройств. Автореф. дисс. на соискание учен. степени канд. техн. наук. Л., 1970. 18 с.
Чаликов Анатолий Викторович. Программирование проектных расчетов. Л., "Недра", (Ленингр. отд-ние), 1964. 115 с.
Не является ли отцом редактор еще довоенной книги: Чаликов В. Ред. "Основы военно-морского дела". (Учеб. пособие...). - М.-Л., 1940.

Нахимовец 1949 года выпуска Ковалев Эрик Александрович в своей книге [URL=http://militera.lib.ru/h/kovalev_ea2/06.html"Короли подплава в море червонных валетов",[/URL] изданной в 2006 году, упоминает среди выпускников Командирских классов 1935 года Виктора Чаликова.



Капитан 1-го ранга Ковалев Э.А., пом. командира апл.

"Еще когда 8 июня 1931 г. на Черном море во время торпедной атаки погибла пл «АГ-21», РВС СССР, констатируя «особенности [144] текущего момента», указал, что: «Наморси и его управление оказались совершенно неподготовленными к замене без ущерба для боеспособности флота изъятых командиров старого царского флота (выделено мной. — Э. К), замеченных в контрреволюционных группировках, невзирая на то, что для этого было время и возможности», — и потребовал от бригады подводных лодок Балтийского моря: «В текущем году соединенного использования подлодок и подводных атак с прорывом охранения не производить, отказаться от некоторых сложных совместных артстрельб и торпедных атак. <...> Все атаки подлодки производят с поднятыми перископами, скрытые атаки не допускаются». Упрощенчество получило дальнейшее развитие и перешло в неприкрытое очковтирательство.
Еще 4 года тому назад руководство фактически признало, что самая образцовая партийность и безоговорочная преданность власти не заменит профессионализма.
А вот выпуск Командирского класса в 1935 г. оказался полнокровным: Бакунин Борис, Баранок Тихон, Батырев Алексей, Беззубиков Иван, Бибеев Михаил, Бондаренко Василий, Бородавский Иван, Бородич Юлиан, Бортновский Борис, Бурмистров Иван, Бурнашев Ибрагим, Быховский Израиль, Бютнер Георгий, Воробьев Владимир А., Гафрон Вильгельм, Георги Александр, Гольдберг Григорий, Грищенко Петр, Гуз Роман, Гурин Антон, Дегерменджи Евгений, Денисов Владимир, Добровольский Виктор, Дядченко Гавриил, Жернаков Владимир, Иванов Борис, Иванов Иван, Израилевич Иосиф, Каракай Сидор, Кладов Даниил, Клынин Николай, Кожанов Валентин, Колонистов Федор, Колышкин Иван, Королев Михаил, Корсак Вячеслав, Косенко Андрей, Кочетков Алексей, Кузьмин Герман, Кузьмин Лев, Куленков Константин, Кучеренко Иван, Линденберг Роман, Лопатко Дмитрий, Малафеев Кузьма, Мартемьянов Тимофей, Марченко Петр, Матвеев Степан, Мишенин Николай, Моргун Никифор, Морозов Николай, Морской Иван, Моссак Сергей, Наринян Гурий, Немченко Иван, Нечкин Вадим, Никифоров Михаил, Новиков Николай, Ныров Борис, Орел Александр, Павлов Владимир, Павлуцкий Даниил, Пермский Борис, Петров Алексей, Пирвердян Аракел, Потапов Леонид, Пьявченко [145] Николай, Рогачевский Сергей, Романенко Сергей, Савицкий Сергей, Семенов Илья, Соколов Иван, Соловьев Михаил, Субботин Григорий, Сушкин Лев, Тамман Виктор, Тураев Василий, Успенский Борис, Уткин Василий, Федоров Александр, Хмельницкий Яков, Хомяков Михаил, Цыганко Павел, Чаликов Виктор, Челпанов Сергей, Чудновцев Борис, Швецов Евгений, Шеркшнис Петр, Школенко Николай, Шнейдер Евгений, Шулаков Евгений, Юнаков Евгений. 92 человека!"

Не этот ли Виктор Чаликов редактировал "Основы военно-морского дела"? Не у него ли примерно в это время родился сын нареченный Анатолием? Это, конечно, наш "специфический интерес", а книга Эрика Александровича Ковалева будет интересна всем, кого заботит прошлое и будущее российского подплава, ведь они так тесно связаны, в чем убеждаемся постоянно и неизменно в ходе своих занятий по теме блога.

Завершая тему, к которой, как предполагаем, еще не раз придется возвращаться, поскольку слишком она важная и актуальная для понимания истории и современности, процитируем Евгения Мартыновича (27.02.2009.): "Отлично запомнился ответ адмирала Касатонова на вопрос журналистов, чем династия отличается от протекционизма. Он сказал, что когда офицер хорошо служит - это династия, а когда скверно - протекционизм..."

Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Начало. Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 2. Война. Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 3. Нахимовское. Ю. Панферов. Жизнь нахимовца. Часть 4. Нахимовское (окончание). Становление. На распутье.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ.

К 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища.

Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта nvmu.ru.
Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.

Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.

198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю