Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Лейтенанты Причерноморья

Лейтенанты Причерноморья





Эскадра «общего моря», Черноморская военно-морская группа кораблей причерноморских стран, пока находится в состоянии своего становления. При многих положительных моментах в своей деятельности причерноморцы пока еще только закладывают камни будущего союза на берегах «самого синего моря».

Общая идея «БЛЭКСИФОРа» была предельно проста. Мы, россияне, украинцы, румыны, болгары, грузины и турки вполне способны самостоятельно решить все проблемы безопасности в регионе. И для спокойного плавания в наших водах нам совершенно не обязательно уповать на помощь из-за океана или из Забосфорья. Жаль, что прекрасная идея-мечта пос ле серии «цветниково-парниковых», иными словами взращенных в чужих оранжереях от - политтехнологий, явно вступала в диссонанс с «газовыми» и прочими войнами и военным противостоянием. Но как бы то ни было Эскадра Согласия все одно в строго обозначенное время «Ч» брала курс в открытое по-прежнему для всех Черное море.

В течение почти месяца мне пришлось общаться с молодыми представителями морского офицерского корпуса разных причерноморских стран. Различия в мировоззрении, в национальном менталитете, в особенностях образования среди них есть и весьма значительные. Но главное – недавние выпускники причерноморских вмузов при несомненном приоритете патриотизма в своих убеждениях видят общность целей для наших стран. Какое оно, «племя младое и незнакомое» лейтенантов Причерноморья?

Энсен (лейтенант) Бюлент Улколсай с фрегата УРО «Йылдырым» ВМС Турции прибыл на борт «Цезаря Куникова» в качестве офицера связи в Новороссийске. В качестве «связующего звена» он сменил своего коллегу энсена Энгина Айодана. Турецкий офицер как-то с первых шагов по палубе российского корабля почувствовал себя уверенно, держался дружелюбно и с уважением. На естественные вопросы – кто мол, вы да откуда, отвечал весьма охотно. Сам Бюлент родом из Стамбула. Отец долгие годы прослужил государственным чиновником в департаменте водоснабжения и водных ресурсов турецкого правительства. Сейчас находится на пенсии, которая позволяет, по словам Бюлента, «жить ему ради жизни» в своё удовольствие до половины года в Анталье, известном турецком курорте. Мать закончила юридический факультет стамбульского университета, адвокат, специализируется на представительстве в судах по земельным спорам. В отличие от Энгина его семья более, если так можно выразиться, европеизирована и урбанизирована. Отец того же лейтенанта Айодана – горожанин в первом поколении. В Самсуне он работает в отделении департамента сельского хозяйства, учит крестьян передовым методам агрокультуры. Кстати, сам стамбулец далеко не в первом поколении Бюлент, с восторгом читает публицистические произведении о проблемах турецкой деревни, автором которых является Кемаль - однофамилец первого президента страны. Кстати, именно с Айоданом произошла история, которая вызвала немало улыбок весной 2005 года. После публикации в газете материала «Лейтенанты Причерноморья», во время очередной активации кораблей Эскадры Согласия, на приеме подошел к командиру турецкого фрегата УРО «Йылдырым» капитану 2 ранга Мурату Деде и в самых изысканных словах рассказал, как было приятно общаться с его лейтенантами, попросил вручить им на память газету с их фото. Причем, передал командиру три экземпляра, по одному на каждого и плюс на корабль. В Бургасе встретил своего знакомого Энгина Айодана, тот попросил… дать ему «настоящую русскую военную газету». Здесь я рассмеялся. Лейтенант оказался и на турецком флоте всего лишь лейтенантом. Газеты разошлись по всем инстанциям, кроме тех, для кого они предназначались. Но у меня как говорят – с собой было.

В самом деле, не мог же я, кап – два российского флота, обидеть офицерского «ребенка», пусть и «сына турецкоподданного».

-Я счастлив, я нахожусь на настоящем русском корабле. – Как мне показалось, Бюлент говорил с неподдельным восторгом. – Совсем недавно мы с друзьями посмотрели американский видеофильм «К-19», он произвёл на нас неизгладимое впечатление. Мужество ваших моряков вызывает лишь восхищение. Тогда ещё подумал, было бы неплохо побывать на корабле России. Мечта моя сбылась.

Лейтенант Улколсай человек с разносторонними интересами, с развитым чувством патриотизма. В турецком обществе вообще характерно почитание своего первого президента Ататюрка Кемаля. В каждой каюте на кораблях, в офицерских салонах (кают-компаниях) и столовых на самом видном месте находятся портреты Ататюрка. Бюлент в свободное от служебных обязанностей время с интересом читает его биографию. Причём, когда речь зашла, что объединят или разъединяет наши народы в современной истории, раскрыл книгу и показал запись. В 1921 году делегация турецкого правительства совершила визит в Москву. И её результатом было предоставление молодой советской России военной помощи только что образованной турецкой республике.

Для лейтенанта с фрегата УРО «Йылдырым» характерно здоровое стремление сделать карьеру. Так сложилось, почти все его однокашники по военно-морской академии в Стамбуле избрали местом службы корабли флотилии амфибийных сил, предназначенные для переброски и высадки десантов. Да, в плане движения вверх по карьерной лестнице существуют определённые трудности, здесь весьма невысоки должностные ранги. Зато интенсивность выходов в море несоизмерима с фрегатами. Так только за восемь месяцев 2004 года «Йылдырым» находился на ходу в течение 1200 часов, не считая стоянок в иностранных портах и в точках якорной стоянки вне главной базы в Гельджуке. На турецких «десантниках» о подобной интенсивности плавания знают лишь понаслышке.

Для такого жизнелюбивого молодого человека, коим без сомнения является Бюлент, подобные редкие «свидания» с берегом не стали основанием отказываться от возможности служебного роста. Первый результат весьма необычен для российского флота. Лейтенант Улколсай получил недавно предложение и прошёл все отборочные тесты для поступления в лётную школу в Анкаре. После годичного обучения он станет пилотом палубного вертолёта. В турецких ВМС принято считать, только корабельный офицер способен знать все тонкости военно-морской тактики и с полным знанием специфики действовать в интересах своих в недалёком прошлом коллег.

Впрочем, задерживаться в вертолётчиках Бюлент не собирается – служебный рост здесь в лучшем случае лишь до капитана 3 ранга. Затем планирует поступить в штабной колледж. А там, кто знает…. Может и напишет британский журнал «Джейн» через два десятка лет о назначении на высокопоставленную должность адмирала Улкосая.

Совпадение или нет, но оба турецких лейтенанта в разговоре со мной рассказали о своём желании получить заочно гражданское образование в стамбульском университете. И если Энгин желает обрести диплом менеджера в сфере международных отношений, то Бюлент предпочитает углубить свои знания в области точных наук. Причём, командование лишь приветствует подобное стремление своих офицеров в повышении своего образовательного уровня. А государство принимает на себя значительную часть расходов по обучению своих офицеров.

В разговоре с молодыми офицерами с фрегата УРО «Йылдырым» довольно легко читается стремление турок к большей экономической, военной и политической свободе от Запада. Энсен (лейтенант) Энгин Айодан с большим сожалением говорил о не самых современных технологиях, коими обладает турецкая экономика. И ни страны Евросоюза, ни Япония, ни Новый Свет, не стремятся поделиться с его родиной ноу-хау в современных отраслях экономики.

О том, что фундаментализм и сепаратизм относится к самой болевой точке турецкого общества, думаю, не стоит долго распространятся. С болью в голосе Бюлент Улкосай говорит о тридцати тысячах жертв курдских повстанцев. В каждой стране существуют свои наболевшие проблемы. Но невозможно остановить распространение того же терроризма в мире, поставить заслон на пути «белой смерти» силами одного только государства. Через черноморский регион проходит один из мощнейших наркотрафиков. И от него, как от мутного потока, питаются радикальные всевозможные движения и группировки, в том числе и в Турции. Корабли «БЛЭКСИФОР» - не панацея от страшной беды региона. Но создаётся прецедент единых действий военных моряков разных стран. А там их примеру обязательно последуют и все остальные силовые структуры.

Турецкие лейтенанты чётко представляют задачи эскадры «общего моря». Причём, неслучайно, во многом идея единого Чёрного моря разрабатывалась в Анкаре и в Стамбуле. Впрочем, после нескольких активаций ЧВМГ становится ясно – при уважительном взаимном отношении друг к другу всех причерноморцев, наибольшими ресурсами и потенциалами обладают именно российская и турецкие стороны. И от позиций России и Турции будет во многом зависеть будущее эскадры «общего моря». Думаю, в будущем проблем во взаимопонимании между нашими военными моряками так же не возникнет. Молодые турецкие лейтенанты нашли общий язык с нашей молодёжью, с капитан-лейтенантом Александром Серебровым, старшим лейтенантом Фёдором Подложновым. А как показывает опыт - впечатления офицерской молодости самые яркие, и проносятся через всю службу.

С точки зрения взаимодействия между флотами Причерноморья определённый интерес представляют молодые грузинские офицеры. Подготовка офицерских кадров для военно-морских сил для земли легендарной древней Колхиды осуществляется как в России и Украине, так и в Турции и Греции. Небезынтересно, что старший сын начальника военно-морского отделения Батумской морской академии капитана 1 ранга Геннадия Хайдарова закончил ввмуз в Санкт-Петербурге. Правда, особенность жизни современных вооружённых сил закавказской республики, он для того, чтобы заработать денег ушёл на фрахт на сухогрузе третьим помощником капитана. Причём, не порывая с военно-морской службой. А средний, Николай, год назад стал обладателем диплома об окончании военно-морской академии в Стамбуле. В нынешнем году именно на капитана 1 ранга Г. Хайдарова было возложено командование «эскадрой общего моря».

Так сложились обстоятельства, что первый разговор с лейтенантом Николаем Хайдаровым состоялся на фрегате УРО «Йылдырым». Похоже, Николай, чувствовал себя здесь явно не чужим. Несколько его одноклассников по академии проходили службу на корабле. Прекрасное знание русского и турецкого, добротное владение английским языком позволяло грузинскому лейтенанту общаться без переводчиков со всеми участниками причерноморской «эскадры». Николай, коммуникабельный, любопытный и вежливый парень, стал настоящим любимцем на всех кораблях. И, по-своему, незаменимым человеком. Ведь кроме него одновременно никто не мог общаться с русскими и турками на их родной речи.

Впрочем, любопытство Николая, подчас, настораживало. Например, он мог задать узконаправленный вопрос относительно боевого состава и технической готовности части десантных кораблей Черноморского флота. Понятное дело, как офицер оперативного отдела штаба Батумского военно-морского района он стремился к максимальной эрудиции относительно наших БДК. Ведь именно наши «аллигаторы» чаще всего находятся возле грузинских берегов, работают в интересах группировки российских войск в Закавказье. Но для сглаживания возможных вследствие столь открытого проявления своего любопытства острых углов, следует быть более аккуратным.

Командир радиотехнической службы ПК «Диоскурия» ВМС Грузии лейтенант Геллан Бестанашвили появился на «Цезаре Куникове» при не совсем приятных обстоятельствах. Рулевой с его катера матрос Анзор Гигинешвили получил травму. И в море больного грузинского моряка вместе с офицером пересадили на российский корабль.

Лейтенант Бестанашвили показал себя заботливым командиром, искренне переживающим за здоровье «главного движителя» грузинского флота. О себе говорил без «запретных тем». В юности поступил на учёбу в кадетский корпус в Тбилиси. Насколько сложно было учиться, говорит без обиняков – с нас, кадетов, офицеры-воспитатели не могли требовать по всей строгости ни по дисциплине, ни по знаниям. Ведь прежде чем за что-то спросить, надо человека в погонах обеспечить всем положенным по нормам довольствия. А с питанием в «кадетке» было, мягко говоря, неважно, зимой в казармах царил промозглый холод. Но Геллан выдержал. И по окончанию корпуса получил предложение продолжить обучение в греческой военно-морской академии, в Саламисе.

-Условия жизни и службы греческих кадетов несопоставимы с тем, что довелось испытать на своей родине. В четыре часа, перед самоподготовкой, в столовой нам давали булочки, – чтобы до ужина не проголодались. Горячая вода в общежитиях - постоянно, отличное питание, мощная учебная база …. Всё сделано для будущих лейтенантов. С нами учились, кстати, и сириец, и африканцы. По учёбе с иностранцев требовали меньше, чем со своих, греков, - вспоминает Геллан.

относительно перспективы применения своих знаний на практике, лейтенант весьма скептичен. Надо переходить – либо в милицию, либо вовсе уезжать в Россию к родственникам. Денежное довольствие его составляет 120 лари – 60 долларов. Фонд Сороса ежемесячно доплачивает ещё около 80 лари. Отец, инженер-конструктор с Тбилисского авиационного завода, подкидывает еще около 100. Словом, жить можно, но не на зарплату.

Впрочем, проблемы молодого грузинского офицера полностью совпадают с трудностями вооружённых сил его государства.

Единый причерноморский менталитет сегодня лишь зарождается. И рано еще даже говорить об образовании стандарта в подходах, едином понимании проблем региона среди наших стран. С другой стороны, неоднократно на разных уровнях звучала идея. Если мы, причерноморцы, не сможем договориться по принципиальным позициям друг с другом, то есть определённые перспективы получить «помощь» со стороны в виде «миротворческих «Томагавков».

Люди старшего поколения, подчас, склонны к определённому консерватизму. Впрочем, один из классиков как-то сказал, – кто в молодости не был революционером, а в старости не стал консерватором, тот зря прожил жизнь. Будущее, безусловно, за молодыми. И если опытные офицеры из флотов причерноморских государств вольно или невольно, несли в себе груз прежней эпохи противостояния двух систем, отпечаток нынешнего времени перемен, то молодёжь сейчас начинает жизнь и службу буквально с чистого листа.

А значит, именно они обладают верным шансом перейти от эпохи взаимной настороженности к общему пониманию в деле мира и борьбы с терроризмом на причерноморских берегах. И корабли «эскадры общего моря» - если будет на её жизнь политическая воля наших правительств, станет обладать старшими офицерскими кадрами с ещё лейтенантским опытом взаимодействия.
Время показывает плодотворность идеи единого Причерноморья.


Главное за неделю