Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

B. Тихомиров. «Туман» сражается до конца

В. ТИХОМИРОВ

ИЗ ПРИКАЗА КОМАНДУЮЩЕГО КРАСНОЗНАМЕННЫМ СЕВЕРНЫМ ФЛОТОМ

№ 103 от 28 апреля 1965 г. Для отдания воинских почестей героизму, мужеству и самоотверженности моряков-североморцев на местах их героических боев определить координаты мест боевой славы...

Широта 69° 31' сев.

Долгота 33° 39' вост.

Здесь 10 августа 1941 года сторожевой корабль «Туман» дрался с тремя эсминцами противника. «Туман» погиб, не спуская своего боевого флага.

Широта 76° сев.

Долгота 91° 31 ' вост.

Здесь 25 августа 1942 года ледокол «Александр Сибиряков» дрался с немецким крейсером «Адмирал Шеер». Ледокол погиб, флага не спустив...

Всем кораблям, проходящим объявленные координаты мест боевой славы, приспускать флаги, подавать звуковые сигналы...»


Вечером 5 августа 1941 года, обменявшись позывными с кораблем, несшим дозор, «Туман» заступил на морскую вахту по охране входа в Кольский залив. Началась служба, полная тревог и забот. Корабль совершал свой бесконечный поход между полуостровом Рыбачьим и островом Кильдин.

Вахтенный журнал ежедневно заполнялся все новыми и новыми записями: «Обнаружена подводная лодка противника. Сброшено десять глубинных бомб». «Легли на курс 213 градусов».

«Появились два самолета противника. Высота 1500 метров. Выпущено двенадцать снарядов каждым орудием».

Заканчивались пятые сутки дозора. В пятом часу утра 10 августа помощник командира лейтенант Рыбаков обнаружил на горизонте еле видимые дымки. Они то исчезали, то снова появлялись над изломанной кромкой горизонта.

— Три неизвестных корабля! — коротко доложил он командиру лейтенанту Льву Шестакову, который появился на мостике вместе с комиссаром политруком Петром Стрельником.

Переливчатая трель колоколов громкого боя разнеслась по кораблю.

Леонид Рыбаков записал в вахтенный журнал: «...04 час. 25 мин. Обнаружены три эсминца противника. Дистанция 50—55 кабельтовых, курсовой угол 90 градусов правого борта. Объявлена боевая тревога».

— Разворачиваются...— про себя подумал командир и быстро прикинул в уме: «Три эсминца... На каждом по пять 130-миллиметровых орудий, скорость более 30 узлов... И наш сторожевик с двумя 45-миллиметровыми пушками».

— Самый полный вперед!

Первые вражеские снаряды, зловеще просвистев, упали с небольшим перелетом. В ту же минуту открыли ответный огонь и обе пушки «Тумана».

«Туман» шел артиллерийским зигзагом, делая резкие повороты то вправо, то влево. Вдруг корабль сильно встряхнуло. Ослепительная вспышка пламени на корме заставила людей закрыть глаза. Грохот больно ударил по барабанным перепонкам. Вражеский снаряд разорвался недалеко от кормовой пушки. Осколки дробью застучали по надстройкам. Загорелись сложенные на корме дымовые шашки. Едкий дым пополз по кораблю.

Новый взрыв снаряда снес почти весь мостик. Не стало командира и комиссара... Рулевой Семенов первый заметил сбитый флаг корабля. Мачта, накренившись, стояла на месте. Он подхватил полотнище флага:

— Флаг сбит! Флаг...

Фашисты, увидев гибнущий корабль без флага, прекратили огонь.

— Ишь, гады, чего захотели! — глядя в сторону эсминцев, зло произнес Букин и во весь голос выкрикнул, обращаясь к рулевому:

— Поднять флаг!

Константин Семенов, забыв о кровоточащей ране, начал взбираться на гротмачту. Добравшись до гафеля, он поймал вившийся на ветру конец перебитого фала и привязал к нему флаг.

С чуть потемневшими, опаленными краями, израненный осколками Военно-морской флаг снова, как смелая птица, взмыл над кораблем.

На эсминцах заметили флаг и снова открыли огонь.

Снаряды рвались вблизи горящего корабля. Раскаленные куски металла впивались в палубу, дырявили тонкостенные надстройки.

Одним из осколков снова был перебит фал.

Намертво ухватившись руками за мачту, Семенов изо всех сил прижимал конец пойманного фала к груди и в таком положении держал флаг. Силы покидали моряка.

Букин понял, что Семенову одному не справиться. Моряк истекал кровью. Лейтенант поспешил на помощь матросу. Подойдя к мачте, услышал за спиной голос:

— Разрешите мне, товарищ лейтенант.

Это был радист Константин Блинов.

— Быстрее! — крикнул Рыбаков.

Прошло какое-то мгновение, и Блинов очутился рядом с Семеновым.

— Костя, что с тобой?.. Ты слышишь меня. Костя?

Но Семенов молчал. Он не слышал, что его зовут. В голове гудела артиллерийская канонада. И в этом шуме он различал лишь слова командира: «Поднять флаг». Напрягая последние силы, он плотно прижимался к мачте, чувствуя, как тугой жгут фала все больше врезается в грудь. «Значит, флаг держится»,— думал он.

Закрепив фал, Блинов помог Семенову спуститься на палубу. И тут до их слуха донеслись знакомые слова:

«Врагу не сдается наш гордый «Варяг», Пощады никто не желает...»

Пели Георгий Бессонов, секретарь комсомольской организации корабля, командир носового орудия и минер Яков Колывайко. Они видели, как Семенов и Блинов только что подняли на мачте сбитый флаг, и встречали героев песней.

Опираясь на плечо Блинова, Семенов медленно передвигался по палубе. Корабль заметно валился вправо. Палуба стала покатой.


"Туман" погиб, не спуская своего боевого флага.

— А ну наддай еще! — хрипло кричал Бессонов, посылая очередной снаряд по фашистским эсминцам. Носовое орудие продолжало вести огонь.

Раненый Яков Колывайко больше не мог подавать снаряды. Он лежал на палубе. Бинт на голове все больше набухал кровью.

Солнце все выше поднималось над синевшими скалами.

«Туман» с большим креном на правый борт погружался в морскую пучину.

— Всем за борт!.. Быстро! — приказывал Рыбаков. Встав лицом к флагу, он приложил руку к козырьку фуражки и тихо произнес:

— Прощай, «Туман»...

Были спущены на воду шлюпки, на которых из 52 человек экипажа спаслись 37 человек.

Это произошло 10 августа 1941 года. Место героической гибели «Тумана» обозначено на морской карте широтой 60 градусов 31 минута северной и долготой 33 градуса 39 минут 2 секунды восточной.

Через двадцать лет 10 августа 1961 года в эту точку пришел сторожевой корабль Северного флота.

Вот несколько записей из вахтенного журнала :

«04.45. Прибыли в точку героического сражения сторожевого корабля

«Туман». Легли в дрейф».

«04.50. Начался митинг, посвященный 20 годовщине героического сражения».

«05.15. Зачитан приказ командующего флотом о присвоении кораблю названия «Сторожевой корабль «Туман».

«05.30. Произвели салют. Израсходовано 20 снарядов».

Новый «Туман» — в дозоре.

Так держать, тумановцы!

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю