Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

ПРЕДЫСТОРИЯ РУССКИХ КРУГОСВЕТНЫХ ПЛАВАНИЙ

Выход русских людей через весь материк Азии на западное побережье Тихого океана в XVII в. ознаменовал собой выдающийся подвиг русского народа в географических открытиях в Сибири и на Дальнем Востоке. Это явилось как бы исходным рубежом для движения русских дальше на восток по Тихому океану к северо-западным берегам Северной Америки. В 1741 г. плавание В. Беринга и А. И. Чирикова открыло часть ее побережья с запада и некоторые Алеутские острова. В настоящее время уже достаточно хорошо показана роль и значение этих экспедиций в истории географических открытий в XVII—XVIII вв. в работах Л. С. Берга, М. С. Боднарского, Д. М. Лебедева, А. В. Ефимова, Н. Н. Зубова, В. И. Грекова(1).

Открытие и присоединение к России Алеутской гряды островов и обширных территорий в Северной Америке, эксплуатация богатых природных ресурсов этих районов являлись предметом особой заботы русского правительства и купечества. Уже с середины XVIII в. на Аляске и на Алеутских островах действовали многочисленные промысловые артели — «складочные компании», которые постоянно вели конкурентную борьбу между собой за районы пушного и морского промысла. К концу XVIII в. наиболее сильной группой промышленников была компания купцов Голикова — Шелихова, или Российско-Американская компания, как она была названа позже (с 1799 г.). Это первое крупное акционерное общество в России, которое объединяло в первой половине XIX в. Начиная с организации экспедиций И. Федорова и М. Гвоздева (1732—1733) и Второй Камчатской (1733 — 1743), русские предприниматели и мореходцы преследовали в своих плаваниях не только экономические цели, но «искали» новые земли, интересовались природой и населением тех стран, которые они открывали, делали их описание, составляли планы и карты. Многочисленные группы «служилых людей», проявляя инициативу или находясь на службе небольших компаний, все дальше и дальше продвигались на восток, нанося на карту новые острова и земли(2).

Карта Алеутских островов, составленная М. Наводчиковым в 1751 г., явилась определенным этапом в исследовании этого архипелага(3). Некоторые предприимчивые русские люди устраивали и специальные научные экспедиции. Так, А. Толстых предпринял ряд плаваний для отыскания так называемой «Земли де Гама», которая изображалась на европейских картах на юго-восток от Камчатки, но не была найдена ни этой экспедицией, ни другими, снаряженными для ее поисков позже. К 1764 г. относится описание Андреяновских островов, составленное по донесениям оставшихся в живых членов команды экспедиции А. Толстых — казаков М. Лазарева и П. Васютинского. Интересно, что географические сведения об островах были весьма достоверны и точны. В 1763 г. промышленник С. Глотов первым побывал на острове Кадьяк. Большой интерес представляла карта Алеутских островов, составленная устюжским купцом В. Шиловым (1767), плававшим в Тихом океане от Камчатки до острова Амля.

Плавания С. Глотова, П. Кроницына, М. Левашева, Г. Прибылова и многих других теперь хорошо известны и достаточно полно освещены в научной литературе. Благодаря им во многом расширились знания о северной части Тихого океана, а также о побережьях и островах Северной Америки и Азии, прилегающих к этой части океана.

В научных и правительственных кругах России к 60-м годам XVIII в. возникла необходимость обследовать более подробно и проверить многочисленные источники об этих новых, интереснейших, с географической точки зрения, открытых районах. Заморские колонии начинали приобретать большое экономическое и политическое значение для государства. Русское правительство отправило тогда совершенно секретно экспедицию П. Креницына — М. Левашова (1764—1769). Экспедиция не выполнила полностью своих задач, однако внесла значительный вклад в изучение Алеутских островов. Картой этих островов, составленной по ее материалам, пользовались позже многие годы, а результатами экспедиции Кроницына — Левашева интересовались иностранные государства.

Последние десятилетия XVIII в. ознаменовались выдающимися событиями в истории русских исследований и освоения открытых земель в Тихом океане, па северо-востоке Азии и в Северной Америке. Эти события сыграли большую роль в развитии экономических связей и освоении дальневосточных окраин России, а также Русской Америки.

В 1785 г. был подписан правительственный указ о снаряжении экспедиции с целью исследования устья Колымы, побережья Чукотки, Аляски и Алеутских островов, а также северной части Тихого океана. Эта экспедиция, руководимая И. Биллингсом и Г. Сарычевым, имела огромное значение для дальнейших исследований указанного района. Материалы экспедиции И. Биллингса — Г. Сарычева, многочисленные карты и планы побережий (заливов, бухт и островов), составленные экспедицией, явились неоценимым источником для географо-картографического познания тех районов и были использованы позднее другими экспедициями русских моряков.

Описание путешествия Г. А. Сарычевым(4) послужило примером для составления подобных трудов о многих русских кругосветных плаваниях. Более того, Сарычев неутомимо продолжал направлять и контролировать научную деятельность кругосветных экспедиций и в 1826 г. создал первый русский атлас северной части Тихого океана(5).

Опираясь на большой практический опыт, Сарычев создал новую методику исследования побережий и малоизученных территорий. Его труд «Правила, принадлежащие к морской геодезии» (1804) явился большим достижением в развитии русской географической мысли и длительное время служил руководством для описания морей, побережий и островов.

Большая роль в организации более планомерного освоения и эксплуатации природных ресурсов территорий и островов в северо-западной Америке принадлежит Г. И. Шелихову. Будучи весьма предприимчивым человеком и понимая выгоды от пушного промысла и торговли «мягкой рухлядью», он увлек своими планами богатых иркутских купцов Голиковых и организовал на Тихом океане первую постоянную, сравнительно мощную купеческую компанию. В 1783—1787 гг. Шелихов снаряжает на трех судах экспедицию в Русскую Америку, которая наряду с промыслом и торговлей вела научные исследования, картографо-геодезические работы по съемке ранее открытых островов и побережья, описала ряд вновь открытых островов. Она положила начало постоянным русским поселениям в Северной Америке(6).

По возвращении Г. И. Шелпхов доложил правительству о результатах своих плаваний и исследований, а также проект организации монопольной частной компании для дальнейшего расширения экономических связей и освоения территории Русской Америки. Шелихов мечтал о широкой торговле и обмене товарами со странами Востока (Японией, Китаем, Индией, Филиппинами и др.). Однако смерть помешала ему осуществить эти планы(7). В последующие годы освоение Русской Америки приняло широкий размах благодаря учрежденной в 1799 г. Российско-Американской компании под покровительством Александра I.

Расширение экономических связей с отдаленными районами России, усиливающийся интерес к ним со стороны правительства и русского купечества вызывал противодействие иностранных государств. Часто иностранные корабли безнаказанно грабили местное население, хищнически истребляли ценные виды пушного зверя.

Отдаленность Дальнего Востока и Русской Америки, от промышленных и более развитых районов России тормозила их развитие. Освоение и использование богатых природных ресурсов края все время наталкивалось на большие транспортные затруднения. Перевозка грузов из Европейской России через огромные пространства Сибири, а затем по Тихому океану часто зависела всецело от капризов природы и требовала неимоверных экономических затрат. Пути сообщения, техника транспортирования в то время находились на низком уровне. Это вынуждало русское правительство и предприимчивых русских людей искать новые пути сообщения с Дальним Востоком и Северной Америкой.

Морской путь на Дальний Восток вокруг Африки или Южной Америки сулил большие выгоды русским купцам. Он был более выгодным и надежным по сравнению с путем через всю Сибирь. Идея о возможности и выгоде кругосветных сообщений с восточными окраинами России зародилась давно. Во время подготовки Второй камчатской экспедиции (1732) президент Адмиралтейств-коллегий адмирал Н. Ф. Головин представил Екатерине II проект одновременной посылки из Петербурга в северную часть Тихого океана военных кораблей и отряда В. Беринга — А. Чирикова. Отстаивая этот проект, Головин указывал, что корабли, если они пройдут вокруг мыса Горн, могут достичь Камчатки в течение одиннадцати месяцев или даже менее. Экспедиция же» В. Беринга — А. Чирикова, направлявшаяся на побережье Тихого океана через Сибирь, могла выйти к побережью не ранее чем через четыре года. По проекту предусматривалось послать два военных фрегата и транспортное судно, которые должны были обеспечить безопасность русских территорий на Востоке, а впоследствии принять участие в организации, снабжении припасами и охране экспедиции В. Беринга — А. Чирикова. Такие систематические (ежегодные) плавания послужили бы, по мнению Головина, не только науке, но и способствовали бы приобретению опыта дальних плаваний. «Сим способом,— писал Головин,— сыщица случай быть непрестанной и преизрядной школе и подастся путь к обучению молодых афицеров и матросов, которые и оные моря знать будут как и состояние тех через разных приключающиеся во время их ходу туда и возвращения назад, тако ж склонение и премену компаса, разные течении моря, перемены ветров и все то, что потребно будет знать доброму морскому офицеру. И такое в один такой путь могут те офицеры и матросы обучиться более, нежели при здешнем (Балтийском.— В. Е.) море в десять лет»(8). Проект Головина не был осуществлен, но, как отмечал Н. Н. Зубов, все дальнейшие проекты плаваний русских судов в Тихий океан были основаны на проекте Головина(9).

Однако политическая и военная обстановка в Западной Европе задерживала отправление кораблей на Дальний Восток. Международный авторитет России утвердился после успешно завершенных войн с Польшей (1772), Турцией (1774), демонстрации «военного нейтралитета» в поддержку САСШ, молодого государства в Северной Америке. Вырос и окреп русский флот. Несмотря на это, Русская Америка и Дальний Восток в силу своей отдаленности еще не могли быть в полной безопасности от иностранцев. После путешествия Дж. Кука в северную часть Тихого океана (1780) на здешние промыслы стали проникать промышленники других стран. Англичане, испанцы и американцы часто безнаказанно хозяйничали на русских землях. Необходимость охраны русских земель стала еще более острой, так как экономическая зависимость могла перерасти в политическую и Россия могла потерять свои земли в Америке, не выдержав конкурентной борьбы с иностранными купцами.

В 80-х годах XVIII в. были предприняты новые попытки отправить морем экспедицию на Камчатку и в северо-западную Америку. Г. И. Шелихов предложил для снабжения русских промышленников посылать корабли «морем, кругом света, начав сие путешествие от города Архангельска или Санкт-Петербурга...»(10)

Эта экспедиция обеспечивала, по его мнению, более выгодную перевозку грузов, особенно тяжелых и в цене дешевых, и могла открыть торговлю России с Китаем по морю.

С целью отыскания удобной гавани в Охотском море для строительства порта в эти же годы на Дальний Восток была послана экспедиция под руководством капитана I ранга И. К. Фомина. Было решено также объявить официально о русских открытиях в северо-западной Америке (чего еще не было сделано) и тем утвердить право на владение этими землями. Для поддержания порядка и выполнения этого решения предполагалось перебросить в Тихий океан несколько военных кораблей из Петербурга, которые, наряду с задачей охраны русских территориальных вод и побережий, могли быть использованы для новых географических исследовании.

В обсуждении возникших проектов о кругосветных плаваниях, их осуществлении и организации научных исследований в экспедициях активное участие принимала Академия наук в Петербурге.

В конце 1786 г. правительственным указом было решено отправить из Балтийского моря на Дальний Восток экспедицию из пяти кораблей «для охранения права нашего на земли, Российскими мореплавателями открытые»(11). Экспедиция должна была также доставить необходимые грузы в восточные порты, провести новые исследования и наладить торговлю с Китаем и Японией. Организация научной работы в экспедиции возлагалась на акад. П. С. Палласа. Он должен был подготовить инструкцию, составить сводку всех описей судовых журналов когда-либо плававших русских судов, вычертить карту района действий экспедиции.

В 1778 г. были проведены все подготовительные работы: приобретены карты, научная литература и атласы, астрономические и физические инструменты, заготовлены необходимые продукты питания и специальная одежда для команды, товары для торговли в Японии и Китае.

Для участия в экспедиции были приглашены ученые-естествоиспытатели (ботаники, астрономы и др.), в том числе Георг Форстер, плававший во второй кругосветной экспедиции Дж. Кука, Несколько офицеров команды прошли специальную подготовку по определению координат под руководством проф. П. Б. Пноходцева. Особый интерес, как подчеркивалось в инструкции, следовало проявлять к изучению природных условий, освоению территорий и пригодности их для заселения.

К осени 1787 г. все суда были готовы к отплытию. Г. И. Му- ловский, которому было поручено начальство над экспедицией, еще в октябре просил позволения выйти в море. Но неожиданно последовал высочайший указ отложить экспедицию. Спустя 12 лет (1799) вопрос о готовившейся экспедиции и о необходимости ее осуществления возник вновь. Русский флот и русские моряки, приобретшие к этому времени еще больший опыт, могли теперь выполнить эту задачу, и в 1803—1806 гг. они это сделали на двух парусных судах «Надежда» и «Нева» под командованием П. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского.

(1) Л. С. Берг . Открытие Камчатки и экспедиция Беринга. 1725—1742. Изд. 3. М.— Л., 1946; он же. История русских географических открытий. Изд. 3. М., 1962; М. С. Боднарский . Очерки по истории русского землеведения, т. I. М., 1947; Д. М. Лебедев . География в России петровского времени. М., 1950; он же. Очерки по истории географии в России XVIII в. (1725—1800). М., 1957; А. В. Ефимов . Из истории великих русских географических открытий в Северном Ледовитом и Тихом океане. XVII — первая Половина XVIII в. М., 1950; Н. Н. Зубов . Отечественные мореплаватели — исследователи морей и океанов. М., 1954; В.И. Греков . Очерки из истории русских географических исследований в 1725—1765 гг. М., 1960.

(2) Д. М. Лебедев . Очерки по истории географии в России XVIII в. (1725—1800). М., 1957.

(3) Л. С. Берг. Из истории открытия Алеутских островов.— Землеведение, 1924, т. XXVI, вып. 1—2.

(4) Путешествие флота капитана Сарычева по северо-восточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану, в продолжении осьми лет, при географической и астрономической морской экспедиции... с 1785 по 1793 гг., ч. I—II. СПб., 1802.

(5) Атлас северной части Восточного океана, составлен в чертежной Гос. Адмиралтейств-департаменте с новейших описей и карт под руководством вице-адмирала и гидрографа Сарычева. СПб., 1826.

(6) П. Тихменев . Историческое обозрение образования Российско-Американской компании. СПб., 1861.

(7) Г. И. Шелихов скончался в 1795 г., в возрасте 48 лет.

(8) Представление Головина (от 1 окт. 1732 г.).—В публ.: В. А. Д и в и п. О первых проектах русских кругосветных плаваний (Труды Института ист. ест. и техн. АН СССР, т. 37, стр. 336).

(9) И. Н. Зубов . Отечественные мореплаватели — исследователи морей и океанов. М., 1954, стр. 144.

(10) Начало наших кругосветных плаваний.— Зап. Гидрогр. деп-та Морского министерства, 1849, ч. VII, стр. 504.

(11) Ал. Соколов . Приготовление кругосветной экспедиции 1787 г. под начальством Муловского.— Зап. Гидрогр. деп-та, 1848, ч. VI, стр. 179.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю