Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Искусство служения Полишинелю. Часть III

Москва. Площадь Дзержинского

На столе Председателя Комитета Государственной Безопасности СССР Юрия Андропова лежали два доклада. Красная и синяя папка. Синяя папка - дела, которые находились на контроле лично Председателя и, как правило, отражали текучку, ход выполнения операций, требующих его личного участия. Красная папка была его детищем. До него никто не обращал на происходящее внутри страны столь детального, а, главное, исследовательского анализа перспектив развития общества, партии, государства. Аналитика перспектив - вот главная задача, которая стояла перед группой молодых и талантливых учёных, которых он собрал по крупицам со всей страны. Как старатели просеивали породу, ища крупицы золота, так он отсеивал плевела, выбирая зёрнышки, из которых вырастет будущее. В этой группе были математики и программисты, филологи и лингвисты, десятки специалистов, которые, казалось бы, никакого отношения не имеют к стратегическим исследованиям будущего развития государства, но все вместе они решали одну задачу, исходя из тех данных, которые стекались в его ведомство.

Он всегда оставлял эту красную папку на конец дня, когда никто не смел отрывать его от размышлений над сжатыми выводами его аналитиков. Эта ежемесячная красная опасность, как он мысленно называл папку, всё больше беспокоила его. Уже было совсем недостаточно наблюдать над сбывающимися прогнозами этих молодых мудрецов, пора было начинать действовать и действовать радикально. Каждый день приближает страну к пропасти, но, вчитываясь в эти страшные пророчества, он всё чаще думал о том, что, может быть, уже пройдена точка невозврата и ничего поделать уже нельзя - остаётся только смотреть на эту агонию. Он как никто другой понимал весь ужас того положения страны, когда созданная Сталиным армия чиновников изнутри разрушает идею государства, его экономику, мораль.

Он открыл синюю папку.

Первый доклад касался операции "лодка": под этим грифом было собрано всё связанное с выполнением задания по дезинформации американцев. Ядерные головки - это паспорт, сертификация того, что остальное - шифровальная аппаратура, коды, документация, головки самонаведения и многое, многое другое - подлинное. Именно то, что требует детального исследования, разработки методологии и сотен миллиардов долларов на создание аппаратуры противодействия тому, чего нет.

Он очень любил эти многоходовые операции, приносящие удовлетворение и сознание того, что представление противника о нас складывается как о медведе, который учится плавать. Вот и сегодня, читая доклад, он восхитился той ювелирной точностью, с которой была специально изготовлена оболочка этих двух бомб. Рассчитанная на удар о воду так, чтобы зафонило, засифонило и дозы облучения были таковы, когда лучше не связываться, а быстро утилизировать и забыть.

"Почему же, зная, что лежит на дне, они полезли, даже не проверив уровень радиации? Мы слишком идеализируем нашего противника" - размышлял он. - "А дальнейшие действия - вообще полная глупость. Признаки лучевой болезни у водолаза Боба Дэвидсона были уже на борту "Грейбек". И со всем этим они попёрлись к японцам, в страну, которая помешана на радиационной безопасности, а датчики носят даже в детском саду. Ещё при входе, на рейде японцы обнаружили радиацию и запретили вход в порт. Мало того, что вошли, но ещё начали выгрузку бомб. Йокосука была запружена демонстрантами, блокирующими все входы и выходы из порта. Лодку в буквальном смысле вытолкали из гавани, не дав и суток стоянки. Японцы, сопровождая её, мерили уровень радиации и крутили пальцами у виска: датчики показывали уровень, превышающий допустимый.

После возвращения в Штаты весь экипаж прошёл курс реабилитации от лучевого поражения. Подводную лодку "Грейбек" даже не пытались очистить от столь мощного радиационного заражения и, демонтировав оборудование, поставили под утилизацию.

Командир лодки Честер Мак ушёл с флота и стал баптистским проповедником. Он не смог смириться с тем, что пережил за время последнего похода.

Андропов, прочитав доклад и отложив его в сторону, подумал о том, почему десятки людей, знающие, что произошло с ракетоносцем на самом деле, молчали, делали вид, что ничего не случилось? Почему люди, которые по своему служебному положению должны бить в колокола громкого боя, смотрели на всё сквозь оценку своего благополучия?

Вызвав секретаря, отдал приказание:

"Заместителя начальника разведки Тихоокеанского флота назначить на должность начальника управления центрального главка".

Ему так хотелось разогнать тех, кто благополучно промолчал! Но он понимал, что ещё не настало время радикально ломать страну через колено государственной необходимости.

Он хорошо запомнил вывод из красной папки:

"Существующее общество исчерпало ресурс своего развития".

Сегодня ему ещё предстояло остаться наедине с этой красной опасностью, анализ которой посвящён стране, где будут жить его дети и внуки. Он понимал одну истину: разрушив Комитет, разрушат и само государство. Именно этому аспекту и была посвящена сегодняшняя красная папка: методология принципов разрушения государственной безопасности страны.

На первой странице были сконцентрированы скандальные провалы разведки:

1922 год - первый советский нелегал А. Смирнов сдал финским властям всю разведывательную сеть.

1925 год - В Нестерович (Ярославский) координировал деятельность разведки на Балканах, Австрии. В течение длительного времени работал на английскую разведку.

1927 год - А. Миллер, шифровальщик дипмиссии в Англии - переданы коды диппочты. Англичане опубликовали в открытой прессе всю переписку, после чего были разорваны дипломатические и иные отношения с СССР.

1928 год - А. Биргер (Максимов), Я. Блюмкин, Г. Агабеков - сдана разведывательная сеть на Ближнем Востоке, арестованы более 400 человек.

1930 год - Р. Свитц, И. Порецкий, Людвиг, Рейсс, В. Кривицкий - сдана разведывательная сеть в Германии, Франции, вся информация переданная в Союз, в том числе и секретный план Молотова-Риббентропа.

1938 год - начальник управления НКВД Дальнего Востока Г. Люшков работал на японскую разведку.

1940 год - И. Ахмедов, резидент в Турции - вся разведывательная сеть в Турции.

1941 год - Р. Барт (Бек), агент группы "Красная капелла" - работал на немцев до 1946 года.

1947 год - шифровальщик Главного разведывательного управления И. Гузенко.

1951 год - В. Шелапутин работал на американскую разведку, будучи нелегалом в Австрии.

Он встал и прошёлся по кабинету. Из окна был виден "Железный Феликс", стоящий к нему спиной, круговерть толпящихся у подъезда "Детского мира" людей. Он не хотел дальше читать. Ему и так были известны имена - Попов, Вик, Фёдоров, Пеньковский, Поляков, Чернов, Носенко, Кулак, Лялин.

После выводов о перспективе строя он понимал, что здание начало рушиться с его фундамента - безопасности. Понимал он и то, что в основе предательства разрушения лежали не только идеологические, меркантильные или иные интересы, но и психологические проблемы. Накопившиеся в крови дедов, матерей и отцов, начиная с первых дней советской власти - и именно эти проблемы станут тем камешком, который вызовет сход лавины, беспощадно уничтожающей страну. Он отчётливо понял, что маятник начал отсчёт последних минут империи.


Главное за неделю