Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,16% (46)
Жилищная субсидия
    18,92% (14)
Военная ипотека
    18,92% (14)

Поиск на сайте

Возвращение в Атлантику. Подводная война меняет характер. Часть 1

Летом 1942 года немцы предприняли крупное наступление на Украине. К середине июля немецкие войска достигли Ростова и Сталинграда и рвались к Кавказу. Военные аналитики в Вашингтоне и Лондоне пришли к выводу — весьма ошибочному, что вооруженные силы Советского Союза долго не продержатся. Чтобы облегчить давление на Красную Армию, они форсировали подготовку плана «Торч». Этот план предусматривал вторжение на северо-запад Африки взамен операции «Следжхаммер», по открытию в 1942 году «второго фронта».

Несмотря на возражения Лондона, американцы настаивали на укрупнении мурманских конвоев, рассчитывая, что это позволит быстрее отправить множество скопившихся в портах судов с грузами военного назначения для Советского Союза. Двадцать первого мая Адмиралтейство наконец отправило конвой «PQ-16».

Одновременно в Англию возвращался конвой «QP-12». Немецкая авиация, базировавшаяся на севере Норвегии, пользуясь увеличением продолжительности светового дня в Арктике, потопила шесть из тридцати пяти торговых судов конвоя «PQ-16>>. В то же время из возвращавшегося конвоя «СФ-12»не было потоплено ни одного судна. Напротив, действовавшие в Арктике немецкие подводные лодки, испытывавшие трудности из-за увеличения продолжительности дня, из состава конвоя «PQ-16» смогли отправить на дно только одно 6200-тонное американское торговое судно «Сайрос».

Двадцать седьмого июня Адмиралтейство под давлением Вашингтона отправило конвой «PQ-17». Обратно шел конвой «QP-13». «PQ-17» был на тот момент самым крупным конвоем. Рассказ о его печальной судьбе последует позже. Сейчас же достаточно сказать, что его плавание обернулось самой страшной за всю войну трагедией, связанной с использованием конвоев. Англичане отказались посылать следующий конвой, «PQ-18», до тех пор, пока обстановка в Арктике не будет кардинальным образом изменена в пользу союзников. Четырнадцатого июля, частично в результате и этого решения, в США вернулись линкор «Вашингтон» и четыре эсминца(1).

Одновременно в другом полушарии полным ходом шли приготовления союзников к высадке на остров Гуадалканал. Однако выполнение плана «Уоч- тауэр» висело на волоске. При острой нехватке практически всего необходимого для проведения высадки морские десантные части стали жертвой еще одного происшествия. Четвертого августа в районе Новых Гебрид подорвался на мине и затонул американский эсминец «Такер».

Несмотря на это, 7 августа союзники приступили к выполнению плана «Уочтауэр». Авианосцы «Энтерпрайз», «Саратога», «Уосп», линкор «Норт Кэролайн», недавно переведенный из Атлантического флота в Тихоокеанский, а также многочисленные тяжелые и легкие крейсеры осуществляли поддержку высаживавшихся войск с моря. С борта первого конвойного авианосца «Лонг-Айленд», также недавно переведенного из Атлантического флота, в воздух поднялись истребители. В первый день операции японская авиация нанесла значительные повреждения американскому эсминцу «Магфорд», а на следующий день и эсминцу «Джарвис».

Во вторую ночь операции, с 8 на 9 августа, из Рабаула для оказания противодействия союзникам вышла японская флотилия в составе семи крейсеров и одного эсминца. Последовавшее сражение, известное как «Бой у острова Саво», закончилось полным поражением союзников. Японцы потопили четыре тяжелых крейсера («Астория», «Канберра», «Куинси», «Винсен- нес»), нанесли повреждения эсминцу «Джарвис» и едва не пустили на дно тяжелый крейсер «Чикаго», с большим трудом сумевший добраться до Калифорнии. Потеря этих кораблей поставила под удар все союзнические войска, успевшие к тому времени высадиться на острове Гуадалканал, закрепиться там и захватить взлетно-посадочную полосу японцев. Поэтому Кинг приказал Ингерсоллу отозвать все входившие в состав флота Великобритании американские корабли, включая тяжелые крейсеры «Уичита» и «Тускалуза», а также американские эсминцы «Эммонс» и «Родмэн». Кроме того, Кинг отправил на Тихий океан линкоры «Вашингтон» и «Саут Дакота» в сопровождении шести эсминцев(2).

Ожесточенные стычки в последующие дни привели к дальнейшим тяжелым потерям со стороны союзников. Двадцать второго августа японцы пустили на дно эсминец «Блю». Двумя днями позже самолеты «Саратоги» потопили японский легкий авианосец «Рюдзё»; японская авиация в свою очередь нанесла тяжелые повреждения авианосцу «Энтерпрайз», который в итоге ретировался в Перл-Харбор и встал на ремонт. Тридцать первого августа японская подводная лодка 1-123 торпедировала авианосец «Саратога», нанеся ему тяжелые повреждения. Через две недели, 15 сентября, японская субмарина 1-19 нанесла столь тяжелые повреждения авианосцу «Уосп», что эсминец «Лэнсдаун» вынужден был его затопить. Таким образом, на Тихом океане остался лишь один неповрежденный авианосец союзников — «Хорнет». В тот же день японская подлодка 1-15 нанесла серьезные повреждения линкору «Норт Кэролайн» и эсминцу «О'Брайен». «Норт Кэролайн» ушла на ремонт в Перл-Харбор. Что касается «О'Бранена», то по пути в Сан-Франциско он 19 октября развалился на части и пошел ко дну. Экипаж спасся благодаря следовавшему тем же курсом эсминцу «Лэнг».

Все это время корабли сокращавшегося Атлантического флота — линкоры «Арканзас», «Нью-Йорк» и «Техас», легкие крейсеры «Бруклин» и «Филадельфия» — добросовестно осуществляли охранение конвоев из Нью-Йорка и Галифакса в Великобританию и обратно. С воздуха конвои прикрывались авиацией, базировавшейся на восточном побережье США, в Ньюфаундленде, Исландии и Британских островах. Немецкие подводные лодки на эти конвои не нападали, поэтому в общем благоприятные донесения были омрачены лишь двумя инцидентами:

Вечером 22 августа в районе Галифакса в условиях густого тумана эсминец «Бак» — флагманский корабль Джона Хеффернана, командующего эскадрой из тринадцати эсминцв, охранявших конвой «АТ-20»,— столкнулся с транспортным судном «Эуэйти». Семь человек с флагмана погибли. Осуществляя помощь потерпевшим, эсминец «Ингрэхем» столкнулся с танкером «Чиманг» и пошел ко дну столь быстро, что спастись успели лишь одиннадцать человек. До появления буксирного судна «Чероки» поврежденный эсминец «Бак» был взят на буксир также получившим повреждения танкером «Чиманг». Поврежденное транспортное судно «Эуэйти», эскортировавшееся эсминцем «Бристоль», так же, как «Чиманг» и «Бак», ушло в Бостон. В результате этой аварии конвой «АТ-20», имевший пунктом назначения Британские острова, сократился на пять судов. «Ингрэхем» оказался пятым в числе эсминцев Атлантического флота, потерянных меньше чем за один год.

Третьего сентября на борту направлявшегося в Нью-Йорк в составе конвоя «ТА-18» американского лайнера «Манхэттен», переоборудованного в военно-транспортное судно «Уэйкфилд», вспыхнул пожар: Корабли охранения («Арканзас», «Бруклин» и девять американских эсминцев), а также многочисленные суда, поспешившие на помощь из Галифакса, взяли на борт 1500 пассажиров лайнера и доставили их в Нью-Йорк. Лайнер был отбуксирован в Галифакс. Заново отстроенный в США, он вернулся в строй в 1944 году.

Тем временем немецкая подводная кампания в Атлантике постепенно меняла темп, акценты и характер. Причиной этих изменений явились два важных фактора.

Первым был значительный рост немецкого Атлантического подводного флота. В свою очередь этот рост объяснялся необыкновенно низкими боевыми потерями лодок за летний период и завершением формирования арктического соединения подводных лодок для обороны Норвегии. Кроме того, сказалось уменьшение количества лодок, направленных в Средиземное море, а также прибытие большого количества новых лодок с Балтики, где они были задержаны зимой сложной ледовой обстановкой(3). Рост Атлантического подводного флота немцев был значительным, хотя и не таким большим, каким его обычно считают. С учетом поступления новых единиц, а также потерь количество лодок на первое число соответствующего месяца было следующим:


2 Включая все лодки атлантических сил, вынужденные пройти ремонт после полученных в бою повреждений, такие как U123, U124, U333, U563, U753.

Второй фактор заключался в неожиданном увеличении немецкого подводного танкерного флота. Летом в дополнение к упомянутым выше танкерам (U459, U460, U461) в Атлантику вышли новые танкеры: U462, U463 и U464. Последний, правда, был потерян сразу же после его выхода в море (об этом ниже). Кроме того, в ожидании устранения дефектов в конструкции мин SMA в качестве танкера действовал также и минный заградитель U116.

Эти шесть танкеров, а также дополнительные двадцать шесть лодок, полученные за летний период, дали возможность в более жесткой форме возобновить действия подводного флота против североатлантических конвоев в районе, расположенном юго-восточнее Гренландии, в так называемой «воздушной бреши», куда не долетали самолеты противолодочной авиации союзников. Новые лодки, поступившие во Францию из Германии, должны были совместно с уже имеющимися атаковать шедшие с севера конвои, следовать на запад к Канаде, проводить дозаправку и затем, все еще находясь вне досягаемости вражеской авиации, нападать на конвои, следовавшие из Галифакса на восток. Самым слабым местом в этой схеме было то, что среди лодок, направлявшихся на выполнение этих заданий, большой процент составляли новые лодки, только что прибывшие из Германии. А противостоять они должны были наиболее хорошо организованным и опытным противолодочным силам противника. Таким образом, потери среди немецких подлодок могли резко возрасти.

Возможность возобновления конвойной войны на севере Атлантики совпала с ростом эффективности противолодочных мер, предпринимавшихся союзниками у берегов Америки, включая Восточный и Карибский военно-морские округа и Военно-морской округ Мексиканского залива. Снижение результативности подводных лодок VII серии в указанных районах усилило позиции тех представителей немецкого командования в Берлине, которые выступали против посылки лодок этого типа к берегам Америки. Несмотря на то, что у Деница были планы по созданию из числа этих лодок «волчьих стай» или групп для нападения на конвои в Карибском море, он полностью отдавал себе отчет во всех трудностях этого предприятия, включая и негативное воздействие тропического климата на подводников. С другой стороны, он склонялся к переводу лодок VII серии на север Атлантики для возобновления подводной войны именно в этих широтах.

Прибытие новых немецких подводных танкеров явилось своевременной поддержкой для лодок IX серии, направленных в районы Мексиканского залива и Карибского моря. Танкеры дали им возможность увеличить продолжительность патрулирования, теперь они могли достигать района Панамского канала и берегов Бразилии. Кроме того, у Деница появилась возможность снова направить лодки IX серии в район Фритауна и еще дальше для нападения на конвои у берегов Западной Африки, в частности на танкеры, следовавшие из Тринидада.

Смещение районов патрулирования лодками VII и IX серий летом 1942 года происходило следующим образом:


1 В море вышло шестнадцать лодок, однако U71 и U552, напавшие на конвой, в результате полученных повреждений вернулись во Францию. Минный заградитель U214, подвергнувшийся нападению английской авиации в Бискайском заливе, получил повреждения и вынужден был прекратить плавание.

2 В море вышло одиннадцать лодок, однако U105 была атакована английской авиацией, получила повреждения и вынуждена была прекратить плавание.

3 Первоначально направлявшиеся к берегам Америки U43, U174 и U176 оказались вовлеченными на севере Атлантике в погоню за конвоями и остались в том районе.


Гитлер едва не нарушил все планы по развертыванию немецких лодок в летний период. Он неожиданно предложил объявить войну Бразилии, предоставлявшей американцам многочисленные военно-воздушные и военно-морские базы. План боевых действий заключался в неожиданном нападении силами десяти или пятнадцати лодок на основные порты этой страны. Дениц оказался в сложной ситуации — ведь для того, чтобы организовать эту операцию, необходимо было свернуть все планы по развертыванию подводных лодок, включая кампанию у берегов Северной Америки. Поэтому он настаивал на том, чтобы отложить эту операцию до тех пор, пока у Германии не появится больше подводных лодок и танкеров для их поддержки. Берлин опередил Деница. Пятнадцатого июня Гитлер приказал адмиралу Редеру начать операцию в начале августа, а пять дней спустя Морской штаб издал приказ, предписывавший Деницу приступить к ее осуществлению. Дениц неохотно определил десять лодок, которые должны были участвовать в операции при поддержке U116, временно выполнявшей функции танкера, и дал их командирам специальные задания. Однако, когда министр иностранных дел Германии Риббентроп узнал о намерении объявить войну Бразилии, он резко воспротивился, указав, что осуществление подобного плана может испортить отношения с прогерманскими правительствами Аргентины и Чили(4). Двадцать шестого июня Гитлер отменил операцию.

Примерно в это же время Гитлер укрепился в своей уверенности, что союзники намереваются захватить Азорские острова и остров Мадейра. Пятнадцатого июня на встрече с Редером Гитлер потребовал, чтобы «оперативная группа подводных лодок находилась в постоянной готовности к быстрым ответным действиям в случае ударов со стороны врага...» Редер возражал, заявив, что «мы не можем отвлекать значительные силы только ради достижения одной цели подобного рода». Впрочем, продолжал Редер, такую группу можно сформировать «в контексте ведения нынешней подводной войны», то есть из числа лодок, совершающих рейды к берегам Америки и Западной Африки и обратно. Гитлера такое решение удовлетворило.

Июньские операции у берегов Америки

Дениц составил график патрулирования тридцати пяти немецких подводных лодок во всех районах Атлантического океана: в июне — двадцати четырех лодок VII серии и одиннадцати IX серии. Двадцать семь лодок должны были продолжить кампанию у берегов Америки. Остальные восемь — все VII серии — должны были выйти в море в конце месяца для патрулирования восточных и южных районов Атлантики. Поддержку лодок должны были осуществлять четыре танкера XIV серии: U459 под командованием Виламовица-Молендорфа и U116 под командованием Вернера Шмидта, совершавшем второе плавание, а также новые U460 и U461.

Две лодки VII серии, отправившиеся к берегам Америки в июне, были атакованы береговой авиацией в Бискайском заливе:

Пятого июня «сандерленд» 10-й эскадрильи австралийских ВВС, базировавшейся на юге Англии, атаковал подводную лодку U71, которой командовал Вальтер Флахзенберг, сбросив на нее восемь глубинных бомб и обстреляв из пулемета. Один подводник погиб. Патрулировавший этот район «кондор» атаковал «сандерленд», ранив двух летчиков. Немецкие торпедные катера сопроводили U71 в Ла-Паллис. Проведя ремонт в течение недели, лодка U71 11 июня снова вышла в море. Пятнадцатого июня самолет союзников атаковал лодку U214, которой командовал двадцатишестилетний Гюнтер Ридер. Она была вторым минным заградителем VIID серии, вышедшим в море в мае, чтобы принять временное участие в торпедных операциях. Несмотря на то, что лодка получила тяжелые повреждения, она смогла добраться до Франции 17 июня. Произведя ремонт, U214 вновь вышла в море в начале августа.

Нападения на следовавшие через Бискайский залив лодки выводили Деница из себя. В своем дневнике он горько жаловался на то, что вследствие отсутствия немецкой авиации Бискайский залив стал «игровой площадкой» для английской авиации. Экипажам подводных лодок было тяжело осознавать, что Германия до сих пор не позаботилась об их защите с воздуха. Не прекращавшиеся атаки английской авиации заставляли командиров лодок проходить этот район в основном под водой.

Используя официальные каналы, Дениц посылал бесконечные требования предоставить авиацию для защиты лодок с воздуха. Второго июля, когда все эти попытки так и не увенчались успехом, Дениц отправился на встречу с шефом «Люфтваффе» Герингом в его штаб-квартиру в Восточной Пруссии. По словам Геринга, в сложившейся ситуации самолеты в основном направлялись на восточный фронт и в Средиземное море. Тем не менее, он признал необходимость защиты подводных лодок в Бискайском заливе и лично приказал перевести двадцать четыре JU-88 на атлантическое побережье.

В то время, как оставшиеся лодки VII серии собирались отправиться к берегам Америки, от надежного источника в Танжере поступили сведения об отправке конвоя «HG-84». После гибели U567 под командованием Энгельберта Эндраса и четырех других лодок при нападении на конвой «HG-76» в декабре 1941 года, Дениц запретил нападать на гибралтарские конвои. Однако, посчитав, что неожиданное нападение целой подводной флотилии после шести месяцев безопасного судоходства может застать охранение врасплох, Дениц приказал самым опытным командирам девяти лодок VII серии, направлявшихся к берегам Америки, атаковать конвой «HG-84», а затем произвести дозаправку и продолжить путь на запад. Удачно проведенная операция такого рода могла переубедить тех представителей командования в Морском штабе, которые настаивали на использовании лодок VII серии только в ближних районах.

Данная группа лодок получила название «Эндрас» в честь командира подводной лодки, погибшей во время столкновения с гибралтарским конвоем. Пять из этих девяти лодок, включая U552 под командованием признанного аса Эриха Топпа и вновь вышедшую в море U71 под командованием Флахзенберга, считались одними из наиболее опытных в Атлантическом флоте. Две лодки были переведены из Арктики: U132 под командованием Эрнста Фогельсанга, потопившего в январе в районе Исландии канонерскую лодку береговой охраны «Александр Гамильтон», и U134 под командованием Рудольфа Шенделя, только что прибывшего на Атлантику. Остальные две лодки совершали свое первое плавание: U89 под командованием тридцатидвухлетнего Дитриха Лохмана и U437 под командованием тридцатиоднолетнего Вернера-Карла Шульца, сопровождавшего прорыватель блокады «Мюнстерланд», но еще не проводившего полноценного боевого патрулирования. Конвой вышел из Гибралтара 9 июня. Он состоял из двадцати торговых судов и четырех кораблей охранения (сторожевого корабля «Сторк» и трех корветов), входивших в состав известной 36-й эскортной группы под командованием Джонни Уолкера. В состав конвоя входило судно «Эмпайр Морн» с гидро- самолетом «харрикейн» на борту. Замыкало конвой спасательное судно «Коуплэнд», оснащенное высокочастотным радиопеленгатором. Одиннадцатого июня к конвою присоединились три торговых судна из Лиссабона, причем сопровождавшие их суда охранения отправились выполнять другое задание.

Получив днем 14 июня информацию о присоединении к «HG-84>> трех судов из Лиссабона, Эрих Топп установил контакт с конвоем и направил в этот район «кондоры» и три лодки из своей группы под командованием Фогельсанга, Лохмана и Шульца. Перехватив радиосообщение Топпа, «Коуплэнд» поставил в известность об опасности находившегося на сторожевом корабле Уолкера. Тот немедленно объявил тревогу. В бой вступил «харрикейн», взлетевший с борта «Эмпайр Морн», и отогнал немецкую авиацию. Тем временем «Сторк» и корвет «Гардения» обнаружили позади конвоя лодку Фогельсанга. Проведя серию атак, «Сторк» и «Гардения» сбросили сто десять глубинных бомб. В результате U132 получила тяжелые повреждения и вынуждена была выйти из боя. Примерно в это же время корветы «Мэриголд» и «Конволвулус» обнаружили и атаковали лодки Лохмана и Шульца, также вынудив их отойти. Лохман позже докладывал, что его преследовали в течение тридцати одного часа.

В ту ночь, пока корабли охранения преследовали обнаруженные лодки, атакующие действия предпринял Топп. Из пяти торпед, выпущенных им с расстояния 3000 ярдов, две прошли мимо, однако три другие попали в цель и потопили два английских грузовых судна, «Этриб» и «Пилэйо», общим тоннажем 3300 тонн, а также 7400-тонный норвежский танкер «Слемдаль». Воспользовавшись возникшей паникой, Топп отошел, перезарядил торпедные аппараты и предпринял вторую атаку, снова произведя залп из пяти торпед. В результате ко дну пошли еще два английских грузовых судна, «Сити-оф-Оксфорд» и «Терсо», общим тоннажем 5200 тонн.

На следующий день, 15 июня, в контакт с конвоем вошли еще пять или более лодок группы «Эндрас». Топп, зарядив торпедные аппараты последними двумя торпедами, выжидал, ища бреши в линии охранения конвоя, однако в итоге сам был обнаружен и атакован одним из кораблей. Восемь сброшенных глубинных бомб повредили топливно-балластный бак его лодки и нанесли другие серьезные повреждения. Другой корабль охранения атаковал подводную лодку U71. В результате полученных лодкой повреждений Флахзенбергу пришлось прекратить плавание во второй раз за июнь. Так или иначе, в этот день из девяти лодок группы «Эндрас» атаку смогла провести только одна — U575 под командованием Гюнтера Хейдемана. Однако все четыре выпущенные ею торпеды прошли мимо целей.

Начиная с 16 июня англичане значительно усилили конвой «HG-84». До появления тяжелых бомбардировщиков и гидросамолетов, взлетевших с аэродромов в южной Англии, конвой дополнительно охраняли эсминец «Уайлд Суон» и фрегаты «Спей» и «Ротер». Семнадцатого июня Дениц послал двенадцать недавно полученных «юнкерсов» в помощь подводным лодкам, однако немецкие летчики ошибочно приняли за конвой испанские рыболовные траулеры, среди которых находился «Уайлд Суон», следовавший на встречу с конвоем. Немецким бомбардировщикам удалось потопить эсминец, а с ним и четыре траулера. Сто тридцать три военных моряка и одиннадцать испанских рыбаков были спасены эсминцем «Вэнситарт».

По мере того, как «HG-84» приближался к Британским островам, к нему в качестве дополнительного прикрытия с воздуха вылетели самолеты среднего радиуса действия «хадсон». Таким образом, всего Уолкеру было придано тридцать шесть летательных аппаратов. Столкнувшись с массированной защитой конвоя с воздуха, Дениц был вынужден отдать приказ лодкам группы «Эндрас» прекратить операцию. Флахзенберг и Топп вернулись во Францию и встали на ремонт. Сразу же получив другое задание, Флахзен- берг оставил командование лодкой U71. Что касается лодки U132, то Фогельсанг отказался вернуться на базу.

Несмотря на то, что Джонни Уолкер потерял пять судов, он был поощрен за умелые действия в условиях нападения превосходящих сил противника. Что касается Деница, то результаты боя разочаровали его. Из девяти лодок группы «Эндрас» лишь одна под командованием Эриха Топпа смогла нанести заметный урон врагу — пять потопленных судов общим тоннажем 15 858 тонн. Дениц объяснял неудачу неожиданным появлением самолетов дальней авиации союзников и неспособностью «юнкерсов» противостоять им. Однако Деницу еще ничего не было известно о радиолокаторах и радиопеленгаторах, устанавливавшихся на кораблях, а также о глубинных бомбах, начиненных новым взрывчатым веществом.

Как и планировалось, семь оставшихся лодок VII серии из состава группы «Эндрас» произвели дозаправку и возобновили плавание к берегам Америки. Кроме того, в июне к берегам Америки направились еще шесть лодок VII серии.

Тринадцати лодкам, следовавшим к Америке, был отдан приказ начать патрулирование с территориальных вод Канады. Эрнст Фогельсанг должен был повести свою U132 в залив Святого Лаврентия. Малоопытный Фриц Хокнер, командовавший минным заградителем U215 VIID серии, должен был патрулировать район мыса Сейбл. Приблизительно 1 июля обе лодки заняли свои позиции.

В это время из Нью-Йорка и Галифакса вышли конвои «АТ-17А» и «АТ-17В», затем соединившиеся в один. Комбинированный конвой состоял из девяти военно-транспортных судов, охранявшихся 37-м оперативным соединением в составе линкора «Техас», крейсера «Филадельфия» и четырнадцати эсминцев, и имел пунктом назначения Британские острова. Четыре эсминца следовали в Скапа-Флоу, чтобы заменить американские корабли «Эммонс», «Хэмблтон», «Мэкомб» и «Родмэн», выводившиеся из состава британского флота.

Ни U132, ни U215 в какой-либо контакт с военно-транспортным конвоем не вступали. Однако 3 июля двадцатидевятилетний Хокнер, находившийся в море уже двадцать пять дней, обнаружил к югу от мыса Сейбл слабо охранявшийся конвой «ВХ-2». Предприняв атаку, он потопил 7200-тонное американское судно типа Либерти «Александр Мэкомб». Однако проведенная английским противолодочным траулером «Ле-Тигр» контратака с применением глубинных бомб поставила точку в плавании U215 и ее экипажа. Фогельсанг вошел в залив Св. Лаврентия 1 июля. Пройдя через залив на северо-запад, он обогнул полуостров Гаспе, вошел в устье реки Святого Лаврентия и стал ожидать прохождения конвоя Квебек — Сидни. Рано утром 6 июля конвой (№ 15) был обнаружен и атакован. Три из пяти пущенных залпом торпед прошли мимо цели, однако в результате попадания двух других ко дну пошли два грузовых судна общим тоннажем 6000 тонн. Быстро перезарядив торпедные аппараты, Фогельсанг предпринял вторую атаку и отправил на дно еще одно грузовое судно тоннажем 4300 тонн. Один из канадских кораблей охранения, минный тральщик «Драммондрил», повел против U132 контратаку, загнал ее под воду и сбросил глубинные бомбы. Однако, по необъяснимым причинам контратака не была доведена до конца. В результате Фогельсангу удалось выскользнуть в залив и выполнить необходимый ремонт. Нападение немецкой лодки у самого Квебека вызвало волну возмущения у канадского правительства; тем не менее о потере судов общественности сообщено не было.

Фогельсанг патрулировал залив Св. Лаврентия еще две недели при весьма неблагоприятных условиях. Днем воздух кишел самолетами союзников, ночью опускался туман, затрудняя видимость. Наконец, днем 20 июля, находясь в устье реки Святого Лаврентия, Фогельсанг обнаружил еще один конвой Квебек — Сидни (№17). Из двух торпед, выпущенных им по 4400-тонному английскому грузовому судну «Фредерика Ленсен», в цель попала только одна. Судно, развалившись на части, пошло ко дну. Противолодочные силы союзников и во второй раз провалили контратаку и позволили Фогельсангу уйти в открытое море. Результативность его патрулирования (четыре потопленных судна) оказалась в два раза выше, чем у Турмана, ранее также патрулировавшего в этом районе. В итоге Дениц, несмотря на риск, стал строить планы будущих рейдов в залив Св. Лаврентия.

Пять лодок VII серии патрулировали восточное побережье США в районе между мысами Код и Лукаут. Несмотря на то, что по пути в этот район Курт Диггинс, командовавший U458, и Ганс Ойстерман, командовавший U754, потопили два грузовых судна, все командиры лодок докладывали об отсутствии движения судов и о жестких противолодочных мерах. Ранним утром 11 июля, находясь в районе мыса Лукаут, Ганс-Дитер Хейнике, командир U576, обнаружил направлявшийся на север конвой. После доклада командованию он получил приказ атаковать и привлечь в помощь другие лодки, находившиеся в этом районе. Ближе всего к нему находилась U402 под командованием Зигфрида фон Форстнера, направлявшаяся в это время к мысу Гаттерас. Хейнике пошел вслед за конвоем на север к мысу, однако потерял его прежде, чем успел сообщить лодкам координаты конвоя. В итоге Форстнер и Хейнике остались в районе мыса Гаттерас.

В течение следующих сорока восьми часов, с 12 по 14 июля, четыре самолета, патрулировавшие район мыса Гаттерас, доложили об обнаружении и проведении атак на немецкие подводные лодки. Двенадцатого июля самолет береговой охраны атаковал немецкую подводную лодку двумя 325-фунтовыми глубинными бомбами с высоты 200 футов. На следующий день самолет ВВС В-17 с той же высоты атаковал немецкую подлодку шестью глубинными бомбами. Четырнадцатого июля самолет ВМС с малой высоты сбросил на немецкую лодку четыре глубинные бомбы. Пилоты всех четырех летательных аппаратов докладывали о поражении цели.

До сих пор нельзя с точностью сказать, какой самолет поразил какую подводную лодку. Тринадцатого июля Хейнике доложил о получении повреждений вследствие атаки вражеского бомбардировщика и о предпринимавшихся попытках их устранить. На следующий день, 14 июля, Хейнике доложил, что не может устранить повреждения и прекращает патрулирование. В этот же день фон Форстнер доложил о получении тяжелых повреждений вследствие бомбардировки. Командование приказало ему провести ремонт, удалившись от мыса Гаттерас на восток на 360 миль, расстояние, превышающее радиус действия большинства противолодочных самолетов союзников.

Во второй половине дня 15 июля Хейнике, возможно, уже взяв курс домой, обнаружил в районе мыса Гаттерас конвой «KS-200», состоявший из девятнадцати торговых судов и охранявшийся семью кораблями, включая американские четырехтрубные эсминцы «Эллис» и «Маккормик», корвет «Спрай» (оборудованный радиолокатором сантиметрового диапазона и бомбометом «хеджехог»), малый корабль ПЛО береговой охраны «Тритон», дирижабль и несколько самолетов. Возможно, переживая свою неудачную попытку атаковать ранее обнаруженный им конвой (у мыса Лукаут), Хейнике, несмотря на серьезные повреждения своей лодки, решился на атаку.

В результате торпедного залпа ко дну пошло 2100-тонное никарагуанское грузовое судно «Блуфилдс», а также получили повреждения 8300-тонное американское грузовое судно «Чайлор» и 11 100-тонный американский танкер «Моуинкел». Направляясь с полученными повреждениями к берегу, они наскочили на минное поле, после чего «Чайлор» уже не подлежало восстановлению и было затоплено. «Моуинкел» же со временем вернулся в строй.

Произведя пуск торпед, U576 неожиданно потеряла управление и слишком близко подошла к кораблям охранения противника. В результате ответного огня получила повреждения рулевая рубка лодки. Одновременно с воздуха были сброшены две глубинные бомбы. В результате U576 затонула со всем экипажем. В районе мыса Гаттерас находились еще четыре лодки VII серии: U89 под командованием Дитриха Лохмана, поврежденная U402 под командованием Зигфрида фон Форстнера, U458 под командованием Курта Диггинса и U754 под командованием Ганса Ойстермана. Полагая, что минный заградитель U215 и лодка U701 под командованием Дегена были потоплены у мыса Гаттерас, a U402 и U576 получили в том районе повреждения, Дениц пришел к выводу, что достигнутый незначительный успех не оправдывал риск и понесенные потери. Поэтому 19 июля он приказал получившей повреждения U402 возвращаться во Францию, а лодкам U89, U458 и U754 направиться к берегам Канады в район юго-восточнее Галифакса, присоединиться к U132 Фогельсанга и вместе войти в залив Святого Лаврентия.

(1) «Мзйрент», «Райнд», «Роуэн», «Уэйнрайт».

(2) «Бартон», «Дункан», «Лэнсдауни», «Ларднер», «Маккалла», «Миди».

(3) Тем не менее 21 июня Дениц жаловался в Берлин, что из 138 недавно подготовленных к плаванию лодок 63 все еще находились на Балтике. Кроме того, на Балтике продолжали происходить аварии. У U596 VII серии взорвался аккумулятор, что перенесло ее выход в море с июня на август. В машинном отсеке U606 VII серии произошел пожар. Шестого августа U444 VII серии наскочила на U612 VII серии, в результате чего последняя затонула. Впоследствии она была поднята, но функционировала уже в качестве учебной лодки. U164 IX серии, которую постоянно преследовали технические неполадки (кое-кто объяснял их диверсиями), задержалась на Балтике почти на восемь месяцев.

(4) И Аргентина, и Чили традиционно имели настолько плохие отношения с Бразилией, что объявление Германией войны Бразилии, скорее, привело бы к улучшению их отношений с Германией. (Прим. ред.)

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю