Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

ИССЛЕДОВАНИЯ МОРЕЙ С 60-х ГОДОВ XIX в. ДО 1917 г. Часть 2

Моря Дальнего Востока (Берингово, Охотское и Японское)

Исследовательские работы на дальневосточных морях во второй половине XIX в. находились под влиянием двух важных обстоятельств: с одной стороны — резкого сокращения русского мореплавания в открытых водах северной части Тихого океана в связи с продажей в 1867 г. всей территории Русской Америки Соединенным Штатам, с другой — приобретением Россией отличных, почти не замерзающих гаваней в Японском море, что вызвало острую потребность во всестороннем и в первую очередь гидрографическом изучении этого моря.

В 60-х годах XIX в. исследовательские работы на дальневосточных морях проводились преимущественно офицерами штурманской части Сибирской флотилии во главе с В. М. Бабкиным. Ими был описан берег Приморья от залива Владимира до залива Америка и залив Петра Великого на основе 22 астрономических пунктов. В 1864—1866 гг. гидрографические работы ограничивались производством зимнего промера в северной и южной частях лимана р. Амур и исследованием восточного соединения Амурского и Сахалинского фарватеров. На основании работ экспедиции В. М. Бабкина в 1865 г. была издана первая карта залива Петра Великого с врезками отдельных планов и гаваней.

Неоценимую услугу изучению морей оказали военные топографы. В 1865—1868 гг. много работали по съемке побережья топографы во главе с сотником Белкиным. Им удалось снять более 1500 верст береговой черты мензульной съемкой в масштабе 1 верста в дюйме. 50 планшетов этой съемки охватили все побережье от залива Петра Великого до устья р. Амур (включая побережье Сахалина). В результате были составлены новые карты Татарского пролива и Сахалина, значительно уточнившие карты Н. В. Рудановского.

В 1874 г. на побережье Японского моря работала экспедиция под руководством Л. Л. Большова, которой была исследована полоса берега шириной в три версты от залива Чихачева до заливов Пластун и Джигит, осмотрено несколько рек в глубину материка до 30 верст. А общая протяженность осмотренного и снятого инструментально берега составила около 800 верст. Точная мензульная съемка дала подробные планы отдельных участков берега (47 планшетов), которые, к сожалению, не были увязаны в одно целое.

Начало систематических исследований на морях Дальнего Востока положили работы К. С. Старицкого (1865—1870). В результате длительных рейсов, многочисленных астрономических определений и магнитных съемок Старицкому удалось определить на русском берегу Японского моря ряд основных астрономических пунктов, которые дали возможность значительно исправить существовавшие карты и послужили основой для последовавших гидрографических работ. Старицкому удалось связать геодезически и астрономически пункты на берегах Берингова, Охотского и Японского морей между собой, а также с главнейшими пунктами Японии, причем он ввел русские хронометрические связи в соединение с подобными же работами иностранцев в Японском, Желтом и Восточно-Китайском морях. На пространстве от 15 до 62 с. ш. и от 114 до 160° в. д. им определено 37 астрономических пунктов, из которых 14 на русском берегу Японского моря, 12 — на Сахалине, 5 — в Охотском море и на Камчатке, 3 — на японских островах и в китайских водах(1).

К. С. Старицкий произвел также некоторые гидрографические работы: описал отдельные районы на Сахалине, произвел промер вокруг острова Моннерон и другие. Им было впервые выполнено 16 измерений глубин Охотского моря. Подобные измерения производились и в Японском море и дали возможность сделать Старицкому правильные выводы, что «Японское море есть один из весьма глубоких бассейнов» и что часть Тихого океана около Курильских островов «очень глубока»(2).

Русское Географическое общество присудило К. С. Старицкому за его географические работы на Дальнем Востоке золотую медаль имени Ф. П. Литке.

Работы К. С. Старицкого продолжили Л. П. Елагин и М. Л Онацевич в течение 1870-1877 гг. Елагин определил 20 астрономических пунктов. Под его руководством велись гидрографические и гидрологические наблюдения в Уссурийском и Амурском заливах, в частности наблюдения над температурой воды на глубинах в 50 и 100 саженей. Результаты этих наблюдений были им сообщены акад. Л. И. Шренку, который о них отозвался так: «Кроме той заслуги, что это первые по времени наблюдения этого рода в Японском море, они имеют еще и то преимущество, что ведены строго систематически и с прямою целью исследования подводных морских течений»(3).

Исследования М. Л. Онацевича продолжались в основном также в районе Японского моря, но в 1875 и 1876 гг. он побывал в Охотском, Беринговом и Чукотском морях. Там он занимался астрономическими определениями и много внимания уделял гидрологическим наблюдениям. Фактически он все эти годы был руководителем исследовательских работ на дальневосточных морях.

Результаты и первые выводы своих исследований М. Л. Онацевич опубликовал в 1878 г. в Петербурге под названием «Собрание наблюдений, произведенных во время гидрографической командировки в Восточный океан 1874—1877 гг.». Сюда вошли метеорологические наблюдения, данные об удельном весе морской воды, магнитные наблюдения. Астрономические наблюдения, еще но приведенные в окончательный вид, были опубликованы позже. В этом же труде Онацевича помещена статья «Краткие заметки о течениях Северо-Западного Тихого океана и береговых морей: Охотского, Южно-Японского и Берингова», в которой дана схема течений, весьма близкая к современным представлениям. Статья эта получила высокую оценку акад. Л. И. Шренка и была рекомендована в качестве диссертационной темы М. Л. Онацевича. Исключительно тепло о нем отозвался С. О. Макаров: «Онацевича давно уже нет в живых, но добрая память об этом труженике навсегда останется у благодарных моряков, пользующихся его трудами»(4).

Начиная с 1880 г., на Дальнем Востоке работает специальная гидрографическая экспедиция, называвшаяся поначалу «Отдельной съемкой Восточного океана». За время своего существования (1880—1898) сначала под руководством А. С. Стенина, затем с 1889 г.— А. П. Андреева и, наконец, с 1894 г.— Э. В. Майделя, «Отдельная съемка» сосредоточила основное внимание на заливе Петра Великого, Татарском проливе и Амурском лимане и добилась значительных результатов, главным из которых было полное окончание точной описи залива Петра Великого. «Эта работа первая большая основательная гидрографическая работа в наших водах, исполненная научно, правильно и точно»(5),— так характеризовал ее М. Е. Жданко. Одновременно была составлена первая лоция этого залива.

В январе 1898 г. была организована гидрографическая экспедиция Восточного океана, которая должна была начать систематические работы с лимана Амура и в Охотском море. Начальником ее был назначен М. Е. Жданко, которого сменил Б. В. Давыдов. Работы развивались успешно. В 1902—1909 гг. была издана первая лоция северо-западной части Восточного океана, подготовленная С. Р. де Ливроном. В 1908—1910 гг. главное внимание было уделено Татарскому проливу и лиману Амура, но вместе с тем велись съемочные, описные работы в Беринговом и Охотском морях. Начиная с 1911 г., основные исследовательские и гидрографические работы проводились в Охотском море. В 1915 г. закончились работы по описи Пенжинекой губы, затем — в юго- западной части Охотского моря н в районе Шантарских островов. Работы продолжались вплоть до 1920 г. включительно и охватили все побережье Охотского моря. Работы были приостановлены в 1920 г. в районе бухты Карага на Камчатке. Весной 1919 г. личный состав экспедиции составил и издал генеральные карты всех русских побережий Охотского моря в масштабе 10 миль в дюйме. Л и 1923 г. во Владивостоке был издан капитальный труд Б. В. Давыдова «Лоция побережий РСФСР: Охотского моря и восточного берега полуострова Камчатки с островом Карагинским включительно», обобщавший все данные, полученные экспедицией.

В исследовательских работах на морях Дальнего Востока принимали участие и другие офицеры кораблей Сибирской флотилии и капитаны торговых судов, среди которых необходимо упомянуть «вольного шкипера» Ф. К. Гека, много потрудившегося на пользу географии. Гек описал очень много бухт, заливов, устьев рек в различных местах Берингова п Японского морей(6). Совершенно особое место в изучения морей Тихого океана занимают исследования С. О. Макарова. Если все перечисленные выше экспедиции в основном делали оппсные работы лишь иногда гидрологические, то в исследованиях С. О. Макарова главное место принадлежит физической океанографии.

В 1887 и 1888 гг. корвет «Витязь» под командованием С. О. Макарова совершил кругосветное плавание. В морях Дальнего Востока в заливе Петра Великого были описаны бухты Троица и Гамова, переименованная в «Витязь», в Японском море — остров Дажелет и, кроме того, проведены гидрологические наблюдения в Японском, Охотском и Беринговом морях. Во время этих походов «Витязя» С. О. Макаров «старался возможно более разнообразить пути, в пределах однако же даваемых мне поручений»(7). Многочисленные наблюдения над удельным весом и температурой морской воды позволили С. О. Макарову впервые составить правильное представление о распределении плотности воды по вертикали и о системе плотностных течений в ряде районов дальневосточных вод и в особенности в проливах.

С. О. Макаров определил, что в проливе Лаперуза граница между теплым течением, идущим вдоль берега острова Хоккайдо на восток, и холодным течением, направленным из Охотского моря на запад вдоль берега Сахалина, «идет не вертикально, а под большим наклоном. Легкая, но холодная вода Охотского моря, клином распространяется над более теплою, но тяжелою водою в западной части Японского моря, которая, со своей стороны, низами проходит далеко на северо-восток под верхней водой»(8). В Корейском проливе наблюдения С. О. Макарова подтвердили, то «восточной частью Корейского пролива теплая ветвь Куро- Сиво направляется в Японское море, а по западной стороне в некоторых случаях следует на юг вода, омывающая Корейские берега»(9). С. О. Макаров отмечал, что в Беринговом море «теплая вода большего удельного веса находится ближе к поверхности у Командорских островов, чем у Камчатского берега». Подобные же явления имеют место и в Охотском море, где «внизу находится теплая вода большей солености и в западной части моря она отдалена от поверхности на большую глубину, чем в восточной; другими словами, менее соленая, но холодная вода, направляясь с севера на юг, прижимается к берегу в западной части моря и собою стесняет теплую и более соленую воду на большие глубины»(10). В середине Татарского пролива воды холоднее, чем у берегов. Подтвердились предположения Л. И. Шренка о холодной струе течения из Гпжигинскоц губы; между Аяном и Сахалином также встречена холодная вода. На основе наблюдений С. О. Макаров сделал вывод, что большая часть воды Амура направляется на северо-восток — к мысу Елизаветы.

Продолжая в 1895 — 1896 гг. изучение пролива Лаперуза, С. О. Макаров тщательно изучил распределение удельного веса, течения, глубины, рельеф дна этого пролива. Сравнив уровень Японского моря с уровнем залива Аннва (в северной части пролива Лаперуза), он нашел, что поверхность воды в заливе Анива выше на 17 мм. С. О. Макаров нашел промежуточный слой холодной воды в проливе, определил вертикальный обмен воды в нем, установил, что зимой вода, входящая проливом Лаперуза из Японского моря, распространяется примерно на половину Охотского моря, и заметил другие важные особенности гидрологического режима этого пролива. На примерах проливов Лаперуза, Корейского, Босфора и Гибралтара С. О. Макаров наглядно показал всю важность изучения режима проливов в системе океанографических исследований Мирового океана.

Как подчеркнул советский океанолог Н. Н. Зубов, С. О. Макарова следует считать основателем учения о проливах(11). Подводя итоги научной деятельности на корвете «Витязь» под командованием С. О. Макарова, акад. М. А. Рыкачев писал: «Богатый и надежный материал, доставленный корветом, вместе с наблюдениями всех других русских судов и с данными иностранных ученых экспедиций, был подвергнут обработке, результатом которой явились гидрологические карты северного Тихого океана и морей восточного берега Азии; особенно подробно обследованы н объяснены гидрологические явления в Лаперузовом проливе; обстоятельно изучены и другие проливы. Сделаны любопытные обобщения относительно обмена вод двух морей разных температур и удельных весов, соединенных проливами. Открыты в Балтийском, Охотском и Беринговом морях холодные слои воды между двумя теплыми. Дано много полезных указаний для мореплавателей»(12).

Заканчивая обзор изучения морей Дальнего Востока в рассматриваемый период, необходимо отметить, что к концу периода лучше других морей оказалось исследованным Японское море.

Каспийское и Аральское моря

Конец 50-х и начало 60-х годов XIX в., связаны с исследованиями Каспийского моря специальной гидрографической экспедицией под руководством Н. А. Ивашинцова (1856—1867). Основной задачей экспедиции было всестороннее и полное описание Каспийского моря с целью составления подробной и точной его карты и лоции. Основой съемки послужили 44 астрономических пункта, а съемка береговой черты производилась с пароходов, причем на берегу одновременно велись и магнитные наблюдения. Начальный период деятельности этой крупнейшей на Каспии экспедиции был неудачным: 14 сентября 1857 г., во время крушения парохода «Куба», погибли помощники Ивашинцова офицеры Кошкуль, Симонов и Иванов, а материалы экспедиции утрачены полностью.

Заново пришлось начать всю работу только в 1858 г. Помощниками Ивашинцова были А. Ф. Ульский, К. С. Старицкий. Работы, включая камеральную обработку, были окончены в 1871 г. Основные результаты экспедиции обобщены в двухтомной монографии «Гидрографическое обследование Каспийского моря, произведенное под начальством капитана I ранга Н. А. Ивашинцова». Первый том содержит исторический очерк экспедиции, а также астрономические определения и вышел в свет в 1866 г.; второй том — с материалами магнитных наблюдений — увидел свет в 1870 г. Опись Н. А. Ивашинцова по законченности и точности для того времени считалась образцовой. По работам экспедиции было издано 26 карт, 10 планов и лоция (в период с 1860 по 1872 г.). В 1897 г. эти карты и планы были переизданы(13). В 1877 г. был издан атлас Каспийского моря(14).

Кроме гидрографических работ, было произведено исследование рельефа дна, собраны образцы грунта, коллекции фауны И флоры. Уверенность в надежности карт, составленных экспедицией Н. А. Ивашинцова, привела к тому, что долгое время не велось других гидрографических исследований. Между тем специфические физико-географические условия Каспийского моря привели к значительным изменениям в береговой черте и в рельефе дна. Поэтому в 1909 г. была образована Отдельная съемка Каспийского моря под начальством П. А. Бровцына, которая приступила к работам в особо важных местах: у Красноводска, от Баку до Ленкорани, в районе Астрахани и у Петровска. Работы успешно развивались, но были прерваны войной.

Но не только гидрографов и океанографов привлекло к себе Каспийское море.

В 1894 г. Н. А. Андрусов возглавил экспедицию для изучения залива Кара-Богаз-Гол и его влияния на режим всего моря. Несмотря на неудачу (гибель бота со всем снаряжением), участникам экспедиции удалось изучить течение из Каспийского моря в Кара-Богаз-Гол. Позже А. А. Лебединцев, И. Б. Шпиндлер и Н. А. Андрусов открыли на дне Кара-Богаз-Гола пласты глауберовой соли. Соленость залива оказалась в среднем 164%o., а в некоторых местах доходила до 200%o.

Начиная с 1904 г. и до 1915 гг., с некоторыми перерывами на Каспийском море работает крупнейший гидролог и биолог Н. М. Книпович, вставший во главе специальной экспедиции, которая ставила своей целью исследование биологии и условий обитания каспийских сельдей, а также сельдяного промысла. Одновременно экспедиция собрала богатый материал по гидрологии и гидробиологии моря. Результат всех своих работ Н. М. Книпович изложил в классической монографии «Гидрологические исследования в Каспийском море в 1914—1915 гг.» (вышла уже в 1921 г. в Петрограде). Работы Н. М. Книповича положили начало комплексным научно-промысловым исследованиям морей.

Выдающимся исследователем Аральского моря по праву считается акад. Л. С. Берг. Аральская экспедиция Л. С. Берга в 1899—1902 гг. и исследования его в 1906 г. составили целую эпоху в изучении этого бессточного озера-моря. Л. С. Берг собрал богатейшие геологические, зоологические и ботанические коллекции, образцы грунтов, составил полный метеорологический журнал. Предметом особой заботы Л. С. Берга была охрана рыбных богатств Аральского моря.

Л. С. Берг собрал исчерпывающие гидрологические и биологические данные об Аральском море.

По предложению Л. С. Берга в науке прочно утвердилось название особого типа морского берега — аральский берег. Л. С. Берг застал Аральское море в период повышения его уровня, и это помогло ему решить ряд проблем: о периодическом колебании климата Средней Азии, о водном балансе Аральского моря, о колебаниях уровня и о солености моря. Л. С. Берг сравнил ход уровня колебаний Аральского и Каспийского морей и пришел к выводу, что, как правило, наибольший уровень одного соответствовал наименьшему другого.

Результаты исследований Л. С. Берга обобщены им в классическом труде «Аральское море», вышедшем в свет в Петербурге в 1908 г.(15)

Черное и Азовское моря

Гидрографические работы на этих морях возобновились лишь в начале 70-х годов. До того времени мореплаватели пользовались преимущественно картами Манганари.

В 1871 г. была организована «Гидрографическая экспедиция Черного моря», в 1887 г. преобразованная в «Отдельную съемку Черного моря», а в 1908 г.— в «Отдельную гидрографическую партию».

За тридцать с лишним лет гидрографические подразделения сумели развить триангуляцию по всем берегам Азовского моря и русским берегам Черного моря. Но, поскольку эта триангуляция принадлежала к семи различным системам, А. М. Бухтеев в начале XX в. уравнял и перевычислил всю сеть. Параллельно с триангуляцией регулярно проводились мензульная съемка и промер. На основе всех многолетних работ были изданы 57 карт и планов и лоция Черного моря. Гидрографические работы на Черном море были выполнены настолько тщательно, что этими картами пользовались в течение долгого времени.

Наряду с гидрографическими работами на Черном море проводились весьма интенсивные гидрологические исследования. В 1871 г. в Севастополе была организована первая в стране биологическая станция, на которой работали выдающиеся русские ученые А. О. Ковалевский, Н. Насонов, С, Зернов.

В 1881 — 1882 гг. С. О. Макаров, командуя военным судном «Тамань», провел интересные наблюдения за течениями в проливе Босфор, в результате которых установил наличие глубинных и поверхностных течений и тем самым выяснил закономерности обмена вод Черного и Мраморного морей. Отмечая наличие в Босфоре двухслойного течения — верхнего из Черного моря в Мраморное, а нижнего — в противоположном направлении, С. О. Макаров писал: «Нижнее течение происходит от разности удельных весов Черного и Мраморного морей. Тяжелая вода Мраморного моря производит на нижние слои большое давление, и это побуждает воду стремиться из области большого давления в область малого»(16).

Количество воды, изливающееся из Мраморного моря нижним течением, относится к количеству воды, вносимой в него поверхностным течением, как 1 : 1,847. Разность уровней Черного и Мраморного морей установлена Макаровым в 1 фут 5 дюймов. В 1890—1891 гг. была организована первая океанографическая экспедиция на Черном море под руководством И. Б. Шпиндлера п при участии Ф. Ф. Врангеля. Экспедицией было сделано 60 океанологических станций, из которых 37 глубоководных, произведено 889 измерений температуры воды на разных глубинах, 446 определений удельного веса, 13 сборов образцов грунта дна и донных организмов с помощью драгирования. Кроме того, производились измерения прозрачности воды(17). В 1891 г. экспедиция была повторена. В ней принимали участие И. Б. Шпиндлер, А. А. Остроумов, А. А. Лебединский, Н. Д. Зелинский и другие. Было произведено также большое число океанологических станций (128) и другие измерения. Выяснилось, что центральная часть представляет собой впадину с наибольшей глубиной 2244 м и что, начиная с глубин 200 м, вся вода заражена сероводородом. Были получены также интересные данные о солености и температуре воды. Н. Д. Зелинский доказал биологическое происхождение сероводорода в глубинных водах Черного моря.

В дальнейшем исследования Черного моря производились неоднократно и особенно большой вклад был внесен Ю. М. Шокальским и Н. М. Книповичем уже в советское время.

Подводя некоторые итоги сказанному, следует подчеркнуть, что большому размаху исследовательских работ на русских морях в XIX в. и особенно во второй его половине способствовал переход от парусного флота к паровому, что позволило более точно, в любое время и в любом доступном для плавания районе производить наблюдения и измерения.

Характерной чертой рассматриваемого периода явилось также то, что исследования не ограничивались гидрографическими работами, упор делался на океанологические, а с конца века и в начале XX в.— на комплексные научно-промысловые исследования. Наиболее изученными к концу рассматриваемого периода оказались Балтийское, Черное, Баренцево и Японское моря. Было положено начало систематическому изучению Арктики и в первую очередь Северного Морского пути.

(1) К.С. Старицкий. Гидрографическая командировка в Восточный океан. СПб., 1873, стр. 57.

(2) К. С. Старицкий . Несколько измерений больших глубин Охотского и Японского морей, Тихого и Индийского океанов. Глубины. Водоросли.—Морской сборник, 1873, № 6, стр. 73—113.

(3) Отчет директора Гидрограф, департамента за 1873 год. СПб., 1874 стр. 115.

(4) С. О. Макаров . «Витязь» и Тихий океан. СПб., 1894, стр. 226.

(5) М. Е. Жданко . Исследование побережий Берингова и Охотского морей и нужды их по улучшению сообщений— Ж. Министерства путей сообщения. СПб., 1908, кн. 6, стр. 163—164.

(6) Ф. К. Гек. Заметки по лоции берегов Камчатки.— Зап. по гидрографии, вып. 2, 1888.

(7) С. О. Макаров . О трудах русских моряков по исследованию вод Северного Тихого океана.— Морской сборник, 1892, № 5, часть неоф., стр. 27.

(8) С. О. Макаров . «Витязь» и Тихий океан. СПб., 1894, стр. 163.

(9) Там же, стр. 172.

(10) Там же, стр. 176-177.

(11) Н. Н. 3убов. Основы учения о проливах Мирового океана, ографгиз, 1956.

(12) М. А. Рыкачев. Обзор сочинения С. О. Макарова: «Витязь» и Тихий океан. СПб., 1894, стр. 36—37.

(13) Н. Н. Маркин . Краткий исторический очерк развития гидрографии. Военмориздат, 1940, стр. 92.

(14) Л. С. Берг. История исследования Туркмении. Туркмен, изд-во. АН СССР, 1929, стр. 110.

(15) Л. С. Берг. Аральское море. Опыт физико-географической монографии.— Изв. Туркестанского отдела Имп. Русск. геогр. об-ва, т. V, вып. 9. СПб., 1908.

(16) С. О. Макаров . Об обмене вод Черного и Средиземного морей.— Зап. Имп. Акад. наук, т. LI. СПб., 1885, прилож. № 6, стр. 58.

(17) И. Шпиндлер . Предварительный отчет... о Черноморской экспедиции 1890 г.— Зап. по гидрографии, 1890, вып. 2; П. И. А п д р у с о в. Предварительный отчет об участии в Черноморской экспедиции 1890 г.— Изв. РГО, 1890, вып. 5 и др.

Оглавление
Назад


Главное за неделю