Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

МУДРОСТЬ МОРСКОГО УСТАВА




С незапамятных времен суда наших предков бороздили воды Черного, Мраморно­го, Средиземного, Адриатического, Эгейского и Балтийского морей, Северного Ледови­того океана. Плавания русских по Черному морю в IX веке были столь обычными, что вскоре оно получает название Русского — так Черноморье и именуется на итальянских картах вплоть до начала XVI века. Общеизвестна славянская Венеция — Дубровник, ос­нованный нашими предками-славянами на берегу Адриатического моря, известны и по­селения, созданные ими на берегах Англии(1). Имеются точные данные о походах славян на остров Крит и в Малую Азию, о многих других плаваниях.

В этих длительных дальних плаваниях складывались морские обычаи, постепенно формировавшиеся в морские установления и законоположения.

Первое собрание узаконений, определившее порядок службы на русских кораблях, появилось при царе Алексее Михайловиче, когда капитан корабля «Орел» голландец Д. Бутлер представил в Посольский приказ «Корабельного строя письмо», то есть правила корабельной службы, известные также как «Артикульные статьи». Документ этот состо­ял из 34 статей, определявших обязанности капитана и формулировавших краткие на­ставления каждому должностному лицу на корабле и в его действиях при различных об­стоятельствах плавания. «Корабельного строя письмо» представляло собой своеобразный экстракт из тогдашнего голландского Морского устава. Большая часть статей этого пись­ма была посвящена мерам по поддержанию корабля в боевой готовности и задачам эки­пажа в бою. Обязанности корабельных чинов — капитана, кормчего (штурмана), боцма­на, пушкаря и других — были определены весьма стройно и ясно. Капитану, по этому документу, подчинялась вся команда. Общие обязанности в бою регламентировались тремя положениями: «Всяк должен стать в своем месте, где кому приказано, и никто же да не отступит от своего места под великим наказанием»; «Никто же не дерзнет от неприятеля, отвращаться, и никто ж не осмелится своих от битвы отговаривать или лю­дей от смелости приводить в робость»; «Буде же обрящет капитан во благо от непри-ятеля отступить, и то бы все порядком и устройством учинено было».

Сдача корабля противнику запреща­лась безусловно — капитан приносил на это особую присягу.

Позже в России появился новый до­кумент — «Пять морских регламентов». Его содержание доподлинно до нашего времени не дошло, как и сведения о дате издания этого, по существу, Морского ус­тава. Известно, что он был написан на ос­нове сборника морского права под назва­нием «Олеронские свитки», или «Олеронские законы» (они были изданы во Франции на острове Олерон в XII веке), но значительно дополнен и переосмыс­лен. В «Регламентах» были изложены и правила торгового мореплавания. Часть «Олеронских законов» была заимствова­на англичанами и в XV веке включена в законодательный морской свод, имевший название «blacк book of Admiralty» («Чер­ная книга Адмиралтейства»). То, что это была действительно «Черная книга», сви­детельствуют хотя бы такие законополо­жения, определяющие меры наказания матросов за различные проступки, впол­не соответствовавшие духу Средневеко­вья: «1. Всякий, кто убьет другого на бор­ту корабля, должен быть привязан на­крепко к убитому и брошен в море. 2. Всякий, кто убьет другого на земле, должен быть привязан к убитому и по­хоронен в земле вместе с убитым. 3. Вся­кий, вынувший нож или другое оружие с целью ударить другого, должен лишить­ся руки. 4. Всякий, законно обвиненный в воровстве, должен быть подвергнут сле­дующему наказанию: голова брита и по­лита кипящей смолой, а затем обсыпа­на перьями для отличия от других. При первой возможности он должен быть вы­сажен на берегу. 5. Застигнутый спящим на вахте должен быть в корзине подве­шен к ноку бушприта с кружкой пива, куском хлеба и острым ножом, дабы сам выбрал, что лучше: висеть там, покуда не погибнет от голода, или отрезать прикрепляющую корзину веревку и упасть в море...»

Надо сказать, что еще долгое время наказания во флоте оставались изуверс­кими.

В Англии в XV веке во времена прав­ления Генриха VII был введен первый за­кон, формулировавший правила ведения военных операций, действовавший как на суше, так и на море. Все его важнейшие положения были написаны на пергамен­те и прикреплялись к грот-мачте на вид­ном месте. Команде предписывалось чи­тать эти правила при всяком удобном слу­чае. Так начал складываться строго исполнявшийся обычай, который впос­ледствии закрепился и на кораблях рус­ского военно-морского флота, — чтение Морского устава команде по воскресень­ям и праздничным дням, а также по окон­чании церковной службы и церемонии поздравления экипажей командиром или адмиралом.

Когда Петр I в 1696 году приступил к созданию регулярного военного флота Рос­сии, появилась инструкция «О порядке морской службы», определявшая порядок службы на галерах(2). Она состояла из 15 статей и заключала в себе общие поста­новления и сигналы о плавании галерного флота, о съемке с якоря и постановке на него, о вступлении в бой с неприятелем и «вспоможении» друг другу. Почти в каж­дой статье за неисполнение предписанных действий налагались различные наказания, начиная с денежного штрафа в один рубль до смертной казни. В 1698 году российс­кий вице-адмирал К. Крюйс по поручению Петра I составил новый документ — «Пра­вила службы на судах», — содержание ко­торого было заимствовано из голландско­го и датского уставов и заключавший в себе 63 артикула общих постановлений об обя­занностях лиц, служащих на корабле, и установление судовых порядков с крайне жестокими наказаниями для их наруши­телей. Устав К. Крюйса неоднократно до­полнялся указами царя и частными распо­ряжениями начальников флота.

Так, в 1707 году устав К. Крюйса был дополнен инструкцией адмирала Ф. Ап­раксина «Офицерам, которые команду­ют на брандерах и бомбардирских кораб­лях, как надлежит им действовать во время неприятельского наступления».

В 1710 году этот устав был перерабо­тан с учетом всех внесенных изменений и издан заново под названием «Инструкции и артикулы военные Российскому фло­ту». В них также заключалось 63 статьи, аналогичные статьям предыдущего устава. Различие было лишь в более полной и оп­ределенной редакции и в усилении нака­заний. Но и эти «Инструкции» не охваты­вали всей деятельности флота. Работа по совершенствованию морских узаконений, подготовка материалов к новому вариан­ту флотского устава продолжались. Про­грамма этой подготовительной работы была составлена собственноручно Пет­ром I. Царь-адмирал принимал деятельное участие при написании самого Морского устава По воспоминаниям его сподвижни­ков, он «работал над ним иногда по 14 ча­сов в сутки». И 13 апреля 1720 года доку­мент был обнародован под названием «Книга устав морской, о всем, что каса­ется доброму управлению в бытности флота на море».

Первый в России Морской устав на­чинался манифестом императора, кото­рым Петр I так определил причины его издания: «...сей воинский устав учинили, дабы всякий знал свою должность и неве­дением никто бы не отговаривался». За­тем следовало «Предисловие к доброхот­ному читателю», за которым шел текст присяги для поступающих на военно-мор­скую службу, а также перечень всех кораб­лей и подразделений флота, табель комп­лектации судов различных классов.

Морской устав Петра I состоял из пяти книг.

Книга первая содержала положения «О генерал-адмирале и всяком аншеф-командующем», о чинах его штаба. В доку­менте были помещены статьи, определя­ющие тактику эскадры. Эти указания но­сили явный отпечаток воззрений голландских адмиралов той эпохи и отли­чались не очень жестким регламентирова­нием правил и норм, которые вытекали из свойств и возможностей флотского ору­жия той поры в различных условиях мор­ского боя. Подобная осторожность была предусмотрена, чтобы не стеснять иници­ативы командующих — это проходит че­рез весь устав характерной чертой.

Книга вторая содержала постановле­ния о старшинстве чинов, о почестях и внешних отличиях кораблей, «о флагах и вымпелах, о фонарях, о салютах и фла­гах торговых...».

Книга третья раскрывала организа­цию боевого корабля и обязанности дол­жностных лиц на нем. Статьи о капитане (командире корабля) определяли его пра­ва и обязанности, а также содержали ука­зания о тактике корабля в бою. Последние имели ту особенность, что почти не каса­лись тактики ведения одиночного боя, пре­дусматривая главным образом действия корабля в линии с другими судами.

Книга четвертая состояла из шести глав: глава I — «О благом поведении на корабле»; глава II — «О слугах офицерс­ких, сколько кому иметь надлежит»; гла­ва III — «О раздаче провианта на кораб­ле»; глава IV — «О награждении»: «...дабы всякий служащий во флоте ведал и был благонадежен, чем за какую службу на­гражден будет». Эта глава определяла на­грады за взятие неприятельских судов, воз­награждение раненных в бою и состарив­шихся на службе; главы V и VI — о разделении добычи при захвате неприя­тельских судов.

Книга пятая — «О штрафах» — со­стояла из XX глав и представляла собой во­енно-морской судебный и дисциплинар­ный уставы. Наказания отличались жестокостью, характерной для нравов того вре­мени. За разные провинности предусмат­ривались такие наказания, как «розстреляние», килевание (протаскивание прови­нившегося под днищем корабля), которое, как правило, заканчивалось для наказуемо­го мучительной смертью, «биение кошка­ми» и так далее. «Ежели кто, стоя, на сво­ей вахте, — говорилось в уставе, — най­дется спящ на пути, едучи против неприятеля, ежели он офицер, лишен будет живота, а рядовой жестоко наказан будет кошками у шпиля.. А ежели оное случится не под неприятелем, то офице­ру служить в рядовых один месяц, а рядо­вой спускай будет трижды с раины(3). Кто придет на вахту пьян, ежели офицер, то за первый раз вычетом на один месяц жа­лованья, за другой на два, за третий ли­шением чина на время, или вовсе по разсмотрению дела; а ежели рядовой, тот будет наказан биением у мачты». И да­лее: «Всякий офицер во время, бою, кото­рый оставит свой корабль, будет казнен смертию яко беглец с бою».

К Морскому уставу были приложены формы ведомостей судовой отчетности, Кни­га сигналов и Правила дозорной службы.

Морской устав Петра I с незначитель­ными изменениями и дополнениями про­существовал до 1797 года и выдержал во­семь изданий. В 1797 году был опублико­ван новый Устав военного флота, сильно отличавшийся от петровского. В разделах тактики он отражал взгляды на ведение боя тогдашних британских адмиралов и был обстоятельно разработан.

С годами, под влиянием усовершен­ствования технических средств военно-морского флота и появления паровых ко­раблей, тот устав также устарел, и в 1850 году был образован комитет для под­готовки нового Морского устава, изданно­го в 1853 году. В отличие от прежних уста­вов в нем не было постановлений, касаю­щихся тактики. Комиссия посчитала, что это не составляет предмета закона. В уста­ве 1853 года практически отсутствовали постановления о ведении боя, а также раз­деление флота на части, правила составле­ния судовых расписаний, классификация артиллерии корабля.

После 1853 года полной переработки устава не производилось. Трижды назна­чались комиссии для пересмотра Морско­го устава, однако деятельность их ограни­чивалась лишь частичным изменением его отдельных статей — общий дух устава ос­тавался неизменным. Таковы были новые редакции Морских уставов 1869—1872, 1885 и 1899 годов.

Печальный опыт русско-японской войны показал несоответствие действовав­шего тогда Российского Морского устава принципам ведения войны на море, и на­кануне Первой мировой войны в русском военно-морском флоте был издан новый Морской устав. Несмотря на выявившую­ся полную непригодность в современных условиях устава 1899 года, Морской устав 1910 года почти полностью повторял его. Изменениям подверглись лишь описания флагов и должностных лиц.

В 1921 году, уже при советской влас­ти, был введен Морской дисциплинарный устав, в большей своей части сохранивший неизменными общие положения Дисцип­линарного устава Красной армии — были внесены лишь некоторые изменения, со­ответствующие условиям службы на ко­раблях РККФ. В его вводной части было сказано: «В Красном Флоте должны быть строгий порядок и сознательная дисцип­лина, поддерживаемые неустанной рабо­той самих моряков военного флота. Строгий порядок во флоте достигается сознанием всей важности поставленных социалистической революцией задач и единством действий, направленных к их укреплению. Среди революционеров не должно быть нерадивых и тунеядцев».

На первых порах это был единствен­ный устав РККФ, и он содержал некото­рые разделы, в какой-то степени отвечающие и задачам отсутствовавшего в то вре­мя Корабельного устава. Скажем, раздел I перечислял общие обязанности чинов фло­та; раздел II назывался «О флагманах и флагманских штабах»; раздел III — «О должностях чинов служащих на кораб­ле»; раздел IV — «О порядке службы на корабле»; раздел V — «Об описных судах и чинах гидрографической эксплуата­ции»; раздел VI — «О почестях, салютах и фалрепных».

И все же этот документ еще не являл­ся полноценным Корабельным уставом для РККФ. Первый советский Корабель­ный устав, утвержденный наркомом по военным и морским делам М.В. Фрунзе, был введен в действие 25 мая 1925 года. В нем нашли отражение идеи о защите стра­ны и повышении боеспособности армии и флота. Устав соответствовал положени­ям первой Конституции РСФСР. До Вели­кой Отечественной войны, в связи с раз­витием оружия и технических средств во­енно-морского флота, он дважды перерабатывался и переиздавался — в 1932 и 1940 годах.

Содержание каждого устава, его дух отражали фактическое состояние военно-морского флота, новые условия вооружен­ной борьбы на море. Именно с этими из­менениями связано появление Корабель­ных уставов в следующих годах: 1951, 1959, 1978 и 2001-м. В их основе лежат опыт Ве­ликой Отечественной войны, появление новых классов кораблей, видов оружия и средств вооруженной борьбы на море, вы­ход кораблей ВМФ в Мировой океан, изме­нения в тактике и оперативном искусстве, организационно-штатной структуре соеди­нений и кораблей и многое другое. Для того чтобы подготовить такой официальный нормативно-правовой документ, необходи­ма была кропотливая, длительная работа. Так, например, для разработки КУ-78 в 1975 году был организован авторский кол­лектив во главе с адмиралом В.В. Михайлиным (в то время — командующим Балтий­ским флотом). В состав авторского коллектива вошли наиболее авторитетные в сво­ей области деятельности адмиралы и офи­церы, каждый — с богатым опытом кора­бельной службы. За основу проекта ими были взяты Корабельный устав 1959 года с внесенными в него изменениями и допол­нениями в 1967 году и Устав внутренней службы 1975 года

Проект устава дорабатывался несколь­ко раз, его рассматривали и изучали во всех флотах, флотилиях, главных управлениях и службах ВМФ, в Военно-морской акаде­мии, высших специальных офицерских классах. Всего поступило 749 предложе­ний и замечаний. Наибольшей переработ­ке подвергались главы: «Основы, корабель­ной организации», «Политическая рабо­та на корабле», «Основные обязанности должностных лиц», «Обеспечение живу­чести корабля», «Пахта». В устав также был включен принципиально новый раз­дел — «Объявление тревог на корабле».

Выверялись и уточнялись буквально каждая строка нового устава, каждое сло­во в нем. Например, такое уставное поло­жение, как «Частое оставление корабля старшим помощником командира кораб­ля несовместимо с должным исполнени­ем им своих ответственных обязаннос­тей», было взято из дополнения к уставу 1951 года. В 1959 году его изъяли, но, как показала жизнь, необоснованно. Поэтому пришлось снова вернуться к хорошо забы­тому старому. Что ж, и таким путем обре­тается мудрость — через тщательное про­сеивание старого опыта в поисках тех кру­пиц, которые могут пригодиться сегодня.

Совершенно по-новому была изложе­на статья о действиях командира при ава­риях, угрожающих кораблю гибелью: «...в мирное время, командир корабля прини­мает меры к посадке корабля на ближай­шую отмель; в военное время, у своего по­бережья. — действует, как в мирное вре­мя, вдали от своего побережья — должен затопить корабль и принять меры к не­возможности его подъема и восстановле­ния противником».

Приказом Главнокомандующего Во­енно-морским флотом Советского Союза № 10 от 10 января 1978 года устав был введен в действие. Требования Корабель­ного устава строго обязательны для лично­го состава экипажей военных кораблей и всех лиц, временно пребывающих на них.

Со времени введения в действие пер­вого советского Корабельного устава до выхода в свет KУ-78 он переиздавался пять раз, то есть в среднем примерно через каж­дые 12 лет. Этот «срок годности» оказался действительным и для KУ-78. В конце 1980-х годов вновь назрела необходимость в принципиальном пересмотре некоторых положений действующего Корабельного устава. В 1986 году появилось 2-е издание KУ-78. Однако быстро меняющаяся обста­новка привела к необходимости включать в КУ-78 большое количество дополнений и изменений. Встал вопрос о кардинальной переработке существующего устава и из­дании нового. Эта работа началась еще в 1989 году, но в связи с развалом СССР ввод в действие нового устава затянулся. Лишь 1 сентября 2001 года приказом ГК ВМФ № 350 был введен в действие новый КУ-2001. Подверглись изменениям мно­гие разделы и отдельные статьи КУ-78, не­которые из них даны совершенно в новой трактовке. Но общая преемственность по отношению к петровскому уставу, безус­ловно, сохранилась.

...Первый Морской устав 1720 года стал как бы фундаментом для повседневной и боевой службы моряков тогдашнего регу­лярного Военно-морского флота России, флота героической эпохи Петра Великого. Прошли века, но ратный дух, пронизыва­ющий каждую строку этого российского флотского закона, выраженные в нем воля к победе, ненависть к врагу и любовь к род­ному кораблю, недопустимость спуска фла­га и сдачи противнику — буквально все, чем был наполнен этот исторический документ, переходило, как эстафета, от одного поко­ления русских моряков к другому. Некото­рые положения первого Морского устава оказались настолько жизненными, что на протяжении всей истории русского и со­ветского Военно-морских флотов они оста­лись почти без изменения. Так, в уставе Петра I в книге второй «О флагах и вымпе­лах...» указано: «Вес воинские корабли рос­сийские, не должны ни перед кем спускать флага». КУ-2001 года полностью повторя­ет это требование: «Корабли Военно-Морс­кого Флота России ни при каких обстоя­тельствах не спускают своего флага пе­ред противником, предпочитая гибель сдаче врагам».

Таким образом, Морской устав не толь­ко регулирует внутреннюю жизнь и поря­док службы на военных кораблях и судах, но по существу своему есть свод кодифи­цированных морских обычаев и традиций.

Жить по уставу — значит следовать ему во всем, вплоть до мелочей. Особенно это важно для молодых офицеров. Есть такая поговорка: «Мудрость людей про­порциональна не их опыту, а их способ­ности к его приобретению». Верно под­мечено! Откуда же еще моряку, особенно молодому, черпать флотскую мудрость, как не из Корабельного устава, который дает исчерпывающий ответ практически на любой вопрос, касающийся службы, помогает правильно вести себя в любой ситуации, организовать всякое порученное дело так, чтобы прийти к успеху. Все в ус­таве уже сотни раз проверено и перепро­верено, в том числе и такая закономер­ность: хочешь добиться строгого, по-насто­ящему уставного порядка — читай устав, что называется, от корки до корки. Здесь уместно вспомнить известные поэтичес­кие строки: «О отрок, службою живущий, читай устав на сон грядущий, и поутру, от сна восстав, читай усиленнее устав».

Главному морскому закону Отечества когда-то подчиняли каждое побуждение свое и Ф.Ф. Ушаков, и Д.Н. Сенявин, и М.П. Лазарев, и П.С. Нахимов, и Г.И. Бута­ков, и С.О. Макаров, и герои Великой Оте­чественной. Руководствуются им и моря­ки сегодняшнего дня.






Подводная лодка С.А. Ромодановского. Проект 1799 года




Подводная лодка К.А. Шильдера. Проект 1834 годя




Подводная лодка И.Ф. Александровского. Проект 1863 года




Подводные лодки С.К. Джевецкого. Проекты 1879, 1881 годов




Первая боевая подводная лодка «Дельфин» русского военно-морского флота. Построена в 1904 году




Подводная лодка «Почтовый» с единой двигательной системой




Краснознаменная подводная лодка К-22




Первая дизельная ракетная подводная лодка проекта АВ 611. Построена в 1958 году



Дизельная подводная лодка проекта 887



Противолодочная атомная подводная лодка проекта 705-К (класс «Альфа») с реактором на жидкометаллическом теплоносителе (ЖМТ)



Ракетный подводный крейсер стратегического назначения (РПКСН) проекта 667 Б



Во льдах Северного полюса. Запуск ракеты с ракетного крейсера проекта 667 БДРМ



Многоцелевая атомная подводная лодка проекта 971 РТМ



Тяжелый атомный подводный ракетный крейсер стратегического назначения проекта 949А. Головная подводная лодка «Курск» вошла в строй в 1986 году



Тяжелый атомный подводный ракетный крейсер стратегического назначения проекта 941




Тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов». Построен в 1990 г.




Противолодочный крейсер «Ленинград»




Эскадренный миноносец «Гремящий»




Большой противолодочный корабль «Василий Чапаев»




Малый ракетный корабль «Циклон»




Торпедный катер проекта 206



Тяжелый авианесущий крейсер «Киев»




Новый многоцелевой сторожевой корабль проекта 11540 (типа «Неустрашимый»)




Флагман Черноморского флота ракетный крейсер «Москва»




Пошел десант!..




Своим ходом с десантного корабля в бой




Морской десант




Сквозь топи и воду..




Морская пехота готова вступить в бой и в мороз, и в знойную погоду




Морские пехотинцы на тренировочном полигоне




Морские пехотинцы в парадном строю



(1) Городничев B.C., Попов Г.П. Краткий очерк развития кораблестроения.

(2) Дмитриев В.И. История Корабельного уста­ва. ВМИОЛУ им. Ф.Э. Дзержинского. 1984. С. 13.

(3) Райна — устаревшее название рея.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю