Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

Выйти в океан непросто

Так что с утречка 26-го, ровно в 3 обе КИКовские команды с «Чумикана» и «Чажмы» пинали на пирсе консервные банки в ожидании катера. Мороз, как и положено, перед рассветом, крепчал. Обжигающий ветерок затруднял любую попытку облегчить мочевой пузырь. Ледоколы «Вьюга» и «Ермак» пытались крушить лёд у кораблей, едва угадываемых в темноте на рейде. Но кто-то из капитанов ледоколов сообразил, что есть смысл изначально забросить команды на свои корабли, пока мы совсем не окочурились на стылом берегу. Из тьмы на свет пирсового прожектора хулигански высунулся нос «Ермака». Рьяно взявшись прокладывать фарватер для катера, он упёрся в льдину, его заморозившую.

С первой попытки он чуть было не высунул катер МК-20 вместе с куском льдины на стенку чуть ли не нам под ноги.

- А ведь потопит, зараза! Ослепли, что ли там, на мостике! - вскрикнул кто-то в толпе. Но потопить наше судёнышко-трамвайчик сходу не смог и на том спасибо. Дал задний ход и чуть мористее. Почти получилось. А потом взял такой прыткий полный вперёд, что сгрёб о борт штабного корабля «Сибирь» гору льда. Да с таким грохотом, что ютовый заорал семиэтажным матом в микрофон «Нерпы» прямо на ГКП. Текст разобрать было не сложно, хотя и ни к чему. Катер целёхонький благополучно, хотя с жалобным скрежетом сполз со стенки в воду бухты. Все с облегчением вздохнули: жив, курилка! И прямо через борт ринулись в тёплый трюм. Так-то лучше. Уже на катере огляделись: все ли? Таскайчик Валера, Мишаня Хованов, Хитрющий и неунывающий, (но почему- то всегда трезвый!) Финкель и умничка-«пиджак» - Пулинец. Кстати, статус «пиджака» на флотах положено носить навечно гражданским инженерам, ставшими офицерами флота. Отчасти «пиджаком» стал и я, но мичманом по ряду причин. Пастернак с Зябловым несколько сторонились шумного офицеро-мичманского сброда. Очевидно, выжидали повыше- ния в звании. Дистанцируются на всякий случай, чтобы легче потом перейти на «вы» с подопечными. Им, да в экипаж на ПЛ. Лоску бы поубавилось. Бывает… Хотя у многих тоже не было эйфории на лице: впереди многотрудная работа, да и досрочная кончина новогоднего праздника…А мысли уже на корабле. Сейчас сыграют «большой сбор», а потом традиционно «по местам стоять». Успеть бы переобуться в мягкие прогары, да носки приодеть.

Нет ничего роднее тёплой каюты, когда почти деревянными от мороза ногами забегаешь на корабль! И напрасно на катере орали на борт «Ермака» о помощи для возвращения. Ледоколы уже принялись дружно, хотя не очень успешно обкалывали борта «Чумикана» и «Чажмы». Какая уж тут помощь! До стенки и кабельтова не будет. Так что сопи, братан, глубже и греби винтами молча. Если что, то по булькам отыщут. А этих двух битюгов (это нас, конечно) надо ещё э-эвона, куда выталкивать из метрового льда. Но чего- то не ладилось. Изо всех чих-пыхов ледоколов ничего дельного не свершалось. Вся эта катавасия напоминала попытку двух пони-самцов овладеть слонихой. Лёд визжал и скрежетал о борта.

А то вдруг взлетал фейерверком осколков, сопровождаемый пушечным грохотом. Глыбы скорее норовили протаранить борта, нежели дать кораблю хоть фут (30 см) хода.

На борту «Чумикана» всё шло своим привычным ходом. «Ютовым на ют, баковым на бак, шкафутовым (это нам) - на шкафут». «Яшку» вздёрнули в якорь-клюз, дыхнула система запуска дизелей. Пробный проворот вала и все дела: хоть «к бою», хоть «к походу» готовы. Но с походом пока дела не двигались. Смычка с ледоколами поллюцией увенчаться не грозила. Взирая на это с ГКП, первым не выдержал свистопляски наш командир капитан 1 ранга Макаров. И, если ход винта был еле слышен, то он дал команду, чуть ли не на все 105 (максимум) оборотов. Обколол увязшую «Чажму» и навалился всей громадой корабля на лёд неподатливой бухты Авача. Слаба она перед мощью дизелей и 17- ю тысячами тонн водоизмещения корабля. И льды разверзлись, будто спохватившись. Вскоре выстроилась вся четверка: «Чумикан», «Чажма» и в фарватере «Ермак» с «Вьюгой». Случай явно беспрецедентный: о такой лед можно запросто обрезать лопасти винта. Но, как видно, дело требовало того. Так что кильватерным строем и прошли Три Брата, вышли в океан. Впереди, как обычно, нас ждал ревущий Тихий океан. Ледоколы скромно удалились «фордевинд», что буквально означало: «Попутного вам ветра в спину и ниже!», или просто в штормовую темень.

Вперед
Содержание
Назад


Главное за неделю