Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

К. Бадигин. «Штормовать далеко в море посылает нас страна»

К. БАДИГИН,
Герой Советского Союза


Константин Бадигин. капитан «Георгия Седова».

Он начался, этот дрейф, в октябре 1937 года, когда льды моря Лаптевых пленили три ледокольных парохода, в том числе и «Седова», и увлекли их далеко на север, в высокие широты. Спустя год два парохода удалось освободить, но «Седов», повредивший руль, не мог следовать за «Ермаком». Теперь он дрейфовал в одиночестве. Шли дни. Льды несли судно через Центральную Арктику.

812 дней продолжался этот дрейф. 15 моряков не только спасли свои корабль, они превратили его в крупную научно-исследовательскую лабораторию.

«Седов» не предназначен был для такой трудной и почетной роли. Построенный в начале века для плавания у берегов Ньюфаундленда и в заливе Св. Лаврентия, он имел прямо- стенный корпус, как обычный пароход. Вспомним, что знаменитый «Фрам» имел яйцеобразную форму обводов и благодаря этому при ледовых сдвигах выжимался льдами кверху.

А корпус «Седова» принимал на себя всю силу ледовых ударов. Самым опасным для нас были острые углы ледяных полей. Если такой угол нажмет на судно — корпус не выдержит. Очень важно было срезать эти острые углы. Их уничтожали взрывами. От взрыва выступы превращались в мелкий лед и, когда льдина двигалась к судну, битый лед предохранял корпус «Седова» от соприкосновения с кромкой тяжелого льда, служил своеобразной ледяной подушкой.

Однако порой нам приходилось быть только свидетелями событий, которые развивались стремительно и с такой силой, что борьба выходила за рамки человеческих возможностей. Лед начинал свои атаки прямо на судно. Напирая на корпус, он ломался, торосясь в непосредственной близости. Ломались сокрушающие друг друга ледяные глыбы. Корабль начинал лихорадочно дрожать. Ледяное поле тряслось под ногами, вибрируя так, словно подо льдом работали мощные турбины...

152 сильных сжатия за время дрейфа перенес наш «Седов». Некоторые из них были настолько опасны, что экипаж готовился покинуть корабль.

Примечательно то, что экипаж рядового судна арктического флота, в составе которого не было специалистов- ученых, выполнил обширный комплекс ценных научных наблюдений.

Севернее 85-й параллели «Седов» пробыл в два раза больше, чем станция «Северный полюс» и в два с половиной раза дольше, чем нансеновский «Фрам». Дрейф "Седова" явился как бы продолжением дрейфа станции «Северный полюс». Следовательно, осуществилось почти трехлетнее непрерывное наблюдение над многими явлениями природы в Центральной Арктике.


Последний путь «Георгия Седова».

И вот седовцы увидели на горизонте луч прожектора ледокола «Иосиф Сталин».

Итак, дрейф закончен. Пройден путь в 6100 километров!

В длинный перечень побед арктической науки вписывается имя нашего корабля.

Долго еще нес он героическую вахту в Арктике, пока время не сказало своего беспощадного слова.

В 1966 году «Георгий Седов» совершил свой последний рейс в Арктику.



Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю