Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Глава 2. Торпедная жизнь на флоте. Повседневная жизнь начальника управления

И что это за жизнь? Одни заботы о торпедах, тренажерах, аппаратах, командирах, базах оружия… И когда это кончится? А никогда. Только вместе с нами! Да если бы только эти заботы…

***

На острове Симушир Курильской гряды кратер древнего вулкана заполнен водой. Прекрасная лагуна. Хорошие глубины. Отличное укрытие от ветров. Идеальное место для базирования соединения кораблей охраны водного района. Охраняемые проливы рядом. Да "в терем тот высокий нет хода никому": глубина входа в лагуну 1 – 1,5 метра, внизу скала на всю ширину прохода да и длиной в отдельных местах до ста метров. Попробуй, войди! Командование флота давно "точило зуб" на эту бухту. Командующий Тихоокеанским флотом адмирал Смирнов Н. И. "поставил задачу" начальникам Морской инженерной службы (МИС) и Управления капитального строительства (УКС). Ясно, какую. Начальники хорошо знали: отбиваться от подобных поручений нужно сразу. Стоит только втравиться в такую работу – и "головная боль" будет обеспечена надолго. Взмолились дружно: "Не смогем!" Такое "по зубам" только строителям гидроэлектростанций!… Это они могут отсыпать земляную перемычку со стороны моря, понизить уровень воды в лагуне и оголить вход в нее, пробурить шпуры(1), взорвать скальную перемычку, убрать взорванную породу, а затем размыть перемычку. Вот когда дойдет дело до стройки на берегу, мы себя покажем" Втайне надеялись, что прохода в бухту не будет и до конца их службы. А напрасно!

Командующий флотом пригласил Бродского. Внимательно рассмотрели карту.

– Мы сможем разрушить эту скальную перемычку линейными зарядами из списанных боевых зарядных отделений торпед и донных мин. Но наших запасов списанной взрывчатки не хватит. Нужно стянуть списанный боезапас с других флотов. Нужно выходить на Главкома. Разрушить-то мы разрушим, а вот убрать полностью разрушенный скальный грунт – а его может быть до 20-ти тысяч кубометров – да и укладывать заряды на грунт в линию, когда глубина фарватера возрастет, понадобится помощь водолазов. А у меня их нет.

– Будут! Головное Управление по работе – Минно-торпедное. Руководитель от Вас.

И по решению Главкома эшелоны со списанной взрывчаткой потянулись во Владивосток. Перегрузка на военные транспорты – и на Курилы. Перегрузка на малые десантные корабли – и в бухту Броутон, на место работ.

"Старшим на рейде" – руководителем работ – Бродский назначил молодого офицера капитан–лейтенанта Рывката Шаймухаметова. Тот подобрал себе группу мичманов, старшин и матросов минных арсеналов. От желающих участвовать в работе не было отбоя. Матросы не любят наведения порядка по принципу: круглое – кати, квадратное – кантуй. А тут взрывы! Это же всегда рыба. Море, дальневосточная природа. Жизнь в палатках! Красота!

Помочь деловым советом пригласили специалиста из "Союзвзрывпрома". Прибыл.

Первую линию зарядов уложили без помощи водолазов: глубина – по грудь. К первому заряду присоединили детонаторы. Подготовили батарею. Торжественный момент! Включили – и "адмиральский эффект", хотя адмиралов и близко не было: пустячный по мощности взрыв, взорвалось всего два заряда из 30–ти с лишним уложенных.

– Бродскому лично разобраться и доложить!

Прибыл. Разобрался. Написал инструкцию, как устанавливать дублирующие детонаторы на заряды. И взрывы пошли. Пока глубина была небольшой, и заряды укладывали и взорванную скальную породу убирали самостоятельно. С увеличением глубины прохода подгребли и водолазы из Аварийно–спасательной службы. Работа пошла. Настало время начальникам МИС и УКС "показать себя".

А Рывкат Шаймухаметов за эту работу был награжден орденом.

***

Большой противолодочный корабль "Строгий" выполнял боевое упражнение в Уссурийском заливе. Его вертолет К-25 упал и утонул. Экипаж погиб. Начальнику Аварийно-спасательной службы ставится задача: поднять вертолет и погибших. Спасатель пришел в район, поискал, не нашел.

– Кто бы нам показал, где он лежит, мы бы подняли, глубины позволяют.

– А кто у нас специалист по поиску и подъему затонувших торпед? Бродский? Пригласить его сюда немедленно!

– В момент катастрофы вертолета "Строгий" находился в точке… широта… долгота… Вертолет упал приблизительно по пеленгу… дистанция приблизительно… вот в этом районе его и надо найти. Вы там торпеды находите и поднимаете, а уж вертолет найти Вам сам Бог велел.

– Из ремонта вышли два тральщика и направляются в Совгавань. Скомандуйте им: следовать в бухту Поспелова к пирсу для приема парного донного трала. Я дам команду базе оружия срочно подготовить трал к выдаче на тральщики.

А трал самодельный. Ни у кого таких тралов нет. Он живьем существует в двух экземплярах: один на Камчатке, второй сейчас будут принимать на тральщики. Естественно, нет описаний и никто им пользоваться не умеет. А о том, что это такое, знают толком всего-то четверо: изобретатели капитан-лейтенант Лебедев, капитан 3-го ранга Ашуров, "большой человек" начальник минного отдела Бородин Юрий Степанович да сам начальник Управления. И прямо из штаба флота Бродский командует, что грузить на один тральщик, что – на второй. Во время перехода в район объясняет командирам тральщиков по радио, как устроен трал, в каком порядке начинать постановку трала. Тральщики прибыли в назначенную точку, построились. И Бродский командует, к какому бриделю какой скобой и какую оттяжку присоединять, куда и чем присоединять буи и буксиры… Поставили трал… Пошли. Медленно тянут по дну трал… Доложили: "За что-то зацепились… Пошел водолаз".

А Москва:

– У вас там глубина в районе – курице по колено, а вы там чешетесь, найти не можете! Доложите обстановку!

– В районе два тральщика работают парным донным тралом. За что-то зацепились. Пошел водолаз.

В этот момент водолаз доложил на спасатель, а со спасателя в штаб флота: "вертолет!"

– Вертолет найден!

Тральщики пошли на остров Русский в бухту Поспелова сдавать трал, а Бродский – в Управление.

***

Командиры лодок не умеют выходить в торпедные атаки? Это в торпедные-то? А кто у нас за торпеды отвечает? Бродский? Установил в торпедных кабинетах соединений тренажеры и успокоился? Второй десяток лет сидит на должности! Может, хватит уже? А ответственные за подготовку командиров – Управление боевой подготовки штаба флота – сидят себе тихонечко, не высовываются, пока гроза не пройдет.

Зачем это и вовсе не о торпедах? А вот зачем. Теоретически Бродский – флагманский минер Тихоокеанского флота и его вахта торпеды, мины и все с ними связанное, а фактически чем только не приходилось заниматься. В том числе и такими проблемами, перед которыми пасовали другие службы флота. Такова торпедная жизнь на Тихоокеанском флоте.

***

Но не все же начальнику Управления сражаться со всякими – и не только с торпедными – невзгодами. Иногда можно позволить себе чуток расслабиться...

Для душевного отдыха начальник мог посмотреть кляссеры с марками. Не на службе, конечно, как Монкевич Леонид Викторович, втравивший его в это хобби, а дома. А однажды неосторожно поинтересовался у Рудольфа Гусева, не собирает ли марки и он. И был слегка озадачен ответом Рудольфа.

– Собираю. Наклейки от бутылок. "Водки", "Вина", "Коньяки".

Во Владивостоке у Рудольфа уже было три альбома с наклейками. Одной только "Московской" водки было…28 мастей! Владивостокского разлива, Уссурийского, Петропавловского, Совгаванского, Магаданского, Хабаровского, Читинского, Иркутского, Омского, Свердловского… А Ларион отметил, что "освоен" только Дальний Восток и города по трассе полета в Ленинград.

– Приступил к освоению центра страны! Вперед, на Запад!

– Ну, а в мировом масштабе?

– Все впереди, а ныне…

И даже разработал Рудольф специальную технологию отклеивания этикеток от бутылок без повреждения. Научный подход! Такому специалисту только в научном институте и работать. Довелось и Лариону поучаствовать в пополнении коллекции: подарил Рудольфу бутылку какого-то японского пойла, которую ему привез знакомый мореход. Обязательное условие приема этикетки в коллекцию: Рудольф должен был лично выпить из этой бутылки не менее 100 граммов. Именно так все и происходило.

***

В порядке периодического осмотра цехов арсенала начальник зашел в цех ремонта электрических торпед. Начальник цеха майор Володя Ершов, огромный детина ростом под 1 м. 90 см, доложился. Короткая беседа с мастерами цеха. Довольный порядком в цехе Бродский похвалил мастеров и спросил Ершова:

– Товарищ майор, у Вас есть минут пять времени для меня? Пройдемте со мной.

Ершова нисколько не насторожило то, что начальник обратился к нему не по фамилии, как обычно, а по воинскому званию. Он пребывал в приподнятом настроении от похвалы начальника и от приглашения пройти с начальником ожидал чего-то важного или даже возвышенного. И дождался. По выходе из цеха невысокий Бродский поднял голову к огромному по сравнению с ним Ершову и сказал:

– Застегните ширинку, товарищ майор!

И дальше пошел один, а Володя остался на месте. И только после "устранения замечания" закрыл рот.

***

Прибывающих высоких московских начальников при осмотре территории арсеналов (в этом они большие специалисты) всегда сопровождает начальник Управления. Самый высокий московский минно-торпедный начальник при осмотре территории арсенала вдруг увидел… рейдовые бочки! Их не успела забрать Гидрографическая служба: по принадлежности. Остановился. Задумчиво посмотрел на них и изрек.

– Отправить их в Совгавань!

– А… зачем?

– А вот это надо подумать.

По окончании осмотра начальник Управления спросил никого:

– Кто такой московский адмирал?

И сам себе и ответил:

– Это поглупевший капитан 1-го ранга. И так далее.

Примечания

1 - "Шпуры" – отверстия в скальном грунте для закладки взрывчатки.



Содержание

Читать далее

Назад


Главное за неделю