Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

И. Колышкин. Атаки «Красногвардейца»

И. Колышкин,
контр-адмирал, Герой Советского Союза


«Адмирал Шеер» потопил мужественно и искусно сопротивлявшийся большевистский ледокол...». писал впоследствии об этом бое немецкий адмирал Руге. Он не добавил, что «Сибиряков» и «Дежнев» сорвали важнейшую, тщательно засекреченную операцию гитлеровцев.

Это было в марте 1927 года. По проекту советского конструктора Б. Малинина на судостроительном заводе в Ленинграде были заложены три подводные лодки под символическим названием: «Декабрист». Это были — «Д-1», «Д-2» и «Д-3». А в 1930— 1931 годах на них был поднят Военно-морской флаг. Корабли вступили в боевой строй. По тому времени это были совершенные подводные лодки. Они могли плавать в океане, в районах, удаленных от баз на 2—3 тысячи миль, где могли действовать до 40 суток, их вооружение составляли 8 торпедных аппаратов (6 в носу и 2 в корме), а также 2 орудия — 100-мм и 45-мм калибра. На подводных лодках Северного флота было установлено по одному 100-мм орудию.

После длительных испытаний и боевой учебы экипажей в 1933 году «Декабристы» перешли по Беломорско-Балтийскому каналу в Баренцево море, где тогда создавался молодой Северный флот. В этом переходе довелось участвовать и мне, я тогда служил командиром торпедной группы на «Д-1».

Собственно, эти три «Декабриста» и стали ядром соединения подводных лодок молодого флота.

Еще не полыхал огненный смерч войны, а экипаж «Д-3» — «Красногвардейца» вошел в историю как один из пионеров подводного плавания в высоких широтах Арктики. Это он со- вершил небывалый по дальности и сложности поход лодки к берегам Ян- Майена, в Гренландское море. Это произошло в феврале 1938 года, когда наши отважные папанинцы дрейфовали на льдине вдоль восточных берегов Гренландии. Возникло опасение, что льдину может вынести на чистую воду.

Четверка смелых завоевателей Северного полюса оказалась в трудном положении.

Командовал тогда «Д-3» еще молодой, но уже опытный, блестящий подводник Виктор Котельников, а штурманом у него был Федор Видяев...

В трудном плавании, в жесточайший шторм экипаж «Д-3» продемонстрировал высокую выучку и мастерство.

Вспоминаю боевые походы на «Д-3». На лодке тогда был командиром капитан 3 ранга Филипп Васильевич Константинов. Это — опытный, вдумчивый моряк, служивший прежде флагштурманом бригады подводных лодок. И я как командир дивизиона подводных лодок выходил обеспечивающим на «Д-3». Было это 22 сентября 1941 года.

Перед этим «Д-3» возвратилась с позиции, не потопив ни одного корабля. Хотя велико было желание подводников бить врага, но все поиски его в отведенном лодке районе оказались безрезультатными. Команда и ее командир переживали неудачу...

Мы отходили от пирса вечером.

Черная тень, падающая от причала, удалялась от нас все дальше и дальше. Прошли створные знаки, которые еще долго светили нам вслед, но вскоре и они растворились во мраке. Море встретило нас штормом. Но утром оно угомонилось, и видимость была отличной.

Мы шли под водой, время от времени поднимая на поверхность перископ. Подошли к берегам противника.

В отсеках — привычная размеренная жизнь, в строгом отлаженном ритме. На пятый день у входа в Тана-фьорд вахтенный командир увидел в перископ небольшой неприятельский транспорт. Боевая тревога. Все идет хорошо. Начинаем маневрирование для выхода на цель. Весь экипаж в напряжении. Наконец следует команда : «Залп!» Две торпеды вышли из аппаратов. Вскоре хорошо был слышен взрыв. Командир поднял перископ: транс.юрта на поверхности уже не было.

Комиссар старший политрук Гусаров обходит отсеки, беседует с людьми. Потом пришел в центральный пост и докладывает, что личный состав настроен по-боевому, готов идти хоть в самое пекло к врагу и топить его корабли. Победа победой, но ни малейшей расслабленности. Проходят еще сутки, и близ неприятельского берега, у Конгс-фьорда, обнаружили крупный танкер. Выходим в атаку. Последовал двухторпедный залп. Одна торпеда угодила точно в цель. На этот раз все находившиеся в центральном посту наблюдали в перископ всю картину потопления судна : как ушла под воду его корма и задрался высоко вверх нос, как потом танкер погрузился в Баренцево море.

30 сентября вахтенный центрального поста, пристально наблюдая за поверхностью моря в перископ, докладывает: «Вижу два транспорта!» Боевая тревога. К перископу становится командир. Быстро и четко доносятся из отсеков доклады о готовности. Атака была скоротечной. Через десять минут звучит «Пли!». И еще одно фашистское судно было пущено нами на дно.

Но вот снова объявлена боевая тревога. Обнаружили транспорт. Командир маневрирует и проводит четкую атаку. Очередной, четвертый вражеский транспорт пущен на дно. А вскоре «Д-3», получив приказ возвращаться в базу, взяла курс на Полярное, родную Екатерининскую гавань.

После этого похода мне довелось еще участвовать в боевых плаваниях на «Д-3» в качестве обеспечивающего нового командира этой лодки капитана 3 ранга М. А. Бибеева. В походах одержали ряд побед. Уже в то время «Д-3» по числу одержанных побед заняла первое место среди североморских лодок. 17 января 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР «Д-3» была награждена орденом Красного Знамени, а в апреле она стала гвардейской.

В майском походе «Красногвардеец» потопил одно и повредил два фашистских корабля. На боевом счету славного экипажа лодки было уже 9 потопленных и 2 поврежденных вражеских корабля.

Летом 1942 года «Д-3» не вернулась из боевого похода. Она не слала радиограмм, не отвечала на вызов. Она навсегда осталась в полярном море.

Гибель ее осталась тайной для нас. Одно можно сказать твердо: героический экипаж встретил смерть в мужественной борьбе, как подобает героям-подводникам. Отважный экипаж погиб, но память о преданных сынах Родины пережила десятилетия. Ее хранит вечная признательность народа своим верным защитникам. Подвиг подводников вошел яркой страницей в героическую летопись Северного флота. Гвардейский флаг и славное имя корабля «Красногвардеец» ныне с честью косит могучий атомный подводный ракетоносец.


Имя замечательного подводного аса, воспитателя многих прославленных подводников И. А. Колышкина навсегда в сердцах советских моряков.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю