Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

A. Елкин. Подвиг «Дежнева»

Анатолий ЕЛКИН

У меня хранится несколько реликвий. На стене — дар капитана : приборы с «Дежнева». Рядом — книга со штампом корабельной библиотеки: «Руководство по метеорологии для судоводителей», изданная «Водным транспортом» в 1938 году. На титуле надпись: «Книга из библиотеки л/п «Дежнев». Находилась на борту судна во время боя с немецким линкором «Адмирал Шеер». Под приборами — листок из блокнота с торопливо набросанными строками: «Пеленгатор и прибор для определения курсовых углов принадлежат л/п «Дежнев» (находились на борту судна во время его боя с немецким линкором «Адмирал Шеер»). Переданы капитаном л/п «Дежнев» Маковым В. Н. «Рядом — кусок ангара дирижабля Нобиле «Италия» и китовый позвонок со Шпицбергена. Их привез мой друг Д. Виницкий, главный художник фильма «Красная палатка».

Реликвии — символические вехи пути этого удивительно героического корабля...


Айсберги... Айсберги... И из-за каждого может показаться перископ гитлеровской подводной лодки.

Когда 22 мая 1937 года под звуки «Интернационала» он сошел со стапелей в Ленинграде, ему присвоили гордое имя — «Дежнев» — имя человека легендарной судьбы и отчаянного мужества.

23 июня 1941 года — дата памятная для дежневцев: корабль стал солдатом. Его призвали в состав Северного флота, назвали сторожевиком, присвоили номер — СКР-19 и включили в состав второго дивизиона сторожевых кораблей охраны водного района Главной базы Северного флота.

И в песенную судьбу его почти сразу ворвались вой пикирующих «юнкерсов», визг осколков, рвавших прокаленную лютой стужей сталь корабля, грохот собственных стволов, бивших в стылое, пепельное полярное небо.

Июль принес первую победу, август — вторую. Два гитлеровских пирата, сраженных метким огнем корабельных пушек, прочертив дымный след над заливом, врезались в сопки. Я помню тебя, «Дежнев», в мертвом, сожженном Мурманске.. . Помню и ярость твоих залпов, и армады бомбардировщиков, закрывших, казалось, само солнце...

Я листаю твой вахтенный журнал, «Дежнев», где каждое слово, как строка фронтового рапорта: «Охраняем конвой...», «Цель — конвойная операция Колгуев — Югорский Шар-Диксон». «Замечен перископ подвод ной лодки». «Артиллерийская бата рея на Канин Нос доставлена». «Задание выполнено. Артиллерийские батареи в Югорский Шар выгружены».

«Груз — артиллерийские орудия. Курс следования — архипелаг Норденшельда». Груз остается прежним, а точки направления меняются: острова Русский и Нансен, Усть-Таймыр, мыс Челюскин.

А охрана конвоев.. . Сколько их было! Шедших в неопределенной полярной ночи и под незакатным полярным солнцем.


Герой мирной Арктики - «Дежнев», — он стал героем военного Заполярья. Вступить в поединок с фашистским линкором это больше чем подвиг для такого корабля...

У каждого корабля, как и у человека, рано или поздно настают свои, как писал Стефан Цвейг, «зведные часы», мгновения наивысшего испытания и высокой ратной славы. «Дежнев» встал на пути «Адмирала Шеера».

Что был для «Шеера» «Дежнев»? Хрупкая льдинка в безбрежном океане, принадлежащем по праву сильному ему, «Шееру». Во всяком случае можно понять улыбки немецких моряков, насмешливо разглядывавших в бинокли свою очередную жертву, которой отчаянно не повезло хотя бы уже потому, что она, эта «жертва», имела несчастье оказаться на пути рейдера. И не такие корабли спускали перед ним флаги!

Правда, гитлеровцы были настороже. Только что встреченный ими старенький ледокольный пароход «А. Сибиряков» не только не выполнил их приказаний, но и дал им самый настоящий бой, сорвав всю секретность похода и оповестив по радио Арктику об их появлении в этих водах.

Нужно было торопиться. О разгроме караванов, за которыми охотился «Шеер», теперь нечего было и думать. Командиру «Шеера» уже виделось, как с арктических аэродромов стартуют краснозвездные торпедоносцы и подводные лодки, изменив курс, идут наперехват его корабля.

Оставался один выход: уходить. Уходить как можно скорее. Пока не поздно. Но уходя крепко «стукнуть дверью». Этой «дверью» должен был стать порт и поселок Диксон. Но здесь приняли последнюю весть «А. Сибирякова». Диксон готовился к бою. В 1 час 25 минут на «Дежневе» сыграли боевую тревогу. В 1 час 38 минут тревожную тишину разорвала резкая, как выстрел, команда :

— Огонь!

Орудия «Дежнева» ударили по линкору. Невиданный в истории морских сражений бой начался.

— Огонь!

Огромные водные столбы встают то слева, то справа, то по носу судна. Осколки терзают борта и надстройки. Перебита антенна.

Гитлеровцы пристреливаются, и вот мощный удар сотрясает судно — прямое попадание. Обливаясь кровью, помощник командира продолжает руководить боем. На мостик поступают доклады:

— Пробит левый борт.

— В трюме вода.

— Убит Александр Карагаев.

— Убит Геннадий Майсюк.

— Убит Василий Давыдов...

Грохочут корабельные пушки. Яростно бьет береговая батарея. И вот уже на юте линкора полыхает пожар, взлетает пламя у фокмачты.

— Огонь! — носовая часть «Шеера» окутывается дымом.

— Ура-а! — гремит над палубой «Дежнева».

Он ставит дымовую завесу, чтобы сорвать прицельный огонь гитлеровцев.

Но «Шеер» уже уходит. Уходит, чтобы снова вернуться и попытаться отомстить. Но меткий огонь артиллеристов снова заставляет его позорно бежать.

Обстоятельства сложились так, что к началу боя командир «Дежнева» капитан-лейтенант А. С. Гидулянов был на берегу. «Когда я прибыл на корабль,— рассказывал он впоследствии,— то увидел такую картину: исковерканное железо, местами вздыбленная палуба, зияющие пробоины в борту, убитые, раненые... Но никакой паники. Тяжело раненный старпом с обычной своей невозмутимостью доложил обстановку... Шла борьба за живучесть корабля».

Борьба эта была явно нелегкой. В. Г. Реданский, детально изучивший историю «Дежнева», сообщает, что, когда сыграли отбой последней боевой тревоги и моряки обошли на шлюпке вокруг корабля, они обнаружили в одном левом борту несколько крупных и около 75 мелких пробоин. «Одна заходила за ватерлинию, и в трюме № 3 плескалась морская вода. 120 пробоин насчитали дежневцы в надстройках и около 200 — в дымовой трубе и вентиляционных трубках».

Вот их имена — имена богатырей, стоявших в ту жестокую диксоновскую ночь насмерть: старший помощник командира Сергей Кротов, комиссар Владимир Малюков, командир артиллерийской боевой части Константин Степин, штурман Андрей Назарьев, сигнальщики Василий Прокофьев и Андрей Лушев, бойцы — Александр Транков, Павел Свиньин, Василий Скребцов — здесь я должен был бы перечислить всю команду...

И снова тревожные арктические мили, проводка конвоев, отражение атак подводных лодок, помощь кораблям, попавшим в беду...

Пришли мирные дни, и долго еще видела Арктика, близкие и дальние моря, корабль, ставший символом мужества и верности флагу.

Когда он уходил в свой последний рейс, на борт корабля пришла телеграмма : «С глубоким волнением мы, ветераны-дежневцы, шлем прощальный привет пароходу-бойцу, уходящему славного боевого пути... Ныне славное имя «Дежнева» носит новый мощный ледокол.

СОВЕТСКИЙ НАРОД ПОДДЕРЖИВАЕТ И ВПРЕДЬ БУДЕТ ПОДДЕРЖИВАТЬ ОБОРОНОСПОСОБНОСТЬ СТРАНЫ. БОЕВУЮ МОЩЬ СВОИХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ НА САМОМ ВЫСОКОМ УРОВНЕ. МОГУЩЕСТВО СОВЕТСКОГО СОЮЗА. БРАТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН — НАДЕЖНЫЙ ЩИТ ПРОТИВ ЛЮБОЙ АГРЕССИ И СО СТОРОНЫ ИМПЕРИАЛИЗМА, ВАЖНЕЙШИЙ ФАКТОР В БОРЬБЕ ЗА ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ НОВОЙ МИРОВОЙ ВОИНЫ И СОХРАНЕНИЕ МИРА.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю