Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

Гибель подводной лодки «К-129»

Гибель подводной лодки «К-129»


Ранним утром 24 февраля 1968 года дизель-электрическая подводная лодка «К-129», бортовой номер «574», с тремя баллистическими ракетами подводного старта, с ядерными головными частями большой мощности, а также с двумя ядерными торпедами, покинула бухту Крашенинникова и взяла курс в Тихий океан, к Гавайским островам.
Для экипажа это был внеплановый поход. С 1 октября по 30 ноября 1967 года ПЛ 574 несла боевую службу в северо-восточной части Тихого океана. По возвращении моряки произвели навигационный ремонт. Затем половина офицеров ушла в отпуск. Личный состав в две смены отдыхал в санатории. Далее экипажу предстояла обычная учеба и уход за кораблем. Но тут случилось непредвиденное. Вышестоящий штаб проверил одну из готовящихся к боевой службе подводных лодок и отстранил ее от похода, выставив «неуд». Проверили вторую лодку - тот же результат. Тогда встал вопрос о ПЛ 574. Она оказалась боеготовой. Командование решило отправить ее на внеплановую боевую службу.
В связи с отпусками офицеры прибыли на подводную лодку кто за 15, а кто и за 5 суток до выхода в океан, что не могло не повлиять на подготовку к плаванию. Кстати, экипаж так и не смогли собрать полностью. Лодка вышла, имея на борту 14 офицеров и 83 матроса и старшины, из которых только 58 человек было штатных, 15 - назначенных вместо находящихся в отпуске, 10 - направленных для стажировки.
Принимая решение, командование надеялось на профессионализм основного ядра экипажа, в первую очередь - на командный состав. И это действительно были специалисты высокого класса.
Командир капитан 1 ранга Владимир Иванович Кобзарь ПЛ 574 командовал около четырех лет. До этого два года возглавлял экипаж «малютки», четыре с половиной года водил в глубинах «эску». Накануне похода за образцовую службу был награжден орденом Красной Звезды. Старший помощник командира капитан 2 ранга Александр Михайлович Журавин на ПЛ 574 служил хотя и недавно, с сентября 1967 года, но до этого три года успешно справлялся с аналогичной должностью на такой же подводной лодке. Не менее опытными были и командиры боевых частей, начальники служб. Видимо, поэтому, несмотря на скомканную подготовку и не имея иных вариантов из-за малого числа боеготовых подводных лодок, командующий Тихоокеанским флотом адмирал Н.Амелько и начальник штаба ТОФ вице-адмирал Г.Бондаренко 15 февраля 1968 года подписали этому экипажу боевое распоряжение. В нем отмечалось, что авианосные силы 7-го флота США ведут боевые действия против Демократической Республики Вьетнам. Подводные лодки ТОФ несут боевое патрулирование в океане. ПЛ 574 ставилась задача вести скрытное патрулирование в готовности к действиям по сигналу Главного штаба в порядке, изложенном в специальном пакете… Лодке были назначены район боевого патрулирования и время… Возвращение в базу планировалось 5 мая 1968 года в 12.00.
В течение двенадцати дней экипаж выполнял поставленные задачи по скрытному патрулированию, а 8 марта не вышел на связь. В тот день К-129 должна была дать контрольное радиодонесение - короткий сигнал. Адмирал в отставке В. Дыгало, командовавший в то время соединением, в состав которого входила подлодка, вспоминает: «В соответствии с боевым распоряжением В. Кобзарь регулярно направлял в штаб донесения о ходе плавания. Но 8 марта мы все были встревожены - лодка не ответила на контрольную радиограмму, переданную штабом Тихоокеанского флота для проверки связи. Правда, это не давало основания предположить трагический исход плавания - мало ли какие причины помешали командиру выйти на связь! Но донесение так и не поступило. Это было серьезным основанием для тревоги». В это время, в разгар боевых действий во Вьетнаме, американские ВМС тщательно прослеживали курс любого советского военного корабля в стратегически важной части Тихого океана. Подводный ракетоносец не мог бесследно раствориться в океане. Но точное место гибели корабля и 98 членов экипажа советскому командованию тогда не было известно. По данным разведки, примерно в эти же дни в японский порт Йокосуко прибыла американская подводная лодка «Суордфиш» («Меч-рыба»), имевшая повреждения. Американцами во время захода этой лодки в порт принимались необычные меры безопасности: к ремонту привлекался только американский персонал. Возникала мысль о столкновении под водой. Срочно начала готовиться поисково-спасательная операция».
В океан были направлены самолеты, боевые корабли, вспомогательные суда. Глубина в районе поиска - 5000-6000 метров. Удаление от Камчатки - около 1230 миль.
В поиске участвовали 2 эсминца, 3 сторожевых корабля, 3 тральщика, 4 подводные лодки, 2 плавбазы, 10 вспомогательных судов… Всего 36 вымпелов.
Корабли и суда день и ночь утюжили океан, шаря в глубинах посылками гидроакустических станций и эхолотов, осматривая поверхность моря. Самолеты дальней разведки патрулировали по маршруту подводной лодки, километр за километром запечатлевая океан фотообъективами, вслушиваясь в сигналы гидроакустических буев. Вначале надеялись найти аварийную лодку в надводном положении, потом - хотя бы следы катастрофы. Однако двухмесячный поиск в районе, где могла затонуть подлодка, закончился неудачей.
Государственная комиссия, возглавляемая дважды Героем Социалистического труда, лауреатом Государственной премии, заместителем Председателя Совета Министров СССР по оборонной промышленности и вооружению Леонидом Васильевичем Смирновым, в состав которой входили представители ГК ВМФ, судостроительной и ракетной промышленности, после тщательного изучения всех материалов и обстоятельств никаких недостатков и существенных замечаний в подготовке подводного корабля к выполнению боевого задания не обнаружила. Были сделаны выводы, что гибель К-129 произошла из-за потери плавучести подводной лодки с невозможным удержанием ее на безопасной глубине, в следствии поступления воды, при движении под РДП (устройство для работы дизельного двигателя под водой) через поплавковый клапан, что привело к быстрому погружению корабля на запредельную глубину более 5000 м.
30 июля 1968 года подводная лодка К-129 (проект 629А) соответствующим приказом была исключена из состава Военно-морского флота.
На территории базы подводных лодок в Вилючинске заложили камень для установки памятника, который через несколько лет все же был открыт.


Памятник экипажу К-129 в Вилючинске. Камчатка.
Осенью 1968 года родным пропавших без вести моряков из экипажа «К-129» по городам Советского Союза были разосланы скорбные извещения, где в графе «причина смерти» значилось: «признать умершим».
Факт исчезновения субмарины военно-политическое руководство СССР скрыло от всего мира, тихо исключив «К-129» из состава ВМФ.
Единственный, кто помнил про погибшую лодку, было Центральное Разведывательное Управление США.
В июне 1968 года, убедившись, что советские спасательные службы прекратили поиски погибшей лодки, ВМС США и ЦРУ приступили к осуществлению секретной операции по обнаружению и подъему «К-129». Их интерес был очевиден: получить доступ к советским баллистическим ракетам, шифрам, кодам, системам связи, управления, технологиям строительства прочного корпуса и т.п.
Этому поспособствовал и тот факт, что Советский Союз не заявил официально о гибели своей подводной лодки с указанием предположительного района катастрофы. В результате К-129 стала «бесхозным имуществом», таким образом, любая страна, обнаружившая пропавшую подлодку, считалась бы ее владельцем.
Операция «Дженифер»
Для начала необходимо было обнаружить погибшую субмарину и произвести ее обследование. Эта миссия была возложена на атомную подлодку для специальных операций USS «Halibut» (Палтус). Бывший ракетоносец был модернизирован, на нем был установлено океанологическое оборудование: боковые подруливающие устройства, якорное устройство с носовым и кормовым грибовидным якорем, водолазная камера, дальние и ближние боковые сонары, а также глубоководный буксируемый модуль «Fish», оснащенный фото-, видео-оборудованием и мощными прожекторами.
Американцы знали приблизительные координаты гибели К-129, этому поспособствовали, по их сведениям, данные с акустических станций системы SOSUS. При прослушивании записи звуков сделанных гидрофонами этой системы, удалось найти фрагмент, где был зафиксирован «хлопок». Сигнал поступил с донной станции, установленной на возвышении Императорских Гор (участок океанского дна) на расстоянии свыше 300 миль от предполагаемого места катастрофы. Учитывая точность пеленгования SOSUS в 5-10°, положение «К-129» было определено в виде «пятна» размером в 30 миль. Советская подлодка затонула в 600 милях к северо-западу от о. Мидуэй (Гавайский архипелаг), посреди океанской впадины на глубине 5000 метров.
Когда «Хэлибат» оказалась в расчетной точке, потянулись дни напряженной работы.
Даже зная координаты катастрофы, экипаж «Хэлибат» потратил несколько недель на поиски. Каждые шесть дней поднимали глубоководный аппарат, чтобы перезарядить в фотокамерах пленку. И снова дни томительного ожидания.
И вот однажды на стол командира лег снимок с четко очерченным пером руля подводной лодки. Это была К-129. После ее обнаружения «Хэлибат» сделала еще 22 тысячи кадров советской субмарины, лежащей на пятикилометровой глубине.

Снимок К-129




Камера запечатлела пролом шириной в десять футов (около трех метров) сразу за рубкой. Кроме того, оказались сильно поврежденными две кормовые ракетные пусковые установки в ограждении рубки. У них были сорваны крышки. Ближняя к корме шахта сильно погнута, а головная часть у ракеты отсутствовала. Не было боеголовки и у второй ракеты. Нетронутой осталась только третья пусковая установка - та, что ближе к носу.


Разрушенные пусковые установки К-129
Один фоторяд запечатлел скелет моряка, в ограждении рубки, облаченного в штормовой реглан, стеганые штаны и тяжелые флотские сапоги. Тысячи крохотных морских червей роились в останках подводника.
К-129 легла на дно океана по неофициальным сведениям в точке 38°5' с.ш. и 178°57' в. д. (по другим данным - 40°6' с. ш. и 179°57' в. д.). Точные координаты местонахождения К-129 до сих пор являются государственным секретом США. После обнаружения К-129, «Хэлибат» сделала еще 22 тысячи снимков советской субмарины.


Примерное место гибели К-129
Первоначально планировалось с помощью телеуправляемых подводных аппаратов вскрыть корпус «К-129» и извлечь нужные американским спецслужбам материалы с борта субмарины без подъема самой лодки. Но в ходе миссии «Хэлибат» было установлено, что корпус «К-129» разломлен на несколько крупных фрагментов, что давало возможность поднять целиком интересные для разведчиков отсеки с пятикилометровой глубины. Особую ценность представляла носовая часть «К-129» длиной 138 футов (42 метра). ЦРУ и ВМС обратились за финансовой поддержкой в конгресс, конгресс - к президенту Никсону, и проект AZORIAN стал реальностью.
Гломар Эксплорер
Фантастический проект потребовал специальных технических решений. В апреле 1971 г. на верфи Shipbuilding Dry Dock Со. (Пенсильвания, Восточное побережье США) было заложено судно MV Hughes Glomar Explorer. Исполин, полным водоизмещением 50.000 тонн, представлял собой однопалубное судно с «центральной прорезью» над которой размещалась гигантская А-образная вышка, кормовым расположением машинного отделения, носовой двухъярусной и кормовой
четырехъярусной надстройками.

Glomar Explorer

Почти треть судна занимал «Лунный бассейн»
размерами 60, 65 х 22, 5 х 19, 8 м, который служил в качестве дока для размещения глубоководного захвата, а затем и частей поднятой подводной лодки. Заполненный водой, он выглядел, как гигантский плавательный бассейн, если не считать краны на каждом углу. Снизу бассейн закрывался створками с резиновыми уплотнителями (Размеры «Лунного бассейна» указывают на то, что американцы изначально не планировали поднимать лодку целиком (длина по КВЛ - 99 метров)).
По диаметральной плоскости, в нос и в корму от центральной прорези, были установлены подвижные колонны, предназначенные для приема захватного устройства с погруженной баржи. Они напоминали по внешнему виду выдвижные опоры на морских буровых установках и, по замыслу авторов, должны были вводить в заблуждение наблюдателей этого странного судна, что им на первых порах удалось. Так, 11 мая 1975 г. в журнале «Парад» была помещена фотография судна «MV Hughes Glomar Explorer» с утверждением, что эти колонны опираются на дно. Позже анализ зарубежных публикаций позволил советским специалистам определить их истинное назначение.
Контракт на проектирование судна ЦРУ заключило с компанией Hughes Tool Со. Выбор этой фирмы был не случаен. Именно ее глава Говард Хьюз, миллиардер и авантюрист, лучше всех подходил для роли главного организатора и творца этой амбициозной затеи. Было очень кстати, что Хьюз не так давно проявил интерес к добыче полезных ископаемых со дна океана: в связи с этим начало строительства им специального судна для подводных изысканий и работ вряд ли вызвало бы нежелательный резонанс.
В это же время, на верфях National Steel Shipbuilding Corp. в Сан-Диего (Калифорния, Зап. Побережье США) строилась баржа НМВ-1 (Hughes Marine Barge) и глубоководный захват Clementine. Подобное рассредоточение производств обеспечивало полную секретность операции. Даже инженеры, напрямую задействованные в проекте, по отдельности не могли понять назначение этих
устройств (корабля, захвата и баржи).

Проекция глубоководного захвата Clementine
В течение двух лет, пока шло строительство и
испытания «Гломар эксплорер», ЦРУ, используя многочисленные каналы, активно распространяло сведении, что судно предназначено для поиска и добычи полезных ископаемых с морского дна. В 1972 году «Гломар эксплорер» был спущен на воду и ушел в свое первое плавание. Чтобы еще надежнее замаскировать истинное предназначение судна, отвлечь внимание газетчиков и общественности, склонных подвергать сомнению официальную версию, было решено, что «Гломар эксплорер» примет участие в экспедиции по поиску полезных ископаемых в океане. Судно действительно зарекомендовало себя незаменимым при решении подобных задач.
После серии испытаний на Восточном побережье, 13 августа 1973 г. «Гломар Эксплорер» отправился в 12 000-мильный круиз в обход м. Горн и 30 сентября благополучно прибыл в Лонг Бич (Калифорния). Там, в тихой бухте острова Санта Каталина его поджидала баржа HMB-1 с установленным на ней захватами и монтажными конструкциями.
Баржу притопили, над ней встал «Гломар Эксплорер», водолазы запустили моторы которые открыли створки крыши (внешний вид баржи напоминал плавучий дом). на Эксплорере открылись створки «лунного бассейна» и из него на баржу были выпущены гидравлические подъемные устройства с помощью которых глубоководный захват Clementine массой 2000 т был перемещен в «лунный бассейн».

После 4 июля 1974 года «Гломар эксплорер» вышел в море для осуществления основной фазы операции, получившей название «проект «Дженифер». По прибытию на место началась уникальная операция по подъему фрагмента К-129. В океанские воды стала опускаться колонна которая собиралась из двадцати метровых труб которые свинчивались между собой, на конце этой колонны находился захват Clementine. Свинчивание 5 км колонны заняло несколько дней (общая масса собранной целиком колонны составила 4000 т). Наконец, утром 29 июля захват оказался в 70 м от лежащей на дне субмарины. С помощью подруливающих устройств установленных на раме захвата, он был опущен на лодку. Раскрытые «клешни» сжались, обхватив корпус лодки. Начался подъем (общий вес поднимаемого груза
(захват+фрагмент лодки) составил 3129 т).

Проекция захвата Clementine с корпусом К-129


Здесь необходимо пояснить, что корпус лодки был разломлен на несколько фрагментов, и американцы изначально планировали поднять только носовую (наиболее для них ценную) часть К-129, длиной около 43 м, а не всю лодку как отмечается в некоторых изданиях. На это указывает и несовпадение длины «лунного бассейна» (61 м) с длиной подводной лодки (длина по КВЛ - 99 метров).
Однако когда лодка поднялась на высоту около километра от дна случилось непредвиденное – поднимаемый фрагмент разломился, в захвате осталась только носовая часть лодки длиной 10 м.
Остатки «добычи» были благополучно введены, через раскрытые створки в «лунный бассейн».
Через несколько дней «Гломар эксплорер» взял курс к Гавайским островам до которых было около 700 миль. 16 августа, пройдя 500 миль судно сделало остановку чтобы освободиться от поднятых не нужных, и радиоактивных фрагментов, пройдя еще 130 миль «Гломар эксплорер» снова остановился, для того чтобы захоронить найденные в поднятом фрагменте лодки тела шести моряков.
Их тела были помещены в один контейнер, который, с соответствующими почестями и под Гимн СССР был опущен в океан.
В 1975 году тогдашний госсекретарь США Киссинджер сообщил нашему послу имена некоторых погибших моряков, которых удалось опознать по документам: Виктор Лохов, Владимир Костышко, Валерий Носачев.
В октябре 1992 г. Директор ЦРУ Роберт Гейтс на встрече в Москве передал Б. Ельцину видеопленку с записью ритуала захоронения тел 6 советских подводников из экипажа К-129.
(На YouTube размещен видеоролик в котором писатель-маринист Н. Черкашин утверждает, что американцы хотели передать тела погибших моряков Советскому Союзу но советское руководство якобы отказалось, при этом в качестве доказательства своего заявления он не приводит ни свидетелей ни документы. Из анализа операции «Дженифер» которая проводилась в строжайшей тайне становится ясно, что вряд ли американцы сделали заявление типа: «Советские, мы тут на днях вашу подлодку подняли, нашли тела ваших парней, себе их возьмете?». К тому же они планировали повторить операцию, чтобы поднять рубку с баллистическими ракетами поэтому «светиться» было не в их интересах Так, что необоснованные заявления г.Черкашина оставим на его совести).
Об операции «Дженифер» советские спецслужбы узнали только после утечки информации которая попала в американскую прессу (Здесь нужно пояснить, что советские разведывательные суда «засекли» «Гломар эксплорер» который занимался подъемом лодки, и некоторое время находились возле него, но не поняв чем занимаются американцы, ушли).
20 марта 1975 года на стол начальника разведки Военно-морского флота СССР легла справка-обзор американской прессы, из которой следовало, что Центральному разведуправлению (ЦРУ) США с помощью построенного по его заказу специального судна удалось поднять со дна Тихого океана часть советской подводной лодки, затонувшей семью годами ранее. В тот же день эта информация была доложена министру обороны маршалу Советского Союза Гречко. Чтобы воспрепятствовать дальнейшим попыткам подъема подлодки, а также получить от американской стороны полную информацию относительно причин гибели К-129, министр обороны СССР обратился с запиской в ЦК КПСС. В ней он предлагал дать указание советскому послу в США выразить возмущение деятельностью ЦРУ и потребовать прекращении операции. Рассмотрев эту записку, ЦК КПСС постановил: «Одобрить предложения Министерства обороны СССР. Утвердить указания совпослу в Вашингтоне по этому вопросу».
Разразился острейший политический скандал, который бушевал до конца 1975 года. В конце концов, американская сторона вынуждена была признать факт проведения ЦРУ совершенно секретной операции «Дженифер», в результате которой удалось поднять со дна океана не только часть подводной лодки, но и хорошо сохранившиеся тела шести советских моряков. Под давлением СССР операция была прекращена.

Вероятные причины гибели К-129


Первая причина- столкновение в подводном положении с американской атомной субмариной «Суордфиш» («Меч-рыба») которая следила за К-129. В пользу этой версии выдвигается то обстоятельство, что вскоре после исчезновения нашей субмарины «Суордфиш» добралась до японского порта Йокосука и в обстановке чрезвычайной секретности приступила к ремонту носовой части и рубки с перископами и антеннами. Такие повреждения атомарина могла получить только при столкновении с другим кораблем, причем находясь под ним (Американцы повреждения на «Суордфиш» объясняют столкновением с айсбергом прим.).
Вторая причина - (эту причину выдвигают американцы) взрыв водорода в результате утечки из аккумуляторной ямы (аккумуляторная яма находилась как раз под пробоиной).

Заключение
(критика версий)
Наличие трупа моряка в ограждении рубки однозначно говорит о том, что в момент гибели лодка находилась в надводном положении таким образом она не могла столкнуться с субмариной «Суордфиш». К тому место расположение пробоины это так же подтверждает. По месту расположению пробоины можно скорее предположить, что К-129 столкнулась с надводным судном.
Что касается второй причины – гибели лодки от скопления водорода, она также не состоятельна. Все расчеты показывают что взрыв водорода не мог привести к таким большим разрушениям какие имелись на К-129. Этот вывод также подтверждается статистикой: за все время эксплуатации подводных лодок во всем мире ни одна лодка не погибла от взрыва водорода.


Главное за неделю