Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

ХЗЧ, или искусство государственного самообмана

Обман, ложь, неправда, заблуждение в конечном итоге выливаются в боль, трагедию. Масштаб трагедии прямо пропорционален количеству и качеству лжи. Можно обмануть весь мир, а можно только самого себя, но результат трагедии обычно одинаков.

Иосиф Виссарионович обманывал, прежде всего, самого себя в вопросе боеспособности Красной Армии и невозможности нападения Гитлера на Советский Союз. Обманывал, несмотря на провальную финскую кампанию, несмотря на разведывательную информацию и логику происходящих событий. И он не единственный в истории, кто принимал желаемое за действительное - почему? Почему, вопреки очевидному пониманию, которое не было прерогативой избранных, принималась и главное - исполнялась воля одного?

Царя играет окружение, он - этот близкий круг - формирует все его самообманы, расплачиваться за которые призван народ. За самообман Сталина народ заплатил неслыханными жертвами, споры о которых идут до настоящего времени и правду о которых мы вряд ли узнаем. Им, близкому кругу, она невыгодна, зачем нужно ещё одно убедительное доказательство ошибок и безнаказанности. Слишком много не просто ошибок, а доказательств неспособности руководить, строить, созидать не во имя догм, классового самосознания, государственной целесообразности, а для человека, простого человека из засиженного мухами тьмутараканcка.

Одной из причин разрушения Державы называют непомерные расходы на оборону, но в начале экономического краха лежал прежде всего человеческий фактор. Принцип создания и принятие вооружения просто выверен временем, начиная с царской армии, он мало чем изменился. Военные с помощью своих военных научных институтов заказывают параметры вооружения или боевой техники. Научные институты принимают заказ, разрабатывают образец и проводят многочисленные испытания совместно с будущим заводом-изготовителем, который изготавливает опытный образец.

Одним из таких заказов был ракетный противолодочный комплекс. Он состоял из ракеты-носителя и боевой части - самонаводящейся торпеды. На этапе предварительных испытаний ракетная и торпедная часть показали хорошие результаты, начался этап совместных испытаний. Стрельба проводилась по специальной подводной лодке-мишени (цели) торпедами без взрывчатого вещества, но с полным циклом поиска цели и прохождением всех положенных команд на подрыв боезапаса. Положительным результатом признавался результат, когда торпеда попадала по корпусу подводной лодки или срабатывал контакт подрыва торпеды на дистанции поражения подводной лодки. Этап совместных испытаний страшно затянулся, причиной отрицательных результатов было ненаведение торпед. Бесконечные комиссии, продленные сроки, сотни дополнительных пусков не могли найти причины ненаведения, даже, казалось бы, в самых благоприятных условиях, когда торпеда захватывала цель, выходила на прямую дистанцию, а потом вдруг отворачивала и бросала цель. И вот эта необъяснимость поведения торпеды и отрицательный результат пуска остряки прозвали: «Х... знает, что». Вначале эта терминология была применима в междусобойчиках на разборах результатов пусков, затем с течением времени перекочевало в отчёты - в виде аббревиатуры ХЗЧ, получив узаконенный статус. Прошло время и результаты уже принятого на вооружение и изготавливаемого серийно заводами комплекса, но не прошедшего государственных испытаний, решила рассмотреть Военно-промышленная комиссия при ЦК КПСС. Были собраны все: генеральный конструктор, КБ, изготовители торпед, ракет, директора заводов изготовителей, министр обороны, главнокомандующий Военно-Морским Флотом, Начальники всех управлений причастных к созданию данного оружия.

Первым докладывал начальник военного научно-исследовательского института, который выдал тактико-технические характеристики на создание комплекса и проводил полное сопровождение испытаний. Представительный адмирал хорошо поставленным командным голосом прочитал пояснительную, ничего не объясняющую по сути записку, потыкал указкой в многочисленные плакаты и доложил, что доклад закончен. Министр обороны, выслушав доклад, встал, подошёл к таблицам пусков и рассматривая ход сотен испытаний, где в качестве результата была аббревиатура ХЗЧ, спросил: "Это что?"

"Наведение торпед на ХЗЧ, товарищ маршал", - бодро, по-уставному ответил адмирал.

"Я знаю, что наведение на ХЗЧ, читать не разучился, но что это такое - ХЗЧ?" - не унимался маршал. "Торпед навыпускали, а по-настоящему даже испытания не закончили. Так ты мне скажешь, что такое ХЗЧ?" В зале повисла гнетущая тишина: те, кто знал, что такое ХЗЧ, понимали и меру ответственности.

Генеральный конструктор, который ещё помнил свои доклады Сталину, разрядил обстановку: "Х... Знает, Что, и это правда, и вся военная наука с твоими военно-морскими, пехотными и бронетанковыми профессорами - Х... Знает Что! С такой вероятностью самонаведения торпеды проще из рогатки стрелять! Дрова загрузили в подводные лодки".

Первым результатом работы комиссии был строжайший приказ из всех отчётов и докладов убрать аббревиатуру ХЗЧ. Доработки и последующие испытания потребовали дополнительных многомиллионных затрат, которые никто не считал, и все прекрасно понимали, что из этой рогатки, как назвал комплекс генеральный, ничего путного не сделаешь. Но делали, заводы дымили, конструкторские бюро работали, военные создавали стратегии применения оружия, которое никуда не годилось, в лучшем случае - уничтожить собственную подводную лодку, что и было успешно проделано с "Курском". А главное - создавалась полнейшая иллюзия могущества и непобедимости. И эта иллюзия была так сильна, что те, кто создавал её и убеждал в ней весь мир, понимая всю абсурдность этого, - сами в неё поверили. И поверили так крепко, что кто бы ни становился во главе этого сказочно-могущественного государства, как клятву твердил: "Красная Армия всех сильней..."


Главное за неделю