Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

К вопросу о Авроре

К вопросу о Авроре

Ничего нового, но посмею себе напомнить.

Кормовой флаг крейсера после Цусимского сражения
Цусимское сражение - 14 мая 1905 год
Бой. с 13:20 до 19:00.

После появления неприятельской эскадры крейсерский отряд контр-адмирала Энквиста по сигналу командующего склонил курс вправо и прибавил ход, выйдя таким образом из линии броненосцев и зоны перелётов. В соответствии с пожеланиями начальника отряда, высказанными перед боем, отряд крейсеров получил возможность действовать в бою самостоятельно, выполняя главную задачу — охрану транспортов[97].

С началом боя главных сил крейсер «Идзуми» стал сближаться с русской эскадрой, открыв огонь по «Владимиру Мономаху». «Олег» и «Аврора» оказали поддержку «Мономаху», сделав несколько выстрелов по японскому крейсеру и перейдя на правый борт транспортов, прикрывая их с восточного направления[99][100]. «Идзуми», получив одно попадание, вскоре отошёл[101].

В начале третьего часа дня на юге показались 3-й (вице-адмирал Дева: «Касаги», «Читосэ», «Отова», «Нийтака»[102]) и 4-й (вице-адмирал Уриу: «Нанива», «Такачихо», «Акаси», «Цусима») японские отряды, обошедшие русскую эскадру с запада и обнаружившие стремление напасть на транспорты[99]. В 2:30 японские крейсера пошли на сближение, открыв огонь. «Олег» и «Аврора» повернули вправо, прикрыв собой транспорты, и развили ход 17—18 узлов, стремясь отвлечь на себя огонь противника. Ведя бой левым бортом, русские крейсера разошлись с неприятельскими отрядами контр-курсом на дистанции 28 кабельтовых, пройдя таким образом между японскими кораблями и своими транспортами[103][104]. Так как русский крейсерский отряд уступал противнику по огневой мощи, контр-адмиралу Энквисту приходилось осуществлять сложное маневрирование, чтобы как можно чаще менять расстояние до противника и не давать ему пристреляться[105]. Бой продолжился на параллельных курсах: японские корабли, выполнив последовательный поворот, вели огонь правым бортом.

Во время боя с японскими отрядами «Аврора» получила первые повреждения: осколки нескольких снарядов, взорвавшихся при ударе о воду, в нескольких местах пробили обшивку у ватерлинии; снаряд небольшого калибра, попавший в помещение нижней лебёдки, сделал пробоину площадью 0,28 м², что привело к затоплению верхней и нижней ям и крену в 4° на правый борт[97]. Залетевший через орудийный порт осколок вывел из строя 75-миллиметровое орудие. 120-миллиметровый снаряд ударил в верхушку фок-мачты, однако разлетевшиеся осколки никого не задели. Шестидюймовый снаряд, попавший в район боевой рубки, окутал всё удушливым дымом; его осколки перебили почти весь расчёт носовой 152-миллиметровой пушки[16][106].

С 14:50 для русских крейсеров, попавших под перекрёстный огонь, начался самый тяжёлый период боя. Огонь японских кораблей, дистанция до которых сократилась до 24 кабельтовых, стал более точным. «Аврора» получила сразу несколько попаданий: сначала 75-миллиметровым снарядом был выведен из строя элеватор подачи и паровой катер; следующий снаряд того же калибра не разорвался и был выброшен в море комендором А. Н. Кривоносовым[97]. 8-дюймовый снаряд, попавший в стык борта у верхней палубы, уничтожил почти 2 м² обшивки и вывел из строя два 75-миллиметровых орудия[97]. От этого попадания загорелись приготовленные к стрельбе патроны; взрыва погреба удалось избежать благодаря самоотверженным действиям стоящих на подаче матросов Тимерева и Репникова[97]. Около 15 часов крейсер был поражён сразу двумя 6-дюймовыми снарядами, попавшими в правый борт в районе носового мостика. Осколками этих снарядов были выведены из строя расчёты двух 152-миллиметровых орудий, а взрывы произвели пожар на рострах[97]. При тушении пожара был легко ранен старший офицер корабля капитан 2-го ранга А. К. Небольсин.

В 15:12 75-миллиметровый снаряд попал в трап переднего мостика. Его осколки и обломки трапа попали через смотровую щель в рубку и, отразившись от её купола, разлетелись в разные стороны, ранив всех находившихся в рубке. На мгновенье потерявший управление крейсер был возвращён на курс рулевым Цапковым. Капитан 1-го ранга Егорьев получил смертельное ранение в голову и вскоре скончался[16]. В командование кораблём вступил сначала старший штурман К. В. Прохоров, затем его сменил старший офицер.

В 15:35 с «Олега» был замечен пылающий «Суворов»; адмирал Энквист, оставив «Донского» и «Мономаха» при транспортах, пошёл к нему на помощь, но вскоре изменил своё намерение и вернулся[107]. К этому времени с юга появился 6-й японский боевой отряд адмирала Того-младшего, состоявший из четырёх крейсеров. Около 16 часов соединившиеся по сигналу Энквиста «следовать за мной» русские крейсера («Дмитрий Донской», «Владимир Мономах», «Светлана», «Алмаз», «Жемчуг» и «Изумруд») вновь подверглись перекрёстному огню противника: с одной стороны по ним стреляли приблизившиеся «Ниссин» и «Касуга», с другой — отряды Дева, Уриу и Того-младшего[108]. В это время с «Авроры» была замечена торпеда, попадания которой крейсер едва избежал.

За этот период боя «Аврора» получила ещё несколько попаданий, главным образом, в носовую часть. Осколки 203-миллиметрового снаряда перебили якорь-цепь, свернули клюз и сделали две пробоины, через которые вода затопила отделение носового торпедного аппарата. О следующем попадании в историческом журнале крейсера написано так[109]:

Один из снарядов, ударивших в стеньгу фок-мачты, сбил её: над полубаком пронеслись, крутясь и извиваясь, словно змеи, концы оборванных стальных штагов; ранило несколько человек, в том числе упрямого хохла Дмитриенко, снова отказавшегося идти на перевязочный пункт. Сбитая стеньга, повиснув вертикально, грозно раскачивалась из стороны в сторону — вот-вот сорвётся. Каждый из находившихся поблизости с трепетом на неё поглядывал, всё ожидая, когда же она наконец свистнет его по башке. В самый конец боя снаряд, прилетевший с левой стороны, снёс стеньгу за правый борт: последние стальные штаги лопнули и ну снова хлестать, извиваясь, по полубаку. Один из них пронёсся над самой головой лейтенанта Дорна и закрутился о дуло 6-дюймового носового орудия. Это спасло многих. Не повезло лишь бедному Дмитриенко: его здорово хватило в грудь, и, снесённый в беспамятстве на центральный перевязочный пункт, он оттуда уже более не появлялся.

Для выравнивания возникшего из-за множественных попаданий в подводную часть крена были затоплены угольные ямы левого борта[110]. Ещё один 203-миллиметровый снаряд, разорвавшийся под полубаком, пронизал крейсер насквозь, сделав в правом борту большую пробоину и пробив 10 лёгких переборок.

В течение боя на «Авроре» осколками шесть раз был сбит флаг, но его неизменно поднимали на место. К вечеру он был изрешечён, но продолжал развеваться над крейсером[111].

Наш широкий новенький кормовой флаг, весь превращённый в жалкие лохмотья, сбиваемый в течение боя шесть раз, теперь снова лежал на палубе, и подоспевший лейтенант Старк тотчас же скомандовал своим резким металлическим голосом, спокойно, как всегда: «На флаг! Флаг поднять!» Но теперь это не так легко было сделать: все концы были оборваны, и флаг на гафеле пришлось поднять по-иному (на эринс-талях). Туда под огнём полез боцман Козлов.

В 16 часов, ведя с японскими кораблями бой на параллельных курсах, русские крейсеры вместе со всей эскадрой стали постепенно склоняться сначала на север, затем — на восток. К этому времени положение отряда Энквиста стало безвыходным, так как силы противника увеличились за счёт подошедшего отряда адмирала Катаока. Около 16:30 колонна русских броненосцев оказалась между японскими и русскими крейсерами, что дало последним некоторую передышку[112]. В 17:30 бой возобновился с новой силой, и «Аврора» получила ряд попаданий в кормовую часть. Осколками одного из снарядов были убиты двое и ранены 14 человек прислуги орудий кормового плутонга. Раненый князь А. В. Путятин, находившийся при кормовых орудиях, несмотря на сильнейшую потерю крови, оставался в строю до окончания боя[113]. Когда тяжелораненого мичмана Яковлева проносили мимо орудий, которыми он командовал, молодой офицер повторял: «Братцы, цельтесь хорошенько»[114].

Около 19 часов артиллерийский бой из-за наступающей темноты окончился[115]. На «Авроре» к этому моменту были следующие потери: один офицер и девятеро матросов убиты (кроме того, пятеро нижних чинов позже умерли от ран); восьмеро офицеров и 74 нижних чина получили ранения различной степени тяжести[116][117][118]. Большинство пострадавших — 57 человек — были комендорами и орудийной прислугой.

0
kinz
15.01.2013 14:26:31
Ничего нового, но также посмею напомнить.

Вот официальный сайт Российского Императорского Дома:
www.imperialhouse.ru

Неужели до сих пор никто не спросил Главу Российского Императорского Дома Её Императорское Высочество Государыню Великую Княгиню (де-юре Её Императорское Величество Государыню Императрицу и Самодержицу Всероссийскую) Марию Владимировну
о Её высочайшем мнении, что же нам всем тут, в Российской Федерации, делать с крейсером "Аврора", сохранившимся на плаву со времён Российской Империи?

Мария Владимировна не посторонний же человек в этом вопросе.

Но, скорее, для "Авроры"-то, самый родной из ныне живущих...

Больше века тому назад на Дальнем Востоке, в Цусимском проливе, флот японского императора выписал эскадре русского императора знаменитейших во всемирной военно-морской истории тумаков (и американцам тоже, уже потом, в Пёрл-Харборе).

И "Аврора" там поучаствовала в получении этих тумаков, а потом, сбежавши от японцев, в Маниле сдалась американцам, чтобы те её там интернировали и разоружили, конфисковав орудийные замки.

Когда русский и японский императоры закончили лить кровь, стравливая своих подданных во имя имперских интересов, американцы перекрасили в Маниле "Аврору" во всё белое и отпустили восвояси, вернув, однако, замки.

"Прославилась" же она не на военном, а на политическом поприще - в 1917 году пугнула Временное правительство холостым выстрелом из своего бакового орудия. Тогда, изменив присяге, экипаж перешёл из-под законной власти под власть мятежников-большевиков.

Но большевики в 1991 году отказались от своей власти, уступив её, страну и сбережения граждан почти задарма каким-то демо-ухарям. Среди авторов новой конституции России был даже чудак по фамилии Шахрай. Слово "шахрай" в переводе с украинского на русский - мошенник.

Да, но вернёмся к Цусимскому сражению.

Флагманским кораблём японцев, устроивших побоище русской эскадре, тогда был броненосец «Микаса». Теперь этот броненосец переоборудован в военно-морской музей. Император Японии, как можно легко видеть, славно решил вопрос увековечивания памяти своих моряков, погибших в Цусиме.

А что же "Аврора"?

После анти-большевистского переворота 1991 года корабль-музей большевистской революции превратился в тайный шалман экс-большевистских военморпенсов.

Нижней точкой падения нравов стало уже вполне явное ночное гульбище VIP-персон, устроенное "куршавельским недорослем" экс-большевиком миллиардером Прохоровым с попустительства командования ВМФ России.

Итак, «Микаса» - памятник, а вокруг "Авроры" - скандалы и прожекты, как же её обустроить, но непременно так, чтобы там остались действующие камбуз и кают-компания.

Но давайте сравним потери сторон в Цусимском сражении:

Потери России:
21 корабль потоплен (7 броненосцев)
7 кораблей и судов захвачено в плен
6 судов интернировано (в их числе "Аврора")
5045 человек убито
803 ранено
6016 взято в плен

Потери Японии:
3 миноносца потоплено
117 человек убито
538 ранено

В Японии отслужившей "Микасой" японцы занимались под эгидой своего Императора. Триумф победы и память павших за эту победу увековечены. Броненосец построен на берегу, на берег он и вернулся.

А в России? В России "Аврора" могла бы стать и быть достойным памятником жертвам всех войн и революций. Но для этого кому-то нужно понять, что достойное место для неё должно быть выбрано на берегу. И чем скорее, тем лучше.

Государыня-матушка Мария Владимировна, тут, в Расее, нехристи
опять поплыть на Вашей "Авроре" хотят ... Куда-то ...
0
Иосфин, Аркадий
16.01.2013 14:23:44
Почитал в сети о спорах вокруг "Авроры". Её история в современной России забывается. "Санкт-Петербургская" молодёжь зачастую и сказать-то толком ничего не может о крейсере.
Что будет лет этак через 20-30?
Может не глумиться над кораблём. Вывести его в подходящее место Маркизовой лужи. Флаг и гюйс поднять, кингстоны открыть и положить на грунт по возможности на ровный киль. Как боевого товарища "Варяга".
Всё лучше, чем резать на куски или отдать в переплавку китайцам или тем же японцам. Создать памятник погибшим кораблям советского и Российского Флота. Может быть есть способы консервации корпуса, что-то вроде обливки стеклом. Деньги в любом случае понадобятся.
В сети нашёлся, по крайней мере, один подобный мемориал. Упомянутый Вами Перл-Харбор, линкор "Аризона".

В начале 60-х годов XX века, в память о трагедии в Перл-Харборе, американцы возвели над лежащим под водой корпусом линкора мемориал. Ежегодно 7 декабря здесь проходит христианская поминальная служба-молебен по душам погибших моряков и лётчиков. По традиции, каждый вновь избранный президент США посещает этот молебен, чтобы почтить память павших (из Википедии).


Цитата
Броненосец построен на берегу, на берег он и вернулся.


Крейсер создан для моря, морю его и отдать.
А Государыня-матушка Мария Владимировна вряд-ли поможет. Сына своего в Нахимовское училище не отдала, хотя переговоры какие-то велись.


Главное за неделю