Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,16% (48)
Жилищная субсидия
    18,42% (14)
Военная ипотека
    18,42% (14)

Поиск на сайте

6. Обострение англо-американского империалистического соперничества в Китае, Центральной Америке, Канаде

Поддерживая реакционный феодальный режим против рево­люционного движения в Китае, интригуя и выступая непосред­ственно против революционных организаций, империалисты Англии и США в то же время не прекращали, а, наоборот, уси­ливали взаимное соперничество в Китае. Англо-американские трения возникали в Китае, в Центральной Америке, в связи с вопросами, относящимися к Канаде.

В Китае английские банкиры всячески сопротивлялись присоединению американских банков к англо-франко-герман­ской группе, созданной в 1909 г. и намеревавшейся подписать с китайским правительством контракт о займе на сумму 5,5 млн. ф. ст. для постройки хугуанских железных дорог.

Президент Тафт в связи с этим писал в личном письме ре­генту Китая: «Я сильнейшим образом лично заинтересован в том, чтобы добиться использования американского капитала как орудия для развития Китая»(1).

В 1910 г. правительство США добилось допущения амери­канских банков к участию в банковском консорциуме, навязав­шем кабальный заём Китаю.

В мае 1911 г. банковский консорциум четырёх держав и пе­кинское правительство подписали соглашение о займе в сумме 6 млн. ф. ст. для постройки железных дорог в Китае. Этот заём означал наступление империалистов на китайскую нацио­нальную буржуазию, которая лишилась возможности участво­вать в железнодорожном строительстве.

Доллар сталкивался с сопротивлением фунта стерлингов на любом из рынков экспорта товаров или капиталов. Манила, как перевалочный пункт товаров и банковский центр, остава­лась слабой тенью Гонконга. Гонконг особенно увеличил своё значение в начале XX в. Он превратился в один из крупней­ших портов мира.

Английские капиталовложения в Китае выросли с 1902 г. до начала первой мировой войны более чем вдвое. Они составили в 1914 г. 607 млн. долл., или 38% всех иностранных инвестиций в Китае, против 260 млн. долл., или 33%, в 1902 г.

Американские инвестиции тоже выросли с 19,7 млн. долл., или 2,5% всех иностранных инвестиций, до 49,3 млн. долл., или 3,1% всех капиталовложений(2).

Однако, как видно из этих цифр, английские инвестиции и в 1914 г. в 12 раз превышали американские, которые к тому же в значительной части состояли из некоммерческих вложе­ний — миссионерского имущества и т. п. Английские инвестиции преобладали и в Японии, где иностранные капиталовложения с 1903 по 1914 г. выросли в 10 раз, увеличившись с 200 млн. до 2 млрд. иен. Но если Англия всё ещё сохраняла бразды импе­риалистического правления в Восточной Азии, то её позиции всё быстрее слабели в Латинской Америке, особенно в районе Панамского канала. Здесь дипломатия доллара получила в то время своё наиболее хищное и откровенное выражение и про­водилась под лозунгом защиты «жизненной линии» американ­ской экономики и стратегии и под флагом доктрины Монро.

В 1909 г. у Гондураса возникли осложнения с английскими держателями займов, предоставленных этой республике. Эти осложнения по сути дела были спровоцированы американскими агентами с тем, чтобы принудить англичан уступить свои ин­тересы в Гондурасе американским банкирам(3).

Вслед за тем американский банковский капитал приобрёл контроль над Национальным банком Гаити.

В 1912 г. Панамская республика по требованию вашингтон­ского правительства аннулировала концессию, предоставлен­ную ею группе англичан и немцев.

Когда в Никарагуа в результате переворота 1909 г. пришло к власти новое правительство, американский государственный секретарь Нокс, один из ярых проводников дипломатии дол­лара, отказался признать новое правительство. Он поставил условием признания заключение этим правительством займа у нью-йоркских банкиров и погашение при помощи этого займа задолженности английским банкирам. Это требование имело целью полностью вытеснить английский капитал из Никарагуа, территорию которой можно было использовать для проведения в будущем ещё одного водного пути из Атлантического океана в Тихий.

Чтобы подкрепить своё требование более солидным дово­дом, американское правительство послало в 1914 г. в Коринто, порт Никарагуа, военный корабль.

Добившись удовлетворения своих домогательств, вашинг­тонское правительство принудило правительство Никарагуа назначить американца главным инспектором таможни и полно­стью взяло под свой контроль внешнюю торговлю этой респуб­лики. Когда в последующие годы население Никарагуа неоднекратно пыталось выступить против господства американских капиталистов и их прислужников, правительство США без стеснения высаживало на территорию Никарагуа морскую пе­хоту, которая силой подавляла всякие попытки выступления против американского владычества.

Чтобы окончательно подчинить своей власти Никарагуа, правительство Тафта в 1913 г. принудило марионеточное пра­вительство этой республики подписать договор об аренде на 99 лет двух стратегических островов Корн, о создании амери­канской военной базы в заливе Фонсека и о предоставлении «навеки» Соединённым Штатам права на постройку канала через территорию Никарагуа. Правительство Вильсона пыта­лось включить в этот договор ещё и статью, означавшую фор­мальное признание американского протектората над Никара­гуа. Хотя в конце концов эта статья была исключена из договора, всё же Никарагуа, как и ряд других республик Центральной Америки, окончательно превратилась в колонию американского монополистического капитала.

Даже апологет Уолл-стрита, американский историк Бэйли, цитируя выступление Нокса в 1912 г. о том, что правительство США «не жаждет овладеть ни одним дюймом территории к югу от Рио Гранде», вынужден был отметить, что «эти краси­вые слова резко противоречили экономическому империализму, финансовому грабежу и насильственной интервенции»(4) прак­тикуемым Соединёнными Штатами.

Наиболее открытое столкновение англо-американских инте­ресов в Центральной Америке произошло, однако, по вопросу о пошлинах при проходе судов через Панамский канал, строи­тельство которого близилось к концу. Конгресс США в 1912 г. утвердил акт об эксплуатации канала. Согласно акту амери­канское береговое судоходство освобождалось от уплаты ка­ких-либо пошлин при проходе через канал. Освобождение берегового судоходства США от уплаты пошлин наносило удар английскому мореплаванию. Лондонское правительство 14 но­ября 1912 г. направило резкий протест в Вашингтон, ссылаясь на пункт англо-американского договора, который обусловли­вал, что «все нации» должны платить равные пошлины за поль­зование Панамским каналом. Англичане предложили разре­шить вопрос путём арбитража. Правительство Тафта отклонило английский протест под предлогом того, что, по его мнению, под «всеми нациями» в англо-американском договоре подразу­меваются все... кроме США.

Между тем Англия усилила свою антиамериканскую поли­тику в борьбе за мексиканскую нефть, и в то же время прогрес­сивное общественное мнение в США и других странах стало всё более открыто высказываться против очередного грубого нарушения международного договора правительством Соеди­нённых Штатов.

Американский авантюрист Догени в начале XX в. занялся в Мексике добычей нефти. Вскоре он стал крупным нефтепро­мышленником-миллионером. При содействии мексиканского диктатора Диаса на мексиканских нефтяных месторождениях обосновался также англичанин, лорд Каудрей. Вскоре между американским и английским капиталом в Мексике разгорелась ожесточённая борьба. Нанятые банды поджигали нефтепро­мыслы и разрушали нефтепроводы. В 1911 г. Диас, не без уча­стия агентов американских нефтепромышленников, был сверг­нут. Новое мексиканское правительство, возглавляемое Мадеро, явно пользовалось симпатией и поддержкой Догени и вашинг­тонских властей. Но британский ставленник генерал Уэрта убил Мадеро и создал новое, проанглийское правительство. Все усилия Догени и президента Вильсона в 1912—1913 гг., направленные к тому, чтобы свалить Уэрту, не дали никаких результатов. Получая поддержку со стороны Англии, мекси­канское правительство Уэрты всё смелее выступало против американцев. В связи со всем этим правительство Вильсона поставило 5 марта 1914 г. в конгрессе вопрос об исключении спорного пункта из эксплуатационного акта Панамского ка­нала. После острой борьбы в сенате 11 июня 1914 г. этот пункт был исключён. Но перед тем Вашингтон выторговал у англичан обещание, что в случае изменения эксплуатационного акта Лондон будет поддерживать американскую политику в Ме­ксике. Проанглийское правительство Уэрты через месяц ушло в отставку.

В этот же период между США и Канадой возникли серьёз­ные трения по вопросу о высоких американских импортных та­рифах, наносивших большой ущерб канадскому экспорту. Ка­нада в 1911 г. стала готовиться к ответным мероприятиям против американского импорта. Тогда вашингтонское прави­тельство вступило в переговоры, в результате которых в январе 1911 г. было достигнуто торговое соглашение. США и Канада договорились отменить во взаимной торговле импортные по­шлины на целый ряд товаров. Эта договорённость получила одобрение американского конгресса. При этом многие амери­канские политические деятели открыто выступали в том духе, что такое соглашение является первым шагом к аннексии Канады Соединёнными Штатами. Даже инициатор соглашения президент Тафт заявлял, что в результате этой договорённости Канада «превратится в придаток США»(5).

В ответ на эти выступления консерваторы в Канаде потре­бовали роспуска парламента. Они провели выборную кампанию 1911 г. под флагом борьбы против канадско-американского торгового соглашения, угрожавшего подчинением Канады Соеди­нённым Штатам.

Получив большинство в новом канадском парламенте, кон­серваторы отвергли соглашение, и в итоге неприязненные отно­шения между Канадой и США усилились.

Разумеется, в связи с этим в Англии вновь вспыхнула не­приязнь к США. Однако Лондон теперь больше, чем когда-либо, стал подчинять свою американскую политику требованиям своей империалистической политики, проводимой в Европе. В Европе завершалось формирование двух империалистических коалиций. После создания коалиции во главе с Германией Ан­глия ещё в августе 1907 г. заключила договор с Россией по вопросу о Персии, Афганистане, Тибете, тем самым расчищая путь для англо-русско-французской коалиции.

Англия всё более была озабочена тем, чтобы удержать США от сближения с Германией. Поэтому английский министр иностранных дел Грей заявил американскому послу Рейду, ко­гда последний указал на антиамериканскую направленность англо-японского союза, что союзный договор в дальнейшем будет включать специальный пункт об арбитраже, который изменит значение англо-японского союза по отношению к Со­единённым Штатам. В это время как раз между США и Ан­глией шли переговоры по поводу заключения договора о все­общем арбитраже.

Возобновляя в 1911 г. в третий раз военный союз с Японией (13 июля), лондонское правительство действительно включило в договор пункт о том, что Англия и Япония не обязаны высту­пать на помощь друг другу, если одна из сторон окажется в войне с какой-либо державой, с которой другая сторона заклю­чила договор о всеобщем арбитраже.

Вскоре правительства США и Англии подписали договор о всеобщем арбитраже. Однако тут на сцену выступил амери­канский сенат. Сенаторы внесли столько поправок в договор, оговаривая все важные вопросы, как не подлежащие арби­тражу, что президент Тафт весной 1912 г. отказался ратифици­ровать этот договор в том виде, как его утвердил сенат. Таким образом, и пункт, включённый английским правительством в военно-союзный договор с Японией, относящийся к арбитражу, потерял своё значение.

Начало империалистической эпохи ознаменовалось измене­ниями в статуте Австралии. Австралийская федерация, состо­явшая вначале из шести колоний, образовалась с разрешения английского правительства в 1900 г. и вскоре получила права доминиона. Австралия в то время полностью шла на поводу у английской внешней политики. В. И. Ленин в 1913 г. писал:

«Капитализм в Австралии совсем еще юный. Страна только-только складывается в самостоятельное государство»(6).

Но это только-только складывавшееся в эпоху империа­лизма молодое государство уже носило империалистический характер. Под управлением Австралии ещё до первой мировой войны находилась значительная по территории колония — Бри­танская Новая Гвинея (234 тыс. кв. км).

Австралия в это время уже опасалась не только японской, но и американской экспансии, она начинала играть известную роль в англо-американских отношениях ив противоречиях на Тихом океане.

Не ослабевала англо-американская экономическая борьба ив Китае. После того как правительство Тафта организовало предоставление крупного международного займа Китаю, в ко­тором участвовали США, Англия, Франция, Германия, Лондон пошёл на включение в банковский консорциум также России и Японии. Американские банкиры, надеявшиеся играть первую роль в консорциуме, были оттеснены на второстепенные роли. Правительство Вильсона тогда повело дело к уходу американ­ских банков из консорциума (март 1913 г.), но зато вопреки английской политической линии в Китае признало новое респуб­ликанское правительство Китая, возглавляемое Юань Ши-каем.

(1) «Foreign Relations», 1909, p. 178.

(2) С. Renter, Foreign Investments in China, New York 1933, p. 76.

(3) «Foreign Relations», 1912, p. 549—554 (State Depart. Memorandum, September 1909).

(4) Bailey, op. cit., p. 584.

(5) Congressional Record, 61 Congr., 3 Session, p. 2520, February 14, 1911.

(6) В. И. Ленин, Соч., т. 19, стр. 189.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю