Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

План «Драмбит» в действии. Япония наносит удар. Часть 7

В результате отправки в декабре и январе немецких подводных лодок к берегам Северной Америки и Норвегии количество субмарин, патрулировавших в районах южнее Гибралтара и Азорских островов, сократилось. Кроме того, когда Морской штаб узнал о потере еще двух лодок — U374 под командованием Уно фон Фишеля и U577 под командованием Герберта Шаунбурга — в Средиземном море в январе месяце(1), он приказал Деницу перебросить из тех же районов южнее Гибралтара и Азорских островов в Средиземное море еще три лодки. 14 и 15 января U73 под командованием Гельмута Розенбаума и U561 под командованием Роберта Бартельса прошли Гибралтарский пролив. 16 января Гейнц Херзакер, командир третьей лодки U572, подававший большие надежды в качестве первого вахтенного офицера на лодке U124 (под командованием Вильгельма Георга Шульца), отказался войти в пролив, сославшись на плохую погоду. Дениц приказал Херзакеру попытаться еще раз, однако и вторая попытка, предпринятая 19 января, не удалась. Таким образом, средиземноморская группировка немцев осталась в составе двадцати одной лодки.

Перевод подводных лодок совпал с новым решительным наступлением Эрвина Роммеля. В связи с потерей или повреждением главных кораблей в конце 1941 года флот Великобритании потерял контроль над Средиземным морем. Конвои стран Оси почти беспрепятственно снабжали Роммеля топливом и другими материалами. Узнав об ослаблении Восьмой армии англичан(2), Роммель 21 января нанес удар из района Эль-Агейлы. В течение недели он вновь захватил Бенгази и заставил английские войска отступить к Тобруку. Отказ Хирзакера войти в Средиземное море в эго критическое время, когда Роммель больше всего нуждался в том, чтобы подводные лодки перекрыли снабжение Восьмой армии противника, был неожиданностью для немецкого военно-морского командования. Последствия этого отказа для Хирзакера были плачевными.

После перевода в январе немецких лодок в Средиземное море между Азорскими островами и Гибралтаром осталось всего четыре субмарины. Одна из них, U373 под командованием Пауля-Карла Лезера, получила приказ охранять прорыватель блокады «Эльза Эсбергер», следовавший во Францию. Однако самолет британских ВВС обнаружил и атаковал оба судна, заставив немецкий корабль спасаться в испанском порту Эль-Ферроль. Решив, что «Эльза Эсбергер» сможет быстро оправиться и продолжить плавание, Лезер ждал в районе порта. Однако ремонт занял больше, чем ожидалось. Напрасно потратив три недели, Лезер вернулся во Францию.

Тем временем три другие лодки, патрулировавшие между Азорскими островами и Гибралтаром, должны были напасть на конвой «SL-97». В помощь ему англичане выслали эскадру в составе четырех эсминцев — «Круми», «Хесперус», «Лафорей» и «Уэскотт». В задачу эскадры входила не столько защита самого конвоя, сколько преследование и уничтожение немецких субмарин.

Чтобы ввести немцев в заблуждение, англичане приказали конвою изменить курс. Эсминцам «Круми» и «Уэскотт» было приказано отделиться от эскадры. Однако, когда «Лафорей» и «Хесперус» нашли конвой, его уже преследовал самолет-разведчик «кондор». Огнем орудия «Лафорей» отогнал самолет, но тот успел навести на след конвоя три немецкие субмарины.

Утром 15 января «Лафорей» и «Хесперус» заняли позицию в десяти милях от конвоя по его левому борту. Вскоре радиолокатор эсминца «Хесперус» обнаружил цель на удалении 3000 ярдов. Совершив маневр, эсминец открыл огонь из главных орудий и включил прожекторы. Немецкая лодка уходила прочь со скоростью 17 узлов. Это была U93 под командованием молодого Хорога Эльфе. В погоню включился «Лафорей», но «Хесперус» опередил его и протаранил U93 в правый борт, одновременно сбросив пять глубинных бомб.

Удар выбросил Эльфе и еще нескольких находившихся на капитанском мостике матросов в воду и заклинил люк боевой рубки. Соленая морская вода проникла в аккумуляторы; начали выделяться пары хлора. Запертые внутри и задыхавшиеся члены команды субмарины лихорадочно пытались открыть люк, сумев покинуть субмарину в самый последний момент. «Хесперус» выслал к ней лодку, однако субмарина затонула раньше, чем к ней подоспела помощь. «Хесперус» подобрал Эльфе и тридцать пять человек команды. «Лафорей» подобрал четырех. Шестерых немецких матросов не нашли. Получив повреждения после столкновения, «Хесперус» вернулся в Гибралтар. Успех эсминца оценили высоко. Однако было сделано напоминание о том, что необходимо предотвращать случаи оставления немцами тонущих кораблей. Для этой цели абордажным командам были даны полномочия принимать «самые решительные меры». То есть стрелять по немецким матросам, покидавшим тонущие лодки.

Шестнадцатого января немецкая подводная лодка VII серии U402, направлявшаяся к Северной Америке под командованием Зигфрида фон Форстнера, обнаружила военный конвой «WS». Форстнер доложил, что встреченный к западу от Бискайского залива конвой состоял из пяти пароходов, которые охранял «один эсминец». На связь вышел находившийся поблизости и охранявший вооруженное торговое судно «Тор»(3) самолет-разведчик «кондор». Летчик сообщил о девятнадцати судах, эскортируемых пятью эсминцами. Сблизившись с конвоем, фон Форстнер атаковал 12 000-тонный лайнер «Лэнгибби Касл», на борту которого находилось 1000 военнослужащих. В результате стычки у лайнера вышел из строя руль управления; погибли двадцать шесть человек.

Отдав приказ во что бы то ни стало уничтожить этот конвой, Дениц привлек к операции еще три лодки VII серии, направлявшиеся к берегам Америки, а также привел в состояние боевой готовности две лодки, оставшиеся в районе между Азорскими островами и Гибралтаром. У двух последних субмарин топливо было на исходе, и им пришлось вернуться домой; две из четырех лодок, отвлеченных от похода к берегам Северной Америки, не смогли найти конвой и возобновили плавание на запад. U402, а также направлявшаяся к берегам Канады U581 под командованием двадцатидевятилетнего Вернера Пфайфера, продолжили патрулирование. Пфайфер не смог обнаружить никакого конвоя, но атаковал, по его собственному убеждению, корвет, выпустив три торпеды. Судя по всему, это был не корвет, а английский противолодочный траулер «Роземунда», исчезнувший вместе со всей командой примерно в то же время.

Несмотря на полученные повреждения, лайнер «Лэнгибби Касл» сумел добраться до порта Орта на Азорских островах, где по международному праву он мог встать на ремонт. Когда немецкому командованию стало ясно, что основная часть конвоя вышла из-под удара подводных лодок, Дениц приказал Форстнеру и Пфайферу дождаться в районе порта выхода лайнера в море после ремонта и потопить его.

Пфайфер прибыл в район Орта ночью 31 января. Служивший на его лодке 31-летний инженер-механик Гельмут Крумель являлся сторонником строгой дисциплины, а Пфайфер дал ему чересчур завышенные полномочия. Позднее один офицер британской разведки писал: «Все унтер-офицеры наказывались именно Крумелем, а один раз старший унтер-офицер в присутствии других офицеров угрожал ему физической расправой». Согласно докладу этого британского офицера, команда лодки считала, что командир U581 Вернер Пфайфер, знавший Крумеля еще до войны, «попал под негативное влияние этого человека».

Пфайфер был решительно настроен на выполнение полученного задания. Проявив удивительную храбрость — и грубо нарушив законы о нейтральных государствах, - он проник прямо в акваторию порта Орта. Осторожно всплыв в каких-нибудь ста ярдах от берега, Пфайфер обнаружил лайнер пришвартованным вне досягаемости на другой стороне каменного причала. Если бы причал был деревянным, вспоминал Пфайфер, он бы выпустил торпеды. Расстроившись, он отменил атаку и вернулся в море к U402. Вместе с Форстнером они решили, что будут караулить оба выхода из порта: Пфайфер — южный, Форстнер — северный.

Тем временем Адмиралтейство отправило в Гибралтар приказ оказать помощь «Лэнгибби Касл». Эсминцы «Уэскотт», «Круми» и «Эксмур» в сопровождении океанского буксирного судна вышли в море. «Уэскотт» был первым кораблем ВМС Великобритании, оснащенным новым секретным оружием «хед- жехог» — многоствольным бомбометом, который мог единым залпом выстрелить двадцать четыре 65-фунтовые бомбы (с 13-фунтовыми зарядами). Бомбомет устанавливался на носу корабля и стрелял на небольшое расстояние — 250 ярдов. В самих бомбах использовалось взрывчатое вещество торпекс. Вместо глубинного взрывателя в них устанавливался контактный, срабатывавший только при попадании бомбы в цель или падении на океанское дно. Теоретически у бомбомета «хеджехог» было несколько преимуществ над обычными кормовыми или бортовыми бомбометами и бомбосбрасывателями. Он не требовал нахождения эсминца непосредственно над подводной лодкой, а также исключал возможность повреждения кормы корабля собственной миной. Теперь эсминец мог постоянно держать лодку в поле зрения гидролокатора и избегать ситуаций, когда во время ее обгона или взрыва глубинных бомб цель ускользала. Новый бомбомет имел и свои недостатки. Он был достаточно велик и давал сильную отдачу, так что его можно было устанавливать только на носу крупных кораблей(4). Кроме того, поскольку взрыв бомб подразумевал только прямое попадание, отсутствовала всякая возможность повредить лодку близким разрывом. Поэтому многие командиры кораблей охранения и их команды восприняли новое оружие скептически.

Второго февраля при свете полной луны «Лэнгибби Касл» вышел в море, где три эсминца уже занимали свои позиции. «Уэскотт» и «Круми» расположились у южного выхода из порта, где ждал Пфайфер, а «Эксмур» — у северного, где притаился Форстнер. Увидав эсминцы, Пфайфер погрузился и, не раздумывая, выпустил по одному из них торпеду, однако промахнулся. Мгновение спустя выхлопной клапан левого дизеля субмарины неожиданно вышел из строя, машинный отсек наполнился водой, и лодка тут же ушла на глубину 524 фута. Чтобы предотвратить дальнейшее погружение и восстановить контроль над лодкой, Пфайфер сбросил главный балласт. "Уэскотт" и «Круми», следя за лодкой с помощью гидролокаторов, приблизились для проведения атаки как раз тогда, когда U581 появилась на поверхности и начала поспешно уходить в сторону нейтральных вод португальских Азорских островов.

Решив пойти на таран, «Уэскотт» увеличил скорость — но неправильно вычислил угол атаки и промахнулся. Когда оба судна проходили борт о борт на расстоянии тридцати футов, «Уэскотт» сбросил десять глубинных бомб. Последовали взрывы. Не имея возможности открыть огонь из главных орудий из-за того, что прямо по курсу находился эсминец «Круми», «Уэскотт» совершил маневр с разворотом на 180 градусов и вышел в нос подводной лодке для очередного тарана. К тому времени Пфайфер уже отдал своим людям приказ покинуть корабль, и большинство из них находилось на палубе в спасательных жилетах. Когда два судна сошлись со скоростью почти 50 миль в час, немецкие матросы попрыгали в воду.

Удар эсминца «Уэскотт» пришелся U581 позади боевой рубки, при этом сам эсминец получил легкие повреждения. Субмарина перевернулась вверх килем и, задрав нос, пошла ко дну. По иронии судьбы, эсминцу так и не удалось применить свой «хеджехог». «Уэскотт» и «Круми» подобрали Пфайфера и сорок человек команды, включая инженера-механика Крумеля. Шестерых членов команды не нашли. Один член команды, второй вахтенный офицер Вернер Ситек, добрался до берега вплавь и позднее был репатриирован в Германию(5). Офицеры британской разведки, расследовавшие злоключения этой команды, доложили, что, не считая офицеров, «только три человека с U581 ранее имели опыт плавания на подводных лодках». Лайнер «Лэнгибби Касл» покинул Орта через северный выход, где ждал фон Форстнер. Эсминец «Эксмур» и присоединившийся к нему «Круми» осуществляли охранение. Фон Форстнер выпустил по ним пять торпед, но ни одна их них не попала в цель. Обнаружив U402, эсминцы отогнали ее глубинными бомбами и огнем орудий. Несмотря на недостаток топлива, фон Форстнер продолжил преследование трех кораблей в ожидании U572 под командованием Хайнца Хирзакера, возвращавшегося в Германию. Однако помощи от него не последовало. К разочарованию немецкого военно-морского командования, лайнер «Лэнгибби Касл» с 1000 военнослужащими на борту, охраняемый тремя эсминцами, а затем и авиацией, в конце концов, достиг Гибралтара.

Таким образом, шесть немецких субмарин, патрулировавших в районе между Азорскими островами и Гибралтаром, в течение января потопили всего один корабль — противолодочный траулер «Роземунда».

В свою очередь англичане потопили две немецкие подводные лодки — U93 и U581. Ввиду неудачных боевых действий, а также недостатка лодок для обороны Норвегии и проведения кампании у берегов Америки, Дениц убедил Морской штаб временно прекратить патрулирования в районе Азорских островов и Гибралтара.

(1) 12 января 1942 года английская подводная лодка «Ан- битен» потопила немецкую субмарину U374 у берегов Сицилии и спасла одного оставшегося в живых члена ее экипажа — впередсмотрящего. 9 января 1942 года английский самолет потопил немецкую подводную лодку U577 в районе Тобрука, при этом вся команда субмарины погибла. 27 января 1942 года немецкая подводная лодка U331 наскочила на миль в районе Тобрука, но благодаря усилиям команды командиру лодки фон Тизенхаузену удалось спасти ее и вернуть на базу.

(2) Агент итальянской разведки, работавший в американском посольстве в Каире, проник в сейф и сфотографировал секретные материалы, собранные военным атташе для информирования Вашингтона о планах, операциях и военной группировке англичан на севере Африки.

(3) То есть вспомогательный крейсер (вышел из Бордо 14 января). (Прим. ред.)

(4) Бомбометами «Хеджехог» должны были оснащаться корветы и пятьдесят английских фрегатов, строившихся в Соединенных Штатах. Американцы вели разработку бомбомета меньшего размера «Маустрап», который должна был устанавливаться на малых кораблях ПЛО. «Маустрап», не имевший отдачи, залпом выстреливал восемь бомб с контактными взрывателями.

(5) Официальный доклад Пфайфера содержал обвинения против англичан. Он утверждал, что его терпящая крушение субмарина была незаконно потоплена в нейтральных португальских водах. Бокетт-Пью, командир эсминца «Уэскотт», награжденный после этой операции орденом «За безупречную службу», отверг обвинения как несостоятельные. Адмиралтейство разделило это мнение.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю