Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

A. Белышев. Как это было


Первому комиссару «Авроры» есть о чем рассказать молодым.


«Аврора» у Николаевского моста.

А. БЕЛЫШЕВ
первый комиссар «Авроры»

Экстренное заседание судового комитета открылось в присутствии всей команды. Я сообщил о приказе Военно-революционного комитета привести корабль в боевую готовность.

— Имею совсем иное распоряжение,— раздался голос командира крейсера.— Главный начальник округа подписал всем частям и командам оставаться в казармах. Всякие самостоятельные выступления запрещены. Исполнение войсками каких-либо приказов, исходящих от различных организаций, воспрещается.

— Товарищи! — перекрывая шум, закричал я. — Только что мною получено предписание Центробалта: всецело подчиняться распоряжениям Военно-революционного комитета Петроградского Совета.

— Покажите мне это предписание,— потребовал командир.

Я передал ему предписание. Увидев, что оно обращено к комиссару «Авроры», командир крикнул:

— Что за комиссар? На борту военного корабля посторонним лицам быть не положено!

— Я комиссар. Вот мой мандат.

Предупреждаю вас, гражданин командир,— заявил я,— что приказ , отданный вами без моего согласия, недействителен. Корабль привести в боевую готовность!

Буксирные катера доставили из Кронштадта баржу со снарядами. Они были быстро перегружены в корабельные погреба. К полуночи «Аврора» находилась в состоянии боевой готовности. Караулы на борту были удвоены. Возле причала, у заводских ворот, у Калинкина моста расхаживали патрули. Из Смольного пришло предписание: восстановить движение по Николаевскому мосту, разведенному юнкерами. Я показал предписание членам судового комитета. Сказано ясно: «Восстановить всеми имеющимися в вашем распоряжении средствами».

Решили подвести крейсер к мосту. Я дал указание поднять пары, прогреть машины, а сам вошел в каюту командира крейсера, заявив, что «Аврора» должна подойти к Николаевскому мосту. Он угрюмо ответил, что расчистка Невы в пределах города не производилась с самого начала войны и «Аврора» может сесть на мель.

Тогда я отправился в кают-компанию и объявил офицерам, что крейсер надо вывести в Неву. Никто из них не пожелал, однако, вывести «Аврору».

Я пошел к выходу, повернулся к офицерам, резко сказал им:

— Предлагаю не выходить на палубу.

Вызвал надежных часовых, поставил их у кают-компании, приказал задраить броневыми крышками иллюминаторы.

Как, однако, выполнить решение Военно-революционного комитета? Старшина рулевых Сергей Захаров вызвался проверить фарватер ручным лотом. Он затянул на бушлате пояс с кобурой, повесил на грудь аккумуляторный фонарик, заклеенный черной бумагой с крошечным отверстием, спустился в шлюпку, отплыл с гребцами в ночную темь. Через полтора часа Захаров вернулся, поднялся на борт и вручил мне, очень довольный, лист бумаги, на котором был нанесен фарватер.

— Пройдет крейсер.

Со схемой глубин невского фарватера я опять зашел к командиру корабля. Он и на этот раз отказался вести «Аврору».

Тогда я распорядился арестовать всех офицеров, а сам с Липатовым и Захаровым поднялся на командный мостик.

Зазвенел машинный телеграф: «Малый вперед!» Буксиры начали отводить «Аврору» от заводской стенки. В непроглядной тьме крейсер выходил в Неву. Меня окликнул часовой:

— Командир желает говорить с комиссаром.

— Ведите его сюда.

На мостик поднялся командир, подавленный и сумрачный.

— Я не могу допустить,— сказал он, не глядя на меня,— чтобы «Аврора» села на мель. Я доведу корабль до моста.

— Ладно... Ведите...

Усиливался дождь, налетали первые порывы ветра, беззвучно шарили впереди прожекторы. Крейсер медленно двигался вперед. В три часа тридцать минут он подошел к Николаевскому мосту, бросил якорь, осветил прожектором мост. Да, один пролет его разведен. Юнкера, охранявшие мост, скрылись. Судовые электрики в шлюпке добрались к берегу и привели в действие механизмы моста. Пролеты сомкнулись, на мост хлынули с Васильевского острова красногвардейские и солдатские отряды.

Наступило осеннее утро. В Неву вошли боевые корабли Кронштадта, пришвартовались к Английской набережной, высадили вооруженных моряков. Через несколько часов радиостанция «Авроры» передала историческое воззвание к гражданам России: «Временное правительство низложено...» А со стороны Зимнего дворца, осажденного вооруженным народом, доносилась пулеметная и ружейная стрельба.

К «Авроре» подошла шлюпка. Связной Военно-революционного комитета передал распоряжение. В девять часов вечера Временное правительство должно сдаться. В случае его отказа над Петропавловской крепостью появится красный огонь. Это будет сигнал : «Авроре» дать условный выстрел, возвещающий начало штурма Зимнего дворца.

Я отправился на бак, там у шестидюймового орудия стояли вахтенные комендоры. Напряжение все усиливалось. С берега доносилась стрельба. А Петропавловская крепость не давала о себе знать. Уже тридцать пять минут десятого, а красного огня все нет.

Во мгле за мостом показался огонь. Был 21 час 40 минут. Я отдал команду:

— Носовое, огонь! Пли!

Мелькнула вспышка выстрела. Наши пошли на штурм. Я отдал приказ зарядить орудие боевым снарядом: мало ли что...

— Прожекторы, живо!

К мосту бежал связной, махавший бескозыркой:

— На «Авроре»! Больше не стрелять. Наши в Зимнем.

— Ура, товарищи! Да здравствует Советская власть!..

В корабельном журнале в эту ночь было записано: «25 октября в девять часов сорок минут вечера крейсер «Аврора» согласно приказу Военно-революционного комитета произвел условный выстрел по Зимнему дворцу для того, чтобы заставить Временное правительство сдать власть Советам».

ВЫСТРЕЛ «АВРОРЫ» — ТОТ ИСТОРИЧЕСКИЙ РУБЕЖ, С КОТОРОГО ЛЕТОИСЧИСЛЯЕТСЯ НОВАЯ ЭРА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА.


Историческая шестидюймовка «Авроры»

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю