Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Бойня в Мексиканском заливе. Рейд на Сен-Назер. Часть 1

В феврале 1942 года английская разведка получила информацию о том, что немцы развернули вдоль северного побережья оккупированной Франции сеть радиолокационных станций. Под руководством адмирала Луиса Маунтбеттена был разработан план по проведению рейда с целью захвата аппаратуры одного из таких радаров вместе с немецкими специалистами. В качестве объекта нападения Маунтбеттен выбрал мыс Д'Антифер — 400-футовую косу, расположенную рядом с деревней Бруневаль, примерно в двенадцати милях севернее Ле-Авра. Вечером 27 февраля сто двадцать английских десантников погрузились на двенадцать самолетов «уитли» и несколькими часами позже были высажены в районе расположения радиолокационной станции. После короткой стычки, стоившей англичанам двух человек, десантники захватили станцию, взяли в плен оператора и эвакуировались на британских катерах, поджидавших их недалеко от побережья. Захваченные трофеи помогли англичанам раскрыть технологию производства немецких радиолокаторов. Успех проведенной операции вдохновил англичан на разработку дальнейших планов по организации рейдов на французское побережье.

Гитлер был взбешен и потребовал государственной инспекции каждого немецкого объекта на всем побережье оккупированной Франции. Выяснилось, что базы немецких подводных лодок на атлантическом побережье защищены из рук вон плохо, поскольку основные немецкие силы были отвлечены на Восточный фронт и для защиты Норвегии. 26 марта адмирал Редер распространил по флоту приказ фюрера, согласно которому все находящиеся возле побережья объекты, с помощью которых осуществлялось оперативное руководство подводными лодками, должны были переводиться в более безопасные районы.

Для командования подводным флотом Германии распоряжение Гитлера явилось полной неожиданностью. Дениц и его штаб, а также семь командующих флотилиями и их заместители уже давно обосновались в Бресте, Сен-Назере, Лорьяне, Ла-Паллисе и Бордо. Кроме массивных укрытий для подводных лодок, немцы построили здесь добротные казармы для личного состава и создали разветвленную систему коммуникаций. Перевод всей этой инфраструктуры в глубь континента требовал больших усилий, в то время когда все имеющиеся средства шли на организацию подводной кампании у берегов Америки. Когда Дениц узнал о приказе, ему и его штабу не оставалось ничего, как вернуться в Париж. Он писал: «Самое прискорбное отступление — это когда высшие чины покидают фронт, теряя с ним непосредственный контакт, поскольку в этом случае взаимодействие командира и подчиненных уже не будет прежним». Поэтому Дениц постарался подыскать своему штабу место как можно ближе к фронту. В конце концов для этого был выбран французский город Ангер.

В Лондоне и Вашингтоне серьезно опасались, что «Тирпиц» может покинуть Норвегию и выйти в Атлантический океан для нападения на торговые суда и военно-транспортные конвои. Считалось, что для проведения такой операции «Тирпиц» вероятнее всего будет перебазирован в район Сен-Назера, где на реке Луаре имелся огромный сухой док, построенный для гигантского французского пассажирского лайнера «Нормандия» водоизмещением 83 423 тонн(1). Поэтому англичане составили план высадки диверсионного десанта в Сен-Назер с целью разрушить сухой док и помешать таким образом выходу «Тирпица».

Английская флотилия с десантом вышла из Фалмаута 26 марта — в тот самый день, когда Редер довел до сведения своих подчиненных приказ Гитлера о перебазировании прибрежных объектов. Она состояла из четырехтрубного эсминца «Кэмпбелтаун», канонерской лодки, торпедного катера, шестнадцати посыльных катеров и двух английских эсминцев охранения. Корабли шли под военно-морскими флагами Германии, имея на борту 353 десантника, из которых 268 человек для выполнения предстоящего задания прошли специальную тренировку. Посыльные катера должны были подойти ночью к Сен-Назеру и высадить на причалы десант. «Кэмпбелтаун», начиненный тремя тоннами тринитротолуола, требовалось затопить в сухом доке «Нормандии». После того, как десантники выполнят свою часть задания, он должен был взорваться, окончательно разрушив док.

Рано утром 27 марта подходившую к французскому побережью флотилию обнаружил Герд Келблинг, командир лодки U593, возвращавшейся во Францию. В 7 часов 20 минут утра он доложил о приближении кораблей противника («три эсминца, 10 торпедных катеров»), после чего сам был обнаружен и атакован эсминцами «Атерстоун» и «Тайндейл», несколько часов продержавшими его под водой, не дававшими выйти в эфир. Однако немецкое военно-морское командование ошибочно посчитало, что английская флотилия возвращалась после постановки минных заграждений в Бискайском заливе.

Вечером 27 марта, воспользовавшись сигналами с английской субмарины, находившейся в районе Сен-Назера, диверсионный отряд вошел в устье Луары. В 11 часов вечера в рамках заранее намеченного плана английская авиация нанесла по Сен-Назеру бомбовый удар. Однако, как оказалось, это был не лучший ход, поскольку бомбежка разбудила город, а охрана порта была поднята по тревоге. В 1 час 30 минут 28 марта, когда флотилия двигалась вверх по Луаре, ее обнаружила береговая охрана. Стычка была неминуема. В 1 час 34 минуты «Кэмпбелтаун», действуя по плану, на полной скорости протаранил батопорт сухого дока и загородил собой проход. Однако взрыва не произошло.

Когда прозвучали первые выстрелы, Дениц уже знал о нападении. Из спешных докладов следовало, что союзнические силы из «двадцати крейсеров и эсминцев» атаковали Сен-Назер и что в устье Луары стоят тяжелые военные корабли противника(2). Таким образом, немцы решили, что союзники начали крупное вторжение. Сорок одну минуту спустя после получения первого доклада, Дениц разослал всем подводным лодкам, находившимся в море восточнее 29 градусов западной долготы, сообщение следующего содержания: «Немедленно прибыть в Сен-Назер. Англичане предприняли высадку». Получив это сообщение, пять лодок, направлявшихся к берегам Америки, изменили курс; четыре лодки из группы «Йорк», возвращавшиеся во Францию, увеличили скорость.

В Сен-Назере находились две базы подводных лодок: седьмая под командованием Герберта Золера и десятая под командованием Гюнтера Кунке. Золер, выйдя на связь с Деницем, доложил, что все командиры штабов и подводных лодок уничтожили секретные документы и что весь личный состав, находившийся в казармах в Лаболе, эвакуирован в глубь побережья — в город Лярош-Бернард. Согласно приказу, отданному Деницем 14 марта, находившиеся на базах подводные лодки были заминированы, чтобы предотвратить их захват противником.

Бой в Сан-Назере продлился несколько часов. Постепенно немцы взяли верх. Было потоплено четырнадцать и нанесены повреждения восемнадцати английским кораблям. В Англию вернулись только четыре мотобота. 171 человек из 353 десантников был убит или взят в плен. Из 268 обученных «коммандос» с задания вернулись лишь пятеро. (Взятые в плен восемьдесят пять военных моряков и пятьдесят девять десантников дожили до конца войны.) Однако рейд достиг своей цели: неисправный взрыватель ТНТ на борту «Кэмпбелтауна» все-таки сработал — с опозданием на восемь часов. Взрыв полностью разрушил батопорт сухого дока. Находившиеся на борту эсминца и пытавшиеся его разминировать немцы погибли. Всего потери немцев в этом бою составили 67 человек убитыми, 62 человека тяжелоранеными и 74 человека легкоранеными.

Рейд имел и другие последствия. Днем 28 марта Гитлер приказал Деницу переместить штаб командования подводными лодками в безопасное место. Тридцатого марта в 10 часов утра Дениц перевел свой штаб в здание на авеню Марешаль Манури в Париже. Вместо того чтобы, как требовал Гитлер, провести честное расследование, армейские генералы Альфред Йодль и Вильгельм Кейтель очернили действия «Кригсмарине». Расценив критику, как личное оскорбление, адмирал Редер не только энергично встал на защиту своего ведомства перед фюрером, но и потребовал от гитлеровского лакея Кейтеля официального извинения. Таким образом, между Редером и приближенными фюрера возникла пропасть.

Корректировка планов

Немецкая подводная кампания у берегов Америки нанесла значительный урон судоходству союзников, скомкала все их планы и временно обеспечила Германии психологическое превосходство в войне на море. Однако уже в апреле 1942 года отдельные высокие чины в Берлине, имевшие доступ к Гитлеру, стали испытывать большие опасения в отношении дальнейших перспектив подводной войны. Строительство подводных лодок требовало большого количества высококачественной стали и дефицитной меди, которых вермахту и «Люфтваффе» без того крайне не хватало в войне против Советского Союза. Кроме того, американцы объявили о своих глобальных планах массового строительства торговых судов в течение 1942 — 1943 годов. Несмотря на растущее количество потопленного немецкими лодками тоннажа, в долгосрочной перспективе ситуация на море виделась берлинским стратегам как безнадежная. Немцы никаким образом не смогли бы построить то количество подводных лодок, какое требовалось для противостояния объявленной союзниками программе.

Аргументы «против» на этом не заканчивались. Несмотря на большое количество судов, потопленных у берегов Америки, огромное количество двигавшихся через Атлантику, Арктику и Индийский океан материалов все-таки достигало Британских островов, 8-й британской армии и Советского Союза. Существовало мнение, что если Германия хотела как можно быстрее одержать победу над Советским Союзом и установить контроль за бассейном Средиземного моря, для нее было гораздо важнее топить торговые суда именно в указанных районах — а вовсе не у берегов Америки. Ведь у Восточного побережья США значительную часть грузопотока составляли либо невоенные грузы (бананы, сахар и т.д.), либо сырье (например, бокситы), которое не могло быстро превратиться в оружие и повлиять на исход событий в краткосрочной перспективе. Таким образом, выдвигались предложения, перенацелить атаки немецких лодок на те конвои союзников, которые имели непосредственное отношение к военным действиям против Германии.

Словом, в самый разгар наиболее успешной за всю войну подводной кампании адмиралы Редер и Дениц были вынуждены оправдывать перед Гитлером не только продолжение широкомасштабного строительства подводных лодок, но также свое решение приостановить атаки на конвои в других регионах в угоду операциям у берегов Америки. Адмирал Редер объяснял планы «Кригсмарине» во время четырех встреч, проходивших 16 апреля, 13, 14 мая и 15 июня в Вольфшанце. Четырнадцатого мая во встрече принимал участие и Дениц, выступивший с докладом. Начальник штаба Деница законспектировал этот доклад:

— Дениц считает, что противник строит больше судов, чем удается потопить немецким подводным лодкам. Однако объявление союзниками о намерении построить в 1942 году 8,2 млн. тонн, возможно, было пропагандистским приемом. Эксперты Морского штаба подсчитали, что за это т год союзники могут построить не более 5 млн тонн. Таким образом, военно-морские силы «Оси» должны топить от 400 до 500 тысяч тонн в месяц, чтобы опережать строительство противником новых судов. В совокупности страны «Оси» топя т за месяц приблизительно 700 тысяч тонн(3).

— Для немцев неважно, где топится судно. Главным является количество потопленного тоннажа при наименьших потерях в лодках с нашей стороны. Поэтому не стоит концентрировать внимание на каком-то одном районе. Исключение составляют Северный Ледовитый океан и Средиземное море, где присутствие немецких подводных лодок помогает ослабить давление на вермахт. Потопленный тоннаж союзников снижает возможности противника по открытию «второго фронта».

— Таким образом, операции, проведенные немецкими подводными лодками у берегов Америки, полностью оправданны. За четыре месяца, с 10 января по 10 мая, немецкие подводные лодки потопили 303 судна тоннажем 2 млн тонн, включая 112 танкеров тоннажем 927 тысяч тонн. Да, американцы начали строительство нефтепровода из Техаса к восточному побережью (та к называемый «Биг Инч»), но пройдет целый год, прежде чем его введут в строй. В течение всего года американская промышленность по-прежнему будет зависеть от танкерных перевозок. — Когда операции у берегов Америки станут не

выгодными, Дениц пообещал возобновить нападения на североатлантические и другие конвои. Ожидавшееся в июне и июле вступление в строй большого количества подводных лодок, приемка которых ранее была задержана сложной ледовой обстановкой на Балтике и недостатком рабочих рук, а также использование подводных танкеров должно облегчить поиск и нападение на конвои. Действия большого количества новых лодок у берегов Америки оказались полезными с точки зрения обучения командиров лодок — таких как Альбрехт Ахиллес, Отт о фон Бюлов, Петер Кремер и другие, которые теперь могут возглавить операции против конвоев.

В заключение Дениц заверил Гитлера, что результаты ведения боевых действий немецкими подлодками оказались многообещающими. Наиболее важным теперь стало как можно быстрее перевести задержавшиеся на Балтике лодки в Атлантику и вообще довести их количество до максимума.

В течение нескольких месяцев Гитлер вынашивал чудовищную идею — расстреливать моряков торгового флота союзников, оказавшихся в спасательных шлюпках. Эта идея возникла у него во время переговоров с японским послом Хироси Осима, проходивших 3 января 1942 года. «Мы деремся не на жизнь, а на смерть, — сказал Гитлер Осиме, согласно стенографическим записям встречи, — и мы не можем руководствоваться какими-либо гуманными чувствами». Если немецкие подводные лодки будут расстреливать спасательные шлюпки союзников, объяснял Гитлер, «то американцы вскоре будут испытывать трудности при наборе новых команд для торговых судов»(4). Эта идея была подхвачена во время встречи Гитлера и адмирала Редера 4 февраля 1942 года. Однако адмирал Редер отверг эту мысль, поскольку последствия таких действий могли сказаться на личном составе немецких подводных лодок. Союзники в ответ могли начать мстить оставшимся в живых немецким морякам с потопленных подводных лодок.

Во время Нюрнбергского процесса адмирал Редер вспомнил, что Гитлер затронул эту идею во время встречи с Деницем 14 мая. По свидетельству Редера, Гитлер спросил Деница, «могли ли быть предприняты какие-либо действия против членов команд торпедированных судов с тем, чтобы помешать им вернуться домой и впоследствии плавать на других судах. Адмирал Дениц недвусмысленно отверг мысль о любых действиях против уцелевших членов команд судов противника». Кроме того, Редер добавил, что он сам говорил Гитлеру, что подобные действия против уцелевших моряков были неприемлемы.

Дениц сказал, что идею Гитлера можно реализовать только после изобретения специального магнитного взрывателя, который бы взрывал торпеду под днищем судна противника. Тем самым снижался риск, которому подвергались немецкие подводные лодки, а также уменьшалась возможность спастись для команды атакованного судна ввиду его быстрого погружения в воду.

Как утверждал Редер в ходе Нюрнбергского процесса, Гитлер был удовлетворен словами Деница и больше не обращался к нему с подобными предложениями. Кроме того, как свидетельствовал Дениц в Нюрнберге, он и не получал подобных приказаний. «Расстрел этих людей [спасшихся с потопленного судна] является вопросом военной этики и должен быть отвергнут при любых условиях»,— говорил Дениц.

Кроме вышеупомянутой идеи было выдвинуто еще одно предложение, касавшееся уничтожения личного состава торговых судов союзников. Берлин отдал приказ о том, чтобы при потоплении судов немецкие подводные лодки брали в плен капитана и главного механика и отправляли их в Германию. Пятого июня Дениц распространил этот приказ среди всех командиров подводных лодок, при этом добавив, что если, по их мнению, захват в плен капитанов и механиков будет связан с повышенным риском для лодки, он не должен проводиться.

Согласно стенографическим записям совещания, проходившего 14 мая, Гитлер был убежден в том, что стратегия Деница ведения подводной войны являлась разумной. «Победа зависит от уничтожения как можно большего тоннажа союзников, — вещал фюрер. — Таким образом, все наступательные операции противника могут быть парализованы... Подводная война, в конце концов, решит исход войны на суше». Он одобрил предложение Редера строить не менее 17 подводных лодок в месяц. Недостаток меди и рабочих рук должен был быть возмещен ее закупкой на «черном рынке» через Францию и Бельгию(5) и набором новых рабочих в оккупированных странах. Дениц покинул совещание с чувством победителя. Он считал, что убедил Гитлера в необходимости иод- водного флота. Теперь Дениц мог распоряжаться подводными лодками по своему усмотрению. Однако на самом деле Дениц одержал только частичную победу. Поскольку невозможность использования «Тирпица» во многом объяснялась тем, что для его прикрытия у «Кригсмарине» отсутствовала авиация палубного базирования, Гитлер отдал приказ об ускорении проведения работ на авианосце «Граф Цеппелин». Кроме того, по его указанию, крейсеры «Гнейзенау» и «Зейдлиц», а также два океанских лайнера «Европа» и «Потсдам» тоже должны были быть перестроены в авианосцы. А эта работа потребовала не только большого количества высококачественной стали и меди, но и отвлечения рабочих рук с верфей, где строились подводные лодки. Кроме того, все еще считая возможным вторжение союзников в Норвегию, Гитлер настаивал, чтобы у ее берегов оставалось не менее 20 подводных лодок.

Стратегические победы

В конце апреля и в течение всего мая адмиралу Кингу и его советникам приходилось заниматься одновременно двумя вопросами: ведением боевых действий против Японии в Тихом океане и борьбой с немецкими подводными лодками в Атлантике.

Наиболее важная задача в Тихом океане заключалась в том, чтобы предотвратить захват японцами Порт-Морсби на Новой Гвинее, тем самым отвести угрозу, нависшую над Австралией и коммуникациями, связывавшими этот континент с США. Вторая задача заключалась в том, чтобы помешать японцам проводить операции в центральной части Тихого океана, в результате которых могли быть оккупированы острова Мидуэй или Оаху, входящие в состав Гавайской гряды. Существовала также угроза вторжения японцев на Аляску или в Калифорнию.

Согласно плану обороны Порт-Морсби, выработанному Кингом и Нимицом во время их встречи, проходившей в Сан-Франциско с 25 по 27 апреля, Нимиц направил в район Кораллового моря авианосцы «Лексингтон» и «Йорктаун» вместе с силами поддержки. 7 мая союзники вступили в бой с превосходящими силами японцев, состоявшими из авианосцев «Сёкаку» и «Дзуйкаку», легкого авианосца «Сёхо» и отряда кораблей поддержки. Американская палубная авиация потопила «Сёхо», а японская палубная авиация отправила на дно эсминец «Симе» и нанесла повреждения танкеру «Неошо». На следующий день, 8 мая, американские летчики нанесли повреждения авианосцу «Сёкаку», а японцы повредили авианосцы «Лексингтон» и «Йорктаун». «Сёкаку» удалось дойти до Японии, а вот «Лексингтон» получил столь серьезные повреждения, что его пришлось затопить, так же, как и поврежденный танкер «Неошо». Обе стороны понесли большие потери в самолетах(6).

За несколько дней до этого сражения, 3 мая, японцы оккупировали остров Тулаги из состава Соломоновых островов. Четвертого мая ввиду нависшей над Австралией угрозой палубная авиация «Йорк- тауна» нанесла удар по вторгнувшимся японским кораблям, потопив эсминец, минный заградитель(7) и одно транспортное судно. Американцы объявили о победе, однако до нее было еще далеко. Из радиоперехвата американцы вскоре узнали, что японцы намеревались построить на Соломоновых островах авиабазу и выбрали для этого Гуадалканал. Поскольку такая японская база представляла собой угрозу для австралийских коммуникаций, ее появление там нельзя было допустить.

До и после сражения в Коралловом море американские криптографы прилагали все усилия, чтобы вызнать планы японцев о центральной части Тихого океана. Из радиоперехвата разведке, а затем и Нимицу стало известно, что главной своей целью японцы ставили захват острова Мидуэй и подготовку к вторжению на Гавайи, а также на острова Кыска и Атту, входящие в состав Алеутских островов. Таким образом, они намеревались положить конец налетам американской авиации на Японию(8). Адмирал Кинг, находившийся в Вашингтоне, напротив, получил информацию об интересах японцев «на юге» — возможно, они готовили вторжение в Новую Каледонию. Однако 17 и 18 мая было подтверждено сообщение об угрозе, нависшей над Гавайями. Вследствие этого Кинг одобрил решение Нимица перевести поврежденный авианосец «Йорктаун» из южной части Тихого океана в центральную. Чтобы преградить продвижения японцев к Мидуэю, «Йорктаун» после срочно проведенного ремонта присоединился к авианосцам «Хор- нет» и «Энтерпрайз».

Двадцать первого мая адмирал Кинг отдал командующему Атлантическим флотом Ингерсоллу приказ как можно быстрее послать в Тихий океан авианосец «Уосп» и эскадру эсминцев, которые должны были заменить потерянный «Лексингтон».

У действовавшего на тот момент совместно с британским флотом авианосца «Уосп» отсутствовала палубная авиация (она была отправлена на Мальту), и ему требовались дополнительные приготовления в Норфолке. Три дня спустя, 24 мая, Кинг уведомил англичан, что «Уосп», линкор «Норт Кэролайн», эскортный авианосец «Лонг-Айленд», два крейсера и эскадра эсминцев переводятся на Тихий океан. Однако ни один из этих кораблей так и не прибыл на Гавайи до битвы за Мидуэй(9).

Основываясь на дальнейшей информации, добытой американскими дешифровщиками, Нимиц организовал засаду у острова Мидуэй силами трех авианосцев. В бою, произошедшем 4 июня, американская авиация потопила четыре авианосца противника — «Акаги», «Кага», «Сорю» и «Хирю», заставив японцев бесславно покинуть место сражения. В бою участвовали и двенадцать американских субмарин, причем атака подводной лодки «Тамбор» вызвала столкновение крейсеров «Микума» и «Могами». «Могами» пытался добраться до берегов Японии, но был потоплен американской авиацией. В свою очередь японская авиация нанесла серьезные повреждения крейсеру «Йорктаун». На следующий день (5 июня) Г168 — одна из 16 японских подводных лодок, участвовавших в нападении на Мидуэй, — отправила его на дно вместе с эсминцем «Хамманн». Кроме того, японцы оккупировали Кыска и Атту, входящие в состав Алеутских островов.

Пресловутая озабоченность адмирала Кинга Тихим океаном вылилась в две успешные операции, последствия которых не замедлили сказаться. Потеря в общей сложности пяти авианосцев погибшими и авианосца «Сёкаку» поврежденным, а также утрата японцами своей лучшей военно-морской авиации стали серьезным ударом по японскому флоту. С возвращением из Соединенных Штатов после ремонта крейсера «Саратога» и переводом из Атлантики крейсера «Уосп» у Нимица появилась возможность развернуть четыре экспедиционных корпуса с мощной поддержкой с воздуха, а также сдерживать оставшиеся силы японцев. Таким образом, Япония уже не могла проводить крупные операции — такие, как вторжение на Мидуэй или Гавайи, которые требовали бы применения значительного количества авиации морского базирования. Японцы также не смогли развить успех оккупации островов Кыска и Атту(10).

Однако японцы не прекратили попытки повлиять на развитие ситуации в Тихом океане и усилили атаки на Порт-Морсби. Шестого июля, спустя месяц после сражения у острова Мидуэй, японцы высадили более двух с половиной тысяч солдат на Гуадалканал. Вследствие недавнего изменения японского шифра GN-25 американцы не смогли предупредить высадку японцев, и первое сообщение о начале японской операции поступило от австралийцев(11).

Появление японцев на Гуадалканале стало для американцев совершенно неожиданным. В результате они вынуждены были спешно начать операцию «Уочтауэр» по захвату Тулаги, островов Флорида и Гуадалканал. Седьмого августа американские и австралийские ВМС под командованием адмирала Ро- берта Л. Гормли одновременно начали высадку на Гуадалканале и Тулаги. Также застигнутые врасплох, японцы, однако, среагировали молниеносно и организовали контратаку силами морской авиации и флота, бросив против высадившегося на Гуадалканал американского морского десанта боевые корабли.

Ни Вашингтон, ни Токио поначалу не планировали каких-либо решающих операций на Соломоновых островах. Однако битва за Гуадалканал стала именно такой операцией, превзошедшей по значимости все прочие операции, проводившиеся союзниками и странами «Оси» в Тихом океане до конца 1942 года. Отчаянные стычки в воздухе, на море и на суше повлекли за собой большие потери с обеих сторон. В конце концов, победа все-таки осталась за американцами.

Апрельская группа

В течение весны 1942 года немецкие подводные лодки, базировавшиеся на атлантическом побережье Франции, были приведены в полную боевую готовность. Вследствие того, что часть немецких лодок находились в Средиземном море и Северном Ледовитом океане, а поступление новых подводных лодок задержалось, мощности портовых мастерских позволили исправить повреждения на всех лодках, требовавших ремонта. За счет этого время нахождения большинства лодок в базах было значительно снижено. Благодаря этому обстоятельству, а также поступлению шести новых лодок (трех IX и трех VII серии) с заводов Германии, Дениц в апреле сумел направить самое большое соединение лодок к берегам Америки: 31 лодку — четырнадцать IX серии и семнадцать VII серии.

Существовал план дозаправки эти лодок с помощью двух танкеров: U459 под командованием Виламовича-Молендорфа и U116 ХВ серии(12) под командованием Зб-летнего Вернера фон Шмидта. Двадцать девятого апреля U116, следовавшая в зону боевых действий мимо банки Рокол, была повреждена глубинной бомбой, сброшенной самолетом «хадсон» британской береговой авиации. Танкер был вынужден вернуться в Лорьян. Таким образом, апрельские подводные лодки были лишены второго заправщика на целых двадцать два дня.

Повреждение U116 было прямым результатом усиления патрулирования английской авиацией Бискайского залива. С помощью радиолокаторов самолетам удалось обнаружить еще две направлявшиеся к берегам Америки немецкие лодки и нанести им повреждения. Эти субмарины (U172 IX серии и U590 VII серии) были вынуждены вернуться во Францию и смогли снова выйти в море только в мае. Таким образом, в апреле берегов Америки достигли лишь 29 немецких подводных лодок.

Из этих 29 лодок 16 принадлежали к VII серии; 9 из них ранее уже совершали патрулирование берегов Америки. Тремя лодками командовали кавалеры Рыцарского креста: Гюнтер Крех (U558), Рейнгард Зу- рен (U564) и Герхард Бигальк (U751). Двенадцать из шестнадцати лодок пополняли запасы топлива от танкера U459.

Дениц все понимал правильно — времена, когда патрулирование восточного берега США проходило в относительной безопасности, близились к концу. Немецкие лодки, отправившиеся к берегам США в апреле, должны были столкнуться с сильным противодействием, особенно с воздуха. Кроме того, американцы наконец-то стали широко применять практику организации прибрежных конвоев. Таким образом, немецким подводным лодкам VII серии пришлось столкнуться с большими трудностями. Теперь уже было бы неразумно атаковать прибрежные конвои на мелководье — вне зависимости от того, день это или ночь. Поэтому в случае, если условия патрулирования в прибрежных водах окажутся неблагоприятными, Дениц планировал перенацелить несколько лодок VII серии в менее опасные районы Мексиканского залива и Карибского моря.

Первой Восточного побережья США достигла лодка U564 под командованием Рейнгарда Зурена. Произведя дозаправку топлива из танкера U459, Зурен отправился к берегам Флориды. Курсируя на мелководье между мысом Канаверал и Форт-Лодердей- лом, Зурен в период с 3 по 9 мая атаковал пять судов (включая два больших танкера) тоннажем 30 000 тонн. Из его донесений следовало, что все суда пошли ко дну. Однако два из них, 9800-тонный английский танкер «Эклипс» и 3500-тонное американское грузовое судно «Дилайл», остались на плаву и впоследствии были доставлены в порт для прохождения ремонта. Таким образом, на счету Зурена оказались три потопленных судна общим тоннажем 20 400 тонн, включая 700-тонный панамский танкер «Лабрафол».

Четырнадцатого мая, переместившись к югу, в район Майами, Зурен отправил на дно 4000-тонный танкер «Потреро-дель-Льяно», принадлежавший нейтральной Мексике и названный в честь некогда огромного нефтяного месторождения близ Тампико. Из донесения Зурена следовало, что судно шло с потухшими огнями и в сопровождении эскортных кораблей, поэтому он посчитал возможным его атаковать. Мексиканская сторона настаивала на том, что судно шло с зажженными огнями и поднятыми мексиканскими флагами.

Как бы то ни было, мексиканское правительство использовало этот инцидент в качестве предлога для объявления войны Германии. С 22 мая Мексика вступила в состояние войны с Германией. После этого Дениц разрешил немецким подводным лодкам топить все мексиканские суда.

(1) С началом войны «Нормандия», совершившая свое первое плавание через Атлантику в 1935 году, была интернирована в США и стояла в нью-йоркском порту. После Перл-Харбора американцы перестроили ее в военно-транспортное судно, которое получило название «Лафайет». Девятого февраля 1942 года, когда лайнер находился на верфях Тодда и на нем уже завершались реконструкционные работы, судно внезапно загорелось. В тушении пожара участвовали тридцать шесть пожарных команд Нью-Йорка, включая три пожарных катера. На верхние палубы огромного лайнера было вылито 839 000 галлонов воды, в результате чего судно опрокинулось. Были приложены огромные усилия, чтобы его поднять, но «Нормандия» получила слишком большие повреждения. В 1946 году она была продана на металлолом.

(2) Эти сообщения были сочинены английской прессой, но никак не береговой охраной Сен-Назера. (Прим. peд)

(3) Более того, каждый месяц странам «Оси» удавалось топить на 200 — 300 тысяч тонн больше, чем строили союзники. Подсчет тоннажа отправленных на дно судов был весьма точен. Согласно данным Адмиралтейства, в апреле 1942 года потери союзников в торговом флоте составили 132 судна общей вместимостью 674 457 тонн. Из них подводными лодками «Оси» было потоплено 74 судна суммарным тоннажем 431 664 тонны.

(4) Эта аргументация в точности повторяет доводы в поддержку стратегических бомбардировок Германии и Японии, приводимые тогдашним англо-американским командованием и поддерживаемые многими современными западными историками. (Прим. ред.)

(5) Неделей ранее, 7 мая 1942 года, Гитлер назначил министром вооружения и военного производства Альберта Шпеера, который заменил на этом месте погибшего в авиакатастрофе Фрица Тодта. Шпеер, который принимал участие в совещании 14 мая, также ратовал за увеличение производства подводных лодок и выдвинул предложение восполнить недостаток меди за счет металла, использовавшегося в кабелях линий электропередач в странах Европы. В качестве дополнительной меры немцы снимали в оккупированных ими странах колокола с церквей.

(6) Всего японцы потеряли 77 самолетов и 1074 человека. Американцы потеряли 66 самолетов и 543 человека.

(7) На самом деле минный заградитель «Окиносима» был только поврежден. Он погиб неделю спустя, торпедированный американской подводной лодкой S-42 у острова Новая Британия. (Прим. ред.).

(8) Помимо одного-единственного рейда Дулиттла, налетов американской авиации на Японию ни в этом, ни в следующем году не производилось. (Прим. ред.)

(9) «Лонг-Айленд» и эсминец «Арон Уард» прибыли на Тихий океан в конце мая. «Уосп», «Норт Кэролайн», крейсеры «Куинси» и «Сан-Хуан», а также шесть эсминцев прибыли на Тихий океан через Панамский канал 10 июня.

(10) Данная операция сразу планировалась как отвлекающая. (Прим. ред.)

(11) Странное утверждение. Гуадалканал находится рядом с Тулаги (где японцы высадились еще 3 мая), поэтому никакой операции по его «захвату» не проводилось. Сюда были посланы не войска, а 2500 рабочих для постройки аэродрома. (Прим. ред.)

(12) Подводные минные заградители ХВ серии были самыми большими субмаринами, строившимися в Германии во время Второй Мировой войны. Их длина составляла 295 футов, надводное водоизмещение — около 1700 тонн. Они могли брать 67 мин. На борту также находились два торпедных аппарата, расположенных на корме, и пять запасных торпед. На палубе могли быть размещены еще 8 торпед.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю