Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

«Жестокий романс». Август 2005 года. - Жизнь - морю, честь - никому! В.Ф. Касатонов. Повесть. Брест: Альтернатива, 2007.

«Жестокий романс». Август 2005 года. - Жизнь - морю, честь - никому! В.Ф. Касатонов. Повесть. Брест: Альтернатива, 2007.

"Ему снилось Норвежское море, где он провел целый месяц на рыболовном траулере. Его вновь качало и бросало, натужно визжал брашпиль, вытягивая очередной кошель, полный рыбы. Невыносимо пахло костной мукой; паровая мельница весь месяц перемалывала рыбьи кости. А он спал, как можно спать только в молодости, беззаботно, с сознанием хорошо выполненной работы, с ожиданием чуда и бесконечного счастья. Впереди у него был Ленинград. Самолет снова тряхнуло, и офицер проснулся. Красивая стюардесса с профилем Нефертити попросила пристегнуть ремни, начиналась посадка.
Лейтенант Алексей Игольников в прошлом году после окончания училища прибыл на подводную лодку. Успешно начал осваивать свою специальность штурмана, но лодка стала в навигационный ремонт на два месяца. Часть офицеров отправили в неплановый отпуск, Алексея как самого молодого бросили в Мурманский траловый флот, учить рыбаков военному делу. Он добросовестно обучил их уклонениям от бомб и торпед «противника». Привел в порядок всю документацию «военного времени». В кают-компании в свободные минуты провел несколько бесед о развитии современного подводного флота. Рыбакам нравились его рассказы, но он видел, что эти труженики моря все-таки только себя считают настоящими мореманами.
Скорей всего, так оно и было, они месяцами не вылезали с морей. Капитан траулера и старпом были очень довольны неожиданно свалившимся помощником, самим им некогда было заниматься бумажными делами. Они, как всегда, рассчитывали на русское «Авось!», начнется война, тогда будем учиться воевать. Вчера они дружески расстались в Мурманске, сунув Алексею копченого палтуса и еще какой-то янтарной рыбы. А сегодня Алексей прибывал в родной Питер, где ему разрешили провести три дня отдыха перед возвращением на свой боевой корабль.
Что такое Ленинград для юноши после месячного пребывания в Северной Атлантике? Стыдно сказать, первые часы он не мог смотреть на женщин. Боялся, что они увидят его голодные глаза. Все женщины были красивы и желанны. Как воспитанный человек, он гасил в себе взволнованный зов плоти, но какой мощный был этот зов!
Ее Алексей увидел в Русском музее, куда он, театрал и любитель живописи, спланировал сходить в первый же день. Стройная, аккуратная, вся чистая и выглаженная, ухоженная, что особенно любят моряки, у которых у самих все должно блестеть в форме. Спортивная легкая походка. Обаятельная улыбка, красивые зубы. Красивый носик. Короткая прическа. Наверное, спортсменка, решил про себя Алексей. Увидел, что она с интересом смотрит на него, подошел к ней и заговорил. Она вспыхнула вся от смущения, но, видя совершенно естественное и простое поведение Алексея, быстро взяла себя в руки и успокоилась. Они поговорили у картины Репина. Его все время отвлекали глаза Ивана Грозного, который только что убил своего сына.



Что-то мистическое было в том, что они познакомились на этом месте. Это он понял много позже. Она дала ему номер телефона, и они договорились созвониться вечером. Он повернулся, полный волнения и каких-то неясных терзающих душу чувств, и тут же ушел из музея. Она побежала к своим девчонкам, которые уже довольно громко обсуждали случившееся. Не каждый день морской офицер выхватывает кого-то из их стаи!
Часы и минуты общения с Виолеттой были лучшими в его молодой жизни. Они сходили в кафе-мороженое. Выпили по бокалу шампанского и съели по две порции крем-брюле. Затем долго гуляли по самому красивому в мире городу, который в этот период одаривал всех влюбленных белыми ночами. Вчера еще палуба качалась у него под ногами и соленые брызги
звенели, ударяясь о ходовой мостик, а сегодня он идет по обрамленной гранитом набережной Невы и рядом с ним неземное создание - красивая, чистая девочка, которой, похоже, он тоже нравится. А солнце, несмотря на поздний час, все еще светит, и создается нереальная картина сказки, где принц и принцесса гуляют по городу, в котором никогда не наступает ночь. И люди в этом городе не ложатся спать, потому что «...одна заря спешит сменить другую, всего дав ночи полчаса». Прощаясь далеко за полночь около девичьего общежития, он постеснялся поцеловать ее и долго потом ругал себя за врожденную робость к девушкам. А ведь так хотелось!



Они встречались еще дважды. Каждый раз Алексей, половину своей жизни воспитывавшийся среди мужчин в закрытых военных учебных заведениях (сначала Нахимовское училище, затем высшее училище подводного плавания), каждый раз благодарил Создателя за шедевр в виде живой Виолетты, которая шла рядом с ним, разговаривала, улыбалась и волновала, волновала, волновала... Да, прав его любимый писатель Константин Паустовский, женщину нужно боготворить или ненавидеть. Он ее боготворил. Всем своим поведением, неожиданным взглядом, улыбкой она давала надежду на будущее. В ней все было прекрасно: и душа, и одежда, и лицо, и руки...
Пришло время возвращаться на Север. При расставании на вокзале она, видя его нерешительность, неожиданно обняла Алексея за шею и крепко впилась ему в губы. Поцелуй был долгий, зовущий, обнадеживающий. И сладостный...
Они писали друг другу каждую неделю. Первые письма были полны радости и восторга. Радости от возможности общаться. Он, вдыхая аромат ее духов и перечитывая письма несчетное количество раз, находил между строк даже элементы нежности. Она писала, что приближается сессия, много приходится заниматься. Но она с удовольствием пишет письма, потому что они помогают ей в учебе. Они вдохновляют ее на великие дела. Она подавала надежду, обещая впереди много интересных встреч. «Надежда, надежда, мой компас земной...»
Однажды, когда он находился в нирване после прочтения письма и только глупое выражение лица выдавало его состояние» опытный в таких делах механик Саша Забермах с сожалением посмотрел на него и процитировал афоризм: «Фридрих Ницше: «Идешь к женщине, бери плетку!» Алексей посмотрел на него как на больного, не понимая, что сам тяжело болен. Диагноз его болезни - любовь. А причину любви открыл еще Александр Сергеевич Пушкин, величайший знаток в этой области. Гениальнее не скажешь: «Пришла пора, она влюбилась...» Это о Татьяне Лариной. Но это относится ко всем. Это закон природы. Пришла пора и для Алексея.



Успешно сдав сессию, Виолетта уехала домой в Кишинев. Письма от нее со временем стали короче. В них уже не было нежности. Меньше было радости. Потом наступило затишье. Алексей страдал. В состоянии аффекта он написал ей несколько писем. Ни ответа, ни привета. Или, как говорят в Одессе: «Ни тебе здрасти, ни тебе до свиданья!» Только через два месяца пришло письмо, написанное чужим почерком, где незнакомка сообщала, что ее подруга Виола в конце лета вышла замуж. Жених ждал ее дома больше года. И то, что давно должно было свершиться, свершилось. Виолетта потеряла голову от счастья. А она, Нина, готова дружить с Алексеем, поскольку видела его в музее. И очень его жалеет.
Алексей задохнулся от гнева, от предательства, от коварства. А как еще назвать то, что Виолетта вышла замуж, не сказав ему ни слова, и то, что его, растоптанного и заляпанного в грязи, готова подобрать какая-то Нина. Ему теперь ясно, что ни одной женщине нельзя доверять. И то, что женщины - самые подлые существа на свете. А ведь она всем своим видом производила впечатление чистоты и наивности. У нее был жених, а его, Алексея, она держала про запас. Значит, играла роль. Ах, какие они от природы артистки! Действительно, думал он, женщину можно или боготворить, или ненавидеть. Теперь только ненавидеть! То-то смущал Алексея Иван Грозный, как бы говоря своим жутким видом, что наступит время и ты будешь таким же безумным, с этой женщиной ты будешь страдать и познаешь самое глубокое разочарование. Ненависть и равнодушие - вот что должно нами руководить при общении с женщинами. Как ему теперь понятен Печорин, особенно в «Княжне Мери». Да, и Евгений Онегин становится ему роднее. Насколько правы наши великие классики!
Не в себе Алексей поднялся на мостик. В кулаке у него находился символический подарок от Виолетты на память - миниатюрный флакончик духов. Он всегда носил его в нагрудном кармане кителя - поближе к сердцу. Сколько десятков раз этот маленький пузырек выручал его, когда ему было тяжело на душе! Ее запах, запах любимой женщины, волнующий и многообещающий, возвращал его к жизни. За несколько месяцев духов стало наполовину меньше, они испарились. «Так же испарилась и сама Виолетта из моей жизни», - с горечью подумал Алексей. Он медленно разжал кулак и флакончик булькнул в холодные воды Баренцева моря, унося на дно первую юношескую любовь. Самую лучшую, самую красивую, самую сильную, принесшую ему столько страданий и разочарований.
Затем он вытащил ее письма. Ветер подхватил их, и они, как чайки, понеслись над морем, разрывая душу Алексея. «Если ты слышишь меня, Создатель, за что мне такие мучения? Я еще никого не любил. Я делаю первые шаги во взрослой жизни. Неужели жизнь такая жестокая? Неужели все наши беды от женщин?» Он молча, без слез, как умеют только мужчины, плакал. «Хотел полюбить чистую девочку, хотел отдать ей всю свою душу, хотел молиться на нее. Сам еще никогда не был близок с женщиной, хотел, чтобы она была у меня единственной. Оказывается, в жизни все не так! Нельзя верить ни одной женщине. Коварство, расчет, поиск выгоды - вот основные мотивы их действий. Бойся их. Беги от них. Не доверяй им. Не пускай их в свою душу. Как жестока и коварна сама натура женщины! Хотел создать семью - не получилось...»
Холодный ветер и ледяные брызги остудили Алексея. Осунувшийся и постаревший, он с трудом спустился в штурманскую рубку. Приближалось время поворота на новый курс. И для себя Алексей определил новый курс: «С детством и юностью пора кончать!»
Через час, когда подводная лодка пришвартовалась к пирсу, с корабля сошел подтянутый строгий офицер. Друзья на берегу с трудом узнавали его. Юношеский блеск в глазах сменился холодным пронизывающим взглядом. Восторженность, свойственная молодости, - сухой сдержанностью. В его черных волосах белела первая седина. Суровая правда жизни наложила на него свой отпечаток.
А было Алексею в ту пору двадцать три года. Трудно моряку, который редко бывает на берегу, познакомиться с хорошей девушкой и создать крепкую семью. У Алексея... не получилось."

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. К 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Для поиска однокашников попробуйте воспользоваться сервисами сайта

nvmu.ru.

Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

0
Маша
14.05.2009 14:29:11
RE: «Жестокий романс». Август 2005 года. - Жизнь - морю, честь - никому! В.Ф. Касатонов. Повесть. Брест: Альтернатива, 2007.
Сергей, очень интересно Вы пишите, красиво и волнующе...
0
Надежда
14.05.2009 14:46:37
RE[2]: «Жестокий романс». Август 2005 года. - Жизнь - морю, честь - никому! В.Ф. Касатонов. Повесть. Брест: Альтернатива, 2007.
Не получилось...:( Но ведь ему всего 23 года ещё всё получится! А Виолетта...у каждого в жизни была своя Виолетта.
Страницы: 1  2  


Главное за неделю