Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

2. Попытки Англии достичь компромисса с Японией за счёт раздела Китая

Неприязнь американской буржуазии к Англии подогревало и продолжавшееся сближение английских империалистов с японскими.

Наиболее прямолинейно точка зрения английских прояпонских кругов была выражена в статье «газетного короля» лорда Ротермира, опубликованной в «Сандей диспэтч» 6 января 1935 г. Ротермир писал: «Если какое-либо английское прави­тельство будет столь неразумным, чтобы заключить англо-аме­риканское соглашение, направленное против Японии, то совершенно очевидно, что Япония попросту объявит Англии войну и в итоге, в течение 4 недель, в руках японцев окажутся Гонконг, Сингапур, Малайский полуостров. Это будет конец британского владычества в Азии».

Осенью того же года, после неудачи миссии Лейт-Росса в Японии(1), Ротермир сам пожаловал туда, чтобы попытаться «исправить ошибки» Лейт-Росса и во что бы то ни стало вы­мостить дорогу англо-японскому союзу.

Ротермир в начале 1935 г. опубликовал также статью не­безызвестного главаря английских фашистов Мосли, содер­жавшую условия предполагаемого англо-японского союза. Япония должна была гарантировать неприкосновенность. Ин­дии; за это Англия должна была признать захват Японией Маньчжурии и Монголии и оказывать содействие антисовет­ским планам Японии.

В этих условиях частично были повторены японские пред­ложения Англии, на основе которых японские империалисты готовы были тогда вновь пойти на союз с бывшей «владычицей морей». Они в основном соответствуют содержанию опублико­ванного в январе 1940 г. американской прессой секретного договора, якобы заключённого в 1934 г. между Англией и Япо­нией и якобы возобновлённого в 1939 г. Английское мини­стерство иностранных дел официально опровергло это сооб­щение.

Текст соглашения, опубликованного в 1940 г., вероятно, представлял японский проект, который выдвигался в перегово­рах с англичанами и не мог быть принят последними ввиду чрезмерности японских требований и неблагоприятной для такого соглашения международной и внутренней обстановки.

Эти условия, по данным агентства Юнайтед Пресс, были следующие.

Англия обязуется: 1) признать Маньчжоу-го и не вмеши­ваться в японскую политику завоевания Китая и создания «нового порядка» в Азии; 2) признать право Японии на равен­ство в морских вооружениях; 3) не ставить препятствий япон­ской торговле в Южной Америке.

Япония обязуется: 1) гарантировать безопасность англий­ских владений на Дальнем Востоке и Тихом океане, включая Гонконг; 2) не угрожать Голландской Индии.

Не в столь конкретных выражениях, но в духе этих же условий высказывался и ряд печатных органов японских моно­полий в 1934—1935 гг.

Осенью 1935 г., накануне приезда Лейт-Росса в Японию, газета «Асахи» писала: «Япония не будет сотрудничать в Ки­тае с Англией и США на равных началах. Япония может рассмотреть вопрос о сотрудничестве только в случае, если бу­дет признана её гегемония в Китае». Поездка Лейт-Росса в Японию осенью 1935 г. явилась весьма серьёзной попыткой со стороны Англии договориться с Токио за счёт Китая, а также за счёт интересов США. Эта попытка была заранее обречена на неудачу, так как Япония уже твёрдо держала курс на моно­польное господство в Китае.

Захватническая политика японских империалистов поощря­лась политикой гоминдановцев в Китае. Япония не только имела широкую агентуру среди членов гоминдановского правитель­ства; это правительство в целом выступало как политический компрадор империализма, ведя войну против национально-освободительных сил китайского народа, возглавляемых Ки­тайской коммунистической партией. Наиболее свирепые походы Чан Кай-ши против советских районов, созданных руководи­мыми компартией демократическими элементами китайского народа в Южном Китае, а также в других областях, как раз проводились в 1934—1935 гг.

С целью уйти из-под ударов превосходящих сил Чан Кай-ши, вооружённых американскими империалистами и руководи­мых германскими военными советниками, а также с целью вступить в борьбу с японскими агрессорами китайская Красная армия отошла из крупнейших советских районов в Цзянси — Фуцзяне и Хунани — Хубэе и двинулась в свой легендарный Великий поход через провинции Гуйчжоу, Юньнань, Сикан, Сычуань и Ганьсу в Северный Шэньси. Японские политики и милитаристы в 1935—1936 гг. полагали, что силы китайского народа подорваны борьбой с гоминдановской реакцией — агентурой империализма — и вследствие этого захват Китая не представит трудной задачи.

Не считаясь с договором девяти держав, английское пра­вительство готово было пойти на большие уступки Японии. Оно склонялось к тому, чтобы отдать ей Северный Китай, не говоря уже о Маньчжурии и т. п., но оно не хотело согласиться на предоставление японцам всего Китая, считая, что большая часть страны должна, как и до этого, оставаться под контролем английских монополий.

Лейт-Росс, не договорившись с японскими правителями, занялся в Китае укреплением английских позиций и реформой китайского денежного обращения; в связи с этим антианглий­ские выступления в Токио вспыхнули с новой силой.

Накано Сейго, лидер японской фашистской группировки «Тохокай», угрожал захватом Бирмы и вообще изгнанием Англии из Азии. Синтоистские бонзы (Отани в газете «Иомиури» и др.) требовали от «дряхлой Англии дать дорогу молодой, бурлящей от избытка сил, Японии». Газета «Кокумин» утверж­дала, что антияпонские настроения в США, собственно, яв­ляются делом рук «коварных бриттов». Англии приписывали роль главного капиталистического противника Японии в Китае, с которым и нужно разделаться в первую очередь.

Японский генеральный консул в Нанкине и японские воен­ные представители заявили правительству Чан Кай-ши реши­тельный протест против заключения какого бы то ни было займа в Англии. Без согласия Японии, утверждали они, ника­кой заём Китаем не может быть заключён.

Несмотря на антибританский характер японских домога­тельств, в английских правительственных кругах продолжало существовать сильное течение в пользу «полной договорённо­сти» с Японией. Это объяснялось как англо-американскими противоречиями и стремлением толкнуть Японию на войну против Советского Союза, так и слабостью самой Англии на Дальнем Востоке и страхом перед возникновением могущест­венного свободного Китая. Последнее, с точки зрения англий­ских капиталистов, не только угрожало бы интересам англий­ского капитала в Китае, но и английскому владычеству в Индии и других колониях.

Несмотря на наглую японскую политику и отчасти вслед­ствие этой политики, лидеры британского империализма, при­надлежавшие к чемберленовской клике, в 1935—1936 гг. и позже продолжали усиленно высказываться за «дружбу» и «союз» с Японией. Лейт-Росс, например, официально заявил, что «достижение теснейшего англо-японского сотрудничества является горячим желанием англичан».

Принимая участие в проведении денежной реформы в го­миндановском Китае, англичане не осмелились сделать это открыто. Когда же после внезапного введения золотого стан­дарта, временно укрепившего в какой-то мере китайское фи­нансовое хозяйство, Япония обрушилась с угрозами против Англии, то британский посланник в Токио Клайв, как сообщило официальное японское агентство Ренго, заявил японскому министерству иностранных дел, что Лейт-Росс не имел ника­кого касательства к денежной реформе. Клайв заверил, что «английское правительство вообще не намерено предпринимать какие бы то ни было шаги в Китае, не заручившись предвари­тельно согласием Японии»(2).

«Китаевед» и агент английской разведки Ф. Уайт заявил в лондонским Королевском военном институте, что, хотя боль­шинство английских обывателей настроено «прокитайски», большинство командного состава в армии и флоте настроено «прояпонски». Ещё в конце 1938 г. орган английских военных кругов «Арми Квортерли» доказывал, что Англии следует заключить с Японией сделку за счёт Китая.

Причину таких настроений объяснил в своей статье «Япония и Тихий океан» реакционный публицист, капитан

Кэннеди(3). Отметив, что в 1932 г., во время японского вторже­ния в Шанхай, «иностранцы ещё больше, чем японских успехов, боялись нанесения поражения японцам китайцами» ввиду воз­можного после этого возникновения «китайской угрозы» и ин­тересам других держав, Кэннеди писал: «Нет сомнения, что ввиду могущества Японии на Дальнем Востоке и в западном бассейне Тихого океана только дружба с Японией является наиболее дешёвым эффективным средством сохранения наших собственных больших и важных интересов в этих водах».

С такой же циничной откровенностью высказывались адво­кат крупной буржуазии полковник Мэлоун, влиятельный пра­вый журнал «Раунд тэйбл», газеты «Морнинг пост», «Обсер-вер» и ряд других рупоров английской буржуазии.

Признав, что Вашингтонского соглашения фактически больше не существует, «Раунд тэйбл» советовал иметь дело с Китаем только через японское посредничество, поскольку Япония, несомненно, будет нуждаться в капиталах для эксплуа­тации китайских природных богатств. Мэлоун писал, что, по официальным подсчётам, война против Японии обошлась бы в 40 млрд. ф. ст. и продолжалась бы около 5 лет.

«Обсервер», «Морнинг пост», «Дейли телеграф» ещё в 1934 г. высказывались за признание Маньчжоу-го. Предста­вители концерна Виккерса и химических монополий горячо одобряли идею соглашения с Японией. Австралийская буржуа­зия, как и 15 лет тому назад, снова высказывалась за англо­японский союз при условии, чтобы Япония «развивала свою экспансию на север и на запад, но не на юг».

Сторонники англо-японского сближения пользовались для своей пропаганды и парламентской трибуной. Бывший министр иностранных дел Остин Чемберлен в начале декабря 1935 г. выступил в парламенте с заявлением: «Нет никаких шансов на то, что Маньчжоу-го снова будет принадлежать Китаю. Мы должны повлиять на китайское правительство, чтобы оно при­шло к соглашению с Японией и урегулировало бы создавшееся положение»(4).

Летом 1936 г. лорд Ньютон в верхней палате заявил, что ликвидация англо-японского союза явилась величайшей ошиб­кой, которую Англия когда-либо совершила. Лондонское пра­вительство само усиленно продолжало искать путей, к компро­миссу с Японией.

Несмотря на неудачу Лейт-Росса и уход Японии с Лондон­ской морской конференции, английские консерваторы в лице министров Хора, Невиля Чемберлена, Идена продолжали пере­говоры с японским послом Иосида по вопросу о Китае.

Министр иностранных дел Хор предложил соглашение на следующей основе: Англия признаёт «независимое» Маньчжоуо и будет содействовать его развитию, а также признаёт «осо­бые японские права и интересы» в Северном Китае, т. е. Север­ный Китай объявляется японской вотчиной. Кроме того, Англия предоставляет в своих владениях несколько более широкий до­ступ японским товарам и соглашается снабжать Японию сырьём. Япония со своей стороны подтверждает принципы тер­риториальной неприкосновенности Китая (исключая Мань­чжоу-го) и «открытых дверей» и воздерживается от нанесения ущерба английским правам и интересам в Китае(5).

Эта английская программа компромисса попрежнему не удовлетворяла всё более разыгрывающиеся аппетиты японских монополий — дзайбацу. Японцы настаивали на признании за ними «специальной позиции», т. е. гегемонии, во всём Китае. В конечном счёте английские правящие круги не решились тогда пойти так далеко, хотя были готовы на большие уступки Японии за счёт Китая.

(1) «Кливденская клика» поставила перед Лейт-Россом, направленным в Токио в сентябре 1935 г., задачу договориться с Японией за счёт частич­ного удовлетворения аппетитов Японии в Китае.

(2) "North China Star", December 19, 1935.

(3) «Nineteenth Century», April 1935.

(4) «Times», December 6, 1935.

(5) «Manchuria Daily News», August 7, 1936.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю