Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Три истории о спасении затонувших подводных лодок

Три истории о спасении затонувших подводных лодок

Три истории о спасении затонувших подводных лодок

История о затонувшей итальянской подводной лодке F-14 и организации ее спасения была приведена в одном из номеров Морского журнала (№7/8 - 1929г.), который издавался в Праге бывшими русскими морскими офицерами, оказавшимися после 1917 года за рубежом, с опубликованным разговором по радиотелеграфу между пл F-14 и пл F-15, участвующей в ее спасении.

6 августа 1928 г. во время учений эскадры в районе морской базы Пола, в 7 милях от острова Бриони подводная лодка F- 14 выходила в учебную торпедную атаку, во время которой была протаранена форштевнем эсминца “ Juzeppe Missori”. Лодка моментально затонула, на глубине 40 метров.
F-14 относилась к самой многочисленной серии (из 21 единиц) итальянских подводных лодок постройки до 1918 года.
Водоизмещение: надводное - 262т., подводное - 320 т. Экипаж 27 человек.
Место гибели лодки было установлено практически сразу, спущены водолазы, которые обнаружили лодку и после многочисленных усилий сумели заложить цепи для подъема лодки на поверхность.
В результате предпринятых спасательных работ, 7 августа, через 34 часа после ее затопления, лодка была поднята!
Операцией по подъему лодки руководил адмирал Фашини на крейсере “Brindizzi”.
Но весь экипаж погиб, причем 24 человека из 27 человек экипажа погибли за три часа до подъема подводной лодки.
Члены экипажа были найдены на своих штатных местах, они погибли от отравления хлором, который выделялся от попадания воды в аккумуляторные батареи.
Изолирующих дыхательных аппаратов (ИДА) и индивидуального спасательного снаряжения подводников (ИСПП) у них еще не было.
Вся команда, во главе с командиром - капитано ди корвето Исидоро Вейл посмертно награждена.
Подводники очень мужественно и достойно проявили себя в этой критической ситуации, о чем свидетельствует и опубликованный разговор по радиотелеграфу во время их спасения, который был записан в вахтенном журнале подводной лодки F-15:

10.50 F-14, отвечая на вызов, телеграфирует: “Мы слышим Вас,
старайтесь приблизиться”.

Через минуту она снова говорит: “Двигайтесь вправо и больше
вперед…продвигайтесь медленно”
11.05 F-14: “Я Вас очень хорошо слышу, мы находимся в кормовом
отсеке. Лежим на грунте, крен 70 градусов, нас 24 человека,
все живы, здоровы, три человека находятся в другом отсеке,
погибли во славу Родины”.
F-15: “Я понял. Опорожните ваш резервуар с горючим и маслом”
F-14: “Наши кормовые батареи совершенно залиты водой”.
Выбросили весь балласт”.
12.15 F-14: “Приблизьтесь, мы Вас плохо слышим. Прибудет ли
помощь?”
F-15: “Морская база в Поло направила три понтона, в том числе и
240 тонный, водолазов, которые немедленно найдут Ваше
место. Будьте спокойны, мы делаем все необходимое, чтобы
поднять Вас как можно скорее ”
13.00 F-14: “Я Вас слышу хорошо. Если Вы меня слышите, приблизьтесь.
Мы себя чувствуем хорошо, только действуйте быстрее,
спасите нас”
13.10 F-15: “Сообщите с какой стороны слышно “Jessender” ( это
название радиоаппарата, принятого в итальянском флоте)

13.15 F-14: “Его слышно с левого борта по направлению 65 градусов.
Определили ли Вы наше место?”
F-15: “Вы на глубине 40 метров, мы приближаемся, Сейчас найдут
Ваше место. Мужайтесь! Спокойствие. Находим, что Вы в
хорошем состоянии”
15.00 F-14: “Мы услышали звук цепи по корпусу лодки”
F-15: “ Цепь, которую Вы слышали должна быть от водолазного
катера. Сейчас мы подтвердим это”

Затем вопросы и ответы идут беспрерывно…

F-14: “Действуйте быстрее, крен уменьшается”
F-15: “Водолазы совсем около Вас”
15.50 F-14: “Мы Вас слышим слева”
16.00 F-14: “Вы над нами”
Некоторое время после этого гидрофон принимает и отправляет только
короткие вопросы и ответы

18.00 F-14: “Вы очень приблизились, но действуйте быстрее. Здесь
умирают!”
F-15: “Мужайтесь! Понтоны уже на виду. Крепитесь!”
F-14: “Скорее! Скорее! Действуйте быстрее. Бросьте здесь буек.
Именно здесь!”

18.20 F-14: “Вы точно над нами. Действуйте быстрее!”
F-15: “Не падайте духом, здесь адмирал Фашини. Он делает все
возможное, чтобы ускорить Вам помощь и шлет Вам свои
одобрения”
F-14: “Мы исполним свой долг до конца!”
F-15: “Передали адмиралу. Водолаз спустился, чтобы дать Вам
воздух. Вы слышите, нашел ли Вас водолаз?”

После этого сообщения F-14 становятся слабыми и неразборчивыми

19.49 F-14: “Мы больше не можем выдержать! Мы слышим водолазов,
работающих над нами. Мы крепимся, но больше выдержать
не в состоянии…!”

Это было последнее сообщение F-14. Далее все вызовы остаются без ответа. Телеграфист предполагал, что последнее слово, которое он слышал из неразборчивых букв было “Viva”…

Через три часа, т.е. где-то около 23.00, подводная лодка F-14 была поднята, но весь экипаж был мертв…

Последнюю запись в вахтенном журнале командир F-14 сделал в 21.00.

Вот такая трагическая ситуация сложилась с подводной лодкой и ее экипажем, хотя меры по спасению были приняты весьма быстро и оперативно.
Поднять подводную лодку за 34 часа после ее затопления, это действительно, самоотверженная и профессиональная работа всех спасателей и умелое руководство этой работой. Они сделали все, что могли на тот период времени.

Все познается в сравнении.

22 октября 1956 года в 19.53 эсминец “Статный” в Суурупском проливе, в районе Таллина, протаранил подводную лодку М-200, шедшую в надводном положении, которая сразу затонула на глубине 53 метра.
( М-200- подводная лодка XV серии, так называемая “малютка”. Водоизмещение: надводное- 283т., подводное -350 тонн, длина 49,5м, ширина 4, 4м. М-200 и F-14 были одного класса).
С поверхности воды было поднято 6 человек, находившихся во время столкновения на верху. 28 моряков, находящиеся в лодке погибли. Руководил операцией по спасению подводной лодки Главнокомандующий ВМФ С.Г. Горшков.
(М-200- это подводная лодка XV серии, так называемая “малютка”. Водоизмещение: надводное- 283т., подводное -350 тонн, длина 49,5м, ширина 4, 4м.). М-200 и F-14 были одного класса.
Как он “ руководил” очень хорошо рассказал капитан 1 ранга Жбанов А.В. в своей статье “Трагедия подводной лодки М-200” (блогер “Адам”), помещенной 14.10.2015г на этом портале. Вот выдержка из статьи:
“Помощник командира подлодки М-200 Колпаков говорит: «Товарищ Главнокомандующий, мы готовы выходить. Дайте нам только немного воздуха, чтобы легче открыть люк». Главком отвечает: «Вас понял! Мы сейчас посовещаемся, и будем готовить вам выход. Но сами никаких мер самостоятельно не принимайте!
… Было много ненужной суеты, согласований, приказаний, ожидание ответов на выполнение указов и приказов, прочих проволочек. Пока наверху, решали, согласовывали и утверждали планы действий, на грунте лежала развороченная подводная лодка, и в тишине ее холодных, мертвых отсеков медленно погибали подводники….
…Главкомовское “Мы сейчас посовещаемся…” длилось без малого 36 часов”!!!
Люди ждали и надеялись на спасение. Вера в спасение у подводников умирает только вместе с ними.
Но только через шесть дней М-200 была поднята спасательным судном “Коммуна”. Весь экипаж подводной лодки погиб.

Факт, что Главнокомандующий ВМФ был на месте гибели М-200 и руководил подъемом затонувшей лодки, в материалах расследования трагедии удивительным образом почему-то не отражен.
Под суд пошли командир подводной лодки и командир эсминца.
Но никто не стал расследовать бездарно организованную спасательную операцию, а погибшие подводники, конечно, не были награждены.

22 августа 1957 года в районе Балаклавы, при отработке задачи “срочное погружение”, из-за неполного закрытия захлопки - специального клапана, перекрывающего доступ воздуха к дизелям, подводная лодка М-351, приняв большое количество воды, затонула на глубине 83 метра, воткнувшись кормой в илистый грунт, с дифферентом на корму в 60 градусов.
Лодка по плану должна была всплыть в 17.00 и доложить об этом.
Но донесения не было. Командующий флотом объявил по флоту боевую тревогу, и в район полигона были отправлены корабли аварийно-спасательной службы.
Общее руководство операцией по спасению подводной лодки осуществлял Командующий флотом адмирал В.А. Касатонов, а непосредственным техническим руководителем всех спасательных работ был капитан 1 ранга Н. Чикер, известный в ВМФ специалист по судоподъему. Именно он возглавлял ЭОН-35 ( Экспедицию особого назначения) при подъема линкора “Новороссийск” после его трагической гибели в Севастопольской бухте.
Начальник Главного штаба ВМФ адмирал В.А. Фокин, прилетевший и Москвы, пытался сразу командовать подъемом лодки. Но после серьезного разговора с В.А. Касатоновым, который предложил ему официально вступить в командование и взять всю ответственность на себя, быстро ретировался в Севастополь.
Главнокомандующий ВМФ С.Г. Горшков, прибыв в Севастополь, но видимо, помня о своем позоре с подъемом подводной лодки М-200, решил не вмешиваться в деятельность Командующего флотом и не появился на месте аварии.
Благодаря мужеству и самоотверженности экипажа, боровшегося за живучесть подводной лодки в течение 3,5 суток, и умелой и профессиональной организации спасательных работ 26 августа, в 02.30 лодка всплыла на поверхность. Все 42 члена экипажа остались живы.
Наиболее отличившиеся при спасении подводной лодки из числа водолазов и спасателей были награждены.

Но экипаж подводной лодки наградить “забыли”, посчитав их как всегда виновниками этого аварийного происшествия.

Всем были известны на флоте слова С.Г. Горшкова: “Мы за аварии не награждаем…”.

Да, за аварии действительно не награждают, а награждают за мужество и самоотверженность людей, которые борются с этой аварией.
Если вспомнить награждение погибших и оставшихся в живых моряков после гибели линкора “Новороссийск”, то оно состоялось только через 30 лет после этой трагедии, и произошло уже после ухода С.Г. Горшкова с должности Главкома ВМФ.
А ведь именно эта трагедия “привела” С.Г. Горшкова к должности Главнокомандующего ВМФ, которую он занимал 30 лет, т. е. фактически стала для него наградой…
За четыре месяца до гибели линкора С.Г. Горшков был Командующим Черноморским флотом. Непосредственно перед гибелью линкора он исполнял обязанности ВРИО Главнокомандующего ВМФ (Н.Г. Кузнецов около полугода находился в лечебном отпуске, после перенесенного инфаркта), т.е. нес прямую ответственность за эту трагедию, но оказался “непотопляемым”, не только не был наказан, а ушел на повышение, став Главкомом ВМФ.
Кроме всего прочего проявил непростительное равнодушие и к своему покровителю (Н.Г. Кузнецову), спасшим его еще в 1938 году от привлечения к суду за гибель эсминца “Решительный” на ТОФе, который во время буксировки ударило об скалу и выбросило на берег. Руководил переходом этого корабля, видимо, также “умело” как и спасением М-200, тогда еще капитан 3 ранга С.Г. Горшков.
Но С.Г. Горшков не сделал ничего, чтобы реабилитировать Н.Г. Кузнецова, восстановить в звании Адмирала Флота Советского Союза, которого его незаслуженно лишили после взрыва линкора "Новороссийск".
Сколько еще за тридцать лет его командования случилось аварий и катастроф с подводными лодками и кораблями, но С.Г. Горшков был “непотопляем”.
Реабилитация же Н.Г. Кузнецова состоялась только после смерти С.Г.Горшкова, при новом Главнокомандующем ВМФ В.Н. Чернавине в 1988 году.
Завидное качество – “непотопляемость”. Только относится оно в нашем зазеркальном мире к высокого ранга чиновникам.


Главное за неделю