На главную страницу


Вскормлённые с копья - Сообщения за март 2012 года


  • Облако тегов

Мазуренко В.Н. Атомная субмарина К-27. Триумф и забвение. Часть 44.

Приложение 2. ОНИ СОЗДАВАЛИ, СТРОИЛИ И ИСПЫТЫВАЛИ АПЛ К-27



Абрамов А.С. – гл. констр. СУЗ из ОКБ-12 МАП, лауреат Ленин. премии.
Акимов Владимир Иоильевич – нач. отд. ОКБ «Гидропресс», лауреат Ленин. премии, участ. ликв. послед. аварии.
Александров Анатолий Петрович – трижды Герой Соцтруда, акад., рук. атомного подводного проекта, член Комиссии установл. причин аварии ПЛА К-27 и ликв. её последствий. Похоронен в Москве.
Васильев Борис Фёдорович – кап. 1-го р. пред. Похоронен в Сибири.
Владимиров Виктор Алексеевич – контр-адм., нач. СРВ. соед. ПЛ, участ. ликв. послед. аварии.
Громов Борис Фёдорович – директор завода.




Гуськова А. – главный радиолог МинЗдрава СССР, участ. ликв. послед. аварии.
Дорофеев Иван Дмитриевич – контр-адм., нач. упр. 1 ЦНИИ МО, лауреат Ленин. премии, зам. пред. Правит. комиссии., участ. 1 авт. пох. Похоронен в Сибири.
Карих Константин Иванович – гл. инж. стенда 27/ВТ ФЭИ, лауреат Ленин. премии (1964), участ. ликв. послед. аварии (196* ).
Лейпунский Александр Ильич – Герой Соцтруда, акад., научный рук. ЖМТ проекта, член Комиссии установления причин аварии ПЛА К-27 и ликв. её последствий, похоронен.
Мариничев – кап. 3-го р., зам. нач. СРБ соед. ПЛ, участ. ликв. послед. аварии.
Морозкин Геннадий Дмитриевич – нач. отд. СПМБМ «Малахит», проектант корабля, рук. испыт. гр. во вр. шварт. и ход. испытаний. Дом. адрес: РФ, СПб, тел. (812) 233-49-18.
Москалёв Геннадий Парфёнович – пред. гл. констр. ПЛА из СПМБМ «Малахит». Дом. адрес: РФ, СПб, тел. (812) 524-18-61.
Назаров Александр Карпович – глав. констр. ПЛА К-27, Герой Соцтруда, лауреат Ленин. премии (1964), участ. 1-го автоном. похода (1964), член Комиссии установления причин аварии ПЛА К-27 и устран. её последствий, участ. ликв. последствий аварии, похоронен.
Николаев Николай Андреевич – нач. 16 ГУ МСМ, лауреат Ленин. премии, похоронен.
Новосельский Л. – кап 1-го р. 1-й ЦНИИ МО, участ. яд.-рад. аварии (1968 ).




Новожилов Виталий Владимирович – предст. гл. констр. ППУ из ОКБ «Гидропресс» участ. яд.-рад. аварии (1968 ), умер в Москве.
Овчинников Алексей Алексеевич – сдатчик ПЛА К-27, лауреат Ленин. премии, участ. 1-го автоном. похода.
Одиноков Николай Иванович – кап. 1-го р., пред. ГТУ ВМФГТУ ВМФ.
Парнев Лев Хаимович – рук. гр. констр. ППУ ОКБ «Гидропресс», лауреат Ленин. премии (1964), участ. 1-го автоном. похода (1964), член Комиссии установления причин аварии ПЛА К-27 и устранения её последствий, участ. ликв. последствий аварии, умер.
Хачатурян Сергей Георгиевич – начальник смены ОКБ «Гидропресс», умер.
Ростовцев Владимир Дмитриевич – гл. констр. ГЦН и ВЦ 1-го контура из НИИ «Гидромаш», лауреат Ленин. премии.
Степанов Вячеслав Николаевич – пр. «Гидропресс», умер.
Тачков Григорий Андреевич – зам. гл. констр. ППУ ОКБ «Гидропресс», лауреат Ленин. премии, член Комиссии установления причин аварии ПЛА К-27 и устранения её последствий, участник ликвидации последствий, умер.
Тачков Иван Андреевич – предст. гл. констр. ППУ из ОКБ «Гидропресс», участ. яд.-рад. аварии (1968 ), умер.
Чистяков Вячеслав Александрович – нач. отд. ОКБ «Гидропресс», лауреат Ленин. премии, участ. ликв. послед. аварии, умер.
Чернов Евгений Дмитриевич – вице-адм., Герой Советского Союза. В ВМФ с 19 КСФ, к-р ПЛА К-26, К-38 (1968 ) ВМА. НШ див. ПЛА (1969). Пред. обществ. фонда СПб. Орг. доски Памяти ПЛА К-27 в Никольском Соборе СПб. (1999).




Командир 3 ДиПЛ контр-адмирал Е.Д.Чернов прощается с командирами ПЛ ПЛ (назначен зам. ком. 1 ФлПЛ СФ). (Архив Л.И.Жданова)
Шохина Галина Михайловна – вед. специалист СУЗ ОКБ-12 МАП, умерла.

Приложение 3. ЛИЧНЫЙ СОСТАВ АПЛ К-27

КОМАНДИРЫ АТОМНОЙ СУБМАРИНЫ:

Гуляев Иван Иванович – капитан 1-го ранга
Леонов Павел Фёдорович – капитан 1-го ранга
Новицкий Геннадий Гелиодорович – капитан 1-го ранга
Окованцев Николай Дмитриевич – капитан 1-го ранга




11 мая 2006 г. на 76-м году жизни скоропостижно скончался Окованцев Николай Дмитриевич

СТАРШИЕ ПОМОЩНИКИ КОРАБЛЯ:

Воробьёв Юрий Николаевич – капитан 2-го ранга
Дацко Владимир Степанович – капитан 2-го ранга
Иванов Валерий Викторович – капитан 1-го ранга
Новицкий Геннадий Гелиодорович – капитан 1-го ранга
Окованцев Николай Дмитриевич – капитан 1-го ранга
Рамодин Юрий Сергеевич – капитан 1-го ранга
Томко Егор Андреевич – вице-адмирал
Умрихин Геннадий Михайлович – контр-адмирал




Капитан 1-го ранга Иванов Валерий Иванович, д.т.н. Прибыл на АПЛ в 1963 г. Участник похода в 1965 г. Работал в Академии. В 2003 году умер.

ЗАМЕСТИТЕЛИ КОМАНДИРА ПО ПОЛИТЧАСТИ:

Анисов Владимир Васильевич – капитан 1-го ранга
Бобров Юрий Михайлович – капитан 2- го ранга
Божко Виталий Иосифович – капитан 2-го ранга
Веретенов Пётр Александрович – капитан 2-го ранга
Кондрашов Олег Александрович – капитан 1-го ранга
Петухов Михаил Алексеевич – капитан 1-го ранга




Капитан 1-го ранга Кондрашов Олег Леонидович, замполит АПЛ после ядерной аварии. 1972 г.

ПОМОЩНИКИ КОМАНДИРА КОРАБЛЯ:

Алеев Юрий Александрович – капитан 1-го ранга
Ковалёв Эрик Александрович – капитан 1-го ранга
Корицкий Анатолий Петрович – капитан 2-го ранга
Милованов Валентин Николаевич – капитан 1-го ранга
Окованцев Николай Дмитриевич – капитан 1-го ранга
Сальников Леонид Михайлович – контр-адмирал
Сапрыкин Сергей Анатольевич – капитан 1-го ранга
Фирсов Геннадий Никифорович – капитан 1-го ранга
Фытов Геннадий Александрович – капитан 1-го ранга




Алеев Юрий Александрович - выпускник Рижского нахимовского училища 1953 года.

КОМАНДИРЫ БЧ-1:

Гужов В.Н.
Милованов В.Н.
Мудрушин К.В.
Наумов В.В.


КОМАНДИРЫ 2-Й ГРУППЫ 1-ГО ДИВИЗИОНА БЧ-5:

Баград Ф.А.
Калмыченко А.Г.
Кириков А.
Леуский И.Н.
Максимов Ю.А.
Мартемьянов И.Н.
Мартыненко К.В.
Невесенко А.И.
Полубояринов В.А.
Самарин И.А.
Сорокин Ю.М.
Ткаченко В.М.
Филофеев А.А.




Максимов Юрий Алексеевич, капитан 1-го ранга, доктор наук.

Продолжение следует

Методический день. И.Живописцева. - Жены и океан: Сборник воспоминаний. Составление и предисловие Т.В.Акулова. СПб.: Издательство «Русско-Балтийский информационный центр "Блиц", 2010.



Среди ночи громкий, резкий стук в дверь: «Тревога!». Тяжелые матросские сапоги застучали по лестнице. «Тревога! Тревога!» — раздалось по подъезду. Это оповестители стучат в каждую дверь, и эхо сопровождает их молодой торопливый бег.
В каждой квартире военного городка происходит одно и то же: мужья выскакивают из теплых уютных постелей. Минута на одевание, бросок холодной воды в лицо - и вот уже «тревожный» чемоданчик в руке. Последняя проверка скользящей руки: «краб» по центру, партбилет в кармане, пуговицы все застегнуты; торопливый поцелуй теплых припухших от сна женских губ. Решительным движением мужчины размыкают объятия жен и исчезают в холодной ночной тьме. Слабым отголоском эха звучит в подъезде звук сбегающих вниз форменных флотских ботинок. Последний раз хлопает входная дверь. И тишина.
Я возвращаюсь в холодную постель, подворачиваю одеяло под застывшие ноги, укладываюсь калачиком, но сон не приходит. В окно барабанит дождь. Уже осень, но в домах еще не топят. В неплотно пригнанной форточке бездомным щенком повизгивает ветер. Дети спят. Беру в руки книгу и пытаюсь вникнуть в текст. Напрасно. Тревожные мысли прерывают занимательный сюжет.
Обстановка на Дальнем Востоке тяжелая: идут бои с китайцами за остров Даманский. Куда ушли лодки? На учения или... Воображение недопустимо разыгрывается. Одергиваю себя. Приказываю не паниковать. Начинаю думать о приятном: утром не надо идти в школу, можно поспать подольше, потому что сегодня методический день, работа над выбранной учебной темой. Сон приходит, когда уходит ночь.
Позднее утро заглянуло в окно яркими солнечными лучами. Тучи ушли, лодок у причала тоже нет. Дети не стали будить меня и самостоятельно отправились в школу. В теплом махровом халате и толстых шерстяных носках пью дефицитный кофе на кухне и смотрю в окно. Красота необыкновенная: всё золото осени на фоне ярко-синего неба. Включаю радио и слышу: «Тревога! Тревога! Объявлена срочная эвакуация. Всем собраться на центральной площади, имея самое необходимое: продукты на два дня, смену белья и теплые вещи. Ничего лишнего. Сбор в 12.00». И опять повтор: «Тревога! Тревога!..»
Взгляд на часы: 11. 20. Дети в школе. Надо собраться, потом за ними. Холодильник пуст. Есть хлеб, консервы, сахар. Натыкаюсь на телефон - нужно позвонить друзьям, может, не слышали... Звоню всем подряд, никто не подходит. Соображаю, что все на работе. Ничьих служебных телефонов, разумеется, нет. Складываю вещи: детские, свои. Документы не забыть, деньги. Потом за продуктами в магазин, но там уже, конечно, ничего нет, пусто. Я помню, как было во время войны - да и теперь не очень-то богато - всё, наверное, расхватали. По радио, вероятно, не один раз передавали сообщение. Бегу на кухню, может, что еще сообщат? Но в эфире какая-то печальная и тревожная музыка. И в голове замелькали картины из далекого прошлого: эвакуация, поезд под бомбежками, чувство страха и унижения от бессилия, мамины тревожные глаза, застывшая на губах улыбка и ее слова как молитва: «Всё будет хорошо, все будет хорошо...»
Вещи собраны, чемодан увесистый (хорошо, что ребята оделись во всё теплое). В сумке деньги и документы, в авоське продукты. На всякий случай надо зайти в магазин. Выхожу из квартиры и закрываю дверь на ключ, кладу его в сумку, а сама думаю: «Понадобится ли он когда-нибудь? Взял ли свои ключи муж или забыл как всегда?» Мысли проносятся, сопровождая мой торопливый шаг.
Падающие листья обреченно ложатся под ноги, сапоги припечатывают их навсегда к мокрой земле. Чемодан оттягивает руку - передохнуть уже нет времени. Шуба давит на плечи, меховая шапка сползает на вспотевший лоб.
Хорошо, что всё рядом: и магазин, и школа, и площадь. Заглядываю в магазин. На прилавке горой лежит свежая горбуша, но, как всегда, нет колбасы, сыра, масла. Продавца тоже нет. На улице - ни души, только вдалеке видны редкие прохожие. Наверное, все уже собрались, а может, уехали? Подхожу к площади - она пуста. В школе, которая выходит на площадь, тишина. Я в изнеможении сажусь на чемодан. Слезы смешиваются с капельками пота. Опоздала! И детей увезли... Я закрываю лицо руками и плачу от растерянности и горя.
И вдруг раздается школьный звонок, и веселой гурьбой из распахнутых дверей вырывается орда учеников, вынося своей кипучей энергией молоденькую учительницу. Они с удивлением смотрят на тетю в слезах, сидящую на чемодане и одетую во всё зимнее. Я, еще не до конца поверившая, что «всё будет хорошо», спрашиваю учительницу:
- А как же эвакуация? По радио объявлена тревога.
- Я ничего не слышала, у меня был урок. Нам ничего не говорили, нас не предупреждали.
- Но ведь и я не сошла с ума... (вернее, чуть не сошла с ума).
Я забираю своих детей домой и по дороге размышляю над этой чудовищной мистификацией. Золотой день откровенно смеётся над моими страхами. Дома, как на праздник, я пеку пирог с брусникой, и мы не спеша пьем свежезаваренный чай. Ребята радуются: и мама дома, и пирог вкусный. По радио читают программу передач на следующий день: «...в 10 часов 30 минут вторая встреча с участниками Отечественной войны и продолжение радиоспектакля...»
Вот она - разгадка мистификации... Но как же я могла так легко поддаться этому?.. Нет, не легко. Память о войне, тревожная служба военных моряков (жизнь в готовности номер один), бессонная ночь сыграли со мной недобрую шутку. И только ли со мной? Холодная война - тоже война, где есть победители и побежденные. Я знаю, что за этим стоит. Известна пословица: «не так страшен черт, как его малюют». Война намного страшнее, чем ее «малюют».
Мой методический день закончился беспричинными ласками для детей, а для меня непрошеными слезами и через много-много лет этим рассказом о силе памяти, пожалуй, на генетическом уровне: «только б не было войны!»



  1. Библиотека Виктора Конецкого - Писатель Виктор Конецкий
  2. Жены и океан: Сборник воспоминаний / Составление и предисловие Т.В.Акулова, Издательство: Блиц (СПб.), 2010 г.
  3. Жены и океан: Сборник воспоминаний / Составление и предисловие Т.В.Акулова, Издательство: Блиц (СПб.), 2010 г. - OZON.ru
  4. «Жены и океан : сборник воспоминаний»
  5. Остров Даманский. 1969 год. См. видео.

Поздравление Николая Седого.


Подготы и питоны разделяют чувства автора.

Аиде Николаевне, всем, "о ком не сказано в Уставах".



Уважаемые, дорогие и милые наши женщины, вынесшие на своих хрупких плечах груз непростой, - да чего там говорить, - ТЯЖЁЛОЙ жизни с нами!
И не мы Вас, а Вы поддерживали в нас уверенность, давали нам силы. И всем, чего мы достигли, мы обязаны Вам - наши дорогие и любимые!
Всего Вам самого хорошего, самого лучшего, самого прекрасного и всего, всего, что только можно Вам пожелать! А, главное здоровья, ОПТИМИЗМА, всяческих успехов, любви близких и постоянного весеннего настроения и на лето, на осень, и на зиму!
С ПРАЗДНИКОМ 8 марта Вас! С Вашим ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫМ ПРАЗДНИКОМ!
Будьте счастливы!!! Почаще улыбайтесь, ведь улыбки так идут Вам, милые женщины! Не верите? Подойдите к зеркалу и убедитесь!
Ещё раз с ПРАЗДНИКОМ!




С искренним уважением ЛВН и, конечно же, ФЛЕЙ
г. Кронштадт
8 марта 2012 года


Подготы и питоны
  1. Аида Корсакова-Ильина. О них не сказано в Уставах... Санкт-Петербург-Атланта. 2012. Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7.
  2. Ленинцеву В.Н. - 80! К десятилетию Флея. Два эпизода из флотской жизни. На подводном флоте и на флоте «гражданском». В.Н. Ленинцеву 79! Рассказы Виталия Ленинцева: "Посемафорил", "Код", "Ахинея".
  3. РАССКАЗ ПЕКИНЕСА ФЛЕЯ ПРО ЛЕНИНЦЕВА ВИТАЛИЯ (К ДНЮ РОЖДЕНИЯ И ДАЛЕЕ)
  4. "Вместо полотенца". В.Н.Ленинцев.

Мазуренко В.Н. Атомная субмарина К-27. Триумф и забвение. Часть 43.

А знать надо было бы! Ведь на ней служило практически свыше 40% моряков – уроженцев Украины! Примером безразличного отношения со стороны Администрации Президента Украины, Правительства, Верховной Рады и чиновников рангом пониже к вопросу увековечивания умерших подводников с К-27 во время ядерной аварии – служат десятки отписок, ничего не значащих ответов, обещаний. Если выразиться грубо, им всё по "барабану"!
Я благодарен группе офицеров-подводников, с которыми служил и которые обратились с Открытым письмом к Президенту России Путину В.В. более трёх лет тому назад, с надеждой и верой, что там, наверху, к ним прислушаются. Увы, но и там тоже не только не прислушались, а и ответили: «Не положено». Прочтите это письмо, и решайте сами, каково отношение после этого властей России и Украины к этому вопросу.


«Уважаемый Владимир Владимирович!
Обратиться к Вам, как Президенту Российской Федерации, с этим письмом заставило несправедливое забвение подвига наших товарищей и сослуживцев, который они совершили во время ядерной катастрофы на атомной подводной лодке К-27 Северного флота 24 мая 1968 года. Атомная подводная лодка, тактический номер К-27 (645 проекта), была одной из первых атомных подводных лодок, которые начали строить в Советском Союзе в конце 50-х начале 60-х годов прошлого столетия. Уникальность данной подводной лодки, на которой пришлось нам всем служить, заключалась в её ядерных реакторах, аналогов которым тогда не было в мире. Впервые в мире на атомной подводной лодке К-27 были применены ядерные реакторы с жидкометаллическим теплоносителем, вместо водо-водяных, которые применялись на других атомоходах как в СССР, так и США. За пять лет пребывания в составе Военно-Морского Флота СССР (1963–1968 гг.) экипаж атомной подводной лодки совершил два боевых похода: в Атлантику (1964) и Средиземное море (1965). Примечательность этих двух походов, заключалась в том, что экипаж данной лодки, под командованием капитана 2-го ранга Гуляева Иван Ивановича, тогда, в далёком 1964 году, не только успешно испытал работу новых ядерных реакторов, но и установил мировой рекорд подводного плавания под водой, который составил 52 суток без всплытия на поверхность. А в 1965 году (под командованием капитана 2-го ранга Леонова Павла Фёдоровича) советский атомоход К-27 более 60 суток пребывал в водах Средиземного моря, выполняя задачу Советского Правительства. Это был первый поход именно советской атомной подводной лодки в эти широты. Пребывание в Средиземном море данного корабля поставило точку в монополии 6-го флота США в те годы в этом районе. За мужество, проявленное экипажем во время 2-х походов, за испытания уникальной техники в марте 1966 года экипаж атомной подводной лодки К-27 был награждён боевыми орденами и медалями. А первый командир лодки удостоился Золотой Звезды Героя.




Карта БС АПЛ К-27 в 1964 и 1965 годах.

Хотим также донести до Вашего сведения, что атомоход К-27 в ВМФ Советского Союза тогда называли кораблём-лауреатом различных премий и наград со стороны государства. Атомоход считался школой адмиралов и Героев Советского Союза. Из тех, кто прошёл службу на атомоходе, впоследствии четверо стали Героями, пятеро вице-адмиралами и контр-адмиралами, командирами ракетоносцев. В 2004 году за выдающийся вклад в развитие военной науки, наша атомная подводная лодка стала «Лауреатом Золотой Книги» города Санкт-Петербурга. Единственная из всех на сегодня построенных в СССР и России. Более того, на базе АПЛ К-27 с учётом всех достоинств и недостатков, которые испытали мы во время службы на ней, в СССР было создано семь уникальных атомоходов 705 проекта. Вот таким был наш атомный подводный корабль, на котором мы имели счастье нести службу. Но кроме триумфа, притом заслуженного, экипажу пришлось на себе испытать и серьёзные аварии, которые произошли на реакторах. А их, к сожалению, было предостаточно. И все они связаны с облучением моряков-подводников, и, к сожалению, их гибелью.
Самая серьёзная ядерная авария произошла в море 24 мая 1968 года, в результате которой вся команда лодки (первый и второй экипажи – 144 человека) переоблучилась. Пятеро моряков-подводников (двое уроженцев Украины, трое из России) получили смертельные дозы облучения. Это старшина 2-й статьи, спецтрюмный Гриценко Виктор Алексеевич, 1946 г.р., из Луганской области, село Новоникольск, Креминского района, Пономаренко Иван Иванович, электрик, 1946 г.р., из Киевской области, Обуховского района, Петров Александр Иванович, спецтрюмный, 1944 г.р., из Калужской области, Куликов Вадим Николаевич, 1947 г.р., из Курской области, Воевода Иван Сергеевич, 1943 г.р., из Вологодской области. А после ядерной аварии, уже на гражданке, ушли из жизни десятки подводников. Практически из 144 человек сегодня осталось в живых чуть более половины. В Украине из 35 человек, принимавших участие в ликвидации ядерной аварии на лодке, в живых осталось 22 человека. Все признаны инвалидами. Считаем, что тогда, в далёком 1968 году, экипаж проявил мужество и отвагу, ликвидируя ядерную аварию. Те же спецтрюмные Гриценко Виктор, Петров Александр, Куликов Вадим, Николай Логунов, несмотря на полученные смертельные дозы радиации, покинули свой боевой пост, только когда удостоверились, что аварийный реактор заглушен. Отмечаем, что ни один моряк-подводник не покинул свой пост до тех пор, пока лодка не пришла на базу. Спустя 30 лет после ядерной аварии на К-27 Указом Президента России (1998 год) значительная часть моряков-подводников, принимавших участие в ликвидации ядерной аварии на корабле из числа граждан Российской Федерации, была отмечена Орденом Мужества, за исключением погибших моряков, а также ставших впоследствии инвалидами, но которые являлись гражданами Украины. Единственное, что было сделано, при активном участии ветеранов флота России, это то, что фамилии подводников АПЛ из числа украинцев, погибших при ядерной аварии, были высечены на памятной доске, хранящейся в Морском Храме города Санкт-Петербурга.




Считаем своим долгом обратиться к Вам, уважаемый Владимир Владимирович, с просьбой восстановить справедливость по отношению к нашим сослуживцам из числа проживавших и проживающих на Украине, погибших при ядерной аварии, ставших инвалидами вследствие этой аварии, а таких осталось в Украине всего 22 человека, которых незаслуженно забыли при награждении в 1998 году, когда отмечали грустную дату – 30-летие катастрофы на атомоходе К-27. Моряки-подводники из числа граждан Украины оказались вне награждения, ибо их посчитали «иностранцами», хотя все тогда защищали единое государство. И в далёком мае 1968 года все члены экипажа, гражданами какой бы сегодня страны они не считались, совершили подвиг, и ценою своей жизни и здоровья предотвратили ядерную аварию международного масштаба.
Очень верим, уважаемый Президент, что Подвиг наших товарищей и сослуживцев из числа украинцев будет оценён по достоинству, тем более приближается 40-я годовщина той далёкой ядерной аварии, которая постигла весь экипаж атомной подводной лодки К-27 Северного флота.


С уважением и надеждой, Милованов В.Н – капитан 1-го ранга, бывший помощник командира корабля К-27, участник ликвидации ядерной аварии, командир АПЛ К-450, зам. командира 41-й дивизии АПЛ, г. Тверь, Россия. Шеремет В.Г. – капитан 1-го ранга, бывший командир турбинной группы корабля, участник ликвидации ядерной аварии, г. Липецк, Россия. Полетаев С.М. – капитан 1-го ранга, бывший командир БЧ-5, участник ликвидации ядерной аварии, г. Гатчина, Россия. Шпаков А.В. – капитан 1-го ранга, бывший командир БЧ-5, участник ликвидации ядерной аварии г. Подольск, Московская область, Россия. Агафонов Г.А. – капитан 2-го ранга, командир 1-го дивизиона, участник ликвидации ядерной аварии, г. Старая Русса, Россия. Домбровский В.В. – капитан 3-го ранга, командир реакторного отсека, участник ликвидации ядерной аварии, г. Подольск, Россия. 17. 07. 2007 г.»

Надежда на то, что вопрос увековечивания моряков-подводников К-27 со стороны власти произойдёт – потеряна окончательно. Да и это сегодня уже, думаю, не столь важно. Не хотелось бы заканчивать на такой минорной ноте. Идёт разговор, что на Украине, в Киеве, будет предоставлен один из Храмов для увековечивания памяти всех умерших и погибших подводников с числа выходцев с Украины. Хочу верить в это, ибо в последние годы Церковь всё больше и больше вселяет в наши истерзанные души Веру и Надежду, которые за десятилетия были разрушены.



Капитан 1-го ранга, Герой Советского Союза, командир АПЛ К-27 вручает награду капитану 1-го ранга Шпакову Александру. Во время похода в Атлантику Шпаков А.В. проявил мужество при очень серьезной аварии в реакторном отсеке. Спас корабль и жизнь многим подводникам. Но чинуши упустили его фамилию при награждении. За его характер - прямой. Спустя годы, при встречи экипажа, Гуляев И.И. снял СВОЙ орден и отдал его Шпакову!

Заканчиваю повесть стихами, которые, думаю, будут близки моим сослуживцам по флоту, тем, кто ходил морями, кто охранял морские рубежи нашей, когда-то общей Родины.




Ну, а своим дорогим сослуживцам, где бы они сегодня не проживали, хочу пожелать здоровья, благополучия, долголетия и терпения. Пусть простят меня, если что не дописал, не досказал, упустил. Ведь столько лет прошло!!!

Приложение 1. ХРОНОМЕТРАЖ СОБЫТИЙ НА АПЛ 24 мая 1968 года БАРЕНЦЕВО МОРЕ

Этот хронометраж событий, которые происходили в далёком 1968 году, предоставил мне ещё при жизни командир Леонов Павел Фёдорович. Когда я их напечатал в своей повести, то некоторые сослуживцы высказали сомнения в том, что они соответствуют записям вахтенного журнала. И назвали их "дневниковыми" записками. Возможно это и так. Вот только я сомневаюсь, что во время аварии Леонов занимался дневниковыми записями в центральном отсеке корабля. Но главное другое – что никто не опровергал эти записи со стороны командования лодки. В одном из своих писем командир 1-го дивизиона, капитан 2-го ранга Геннадий Агафонов написал, что правду и истину мы, наверно, никогда не узнаем, если не прочтём настоящие официальные вахтенные журналы, которые хранятся где-то в архивах. А что, есть надежда, что их когда-нибудь опубликуют? Думаю, что общественность их никогда не прочтёт, как не прочла настоящие записи того, что происходило на других атомных подводных лодках, в частности К-19 (1961), К-431 (1983) и так далее. Подождут, пока вымрут свидетели, а потом можно писать, снимать всё, что взбредёт в голову, и что будет приятно смотреть власть предержащим, делающим свою историю.



Баренцево море

24 мая 1968 года. ДЕНЬ АВАРИИ

9-27 – срочное погружение.
9-29 – начали испытания ППУ – проведён инструктаж личного состава пульта о порядке развития оборотов. Вызван командир БЧ-5.
11-28 – Боевая тревога для БЧ-3, для прострелки ТА №№7, 8 (на 20 узл. прострелка ТА №№7, 8 ).
12-00 – получен доклад по телефону начальника СЛ "X", что Курк-1 показывает ненормальную "РО" в 4-ом отсеке. На мой вопрос: "Опять Аргон-41? 7-10 ПДК?" – поступил ответ: "Не знаю, много".
На вопрос: "Что сделал начальник СЛ "X" и что предполагается делать?", поступил доклад: "Дал указание на "пульт ГЭУ" о выходе л/с из 4-го отсека, и что есть необходимость всплыть и вентилировать 4-ый отсек в атмосферу". Одновременно я дал указание выяснить обстановку совместно с пультом ГЭУ: "Не мудрит ли там пульт?" Дана команда командиру БЧ-5 выявить у пульта обстановку (на пульте в данный момент находятся командир Д-1, представители ОКБ "Гидропресс" и в/ч 27177).
12-10 – всплытие на перископную глубину для вентиляции 4-го отсека.
12-15 – всплыли в крейсерское положение. С пульта ГЭУ поступил по телефону доклад, что "Р" на л/б падает, причины выясняют, и что л/с выведен из 4-го отсека. После получения докладов начальника СЛ "X" о радиационной обстановке мною дана команда по ПЛ: "4-й отсек – зона строгого режима. Проход через 4-й отсек закрыт".
12-15 – с мостика затребовал у ЦП, где был командир БЧ-5, доклад с пульта ГЭУ. Командир Д-1 доложил, что "Р" – переведено на п/б, с л/б разбираются, и что причина, возможно, в АЗ, что в трюме за АК – много воды (течь ПГ?), был разговор с командиром БЧ-5 о газ. контуре, компрессоре, они давали газ. активность. Боевая тревога при всплытии не объявлялась, т.к. предыдущие всплытия проводились только по "БТ", т.е. л/с находился в концевых отсеках. (Обед роздан.)
13-00 – командир БЧ-5 запросил разрешение пройти на пульт ГЭУ и в 4-й отсек для выяснения обстановки, на что получил разрешение.
13-30 – затребовал от начальника СЛ "X" доложить, что делается им и в чём причина ненормальной обстановки в 4-ом отсеке. Поступил доклад, что делаются замеры и выясняются причины, и что 4-й отсек необходимо интенсивно вентилировать.




Командир АПЛ К-27 Леонов Павел Федорович.

14-00 – продувание СГБ, проведение системы погружения в исходное положение, спуск воды из шахты вентиляции. Пущена система вентиляции 4-го отсека. Ветер Ю.З. до л/с мостика р/а не доходила. Узнаю, что начальник СЛ "X" определил и передал Д-1, что время пребывания в 4-ом отсеке 15–20 мин в противогазах.
14-30 – поступил доклад от начальника СЛ "М", что спецтрюмные получили облучение и некоторых из них рвёт, тошнит. Посоветовавшись с начальником СЛ "М", что делать со спецтрюмными, выдавать ли цистамин им и остальному л/с, приняли решение о том, что спецтрюмных нужно "вывести" в 1-й отсек (часть уже была там) и оказать им соответствующую помощь, а остальному л/с цистамин не выдавать. Совместно с командиром БЧ-5 принято решение: работы в 4-ом отсеке по выявлению и устранению причин неисправности ГЭУ будут проводить офицеры Офман, Ялов, Домбровский.
14-35 – объявлена команда "Зона строгого режима" по всей ПЛ: поступил запрос СПК Воробьёва, что делать дальше с л/с. Приказал действовать по плану: производить большую приборку; л/с находится в тех отсеках, где он находится в настоящей момент (Спиридонов в 5 отсеке). Вызвал начальника СЛ "X" с докладом. Ничего нового начальник СЛ "X" не предоставил. Вызван представитель СРВ (Пасхалов). Он предложил донести на берег о ненормальности "РО" и установить "дозу оправданного риска". Ответил ему (в присутствии майора Ефремова – начальника СЛ "М" ), что я доложил о всплытии и следовании в базу, а в отношении "дозы оправданного риска" – нет надобности её устанавливать, т.к. аварийных партий в 4-ом отсеке нет, остальной л/с оттуда выведен. Старший лейтенант Пасхалов с этим согласился и в дальнейшем этот вопрос не поднимался.
15-03 – отдраили люк 4 отсека (на 15–20 мин). Убыл на пульт ГЭУ. Перед этим отдал приказ о принятии мер безопасности при открытии люка (его открывали с верхней палубы) и о дальнейшем плавании.
15-30 – потребовал доклад от начальника СЛ "X". Получена рекомендация усилить вентиляцию 4-го отсека путём подачи воздуха со стороны 3-го и 5-го отсеков, что и было сделано.
16-30 – начальник СЛ "X" доложил, что р/а газы есть и в остальных отсеках, и что нужно вентилировать всю ПЛ. Мною дано приказание давать ВВД в 1-й и 9-й отсеки, отдраив переборочные двери и принять меры безопасности.
17-30 – подошли к внутреннему рейду, отдраили люк 8-го отсека. Дана команда по ПЛ, чтобы л/с швартовых партий, находящихся в кормовых отсеках, выходил на швартовку через люк 8-го отсека. Всё остальное описано в главах.


Продолжение следует

Аида Корсакова-Ильина. О них не сказано в Уставах... Часть 8.

Вестовые, доложив командирам о нашем «десанте», приступили к распределению нас по лодкам, явно задерживая процесс, давая возможность хозяевам достойно принять нежданных гостей. Вины их в том нет, была техническая задержка возвращения после выполнения специального государственного задания по испытанию дизельных лодок. Об этом мы узнали много позже.
Физическое состояние и настроение своих мужей каждая из нас прочувствовала на себе в ту незабываемую ночь нашей романтической встречи.
Войдя в каюту Эрика, я не смутилась от его равнодушия. Наклонившись над столом, где стояли наши фотографии, он что-то писал при свете неяркой лампы, которая едва освещала крохотную каюту. Увидев меня, безразлично предложил мне присесть на рундук. В голосе такая усталость, такое невосприятие всего происходящего! Молча, глядя друг на друга, оба понимаем, что еще не снят гнет воды, тяжесть ответственности за всё и всех. Нервы, натянутые, как струны, готовы сорваться в любую секунду любыми словами...
В рундуке что-то запищало, я вскочила. Он подошел ко мне, обнял, тихо сказал: «Не бойся, это крыса, кок её не обижает, подкармливает». Она смотрела на меня приветливо своими умными глазками.
На следующий день, после краткого знакомства с бытом, хотелось подойти к каждому и спросить: «Люди, из чего вы сделаны?!» Какие нужны силы – выжить в таком ограниченном пространстве, без воздуха, среди бесконечных приборов, торпед рядом с койками, со сверх ограниченными возможностями хранения провианта, воды, с люками, через которые можно пройти, согнувшись в два-три раза, а ваши туалеты-шутихи – не смей замечтаться, получишь, а вода на вес золота, что там запахи! Это просто мелочи, к ним привыкаешь.
Пятьдесят суток титанического труда конкретных людей – со своими нравами, обычаями, но с таким стойким человеческим взаимоотношением – на своих плечах выводят флот на благо будущих поколений.
Прав был Юрий Гагарин, что "не поменялся бы с вами даже на сутки".
Право было и командование КТОФа, откомандировавшее нас во Владивосток.
Моральная поддержка в санатории была нужна не только нашим мужьям, но и всему личному составу трех экипажей. Через неделю мы видели их порозовевшие лица, очищенные от фурункулов и карбункулов. Спасибо доктору Родину – по его инициативе команды обтирались спиртом утром и вечером все 50 суток. Мы видели на их лицах благодарность за нашу заботу и внимание к ним. Каждое утро на столах стояли свежие цветы и фрукты, вечерами просмотры фильмов, беседы и песни о море, маме, любимых.


В селах Рязанщины, в селах Смоленщины
Слово «люблю» непривычно для женщины,
Там, бесконечно и верно любя,
Женщина скажет: «Жалею тебя».




Бухта Постовая, 1972 г. Торжественное построение экипажей подводных лодок у штаба бригады. Командир 90-й ОБПЛ контр-адмирал Кандалинцев Виталий Александрович вручает почётные награды победителям соцсоревнования. Справа НШ бригады капитан 1 ранга Ильин Э.А. зачитывает приказ, за ним стоит начальник политотдела капитан 1 ранга Веселков А.С.

Ну вот, закончились приветствия командиров: Совгаванской ВМБ контр-адмирала Сидорчука, нашего комбрига контр-адмирала Кандалинцева, вспомнили отца и наставника всех боевых командиров-подводников контр-адмирала Сперанского. Наши боевые командиры, названные выше, вошли в боевую летопись прославленного Краснознаменного Тихоокеанского флота, которому отданы знания, выдержка, здоровье и жизни в сложный период становления подводного флота в 1950-1980-е годы.
Что же мы оставили в нашей Императорской Гавани?
Новые жилые стоквартирные дома для счастливых семей молодых подводников, в боевой готовности все береговые укрепления, новые пирсы, 26 подводных лодок, готовых в любую минуту встать на защиту своего Отечества. И Памятник фрегату «ПАЛЛАДА» – символу Российского флота, с призывом: «России на морях быть!»




Что же сегодня в нашей Гавани? Два десятилетия в бухте Постовая стоят в надводном положении, выражая свой протест, тесно прижавшись друг к другу, борт о борт ("плечом к плечу" ), боевые подводные лодки 600-х проектов, со знаками отличия. Кладбище ржавых кораблей – символ ПЕРЕСТРОЙКИ, символ распятых идеалов добра и справедливости.



Погост бухты «Постовая». Конец 1990-х годов.

Неужели был напрасен труд боевых офицеров в освоении морских и океанских глубин, по защите морских рубежей страны во имя мирной жизни народа?

Хотя о нас не сказано в Уставах, но мы служили Вам, любя ...

Слава Вам мои дорогие подводницы, теперь я имею право на это высокое звание.
Хочется надеяться, что начатая Правительством работа по возрождению флота будет успешной на благо Отчизны, которой мы имеем честь служить.


К атомным подлодкам от корветов
Пронесли традиции веков,
Женским ожиданием согреты,
Сотни поколений моряков.




Памятный знак "Ваша любовь и вера сохранили нас".

Дорогие мои подводницы всех поколений,


«... Свой, совершая положенный путь,
В дальнем краю это всё не забудь,
Мы расстаёмся, чтоб встретиться вновь,
Ведь остается навеки Любовь!..»


Санкт-Петербург – Атланта.

Февраль 2012 года.

P.S.



Савинский Александр Георгиевич

Сенькин В.А. Памяти Героев Холодной войны

Это были командиры, которых я лично знал и ходил с ними в море. Мне известен и такой случай, к счастью, не окончившийся трагически. Подводная лодка под командованием Савинского Александра Георгиевича выполнила поход на полную автономность к берегам Южной Америки. После возвращения 9 офицеров из 12-ти были списаны с плавсостава по здоровью, в том числе и сам командир, а командир БЧ-5 Дмитрий Вознесенский через год умер.
Это были командиры подводных лодок, прошедшие жестокую школу Холодной войны и, думаю, не ошибусь, если скажу что они стали жертвами той войны. Они не потеряли свои корабли, они сберегли свои экипажи, но по ним не звонят колокола и не произносятся поминания на торжественных официальных мероприятиях. Они умирали молча, без шума, до конца осознавая свою жизнь и смерть и выполнив свой долг перед Отечеством. И только в наших сердцах они остались навсегда – молчаливо ушедшие от нас и не отмеченные Родиной и своими начальниками.
Помните о них, уважайте их тяжелую боевую работу и их смерть.


Где-то у Гавайских островов. А.Г.Савинский.



Светлому человеку - светлая память!







Ссылка для скачивания, по сути, реквиема тихоокеанским подводникам-дизелистам - "Наш Саня"

Мазуренко В.Н. Атомная субмарина К-27. Триумф и забвение. Часть 42.

В Гатчине живёт капитан 1-го ранга Степан Полетаев. В Москве проживают Леонид Сивов, работает гендиректором одной из фирм, а Юрий Коньшин работает зам. начальника ГО, продолжает изобретать.



Стоит в центре Полетаев С.М., сидит слева первый Зубков В.А., его жена, Ломцов , его жена и Полубояринов?

Капитан 2-го ранга Леонид Баренблат проживает в Германии, занимается бизнесом, является активным участником и организатором ежегодных встреч ветеранов АПЛ К-27 в Санкт-Петербурге.
Капитан 2-го ранга Валерий Надточий уехал в США на постоянное проживание с детьми.
Продолжают трудиться по мере своего здоровья Юрий Абрамов, Беспалов, Фирсов, Кровяков Вячеслав, Черкасов. К сожалению, более подробной информации об этих людях, да и о других, служивших после меня, я не имею. Некоторые на контакт не идут. По всей вероятности, ещё не ушли за десятилетия от понятия отношений "матрос–офицер".
В Костроме проживает капитан 2-го ранга Валерий Ткаченко. По информации, которой обладаю, он по состоянию здоровья отошёл от активной общественной работы: дом, дача и общение с сослуживцами по телефону. Хотя рад всегда принять их у себя.




Капитан 2-го ранга Ткаченко Валерий Митрофанович

В Воронеже проживает капитан 2-го ранга Геннадий Елетин. Инвалид 2-й группы. В Старой Руссе капитан 2-го ранга Геннадий Агафонов. Туда по совету врачей он переехал из Мурманска – города, которому он и его жена Регина отдали несколько лет. Вёл активную общественную работу, но сегодня немного отошёл от неё из-за здоровья. Общается с друзьями, сослуживцами, проживающими в разных городах бывшего Союза по телефону и интернету.
В г. Подольск проживает капитан 1-го ранга Александр Шпаков и капитан 3-го ранга Влад Домбровский. Сегодня их основное занятие – это работа на даче и общение с друзьями и сослуживцами.
В Твери сегодня живут капитан 1-го ранга Валентин Милованов и старшина, спецтрюмный Михаил Иванушкин. Оба инвалиды 2-й группы. На пенсии. У Валентина Николаевича сын Антон продолжил его дело, стал командиром АПЛ "Смоленск" на Северном флоте. Капитан 1-го ранга сегодня тоже, как и его отец, на пенсии. Выросли внуки. У Михаила Иванушкина двое детей и двое внуков. Вот только у обоих моряков нет здоровья.
В Калининграде сегодня проживает капитан 1-го ранга Анатолий Гужеленко. Годы берут своё. Здоровьем не блещет. Но держится, как и многие ветераны, с достоинством. Общается со своими сослуживцами, в частности, с Владимиром Чайкой, Николаем Атаманским, которые служили в 1960-х годах под его началом. Перезваниваюсь и я с ним.




Николай Акимович Атаманский

В Сосновом Бору здравствуют капитан 1-го ранга Виктор Полубояринов и мичман Виктор Ламцов. В Москве капитан 1-го ранга Юрий Сорокин.
В Севастополе капитан 1-го ранга Владимир Придатко. Проживал там и его брат-близнец, тоже капитан 1-го ранга, Сергей. Но в одном из выходов в горы (оба мастера спорта) Сергей погиб.
Там же капитан 1-го ранга Игорь Мартемьянов, подполковник медслужбы Геннадий Отдельнов.
В Подмосковье проживает Владимир Соколовский, капитан 2-го ранга, которому уже пошёл 83-й год. В Белгородской области проживает и бороздит колхозные поля мой одногодок старшина Иван Куксов. Надо сказать, там много моряков-подводников, которые служили на АПЛ К-27 в разные годы. Николай Атаманский с женой, дочерью, зятем и внуками. Мичман Станислав Охлюев и его семья. Виктор Завизион, матрос, работал на таможне длительное время.




Виктор Завизион, 1968 г. С женой и дочерью, 1980-е годы.

В Новомосковском районе Днепропетровской области живёт с женой Лидой мичман Иван Ивченко. Воспитал двоих детей: сын и дочь. Сын пошёл по стопам отца – моряк, капитан дальнего плавания. Растёт внук. Иван занимается сельским хозяйством.
В Донецкой и Луганской области (Украина) проживают с семьями, детьми, внуками Володя Кудряшов, Гена Лушпай, Саша Гризлов, Миша Курятник, Володя Газин, Иван Панченко, Женя Уланов, Хачик, Анатолий Брехунец, Анатолий Чернышук. У всех уже много внуков. Практически все они многие годы отдали подземной профессии – шахтеры, за исключением Анатолия Брехунец, который проработал по своей подводной специальности - электриком.
В Винницкой области многие годы учительствовал, а сейчас, находясь на пенсии, помогает убирать летом хлебушек секретчик АПЛ Николай Лабзун.
В Израиле работает и проживает трюмный, ст. 2-й ст., журналист и писатель Ян Топоровский с женой и младшим сыном Кириллом. Дочь Лада работает в Москве. Он уже, конечно, дедушка.
В далёкой и родной Молдове проживает боцман Андрей Ханицкий с женой Ритой. За время после демобилизации работал в колхозе, дальнобойщиком, плотником и на других работах. Вырастили дочь, растёт внучка. Там же проживают мичман Василий Кошаев, старшина турбинистов Балан Григорий, турбинист, спецтрюмный Гусаренко Константин.




Ханицкий Андрей Афанасьевич

В Северодвинске, в городе, с которым нас много связывает, здравствуют наши сослуживцы мичман Иван Фильшин и долгие годы там прожил Феликс Литвиненко, который несколько месяцев назад переехал на родину родителей.
В Запорожье, недалеко от меня, живёт мичман Пётр Щербина с женой Тамарой, сыном Володей, дочкой Натальей и внуком Андреем.
В Никополе Днепропетровской области живёт Виктор Котельников, электрик АПЛ. После демобилизации окончил институт, долгое время работал на Севере. Уйдя на пенсию, возвратился на родину, свою и своих предков. Воспитывает внучку, которой уже 17 лет. Студентка университета – на радость деда и бабушки Людмилы.
В Петрозаводске (Россия) живёт Михаил Перттунен.
Старшина команды электриков мичман Минкштимас Казис Йорга проживает в Литве, там же живёт старшина, радиометрист, с которым я служил, Ионас Байскаускас.




Михаил Перттунен. 2009 г.

Список можно долго продолжать, но, увы, не позволяют страницы книги. И пусть простят меня те, кого я, возможно, упустил и не назвал. Главное, уважаемые мои сослуживцы, живите долго и не хандрите всем чертям на зло! Пожелаю всем сослуживцам и их семьям доброго здравия и долгих лет жизни на радость родным и близким, и пусть это стихотворение нашего сослуживца Влада Домбровского напомнит всем о тех далёких наших временах.




ЭПИЛОГ

Атомные подводные лодки первого поколения. Именно на этих подводных кораблях больше всего происходило аварий с гибелью моряков. Но тогда это никого не интересовало. Главная цель была у руководителей с церковноприходским образованием – догнать и перегнать американцев. Строили АПЛ с нарушением всего, чего можно, не думая о тех, кто будет служить на них. А в случае аварий и гибели моряков – всё засекречивали на десятки лет. Через 35–45 лет сытые, холёные адмиралы, чиновники, сидящие у себя на дачах, разглагольствуют о тех прошлых бедах с цинизмом к погибшим и заботой о той Системе, которая им всё дала. Разве АПЛ К-27 мало дала науке? Так почему её даже спустя почти полвека стараются не упоминать, забыть? Да потому, что ещё живы вот такие адмиралы, которые приказывали убирать памятные доски в честь погибших моряков К-19, противились установке памятника в Гремихе погибшим морякам АПЛ К-8.
Можно много чего ещё написать... Но, не желаю. В своей книге я попытался, как смог, рассказать о своём корабле, назвать тех, кто на нём служил в разные годы. Чтобы о нём узнали как можно больше сегодня: чем мой корабль жил и какие события происходили.




Всех не перечислишь, обо всём не расскажешь. Но знаю одно – как бы чинуши разных уровней не старались приунизить роль моего корабля, на котором я и мои товарищи служили в разные годы, у них ничего не получится!
Сегодня в Украине проживают десятки тысяч моряков-подводников, более сотни с АПЛ К-27. Они практически никому не нужны. Выживают сами. Их проблемы никого не интересуют. Подводного флота в Украине нет. Наши правители довели армию и флот до такой степени убогости, что они не в состоянии не только Украину защищать, но и себя защитить от пиратов и бандюганов различной масти не в силах.
Неужели никого не гложет совесть, что единственная подводная лодка Украины – "Запорожье" – пришпандорена к причалу, и только поэтому не тонет?! У меня нет надежд на появление подводного флота. Уж больно мила чинушам бюджетная соска для собственного благополучия. Из опыта общения нет у меня надежд и на различные союзы ветеранов штыка. Их сегодня (различных ассоциаций) десятки, но все они созданы для обслуживания узкого круга руководства этих ассоциаций, фондов и т.д. Обретя статус общегосударственных, они прилипают к титьке бюджетной, как младенцы к мамкиной. Посапывают себе в тряпочку, молчат и очень удобны для власти.
В России нашёлся человек, адмирал, который добился увековечивания погибших подводников К-27. И хочу выразить глубочайшую благодарность за это мужественному вице-адмиралу, Герою Советского Союза Чернову Евгению Дмитриевичу, сделавшему всё, чтобы появилась памятная доска ребятам, погибшим на К-27, 24 мая 1968 года в Морском Храме Санкт-Петербурга, среди которых двое украинцев. Думаю, к этому присоединятся все моряки, служившие на лодке и прошедшие через аварию, и сегодня, проживающие в Украине. Что, конечно, не скажешь о Военно-морском ведомстве Украины, да и чиновниках Минобороны. Им не ведомо, что была когда-то уникальная лодка К-27 и то, что там произошло.




Николо-Богоявленского морского собора

Продолжение следует

Аида Корсакова-Ильина. О них не сказано в Уставах... Часть 7.

Принимали участие в новогодних праздниках и днях детской книги. Отрадно, что этим занимались увлеченно, квалифицированно, романтично, не заземляли, а приподнимали любое дело.
Летние просмотры кинофильмов у нового 100-квартирного дома, с помощью матросов нашей бригады, которые демонстрировали фильмы с лодок. Перед каждым показом устраивались конкурсы художественной самодеятельности детей и их родителей. Простая идея превращались в праздник души.
Показ кинофильмов детям, другие развлекательные мероприятия для них, в том числе и повседневные детские игры, проводились на площадках во дворе дома.




Наш общий 100-квартирный дом на Приморском бульваре посёлка «Заветы Ильича».

На переднем плане левого снимка – темно-синий «мерседес» капитана 2 ранга Рольфа Цатиса. Таким же «авто» небесно-голубого цвета владел капитан 2 ранга Анатолий Калинин. У капитана 2 ранга Виктора Тарасюка был тёмно-красный. Ещё в бригаде владельцем «Москвича» был комбриг капитан 1 ранга Николай Клитный, но он на нём не ездил, а только любовался и ласково поглаживал, да и проживал он в другом доме.
На правом снимке – коллективная прогулка в выходной день по Приморскому бульвару. Слева семейная пара – Валентина и Николай Клец, далее – супруги Филипповы, справа Ирина и Алексей Живописцевы, а между ними – Игорь Окуджава.
В 1-м подъезде на втором этаже была наша 3-х комнатная квартира № 6. После нас, её заняли прибывшие из Магадана командир подводной лодки Иванов Вадим Борисович с женой Музой Викторовной и двумя детьми. Этажом выше проживали Васильевы. В 4-м подъезде в 57-ю квартиру на 3-м этаже поселились Калинины, вместо Пустовитов, отбывших к другому месту службы. А на 1-м этаже жили Живописцевы. В 5-м подъезде – Цатисы, в 6-м Боевы.
Незабываемый праздник души устроил нам Толя Калинин: по собственной инициативе организовал семейный показ на дому нашумевшего фильма «Братьев Карамазовых». А, каково?!!
А идея проведения праздника Дня Военно-морского флота, где нам с детьми, удобно расположившимся на склоне бухты Постовая, наши папы демонстрировали мастерство на своих плавательных средствах. И вдруг, неожиданно для всех, посередине бухты всплывает подводная лодка под командованием Ильина.




Игорёк на мостике подводной лодки (слева) и я с Юленькой (на правом снимке, слева) – смотрим парад.

Лодка, на которой был и Игорек, ещё с вечера скрытно отошла от пирса, заняла, под руководством тогда ещё штурмана Олега Древятникова, назначенную точку погружения. Механик Валера Лосев, умело жонглируя системами, удифферентовал её, и подводная лодка залегла на грунт. Пролежав всю ночь, в назначенное время продули главный балласт, и подводная лодка, нежданно для зрителей, как пробка из бутылки выпорхнула на поверхность бухты. Её встретило дружное раскатистое «Ура» и радость ребячьих голосов!
Сколько усилий, труда требовали подготовки к торжественным встречам наших лодок после зимовок и дальних походов в родную гавань. Не одну неделю шла работа: от благоустройства матросских кубриков в бригаде до подарков личному составу каждой лодки. Праздничный стол, программы развлечения силами наших ребят. Жареные поросята, приветствия, цветы, оркестр – все готово для встреч лодок у родного причала.




Конец апреля, ещё в заливе Советская Гавань не сошёл весь лёд, подводные лодки возвращаются из Ракушки и швартуются в бухте Постовой. И так каждый год!

Просветленные лица женщин, празднично одетых, – многие сами моделировали фасоны себе и детям – уже стоят разноцветной гирляндой, возвышаясь над пирсом в пятьдесят три ступени. По ним наши мужья поднимались, осваивая каждую ступеньку, совершенствовали высококвалифицированную подготовку офицера-подводника. Сегодня они взбегут по этой крутой лестнице к своим любимым на одном дыхании. Уже слышны ритмичные, глухие, как биение сердца, звуки возвращающихся лодок. Каждая жена знает свою, единственную, по знакомому только ей одной ритму. Наконец из-за мыса показались наши труженицы – дизельные подводные лодки 613 проекта. Они успешно выполнили поставленные перед ними задачи и готовы достойно отчитаться перед Родиной. Личный состав выстроен вдоль борта лодки, командиры сбегают по трапам для докладов Командованию части. Детские голоса в разных тональностях перекрикивают оркестр и всю церемонию встречи, срочно требуя папу домой! От этого фрегат «ПАЛЛАДА» тяжело вздыхал на своей глубине, стряхивая с себя вехи времени.

И не забыть нам радость встреч,
Хоть их не освещали в сводках.
Глаза и руки... трепет плеч и тихое:
«Ты пахнешь лодкой!»...


Геннадий Самохвалов.

А как здесь не вспомнить стихи Ирочки Живописцевой:




Какая обнаженная, правда. Спасибо, Ирочка, тебе от всех нас!
По случаю возвращения наших мужчин праздник продолжается в Доме офицеров. Зал сверкает цветными огнями, столы накрыты стараниями наших женщин. Готовы программы, шутки и песни, оркестр приветствует наших гостей. Позвольте же мне на правах ведущей открыть БАЛ!


В честь покорителей глубин
И скромных тружеников моря,
Когда мы все с друзьями в сборе,
Провозглашая третий тост, мы говорим:
«За тех, кто в море!».


Бал начинается звоном бокалов. Кончились Золушки, нынче принцессы Бал открывают в паре с мужьями – ах, как галантны, быстры, любезны наши мужчины! Всё зажигается новым весельем: шутки, приветствия, радости встреч. Вальс, вальс, вальс...
Вот и герои вечера – командиры: Николай Горюнов, отец большого семейства – жена Валюша, две девочки и сын. Коля – таёжный сибиряк, потомственный охотник, рыбак, избороздивший не один океан. Сегодня он весел, сбросил бремя проблем боевых и проблемы добропорядочного семьянина. Сегодня в честь тебя и вашей семьи звучит песня «В доме моем»... В доме всем хватит углов, хватит добрых минут и ласковых слов – не хватает лишь тебя, я молчу, не ропщу.
Виктор Тарасюк – командир, завидный холостяк, в отличие от своего женатого брата – механика ПЛ., кавалера ордена «Красная Звезда». Сколько раз всплывали они у разных берегов, а к своему семейному Виктор так и не пристал. Отменный рассказчик анекдотов, с ним в одной компании обхохочешься. Слушателей у него хоть отбавляй, сегодня ему есть чем поделиться. Совсем скоро устроится и его личная жизнь. В честь него сегодня споемте нашу любимую, уставшую подлодку, которая из глубины идет домой.
Как же уютно устроились опытные командиры, участвовавшие в сложных коллизиях, выполняя государственные задания с риском для жизни.
Знакомьтесь, – Анатолий Калинин с верной спутницей Дианной, Рольф Цатис с энергичной, заботливой Тамарой, Геннадий Семёнов с веселой, радушной Лидией, Алексей Живописцев с Ириной – автором стихов, посвященных нашей жизни.
Их дома всегда ждут, в этом они уверены.




Виталий Николаевич Ленинцев, Дианна Владимировна и Анатолий Владимирович Калинины. Кронштадт, 27.06.2010.

Мне хочется подойти к их столику и тихонечко предсказать их будущее из нового столетия. Нет, лучше не надо. Пусть наслаждаются мелодиями короля танго Оскара Строка. Под его мелодию мы встретимся в Риге.
О-о-о! Вот и гроза всех женщин – Софья Боева, бывшая солистка Архангельского хора, сегодня – телефонистка в нашей части, хранительница всех мужских тайн. Её супруг, Василий Боев – спецсвязист бригады лодок – чаще на берегу, скромный, высокий, не любит компаний, в отличие от Сонечки. Они со своими друзьями: Степаном Слепченко, опытным командиром лодки и его женой Лидией, за которую ему немало пришлось побороться. Мы желаем им семейного счастья. Вы одними из первых покинете Советскую гавань... Сколько всего о Вас говорят, только все это напрасно: где снегопад, ну а где звездопад – сами смогут разобраться. Добрый вам путь!
Бал продолжается, сказочный бал!
Два командира – Виктор Боришполец со своей Идочкой и Борис Чарный с красавицей Людмилой. Мужчины прошли не одну автономку, не раз пережили триумфы и трагедии. В личной жизни было не все так радужно. Скоро Борис Чарный вместе со своим сыном, они большие друзья, уедут во Владивосток продолжать службу. Вдвоем легче переживут потерю Людмилы – жены и матери. Какие минуты мы в сердце храним, что нам судьбу осветили?
Виктор с Идочкой свою службу продолжат в Москве.
Счастья Вам!
Слышите? «...Я люблю тебя жизнь и надеюсь, что это взаимно», – поет Марк Бернес, в вашу честь, ребята!




Баришполец Виталий Сергеевич. Родился 10.09.1932 г. Поступил в ЛНВМУ в 1945 г. В 1955 г. окончил Высшее военно-морское училище подводного плавания, минно-торпедный факультет. Служил на Тихоокеанском флоте, на ПЛ. Командовал ПЛ 613 проекта. Переведен на Черноморский флот. Был заместителем начальника оперативного отдела флота. Переведен в Москву в Оперативное управление Главного штаба ВМФ - на должность старшего офицера. Капитан первого ранга. Умер 13.01.1998.

Бал в разгаре, снова веселье, шутки и песни, нам и минута сейчас дорога.



Эрнст Ильин – начальник штаба 90-й ОБПЛ, 1972 год. Рудольф Пустовит (1968 г.), фото его жены Валентины, к сожалению, не сохранилось.

Вот и сам Эрнст Алексеевич Ильин с Валюшей и Рудиком Пустовит. Морская служба свела их со времен пятидесятых, в далекой Находке. Если описать краткую жизнь их и Саши Савинского, получился бы краткий курс молодого офицера в стиле «Капитального ремонта» Соболева. Балагурили всегда и по любому случаю. В Находке можно на каждой улице в их честь ставить памятники с надписью «Здесь были..!» Там были молоды. В Советской Гавани им иногда сносило головы, как мальчишкам. Капитаны 2 ранга – морские волки, семьянины Ильин и Живописцев – в ночное время, пока семьи в отпуске – схватили новый ковер, и пошли с таборными песнями по всему поселку менять на бутылочку.



Вот они – Ильин и Живописцев.

Тут же в Ленинград последовал звонок: ЧП, ваши бесшабашники гуляют, дело дошло до ковра. К утру ковер был возвращен. С нашим возвращением к Ильину вернулась трезвость – серьезно и навсегда.

Я люблю тебя! Мой голос замер...
Верю, что года признанья не остудят, –
Как прекрасно все, что было с нами,
Как прекрасно все, что с нами будет.


К этим стихам, моего любимого поэта А.Дементьева, мы еще вернемся.
Как там, у Ирочки Живописцевой? – «..лишь из случайных редких слов представить иногда возможно, как быт подводника суров!» Об этом поподробнее в кругу начальника политотдела Панина – кавалера ордена «Красная Звезда», командиров ПЛ. Баришпольца и Ильина – кавалеров ордена «Боевого Красного Знамени», Чарного – участника похода с испытаниями дизельной подлодки на живучесть в южных широтах при температуре 35 градусов за бортом, внутри лодки до 50, с короткими всплытиями в ночное время. Продолжительность испытаний 50 суток. Строго секретно.
Обычно возвращения наших мужей мы ждем в конце апреля. На этот раз семьям этих экипажей было предложено политотделом части, в частности товарищем Паниным, срочно вылететь во Владивосток для послепоходового оздоровительного отдыха в Военно-морском санатории – чудном санатории того времени – вместе с нашими мужьями, которые не имеют возможности вернуться в Советскую Гавань в обычные сроки. Опускаю подробности, сомнения: необходимость нас в санатории в конце учебного года, устройство детей по друзьям и соседям, да просто множество проблем, вплоть – как лететь, в чем лететь, почему лететь... Мы вылетели в составе всех жен – командиров, старших и младших офицеров и сверхсрочников.
Прилетели на военный аэродром в ночное время и получили распоряжение ехать во Владивосток, в бухту Малый Улисс – месту временного базирования наших лодок. Нас там совсем не ждали. Службу на проходной мы, естественно, не обрадовали своим появлением, свалившись цыганским табором в ночи, с возмущениями и требованиями немедленно доставить нас к месту расположения мужей. Поняв, что с ними общаются приличные люди, прося помощи, после нескольких телефонных разговоров, разбудив не одного начальника, вопрос решили: выделили матроса, повели вдоль неосвещённых причалов, на каблуках по пирсу, без преувеличения, километра два... Неожиданно остановил нас резкий, ни с чем несравнимый, мягко сказать, запах, хотелось чем-то прикрыть нос и рот. Вдруг в свете яркой луны, на довольно приличном расстоянии, мы различили силуэты трех подводных лодок.
Боевые труженицы, прошедшие все испытания ада, выполнив невыполнимое, уставшие, беззащитные привалились боком к пирсу, прося отдыха и защиты.
Мы долго стояли, дав волю своему воображению. Кто слышал сдавленные стоны, кто наблюдал глаза этих обыкновенных женщин в подобные минуты?
Понимаем, кому нужен санаторий, кому нужна помощь.


Окончание следует

Мазуренко В.Н. Атомная субмарина К-27. Триумф и забвение. Часть 41.



Анатолий Кулаков (слева) и Алексей Куст.

Алексей Куст, 1946 г.р., турбинист. Вернулся с флота, женился. Работал радистом, начальником участка. Был награждён орденом. Воспитывал троих девчат. Умер в 49 лет от онкологии в Донецке.
Виктор Кулиш, 1946 г.р., трюмный. Донецк. После демобилизации учился, стал зубным техником. Женился. Воспитывал дочь. Сердце Виктора остановилось в 56 лет.
Борис Ефремов, 1936 г.р., доктор АПЛ. После аварии продолжил службу в ВМФ. Дослужился до подполковника. После демобилизации проживал в Феодосии. Воспитал двоих сыновей. Один из них, Павел, стал капитаном 2-го ранга АПЛ Северного флота. Умер в возрасте 52 лет.
Иван Спиридонов, 1939 г.р., капитан 2-го ранга. Умер в 55 лет в Севастополе от онкологии.
Геннадий Храмцов, 1946 г.р., кок. После демобилизации работал в Волгограде. Воспитал двоих детей. Скончался в 60 лет.
Иван Кайдалов, 1946 г.р., трюмный. После флота женился, родились двое девчат. Учился. Погиб в 28 лет в Харькове.




Радиометрист Виктор Швалев. Виктор Михайлович Швалев спустя 20 лет.

Виктор Швалев, 1945 г.р., радиометрист. После демобилизации проживал в Волгодонске. Работал на АЭС начальником смены. Женат. Двое детей. Скончался в 45 лет.
Алексей Натекин, 1947 г.р., турбинист. После флота проживал в Пермской области. Работал в колхозе. Воспитывал четверых детей. Умер в 37 лет.
Владимир Овчинников, 1946 г.р., рулевой. Проживал в Москве. Работал дальнобойщиком. Женат. Воспитывал дочь. Умер в 59 лет.
Валентин Рощупкин, 1945 г.р., спецтрюмный. После демобилизации проживал в Ленинграде, работал в народном хозяйстве. Одно время летал на самолётах в качестве бортпроводника. Женат. Ушёл из жизни в 61 год после продолжительной болезни.
Зинон Митрофанов, 1946 г.р., электрик. Проживал в Тольятти. Работал в средней школе преподавателем. Женат. Двое детей. Умер в 47 лет.
Валерий Дружинин, 1940 г.р., турбинист. Проживал в Москве. Умер в 50 лет.
Василий Григоров, 1942 г.р., БЧ-4 РТС, мичман. Демобилизовался в 1980 году. Семья, дети. Проживал в Харьковской области. Умер в возрасте 56 лет.
Александр Осюков, 1943 г.р., спецтрюмный. Семья, дочь. Проживал в Архангельской области. Умер в 51 год от онкологии.
Владимир Резник, 1941 г.р., капитан 2-го ранга. Проживал и работал в Санкт-Петербурге. Убит в своей квартире в 1993 году.
Анатолий Димура, 1943 г.р., турбогенераторщик. Проживал и работал в Запорожье. Двое детей. Умер в возрасте 52 лет.




Валерий Дружинин, Анатолий Димура

Николай Боровик, 1943 г.р. Работал и проживал в Запорожье. Семья, двое детей. Умер в возрасте 50 лет.
Иван Немченко, 1941 г.р., мичман, старшина команды турбогенераторщиков. Покончил с собой в возрасте 54 лет в Ростовской области.
Владимир Романенко, 1947 г.р., электрик. Проживал с семьёй в Луганской области. Работал директором средней школы Умер в возрасте 54 лет.
Валерий Погодин, 1947 г.р., турбинист. Проживал в Алтайской области. Умер в возрасте 28 лет от онкологии.
Евгений Свирид, 1946 г.р., БЧ-РТС. Ушёл из жизни в 51 год. Последнее время проживал в Одессе.
Иван Самарин, 1938 г.р., капитан 2-го ранга, КГДУ. Проживал и работал в Санкт-Петербурге. Четверо детей. Первый сын родился в 1963 году. Тройня родилась в 1971 году. Скончался в 1983 году в возрасте 45 лет от третьего инфаркта.
Николай Сергеевич, 1936 г.р., мичман, снабженец. Проживал в Белоруссии после демобилизации. Семья, двое детей. Скончался в возрасте 57 лет.
Анатолий Пехов, 1946 г.р., турбинист. Проживал в Москве. Умер в возрасте 58 лет.
Иван Набока, 1944 г.р., срецтрюмный. Проживал с семьёй в Луганской области. Умер в возрасте 49-ти лет.
Виталий Финкельберг, 1941 г.р., спецтрюмный. С семьёй проживал и работал в Чернигове. Умер в возрасте 58 лет.




Виталий Финкельберг, Александр Осюков

Андрей Хутченко, 1942 г.р., электрик. Работал в колхозе и проживал в Винницкой области. Умер в возрасте 66 лет.
Владимир Анисов, 1927 г.р., капитан 2-го ранга, замполит. После демобилизации проживал с семьёй в Москве. Имеет сына. Скончался в возрасте 67 лет от сердца.
Богдан Ковцун, 1943 г.р., старшина команды торпедистов. После демобилизации проживал в Новой Каховке Херсонской обл. Семья, дети. Умер в возрасте 53 лет.
Анатолий Галкин, 1944 г.р., капитан 3-го ранга. Проживал в Москве. По имеющейся информации, у него не сложилась семейная жизнь. Работал на разных работах. Умер в возрасте 54 лет.
Юрий Воробьёв, 1933 г.р., капитан 2-го ранга, старпом. После демобилизации работал в морском флоте в Мурманске. Переехал с женой на родину в Запорожье. Вёл активную общественную деятельность. 09 мая 2005 года скоропостижно скончался. Спустя четыре года, 09 мая, в тоже время скончается и его жена Клара Максимовна.
Григорий Вознюк, 1943 г.р., спецтрюмный. Комиссован был после первого похода. По имеющимся данным, умер в возрасте 43 лет.
Павел Волков, 1941 г.р., турбинист. Проживал в Москве. По имеющейся информации, умер в возрасте 64 лет.




Анатолий Галкин, Николай Боровик

Скорбный список моряков, служивших в разное время на АПЛ К-27, можно продолжить. Их много. У них разные были судьбы, они до своей кончины жизненный путь прошли по-своему, так, как им предназначила судьба. Но это были наши сослуживцы, это были те, с кем мы служили, с кем делились всем, что у нас было, вне зависимости от должностей и званий. Потому что мы все были и есть – Подводники. Они и ушли ими.
А как же ныне здравствующие подводники? Где они? Как живут? Как сложились судьбы тех, с кем служил, кто служил до меня и после? Судьбы моих сослуживцев сложились по-разному. Есть столь яркие и интересные личности, что о них надо писать отдельную книгу. Значительная часть офицеров, мичманов после ядерной аварии на лодке осталась служить на флоте, дослужились до больших должностей и званий. Были отмечены государственными наградами. Некоторым из них, в апреле 1970 года, пришлось пройти ещё через одну трагедию на К-8.
Те, кто распрощался с флотом, кораблём, честно трудились, и продолжают трудиться в народном хозяйстве своих государств. Трудились добросовестно, несмотря на то, что у многих из них спустя годы начались серьёзные проблемы со здоровьем.




Константин Гусаренко

Хочу ещё раз коснуться команды спецтрюмных, ребят которые там служили со дня организации экипажа и до затопления лодки в Карском море. За эти годы в этой элитной команде, которая первая, если надо, принимала на себя удар при аварии ядерных реакторов, прошли десятки и десятки моряков-подводников. О многих я уже писал выше. На сегодня я располагаю информацией о 26 спецтрюмных. Здравствуют на сегодня и дай Бог им здоровья – Николай Ганжа и Григорий Раина (Украина), Михаил Иванушкин (Тверь), Константин Гусаренко (Молдова), Михаил Гуторов (Россия) Юрий Маслобойников (Санкт-Петербург). Судите сами, после этого, какие парни там служили! Элита в элитных войсках!



Владимир Чайка, 1934 г.р., мичман, командир команды радиотелеграфистов атомной подводной лодки К-27. За мужество и героизм, проявленный при испытании уникальных ядерных реакторов, был награждён орденом Красная Звезда. После похода в 1964 году по ряду обстоятельств вынужден был уйти на гражданку. Поселился в г. Северодвинск и, до выхода на пенсию в 1995 году, принимал участие в строительстве атомных подводных лодок. Вырастил дочь и сына. Растут внуки. В 2005 году похоронил супругу, с которой прожили вместе больше 47-ми лет. Сегодня Владимир Алексеевич проживает вместе с детьми и внуками в Северодвинске.



Павел и Фаина Стакионисы. Литва. 2010 г.

Павел Стакионис, 1951 г.р., турбинист. После демобилизации работал в транспортном предприятии линейным механиком. Окончил с отличием Ленинградскую лесотехническую академию. Прошёл путь от механика до заместителя Министра. В 1998 году закончил второй ВУЗ – Академию Государственной службы при Президенте РФ (тоже с отличием). Заслуженный работник народного хозяйства Республики Коми. Имеет правительственные награды и многочисленные грамоты и поощрения. В 2006 году вышел на пенсию и уехал с женой в Литву на постоянное место жительства. Проживает в г. Вильнюс. Печатается в некоторых русскоязычных СМИ, читает лекции по темам "Государственное и муниципальное управление", "PR-технологии" и т.п. в местном университете. Любит путешествовать с супругой Фаиной, с которой прожил более 37 лет. Вырастили сына Андрея. Подрастает на радость Павла и Фаины внук Марк, которому уже 7 лет. Жизнь у ветерана-подводника АПЛ К-27 продолжается, и дай Бог, как говорят, всего хорошего ему и его семье.
В городе Санкт-Петербурге сегодня проживает много офицеров в отставке, среди которых: капитаны 1-го ранга Лев Пастухов, Геннадий Фытов, Валерий Додзин, Анатолий Невесенко, Юрий Максимов, Александр Новожилов, капитаны 2-го ранга Вадим Тимонин, Николай Корбут, Григорий Попельнух, Алексей Иванов, Алексей Бокарев, Матвей Офман, полковник МВД Виталий Иванов, матрос, турбинист, мой одногодок Виктор Тиняев, кок, ст. 2 ст. Николай Остапчук. После демобилизации они работали на разных должностях и отраслях народного хозяйства.




В гостях у Г.А.Фытова: Светлана Фытова, Валерий Додзин, Виталий Иванов, Геннадий Фытов, Анатолий Невесенко.

Продолжение следует

Аида Корсакова-Ильина. О них не сказано в Уставах... Часть 6.

Калиши, милые, верные, трогательные мои Калиши!!!!
Вы помните, вы все, конечно, помните... Ни фига вы не помните, осталось только место встречи – Советская Гавань – в вашей памяти... А какое это имеет значение? Когда нас судьба переплела такими венозно-артериальными сосудами, благодаря которым мы живы и сегодня. Вы только представьте, что наши дети дружат почти полвека!!! Нет, я не подчеркиваю наш с вами юный возраст. Я только благодарна судьбе, что ВЫ есть у меня, что мои друзья стали вашими друзьями. Наша мама Веечка из спасительного детства Игорька – Виолета Засимовна Агрба, доктор медицинских наук, работающая в Академии наук города Сочи. Это отдельная страница моих воспоминаний как драгоценность моей души.




Виолета Засимовна Агрба

Милые, родные Руденко, ставшие вашими родственниками. И тот судьбоносный праздник подводников. Толя, не пора ли наш тост по этому случаю:


Уж так на флоте повелось,
Когда мы все с друзьями в сборе,
Провозглашая третий тост,
Мы говорим: « За тех, кто в море!»




Калинин Анатолий Владимирович

Кто бы мог думать, что те далекие годы, конец шестидесятых, доведут нас в новый век накануне двенадцатого года.
А все начиналось незатейливо просто. Встретились с Диночкой, на очередном собрании, где я попросила Диночку Калинину писать протокол собрания, чего она в жизни не делала, но справилась отлично.
Вторая встреча нас сблизила. Мои хлопоты по внедрению первого обмена в поселке Заветы Ильича увенчались успехом, и квартира, которую я только что отремонтировала, предложили занять семье командира лодки капитана 2 ранга Калинина. В момент последнего взмаха моей малярной кисти на пороге появилась его супруга Дианна Владимировна.
Милые, родные, верные, трогательные мои Калиши, – часовые моей судьбы! Вы знаете, Вы помните... Вы всё, конечно, не помните – и это естественно, – ведь мы с Вами начинаем двенадцатый год в новом столетии. Подумать только!!!.. Вы же сподобили меня на этот «сизифов», не просто физический, но и душевный труд. Вольно или нет, вновь пришлось пережить каждую судьбу самых близких людей.
Наша с Вами судьба напоминает мне тонкий классический узор Вологодского кружева, со всеми его тщательно спрятанными узелками, с тончайшими переплетениями, которые не раз обрывались, вновь находились и продолжают свое плетение, крепчая с каждым набором новых петель.
Дорогая моя Диночка, ты всегда восхищала меня своим острым умом, женственностью, воистину хранительница семейного очага. Вы с неутомимым и заботливым Толюшкой вошли в золотую энциклопедию супружеских пар, восхищавших многих наших друзей. Предлагаю нам вместе пережить некоторые эпизоды из нашей жизни со всей её непредсказуемостью, которые прошли в бурях нашего времени. И какими бы чудесами не испытывала нас судьба, мы оставались самими собой. Мы умеем ценить свое далекое прошлое и не менее ценное настоящее.
Встретила и подружила нас Советская Гавань. В начале осени 1968 года подводная лодка из Владивостока под командованием капитана 3 ранга Калинина Анатолия Владимировича вошла в бухту Постовая. Как оказалось, идея обмена квартир в нашем гарнизоне позже впрямую коснулась его семьи из четырех человек: сына Владимира – 10 лет, сына Юрия – трех лет и жены – северянки Дианны Владимировны.




У всех членов семьи не только общие интересы, взгляды, отчества, даже походки одинаковые. Именно они получили отремонтированную мной квартиру, зажили в любви и согласии до самого отъезда по переводу в Ригу.
Менялись времена, менялись люди, судьбы. Но одно оставалось неизменным – были всегда те, кто отмечен особым знаком долга и преданности.
Заботливая моя Диночка, какие слова можно подобрать к тем проблемам – быть не быть, слов просто нет. Разве существует мера, которая способна измерить всю глубину наших тревог и боли за мужей, которых не было с нами по шесть-семь месяцев в году, когда замирали сердца в ожидании какой-нибудь весточки о них. Причин для этого было предостаточно!
В марте 1968 года не вернулась на базу подводная лодка «К-129», командовал лодкой опытный офицер-подводник капитан 1 ранга В.И.Кобзарь. Сколько было слухов о гибели экипажа, сколько ложных возвращений лодки в родную базу, сколько горя, слез. Сколько женам надо иметь мужества с этим жить, вырастить детей, внуков, бороться за место в той жизни. Слава Вам – Боевые подруги, верные подводницы!
Как там, в нашем третьем тосте? – «За тех, кто в море!»


За тех, кто, может, не придет...
Но каждый, кто на якорь встанет,
Добротным словом в свой черед
Ушедших в плаванье помянет.


Чего стоили сообщения о трагедии других подводных лодок: «Ленинский комсомол», а затем «Комсомолец», «Курск» – горе потрясало всех, невзирая на расстояния и сопричастность к их близким. ВЕЧНАЯ ИМ ПАМЯТЬ!

«Память сберечь о них важно.
Видно назвали не зря
Улицу в базе Лахтажный
Именем КОБЗАРЯ».




Кобзарь Владимир Иванович.

Одно понятие подводник – одна судьба, одна боль за всех.


Сигналы выучив тревог,
Как мы отбоя дожидались!
Сирен боялись и сапог,
Оповестителей боялись.


Геннадий Самохвалов. ПОДПЛАВКИ.

Преодолевая суровости климата, быта, в кругу своего одиночества, мы преодолевали свою душевную слабость, скрывали слезы обид, хранили гордую верность себе.


А как мужей мы понимали,
Когда по службе их долбали!




Алексей Живописцев и Николай Клец – всегда на страже рубежей!

Себя не щадили. Я женщина – и все во мне должно быть женственным, приятным. Но почему ж, так часто, душа срывается на крик и бумерангом возвращается обратно, так никем и не услышанным. Спасательным кругом было слово НАДО!!! По-другому не выжить.



Ирина Живописцева и Валентина Клец – на «промысле»...

Помнишь наши снежные заносы до электрических проводов? Подумаешь, мелочь какая, а на деле... В сарай не добраться, где хранились запасы жизни, приготовленные с осени: бочки капусты, грибов, дров – без чего нельзя обойтись даже неделю, иначе детей не накормить, не искупать. Не один час «наиграешься» лопатой, изойдешь потом, пока не откопаешь провиант, подчас и детей, прыгающих с крыш – им в радость, нам в ужас. Их развлечения иногда стоили немало потерянного здоровья.
Или походы за хлебом в магазин, рядом за углом, а ведь петляешь – и не выбраться из снежного лабиринта, до слез заигрывали вьюги.
Без холодка в сердце не вспомнить. Спеша в бригаду, по каким-то срочным делам, помчалась с Игорьком. Решив сократить путь, дунула через лесок, километра два. Подумать, что несколько дней мела метель и тропа еще не хожена, недосуг. Игорька с рук не спустить, в снегу тонет, ветер разгулялся, с ног валит, ноги едва бороздят, руки слабеют. Игорек подбадривает, шевеля своей варежкой у моего уха, приговаривая: «Иди, я тебя вдохновляю». Какой «иди»? – едва ползу, темнеет, ничего не видно. Всё, приходит конец! Вспомнилась фраза Мумки (матери Эрика): «Пора принимать валидол, или уже поздно?» Хорошо в политотделе догадались выслать четверых матросов. Господи, спасибо им за все их добрые дела.
А поездки в госпиталь, где шесть месяцев Эрик лежал с переломом позвоночника?... Первое время ездить к нему пришлось каждый день, автобусы ходили вне расписания. На обратном пути сидишь на остановке одна средь заснеженного поля. Слышишь, то ли вьюга воет, то ли волки ходят, а то и заключенные... Намерещится, назябнешься, испереживаешься от полноты неизвестности состояния здоровья Эрика: будет ли ходить, и сколько времени нужно на его восстановление? Нанервичаешься за детей, брошенных одних в квартире в столь поздний час. Наобижаешься на руководства части, что машину не могут догадаться предложить, – сама я в жизни для себя ничего не попрошу. Сидишь в ожидании транспортного «подкидыша», свернувшись клубочком, согреваясь своим теплом. Даешь слово – не ездить так часто, не в человеческих это силах. Через пару дней катишься в снежные просторы: надо к Эрику, надо встать на ноги. Помню, мы с нашим врачом Виктором Нечипоренко привезли к нему домашний телевизор. Это было самое начало 1970-х, приход телевидения в наши дома. По всем каналам шел НАШ, ВСЕХ побеждающий ХОККЕЙ.




Суперсерия СССР-Канада 1972 года

Эрик, увидев две фигуры в дверях с телевизором, возмущенно махая руками, приказал немедленно убираться вместе с телевизором. Мы были упорнее его – лежачего. Зато сколько приятных минут «Голубой огонек» доставил всем соседним палатам. И Ильин никакого дискомфорта не испытывал, взаимопонимание больных было чутким. Они деликатно оставляли одного в палате – по необходимости. Спустя восемь месяцев, Эрик вернулся к своим обязанностям.
Спасибо всем военно-морским врачам, которые спасали личный состав в боевых походах, в госпиталях, спасали нас и наших детей, и при необходимости приходили сами себе на помощь. О мужестве доктора Родина с лодки Ильина писали все центральные газеты: в условиях выполнения государственного задания, на глубине 150 метров, с помощью одного матроса, доктор Родин прооперировал себе аппендицит.
Материнское спасибо за семимесячную мою Юлишку доктору нашей санчасти великодушному капитану медслужбы Вадиму (извините, запамятовала фамилию), который взял на себя ответственность за ее жизнь. В то время, когда заведующая детской клиникой отказалась от дальнейшего её лечения, взяв с меня расписку, под предлогом, что я отказалась в тридцатиградусный мороз везти ребенка c воспалением легких в городскую больницу за 60 километров в холодном транспорте.
По решению командования части, госпиталь развернули у нас на квартире. Обеспечили суточное дежурство медсестры из нашей санчасти. Привезли баллоны с кислородом, достали стрептомицин, какие-то витамины. Молодой доктор разработал дозы и время уколов. Какой надо было обладать выдержкой, спокойствием совсем молодому человеку, глядя на убитую горем мать, третьи сутки ходившую из угла в угол, не спускавшую умирающего ребенка с рук, держа его в вертикальном положении, чтобы облегчить дыхание, умоляя только дышать и немного потерпеть. Какую уверенность надо было иметь в ее спасении!
И ведь справились! На третий день кризис миновал. Юлишка медленно протянула мне свою ручонку, на её лице выступила испарина. Доктор впился в нас глазами, приказал немедленно положить ее на стол. Всю жизнь они в моей памяти. Говорят, чудес не бывает. Бывают, и главные в них – люди. Нижайший мой материнский поклон всем, кто был с нами. Их помощь неоценима!!!
Спустя много лет я узнала, что многие дети, рожденные в шестидесятых и семидесятых годах, болели инфекционным воспалением легких. Мне пришлось видеть страдания этих детей, отчаяние их матерей, которые годами боролись за жизнь детей. Нам повезло, через шесть лет с помощью ленинградского детского врача Соловьевой мы победили эту изматывающую болезнь, не допустив перехода её в хроническую форму. Чья-то тайна для многих обошлась очень дорого.
Диночка, это короткие фрагменты нашей жизни, о которых наши мужья подчас не имели никакого представления. Правда, случай с Юлишкой был исключением. Каждое утро доктор отправлял бюллетень, – конечно, об удовлетворительном состоянии её здоровья. Эрик эти сводки получал ежедневно, находясь в автономке.
Помнишь наши бесконечные охи, вздохи по проблемам воспитания детей – они были, есть и будут. В обязанности наших отцов входило отправить детей по осени в школу, за два месяца перед уходом на зимовку, и встретить их по весне из школы, когда сами возвращались с зимовки или походов. Но ведь воспитание ребят, конечно, не сводится только к успеваемости. Эту проблему приходилось решать опять же мамам, женсоветам, педагогическому коллективу во главе с директором школы Манжосовым, родительскому комитету и шефам нашей бригады. Матросы, старшины своим подопечным преподавали основы не только математики, но и военно-морского дела, создавали экипажи в школах, изучали оружие, занимались военно-прикладными видами спорта, приглашали детей на корабли и подводные лодки, что наполняло их гордостью и патриотическими чувствами. Многие из них с начальных классов выбрали свою профессию, как случилось с нашим Игорем, с Сашей Семеновым, с Володей Калининым, да и многими другими ребятами, которые продолжили дело своих отцов.
В эстетическом воспитании преуспевали опять наши мамы: от шитья костюмов до кружков бальных танцев, музыкальных классов, молодежного театра, художественного слова, школьного хора во главе с директором. Устраивали художественные выставки, фестивали, культпоходы в кино.




Дом офицеров в посёлке Заветы Ильича. Культпоход в кино.

Продолжение следует

Страницы: Пред. | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | След.


Copyright © 1998-2019 Центральный Военно-Морской Портал. Использование материалов портала разрешено только при условии указания источника: при публикации в Интернете необходимо размещение прямой гипертекстовой ссылки, не запрещенной к индексированию для хотя бы одной из поисковых систем: Google, Yandex; при публикации вне Интернета - указание адреса сайта. Редакция портала, его концепция и условия сотрудничества. Сайт создан компанией ProLabs. English version.