Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

Морской летчик Сергеев (Реальная история). Март 2007 года. - Жизнь - морю, честь - никому! В.Ф. Касатонов. Повесть. Брест: Альтернатива, 2007.

Морской летчик Сергеев (Реальная история). Март 2007 года. - Жизнь - морю, честь - никому! В.Ф. Касатонов. Повесть. Брест: Альтернатива, 2007.

Гидросамолет российского производства М-9 под командованием воздухоплавателя лейтенанта Сергеева М.М. взревел мотором и, набирая скорость, понесся по водной глади Черного моря. Поплавки стонали, звенели, но выдерживали удары небольших волн, благо, море было спокойно. Водяная пыль шлейфом тянулась за этим скоростным чудом начала двадцатого
века. Наконец, самолет оторвался от воды и, как птица, начал парить в воздухе, кругами набирая высоту. Гидроавиапорт (или, как сейчас говорят, авиатранспорт) «Император Александр Первый», водоизмещением свыше 9000 тонн, имеющий скорость 15 узлов и несущий на борту 7-8 гидросамолетов, остался далеко внизу.
Опытный двадцатипятилетний пилот Михаил Сергеев, пройдя подготовку в Ораниенбаумской школе морских летчиков и с отличием закончив курсы высшего пилотажа и воздушного боя в
Красном Селе под Петроградом, с удовольствием прислушивался к музыке работы заграничного двигателя «Испано Сюиза». Ощущение полета восхищало, радовало, хотелось петь. Машина
послушно выполняла все его требования. В такие минуты очень хочется, как говорят в Одессе, «жить и любить». Твердой рукой лейтенант Сергеев вел свой М-9 к проливу Босфор.
Решительные Действия нового командующего Черноморским флотом адмирала Колчака Александра Васильевича, самого молодого из всех командующих (ему был сорок один год), вступившего в должность 15 июля 1916 года, сразу привели к оперативному успеху. Это позволило флоту начать подготовку Босфорской десантной операции. Операция по срокам формирования, а также из-за неблагоприятных погодных условий была перенесена на весну 1917 года. По приказанию А.В. Колчака, была усилена разведка побережья, прилегающего к Босфору, самого Босфорского укрепленного района. Высаживались специальные разведывательные группы, через перископы подводных лодок производилось фотографирование местности, активно работала агентура. Но самой быстрой и успешной была разведка с самолетов.
И вот 26 марта 1917 года боевой самолет с командиром лейтенантом Михаилом Сергеевым и штурманом-наблюдателем прапорщиком Владиславом Ивановым (он же бомбометатель), приближался к Стамбулу, чтобы выполнить боевое задание. Главная задача - на первом галсе разведка новых укреплений. На последующих галсах - бомбардировка с целью выявления артиллерийских позиций.
Русские авиаторы на подлете сразу же выявили новую линию укреплений на западном берегу пролива Босфор. Турки оказались застигнутыми врасплох, не успели поставить дымовые завесы, как это они делали раньше. И не оказали никакого огневого противодействия. На втором заходе жизнь усложнилась, летная служба перестала казаться медом. Все, что могло с земли стрелять, стреляло. Бомбометчик Иванов прямо руками сбросил на противника три бомбы и пять ручных гранат. В горячке боя возбужденно крикнул Сергееву, что попали в штабную землянку и разгромили одно орудие. В это время самолет как будто на что-то наткнулся. Его тряхнуло, подбросило, мотор немного захлебнулся, но потом снова запел, правда, несколько басом и с завыванием. Опытный Сергеев понял, что «теперь в нашем деле главное - вовремя смыться». Самолет подбит. Это и есть - война.
Лейтенант Михаил Сергеев потянул ручку на себя, самолет послушно пошел вверх. Он заложил вираж и они вышли из-под огня. «Аппарат пока управляется, - подумал пилот, - надолго ли его хватит? Успеем ли долететь до моря? Там, и только там наше спасение!». Сергеев жестом показал Иванову, чтобы он по возможности осмотрел самолет снаружи. Иванов высунулся наполовину из кабины и чуть не заплакал. За пробитым в нескольких местах самолетом тянулся слабенький шлейф, вытекал бензин. Если успеют долететь до воды, то они могут остаться в живых. На сушу гидросамолет сесть не может. Как только бензин кончится, они погибнут. Парашютов в то время еще не было. Какое надо иметь мужество, чтобы спокойно ожидать смерти в предстоящие несколько минут!
Но надежда есть! Командир набрал высоту и уверенно ведет самолет на север, туда, где море. Теперь поможет только молитва. Православный христианин лейтенант российского флота шепчет: «Святой Николай-чудотворец! Выручи своих сынов - морских летчиков. Если останусь живым, поставлю свечку во Владимирском соборе в Севастополе. Прошу тебя, еще немного, еще чуть-чуть помоги самолету долететь до моря, не дай остановиться мотору».
А вот и оно, долгожданное. Наверное, молитва помогла. Впереди, действительно, показалось родное, Черное море. И командир, и бомбометчик- штурман воспрянули духом: «Еще поживем».
Теперь, когда есть уверенность, что они посадят машину на воду, у лейтенанта Сергеева Михаила Михайловича начинает работать голова: «А как им добраться до Севастополя?» Свой корабль - гидроавиапорт «Император Александр Первый» им сейчас не найти. Самолет терпит аварию. Но какое-то судно они могут обнаружить с воздуха. И о, чудо! На горизонте летчик Сергеев видит парусную шхуну. Показывает рукой Иванову направление на нее. Штурман Иванов понял замысел своего командира. Скорее к ней! Вот их спасение!
Мотор чихает. Бензин на исходе. Надо садиться. Сергеев мастерски сажает свою машину на воду. Мотор продолжает работать. Видимо, в этом положении в баке еще есть запас бензина. А где шхуна? Иванов показывает рукой пеленг на нее. Сергеев дает газ, и самолет мчится по воде, приближаясь к шхуне. На ней развевается турецкий флаг.
Турки на судне в шоке. Такого они еще не видели, чтобы самолет на воде атаковал корабль. Шхуна легла в дрейф, матросы на палубе в страхе подняли руки. Самолет вплотную подошел к судну. Сергеев вытащил наган и показал жестом, что берет шхуну и весь экипаж в плен. Приказал капитану спустить турецкий флаг. Летчики спокойно и деловито, взяв карты, документы, оружие и личные талисманы, перешли на шхуну. В последний момент Сергеев пробил фюзеляж самолета и, намочив остатками бензина кусок ветоши, поджег кабину. Дымящийся самолет сначала нехотя стал зарываться в волны, а потом быстро скрылся под водой. Летчики, застыв на борту шхуны, молча попрощались со своим боевым товарищем - гидросамолетом М-9, который до конца выполнил свой воинский долг.
Теперь, «Даешь Севастополь!». И Михаил Сергеев, и Владислав Иванов были морскими летчиками. Они умели летать, и умели управлять шлюпкой под парусом. Такова была в России в то время система подготовки морских авиаторов. Да и турки смотрели на них как на небожителей, и безропотно выполняли все их приказания.
Через двое суток «морской прогулки» к удивлению руководства флотом, считавшего самолет М-9 погибшим, лейтенант Сергеев докладывал в Севастополе командующему флотом о результатах разведки, и о своей морской одиссее. А еще через сутки на дивизионе гидроавиакрейсеров Черноморского флота, куда, кроме «Императора Александра Первого», входили гидроавиапорт «Император Николай Первый», гидрокрейсер «Алмаз», легкие крейсера типа «Адмирал Нахимов» и типа «Светлана», чествовали героев. Лейтенант Сергеев и прапорщик Иванов были представлены к награждению Георгиевским оружием. Поскольку в 1917 году самолетный парк гидроавиации на Черном море насчитывал 112 аппаратов, Сергееву выдали новый самолет фирмы «Ньюпор» с двигателем «Сальмсон».
Именно такие сыны России, как лейтенант Сергеев Михаил Михайлович, своими подвигами писали историю тогда еще молодой авиации Военно-морского флота. А Босфорской десантной операции так и не суждено было сбыться. Началась революция...
Вот на таких примерах воспитывались юноши в ленинградском училище подводного плавания имени Ленинского комсомола. Курсанта Игольникова Алексея удивил этот далекий, но не забытый, беспримерный подвиг морского летчика лейтенанта Сергеева. Да, сегодняшним молодым людям было на кого равняться!

Сергеев Михаил Михайлович.



Годы жизни: 1891-1974.
Родился 3 декабря 1891 года в Санкт-Петербурге. В 22 года закончил Морской кадетский корпус в Санкт - Петербурге, получив квалификацию корабельного артиллериста.
Молодого офицера назначили командиром батареи эскадренного броненосца Черноморского флота "Синоп". Ещё в 1912 году М.Сергеев, на самолёте Качинской авиашколы совершил в качестве пассажира свой первый полёт будучи гардемарином. Этот полет оказал на него огромное впечатление. Небо пленило его и в 1916 году он поступил в школу морских лётчиков, располагавшуюся на Гутуевом острове Петрограда, где учили летать на гидросамолётах М-2.
В июле 1916 года М. Сергееву присвоили чин лейтенанта и направили в корабельный дивизион воздушной дивизии Черноморского флота, куда также входили две воздушные бригады и отряд дирижаблей.
Тогда на Черном море действовали два русских гидроавиатранспорта - "Император Александр I" и "Император Николай I".
12 марта 1917 г. 8-му гидроотряду Черноморского флота было приказано погрузиться на корабли и отправиться в район Босфора, чтобы осуществить разведку и аэросъемку береговой полосы и уничтожить бомбами артбатареи, установленные на мысе Кара-Бурун. Во время разведки над Босфором и произошел эпизод, о котором было написано в книге. Не имея продовольствия и пресной воды, летчики за 6 дней привели захваченную в бою парусную шхуну к русскому берегу.
За этот подвиг командующий Черноморским флотом вице-адмирал А. В. Колчак наградил лейтенанта М. Сергеева именным золотым оружием.
5 мая 1917 года, во время воздушной операции на Румынском фронте, около Констанцы, Михаил Сергеев, возвращаясь с задания, был атакован тремя немецкими гидроаэропланами, одного сбил, но сам не смог уклониться от пулемётной очереди, был ранен и попал в плен. На Родину он вернулся после войны, в декабре 1918 года.
На Родине в это время "полыхала Гражданская война, от темна до темна". И военный летчик не остался в стороне от бурных событий того времени.
Михаил Михайлович Сергеев с начала 1919 года поступает на службу в Рабоче - Крестьянский Красный Флот, в качестве красвоенморлёта (красный военно-морской летчик).
В то время гидроавиачасти входили в состав флотов и флотилий и подчинялись начальникам морских сил флотов и флотилий. 26 декабря 1920-го года, приказом Pеввоенсовета Республики был сформирован воздушный флот Черного и Азовского морей. Его начальником стал морской летчик М. М. Сергеев. На этой должности он находился до 1923 года. С 1925 по 1927 гг. был заместителем начальника ВВС РККА. В петлицах его мундира были знаки различия в виде ромбов, что соответствовало генеральскому званию. Но в 1929 году из армии его уволили.
Он перебрался на Крайний Север, где, по предложению Отто Юльевича Шмидта был назначен заместителем начальника по морской части Западно - Таймырской экспедиции. Главной задачей экспедиции был поиск мест возможного строительства арктических аэродромов для полетов полярных лётчиков.
В 1933-34 гг он участвовал в полярном морском походе. Выйдя из Архангельска на шхуне "Белуха", участники экспедиции обследовали острова, в том числе Уединения, Крузенштерна, дошли до пролива Фрама, архипелага островов Известий ЦИК, проделали ряд важных научных работ. О походе Западно - Таймырской экспедиции был снят документальный кинофильм. На обратном пути в Архангельск "Белуха" получила пробоины и затонула. Экспедицию спас пароход "Аркос". Об этом событии в 1934 году писала газета "Известия".
С 1935 г. М. Сергеев работал инженером по авиационному вооружению в группе талантливого изобретателя Леонида Васильевича Курчевского, который известен тем, что разрабатывал динамо - реактивные пушки (ДРП), прототип безоткатных орудий.
С 1936 года до начала Великой Отечественной войны Михаил Сергеев трудился инженером на артиллерийском заводе в Подлипках (ныне г. Королев).
С началом Великой Отечественной войны он подал рапорт на имя Наркома ВМФ СССР и был отправлен на фронт. По иронии судьбы ему, как и четверть века назад, присвоили воинское звание "лейтенант". Как специалист высокого класса он был назначен инспектором артиллерии Волжской военной флотилии, где встретился с сыном, Константином, получившим такое же звание после окончания Высшего Военно - морского инженерного училища имени Ф.Э. Дзержинского. Сталинград был крупнейшим промышленным центром. А после падения Севастополя в нём сосредоточили все тыловые запасы кораблей Черноморского флота, которые базировались в Поти и других местах Кавказского побережья.
Вместе с сыном Михаил Сергеев находился в Сталинграде с первого до последнего дня его героической обороны.
После Сталинградской битвы Михаил Михайлович Сергеев, будучи районным инженером управления, занимался вопросами применения авиационного вооружения, был награждён орденом Красной Звезды, закончил войну в звании подполковника.
Долгие годы он преподавал в МВТУ им. Н. Баумана, умер в 1974 году в возрасте 83-х лет и был похоронен на столичном Ваганьковском кладбище. На могиле первого командующего морской авиацией Азовского и Чёрного морей лётчики Черноморского флота установили гранитный валун, специально доставленный ими из Крыма.

Список офицеров Черноморского флота – Георгиевских кавалеров Первой Мировой войны. (альманах "Севастополь" (№ 29, 2007 г.), составитель В. Крестьянников, директор Севастопольского архива.
Государственный архив г. Севастополя.
С.В.ПОПОВ. Автографы на картах. Архангельск: Северо-Западное книжное издательство, 1990.
Сергеев Михаил Михайлович - летчик, выпускник школы морской авиации.
Российский Императорский воздушный флот.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. К 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта

nvmu.ru.

Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю