Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

НА КРАЮ ГИБЕЛИ

Хотя в первом же после ремонта рейсе в Австралию и была одержана чистая победа над «Фермопилами» (Типтафт пришел в Сидней на 72-й день, а его соперник в Мельбурн — на 74-й), можно сказать, что для «Катти Сарк» началась голоса несчастий. Урожай чая в том 1878 г. был очень плохой, все забрали ненавистные пароходы. Во время месячного и совершенно напрасного ожидания груза неожиданно скончался капитан Типтафт...

Экипаж клипера, принятого новым капитаном — Уоллесом, насчитывал 28 опытных, бесстрашных моряков. Для клипера это немного. Однако старый Уиллис был убежден, что сокращение расходов — единственный способ выжить в неравной борьбе с пароходами. Он сократил экипаж до 23 человек, а затем даже до 19 и тут, неожиданно для себя, выяснил, что на новых четырехмачтовых барках, принимающих на борт вдвое, а то и втрое больше груза, чем «Катти Сарк», численность команды тоже не превышает 20 человек... Принимая с той же командой большее количество груза, они могли «неплохо зарабатывать» даже при предлагаемых низки ставках фрахта. Они перевозили не только срочные «избранные грузы» вроде чая, но все подряд, включая пшеницу, лес, рис, нитраты. Это "были суда-работяги, и они постепенно стали делать то, что уже делали пароходы: выживать с морских дорог изящные клипера.

Старый Уиллис делал одну ошибку за другой," упрямо пытаясь искать для «Катти Сарк» груз в Китае, а «Фермопилы», взяв в Австралии груз» шерсти, повез его в Англию вокруг мыса Горн. Так была открыта «шерстяная» линия.

В конце концов, приняв джут и сахар в Маниле, «Катти Сарк» за 111 дней доставила груз в Нью-Йорк. Для последующего перехода в Лондон: клиперу потребовалось 19 дней. По поводу этого трансатлантического рейса было немало споров. При опросе команды появилась даже версия, что переход занял только 10 дней. Что и говорить, моряки никогда не умаляли достоинств своих судов! (В 1952 г. один старик упрямо утверждал, что ему довелось дойти на «Катти Сарк» от Английского канала до Австралии за 54 дня, хотя подобная цифра никогда не объявлялась ни одним капитаном клипера!)

Итак, чайные рейсы клиперов ушли в безвозвратное прошлое, сами они разбрелись по другим линиям (в частности, встали на Транстихоокеанскую линию), начали работать в каботаже. Старая Белая Шляпа упал духом. «Катти Сарк» интересовала его все меньше, все меньше средств отпускал он на ее содержание. Попутно он приказал уменьшить ее парусность и снять запасные рангоутные деревья. Тем самым он облегчил судно и даже несколько улучшил его мореходные качества. Вообще для большинства клиперов такое облегчение было просто необходимо. На них стали снимать самые верхние паруса и стеньги. Практически выигрыш в скорости они давали крайне незначительный. А вот обслуживание их требовало реальных расходов на содержание матросов; добавочные напряжения, возникающие в рангоуте и такелаже при несении верхних парусов в сколько-нибудь свежую погоду, приводили к увеличению расходов и затрат времени на ремонтные работы...

После этого «Катти Сарк» зафрахтовали под перевозку угля для американского военного флота, патрулирующего в китайских водах. Приняв — впервые — груз угля у себя на родине в порту Пенард, клипер снова вышел в дальнее плавание, которое едва не кончилось трагически. Капитан Уоллес был обаятельным человеком и неплохим моряком, но не смог поставить своего нового старпома — нахала Смита (он же Андерсон) на место, не сумел отказаться от присланного на клипер невзрачного и слабовольного молодого второго помощника (ко всему тот был настолько близорук, что с полуюта не мог разглядеть, что творится у фок-мачты), не учел, что с таким сбродом, какой представлял собой наспех набранный экипаж «Катти Сарк», никак нельзя было выходить в море в пятницу. Сейчас подобные обстоятельства никого не волнуют, но в 1880г. и еще годы после этого выход в пятницу считался самой дурной приметой. Нашлись многие знатоки, предсказывающие всевозможные несчастья. Обстановк на борту была нервозной; беспечность капитана грубость старпома и беспомощность другого помощника немало тому способствовали...

Однажды при обычной смене галса — повороте судна старпом приказал отдать фока-галс со шпиля на полубаке. Никто с полубака не ответит приказ не был выполнен.

- Эй вахтенный, трави галс! — закричал Смит.

И снова — ни ответа, ни исполнения, хотя именно в этот момент требовалась особая четкость и согласованность действий. Уместно напомнить, что в те годы отказ выполнить приказ расценивался как начало мятежа, ибо неповиновение при работе с парусами подвергало опасности весь корабль и находившихся на нем людей...

Старпом молнией пролетел на полубак и, выхватив рукоятку шпиля — вымбовку из рук зазевавшегося матроса, ударил его по голове. Матрос был убит. Поднялся переполох. Когда же капитан допустил очередную ошибку, позволив старпому на первой же стоянке убежать с судна, команда отказалась от работы.

Уоллес был вынужден продолжать путь, имея вахту в составе восьми практикантов и младших помощников. Но на этом несчастья не оставили «Катти Сарк». В Яванском море ее захватил штиль. Нервы у капитана были напряжены до предела, он не покидал палубы, бесцельно меряя ее шагами. Штиль казался каким-то сверхъестественным, жутким; он висел над морем, словно дурное предзнаменование. На четвертый день полнейшего штиля в четыре утра капитан Уоллес появился на палубе в странном состоянии; он задумчиво ступил ногой на планширь, внезапно шагнул за борт, да так и не появился больше на поверхности.

Командование переходило теперь ко второму помощнику. Экипаж стал уговаривать его вести корабль с поднявшимся попутным ветром в Иокогаму, но ему, видимо, не доставало ни опыта, ни решимости. Он кое-как довел судно до Аньер-Кидола, поставил его на якорь и стал слать телеграмму за телеграммой в Лондон. Уиллис, однако, приказал выходить в море во что бы то ни стало. Тогда один из практикантов решил взять на себя командование кораблем. Остальные ученики стали исполнять обязанности штурманов. (Стоит, пожалуй, обратить внимание, что эти проплававшие на клипере по полтора — два года юноши до тех пор оставались просто дешевой рабочей силой: их родители еще платили судовладельцу деньги за обучение!)

И снова клипер стали преследовать штили, а однажды его пронесло с приливом так близко от скалистых утесов острова Суорт-дэ-Уэй, что концы реев чиркнули по камню. С приходом в Сингапур матросы поспешили разбежаться, так что «Катти Сарк» осталась и без командиров, и без команды.

Взятого Уиллисом (по совершенно безответственной рекомендации) нового капитана звали Брук. Вероятно за всю долгую жизнь клипера это был наихудший командир. Ханжа и лицемер он оказался еще и нечистым на руку пьяницей, деспотом, допекавшим всех мелочными придирками. Его страшила трагическая судьба клипера, но больше всего на свете, как выяснилось, он боялся любого подхода к берегу! Он был неплохой моряк, но приближение к берегу внушало ему панический ужас...

Несчастный корабль ходил из порта в порт, отыскивая грузы. Из Калькутты принял груз индийского чая на Мельбурн. В Австралии взял уголь на китайские порты. Оттуда отправился на Филиппины за джутом для Нью-Йорка (благодаря «достоинствам» капитана экипаж остался без провизии задолго до того,как достиг берегов Америки). Старый Уиллис, выгнав Брука, попал в затруднительное положение. Корабль был полностью загружен нефтепродуктами и должен был идти на Семаранг (Ява), по стоял, теряя время из-за некомплекта команды. В конце концов Уиллис решил проблему, ограбив другое свое судно: с клипера «Блаккадер», которому случилось в ту пору стоять в Нью-Йорке, перевел на «Катти Сарк» капитана, старпома и большую часть команды.


На палубе «Катти Сарк». У грот-манты. На переднем плане — ручная лебедка, за мачтой — помпы.

Ф. Мур, не имеющий ничего общего с тем Муром, который уже командовал «Катти Сарк» ранее, нашел клипер в плачевном состоянии. Брук нагрел руки не только за счет безрассудной экономии провизии, но и за счет мизерных средств, отпускаемых на содержание корабля. Паруса и такелаж представляли собой удручающее зрелище. Был необходим серьезный ремонт, а Уиллис приказал расходы сократить и не собирался давать деньги на замену парусов. А тем временем уже оказались оплаченными всякого рода портовые сборы и даже лоцманская проводка...

«Нефтепродукты в таре», принятые на клипер, были ничем иным, как керосином в жестяных банках, поставленных по две в ящик. Естественно, плотно уложить эти ящики в трюме, стенки которого не были строго вертикальны, а дно — горизонтальным, не удалось. На качке ящики начали ходить ходуном, сразу запахло керосином. Чем сильнее была качка, тем резче становился удушливый всюду проникающий запах, налицо была явная угроза взрыва. С опаснейшим грузом корабль пересек Атлантику, обогнул мыс Доброй Надежды и, пройдя весь Индийский океан, наконец прибыл в Семаранг. Разумеется, плыл он очень долго. Он мог бы преодолеть это расстояние намного быстрее, если бы не был столь потрепан. В судовом журнале содержатся на этот счет тревожные записи: говорится о том, что ветер разрывал ветхие паруса, лопались снасти, что многих волнений можно было избежать, отнесись экипаж и хозяин должным образом к состоянию корабля.

Затем «Катти Сарк» совершила переход в Индию и приняла здесь экзотический груз восточных товаров, включая пальмовый сахар и буйволиные рога. Теперь корабль благоухал запахом мелассы — черной патоки, которую источал перевозимый сахар. Когда приходилось выкачивать трюмную воду, вонь стояла одуряющая. Однако эта смесь на основе трюмной воды была использована совершенно неожиданным образом.


В кают-компании «Катти Сарк».

Изобретательные практиканты весьма успешно удаляли из нее парафиновый налет и следы керосина, перемешивали патоку с растолченными в жиру сухарями и торжественно несли на камбуз, где совали диковинную стряпню в плиту. Растущий организм требовал калорийной пищи, которой на парусниках не баловали. Гороховый суп, отварная соленая конина (как счастливый выигрыш — кусок соленой свинины), а по воскресным дням консервированное мясо, — так выглядело еженедельное обеденное меню. На завтрак давали жидкую овсяную кашу, сдобренную заведшимися в крупе долгоносиками, а на ужин — нечто, напоминавшее мучную похлебку...

От рейда Какинады «Катти Сарк» добиралась до Темзы около четырех месяцев. Попутно капитан Мур приводил ее в порядок, так что к моменту швартовки в лондонских доках (шел июнь 1883 г.), выглядела «Катти Сарк» довольно прилично. Капитану пришлось затратить немало красноречия, чтобы заставить хозяина приобрести парусину и тросы. Тем не менее и в следующий рейс корабль вышел плохо оснащенным

Уиллис казался упавшим духом. Долгое время он надеялся, что его корабль побьет рекорд скорости в китайской чайной торговле. А теперь понял, что любимый клипер выходит из игры. «Катти Сарк» исполнилось 14 лет — «пожилой» возраст для парусника, но хуже всего было то, что конкурировать с пароходами и большими парусными судами стало невозможно. Старая Белая Шляпа перестал хвастать своим ретивым морским скакуном и потихоньку стал еще больше ужимать расходы.

Вперед
Оглавление
Назад


Главное за неделю