Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Врагу не сдаётся

"Штурманов пять лет учили карандаши точить, зачем, не объяснили"
вывод механика

Прошла неделя, за ней другая. Лодка подо льдом, целей нет, скорость хода, как у пешехода. Однообразие полное и под­водники расслабились. Зараза из центрального стала расползаться по отсекам. Командир допустить этого никак не мог. Он вызвал в центральный командира БЧ-4 с механиком, о чём-то переговорил с ними, затем так же пообщался со старпомом и штурманом.

После очередного сеанса связи на стол командира легла телеграмма с разведсводкой. В телеграмме сообщалось о начале учений сил НАТО в Арктическом районе Атлантики.

Заступила очередная смена, и вахтенный штурман Кирилл с вахтенным офицером получили задание - Завести отдельную папку для телеграмм и других материалов по учениям, а обстановку наносить на отдельную карту.

Разведсводки стали приходить регулярно, и к концу следующих суток обстановка, нанесённая на карту, напоминала не учения, а нечто большее. Несколько авианосцев, надводные корабли, подводная лодка и противолодочная авиация. В количественном отношении состав сил и государств участниц, привлечённых к учениям, значительно превышал то, что всегда было на подобных манёврах. Однако пока все эти силы были сосредоточены на значительном удалении от района патрулирования нашей лодки.

Механик объявил о проверке готовности отсеков к борьбе за живучесть. Через сутки расстояние между лодкой и силами НАТО заметно сократилось, а тут ещё со стороны полюса нарисовалась американская подлодка.

Общее настроение в экипаже изменилось. Старпом второй день проводил тренировки корабельных боевых расчетов. Кирилл, с минером, приняв вахту, доложили командиру обстановку. Тот выслушал и сказал:

- Кто обстановку анализировать за вас будет? Тоже мне! Нестор-летописец в двух лицах, какой-то. Через час доложить предложения.

Минер с Кириллом склонились над картой, полистали справочник и в установленный срок выдали командиру результат своей работы. Через минуту они отправились думать снова. После третьей попытки командир убедился, что подвох не обна­ружен и решил продолжить игру. Он слегка подкорректировал труд вахтенного офицера со штурманом и утвердил маневрирование.

Лодка уходила все дальше и дальше под лёд.

Однако куда бы она ни уклонялась, силы НАТО следовали в направлении лодки, обходя её со всех сторон. Так продолжалось несколько дней. Расстояние сокращалось. Учения по борьбе за живучесть шли полным ходом.

Заслушивая очередной доклад Кирилла с минером, командир снова попытался уточнить скорости хода и некоторые другие детали. Но они были настолько уверены в том, что все неточности связаны с разбросом в разведданных, а скорости не превышают проектные для каждого типа кораблей.

К концу недели расстояние сократилось до минимального. Противник всегда предугадывал перемещение нашей лодки, но это не навеяло никаких мыслей на вахтенных офицеров. Сомнения, конечно, были, но они так ими и остались. Отсутствие какой-либо другой информации сделало свое дело. Как не верить телеграмме с берега.

Из всего экипажа только двое не принимали непосредственного участия в происходящем.

Зам. с начхимом выясняли, кто из них умнее. Они вели бесконечный спор о влиянии марксизма на теорию относительности. Начхим Смердявский считал себя личностью неординарной. Все остальные для него были серыми и тупыми. Он ненавидел всех начальников, в особенности старпома, а зама просто считал придурком. Однако кроме последнего псевдоинтеллектуальные бредни Смердявского никто слушать не хотел. Старпом, удивительно выдержанный для своей должности, старался не отвечать на провокации. Однако не всегда это получалось. Что можно услышать от человека после восьмичасовой вахты на мостике, где мороз и пронизывающий насквозь ветер, когда, спустившись вниз на промерзших насквозь ногах, он видит вальяжно прогуливающегося после душа Смердянского с махровым полотенцем, полирующего ноготь пилочкой, встроенной в корпус от дозиметра.

- Товарищ капитан второго ранга. Вы не подскажете, какое из произведений композитора ... конца начала позапрошлого века исполнялось в Кремлевском Дворце на концерте в честь приезда официальной делегации...?

Начхим всегда носил с собой блокнот для записи цитат из выступлений начальников всех категорий. В' каюте он переодевался в атласный халат и домашние тапочки. На книжной полке на самом видном месте стояли конверты с пластинками классической музыки, бесполезные в условиях каюты, а на стене висел парадный семейный портрет хозяина в смокинге и при бабочке.

Так вот, двое извечных собеседников, перед большой приборкой сидели на ЦДП и играли в домино тремя комплектами костей на шоколадки.

Турнир прервал крайне редко используемый сигнал "БОЕВАЯ ТРЕВОГА!"

- Не понял с чего это так вдруг!

- Да ведь в центральном всю неделю воюют, к чему то готовятся.

- Это, что война, что ли?

Зам с начхимом выскочили из ЦДП. Пока они соображали экипаж, уже занял места по тревоге. Анатолий Николаевич заскочил в каюту и стал судорожно рыться в шкафу. В это время из динамика донесся голос командира:

- Анатолий Николаевич!

- Да, товарищ командир.

- Где Вы по боевой тревоге должны быть?

- Там, где труднее всего.

- И что Вы в каюте делаете?

- Партбилет ищу. Он за подкладку завалился.

- Быстро в центральный!

В это время начхим, зачем-то тоже метнулся в каюту, но по дороге опомнился и, не вписавшись в поворот, чтобы вернуться на ЦДП, налетел головой на грибок вентиляции.

В отличие от "Учебной тревоги" результат действий экипажа по "Боевой тревоге" превзошёл все ожидания. Правда, были ещё две небольшие травмы.

На разборе командир объяснил вахтенным офицерам, в чем они не разобрались и на чем их подловили. Ледовую кромку нанесли, но не учли скорость и отсутствие такого ледокольного флота в НАТО, да и не просматривался он в разведсводках. А что авианосцам делать за восьмидесятым градусом широты, не подумали. Однако в целом действия всех были оценены "хорошо". Исключением стала химическая служба, получившая "неуд".

Смердявский получил первую помощь в амбулатории. Напоследок Николаша в качестве успокоительного дал ему то ли слабительного, то ли мочегонного или все вместе. В это время уже полным ходом шла большая приборка и все гальюны были закрыты. Спесь с начхима вмиг слетела, и он носился по отсекам до тех пор, пока кто-то не сжалился над ним.



Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю