«Единый день экспертизы по анти-БПЛА»
Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США Военная ипотека условия
Баннер
Главный инструмент руководителя ОПК для продвижения продукции

Главный инструмент
руководителя ОПК
для продвижения продукции

Поиск на сайте

100- летие Большого русского исхода из Крыма в 1920 году

100- летие Большого русского исхода из Крыма в 1920 году

    100 лет назад,   в ноябрьские дни 1920 года,   большим русским исходом   в  Крыму   завершилась
гражданская война.
    На ее окраинах России она продолжалась еще  до 1922 года.  Второй большой исход русских людей состоялся в Приморье.

    19 октября 1922  года части  1-й Забайкальской дивизии красных вышли на ближние подступы к Владивостоку. Началась большая эвакуация  русских людей, не принявших Октябрь 1917 года.  

   28 октября  1922 года  Командующий Сибирской флотилией контр-адмирал Г.К. Старк   увел   из Владивостока около  40 кораблей и судов флотилии.    На них находились более 9 тыс. человек, в том числе около 1800 гражданских беженцев и 7070 — военных. Корабли сначала  пришли  в корейский порт Гензан, потом  в Шанхай, а затем в Манилу, куда дошли только 11 кораблей и судов.

  Часть  беженцев и военных  остались в Корее, Китае, многие из Филиппин  перебрались в США.  Оставшиеся  корабли и суда   были проданы. Средства ушли на эвакуацию  и трудоустройство русских беженцев.  Остатки  средств Г.К. Старк отвез во Францию  и передал лично в руки  тогдашнему главе российского императорского дома Великому князю Николаю Николаевичу  (внуку  Николая I).

  В 1943 году, находясь во Франции,   Г.К. Старк отказался сотрудничать с немцами, потерял работу, (был водителем такси), заложил ордена, чтобы как-то прожить. Умер в 1950 году.  

   А   в  октябре 1920 года   Белая армия в Крыму    была  уже  обречена.  Медленно и мучительно  умирал и Черноморский флот, один из самых сильных и надежных флотов России  к началу 1920 года.

   Это раньше всех понял Петр Николаевич Врангель, барон, генерал-лейтенант, Главнокомандующий вооруженными силами на юге России.

     “Белая армия, черный барон…” эта песня  композитора Покрасса, написанная осенью  1920 года, которую распевали бойцы Красной армии идущие на штурм Перекопа, именно о генерале Врангеле.    

     29-го октября,  в  дни штурма  красными  Перекопа  Главнокомандующим  был отдан приказ по фронту об эвакуации Крыма:

    “Севастополь, 29-го октября 1920 года.

    Русские люди!

     Оставшаяся одна в борьбе с насильниками,  Русская армия ведет неравный бой, защищая последний клочок русской земли, где существуют право и правда.  В сознании лежащей на мне ответственности, я обязан заблаговременно предвидеть все случайности.

   По моему приказанию уже приступлено к эвакуации и посадке на суда в портах Крыма всех, кто разделял с армией ее крестный путь, семей военнослужащих, чинов гражданского ведомства с их семьями и отдельных лиц, которым могла бы грозить опасность в случае прихода врага.

     Армия прикроет посадку, памятуя, что необходимые для ее эвакуации суда также стоят в полной готовности в портах, согласно установленному расписанию. Для выполнения долга перед армией и населением сделано все, что в пределах сил человеческих.

     Дальнейшие наши пути полны неизвестности. Другой земли, кроме Крыма, у нас нет. Нет и государственной казны.

     Откровенно, как всегда, предупреждаю всех о том, что их ожидает. Да ниспошлет Господь всем силы и разума одолеть и пережить русское лихолетье».

      Вот что писал Врангель о соотношении сил белых и большевиков в Крыму:

    “Для того чтобы уяснить себе причины, побудившие нас покинуть Крым, нужно уяснить себе численное соотношение бойцов, находившихся на фронте с нашей стороны и со стороны большевиков.      Всего в моем распоряжении имелось 320 тыс. человек, из коих в строевых частях на фронте числилось не более 45 тысяч.

    Соотношение это нужно считать вполне нормальным, как показала практика германской войны, когда на одного бойца армии приходилось 7–8 человек, обслуживающих тыл.

    Против меня красные сосредоточили шесть армий, составленных почти исключительно из отборных коммунистических частей, причем сосредоточение началось с момента начала Рижских переговоров о перемирии.       Всего против имевшихся у меня на фронте 5 дивизий красные сосредоточили 28 дивизий, против же моих 4,5 тысяч шашек выставили 25 тысяч конницы”.

     Врангель отдает распоряжение о срочной подготовке судов в Севастополе, Керчи, Феодосии, Ялте, Евпатории.

    Планировалось эвакуировать 70-75 тыс. человек: отходящие войска, раненых и больных, мирных жителей,  но было эвакуировано значительно больше.

    В советском кинематографе эвакуацию Белой армии из Крыма  обычно показывали  как  паническое  бегство, во время которого пассажиры дерутся и убивают друг друга. Но на самом деле эта эвакуация была  примером высокоорганизованной акции.  

    Вся   организация  и подготовка  этой  эвакуации осуществлялась  назначенным  после смерти адмирала М.П.Саблина новым  командующим  Черноморским флотом адмиралом  М.А.Кедровым и  начальником  штаба Черноморского флота Н.Н.Машуковым.

    1 ноября 1920 года из Константинополя прибыл французский линкор «Вальдек-Руссо» с временно командующим французской экспедиционной эскадрой адмиралом Дюменилем на борту. Вместе с представителем Франции на Юге России графом де Мартелем адмирал посетил Главнокомандующего.

     Врангель через них передал просьбу в адрес французского правительства о предоставлении помощи в эвакуации транспортами и кораблями прикрытия, а также финансовой поддержке для многих тысяч военных и гражданских беженцев.   Французские представители, по воспоминаниям Кедрова, настаивали, чтобы русские корабли подняли французские флаги, под покровительство какой страны и были отданы беженцы, но русские отстояли право уходить на чужбину под  Андреевскими флагами.

   10 ноября 1920 года   началась   эвакуация  Белой армии и  флота из Крыма в Константинополь.

   В течение трех дней на 126 судов погрузили войска, семьи офицеров, много  гражданского населения Севастополя, Ялты, Феодосии и Керчи. Днем и ночью под траурный звон колоколов при свете пожаров грузились на пароходы тысячи людей.

     На 126 судах в  добровольное изгнание отправились 145 693 человека, не считая команд,  из них около 5000 раненых и больных..,   более 100 тысяч гражданских лиц.

      Корабли,  оставшиеся в Севастополе, были взорваны, а подводные лодки затоплены.

    Так началась история великой русской эмиграции.

    14 ноября в 10 часов утра Врангель обошел на катере Севастопольскую бухту, инспектируя ход погрузки. И в это же день корабли и суда начали покидать Севастополь.

    Как писал сам Врангель в своих воспоминаниях:

    “Все, что только мало-мальски держалось на воде, оставило берега Крыма. В Севастополе осталось несколько негодных судов, две старые канонерские лодки «Терец» и «Кубанец», старый транспорт «Дунай», подорванные на минах в Азовском море паровые шхуны «Алтай» и «Волга» и старые военные суда с испорченными механизмами, негодные даже для перевозки людей.

   Все остальное было использовано…”.

   Главнокомандующий  держал свой флаг на крейсере “Генерал Корнилов”,   который,  как и остальные корабли и суда,   был перегружен. Палубы, трюмы, кубрики переполнены беженцами. На рейде судно простояло до ночи и снялось с якоря, когда в открытое море ушли почти все.

   Но крейсер  вначале пошел  не к турецким берегам, а в Ялту, Феодосию. Врангель хотел  лично убедиться, что и здесь погрузка прошла успешно.

.      .  14 ноября  1920  он  напишет:

       «Русская армия, оставшись одинокой в борьбе с коммунизмом, несмотря на полную поддержку крестьян и городского населения Крыма, вследствие своей малочисленности не смогла отразить натиск во много раз сильнейшего противника, перебросившего войска с польского фронта. Я отдал приказ об оставлении Крыма; учитывая те трудности и лишения, которые русской армии придется претерпеть в ее дальнейшем крестном пути, я разрешил желающим остаться в Крыму….

  …Сегодня закончилась посадка на суда, везде она прошла в образцовом порядке.      Неизменная твердость духа флота и господство на море дали возможность выполнить эту беспримерную в истории задачу и тем спасти армию и население от мести и надругания”.  

   После завершения эвакуации в Крыму оставалось около 2000 офицеров и 52600 солдат Русской армии. Кроме того, в госпиталях полуострова находилось около 15 тысяч раненых и больных. По разным причинам, Россию не пожелало оставить более 200 тысяч гражданских и военных.

   11 ноября 1920 года войска красных, взяли штурмом Перекоп   и ворвались в Крым.

    15 ноября 1920 года в Севастополь  вступила 51-я стрелковая дивизия под командованием В.К.Блюхера.

    Очевидцы вспоминали:

  -  “Всех раньше войск въехал ужасающих размеров бронеавтомобиль. Из нескольких бойниц смотрели стволы пулеметов, они то и дело давали очереди в воздух, по-видимому, для острастки. Но самое страшное было не в этом. Броня этого фургона была выкрашена в цвет хаки и в нескольких местах украшена красными пятиконечными звездами, а вдоль по корпусу большими красными буквами было написано “Антихрист”…..

    Судьба тех,  кто  поверил большевикам и остался в Крыму,  оказалась плачевной.   Как мы помним,  у Врангеля под командованием было около 320 тыс. человек.     Только  за первую неделю  пребывания красных в городе  было убито более 8000 человек, общее же число казненных (в Севастополе и в Балаклаве) - составляет около 29 тыс. человек.

   29 ноября 1920 года "Известия временного Севастопольского ревкома" опубликовали первый список расстрелянных - 1634 человека, из них 278 женщин; на следующий день, 30 ноября, обнародован второй список - 1202 человека, из них - 88 женщин.

  Людей не только расстреливали и вешали, но и топили.    Р.Землячка : "Жалко на них тратить патроны, топить их в море".

Руководили этой  кровавой “операцией”  Бела Кун (бывший военнопленный офицер австро-венгерской армии)  и Розалия Землячка (Розалия Залкинд) - с ноября 1920 года по январь 1921 года
являлась ответственным секретарём Крымского обкома РКП(б)- “Фурия красного террора” в Крыму.

     С конца октября 1920 года и по март 1921 года в Крыму было расстреляно по официальным данным  около 56 тысяч офицеров и солдат Русской армии.  По оценкам историков, с ноября 1920  по март 1921 года в Крыму было расстреляно от 60 до 120 тысяч человек.

Бела Кун опубликовал такое заявление:

  - “Товарищ  Троцкий сказал, что не приедет в Крым до тех пор, пока хоть один контрреволюционер останется в Крыму; Крым это – бутылка, из которой ни один контрреволюционер не выскочит, а так как Крым отстал на три года в своём революционном движении, то мы быстро подвинем его к общему революционному уровню России…”.

   Выступая  6 декабря 1920 года на совещании Московского партийного актива, В.И. Ленин заявил:

- “Сейчас в Крыму 300000 буржуазии. Это источник будущее спекуляции, шпионства, всякой помощи капиталистам. Но мы их не боимся. Мы говорим, что возьмем их, распределим, подчиним, переварим..”

      И “переварили”, расстреляв  и утопив в море  десятки тысяч человек…

     На полуострове был введён режим чрезвычайного положения. Все дороги, ведущие из Крыма, были блокированы, и люди не могли покинуть полуостров, поскольку все пропуска подписывал непосредственно Бела Кун.

   17 (4) ноября 1920 года был издан приказ Крымревкома №4, согласно которому все лица, прибывшие в Крым с Добровольческой армией (на июнь 1919 г.), офицеры, чиновники военного ведомства и другие работники деникинских подразделений и Русской армии Врангеля должны были в 3-дневный срок явиться для регистрации.

    Лица, не явившиеся на регистрацию, либо не зарегистрировавшиеся в указанный срок, рассматривались как шпионы, подлежащие высшей мере наказания «по всем строгостям  законов  военного времени».

    Не было только сказано, что расстреляны будут и все те, кто пришёл регистрироваться...

    Проводились облавы, оцеплялись целые кварталы и по нескольку дней проверяли документы, одних отпускали, других арестовывали и уничтожали.

    В графе -  “В чем обвиняется?”  следователи   Особых троек писали: “казак”, “подпоручик”, “чиновник военного времени”, “штабс-капитан”, “участник  армии Врангеля”, “ дворянское происхождение”,  “ работа в белом кооперативе”   и т. п.

    В октябре 1920 г. комендантом и начальником отряда ВЧК по борьбе с бандитизмом в Крыму был назначен 26-летний Иван Дмитриевич Папанин (уроженец Севастополя) - будущий видный советский полярник, дважды Герой Советского Союза, доктор географических наук, контр-адмирал. Он занимал эту должность до марта 1921 г.   Прославленный арктический исследователь не любил вспоминать о своем прошлом,  но вот о Землячке  он так вспоминал в поздние годы: “Говорят, у каждого человека есть свой ангел-хранитель. Не знаю, у кого как, но у меня такой ангел был - Розалия Самойловна Землячка…”?!

     В 1921 году  Землячка  в награду за свои «подвиги» в Крыму получит орден боевого Красного Знамени.  Умерла в 1947 году. Прах ее захоронен в Кремлевской стене.

      21 ноября 1920 года Черноморские  корабли, прибывшие в Константинополь, были реорганизованы в Русскую эскадру под командованием вице-адмирала М.Кедрова. 113 кораблей и судов были   реквизированы Англией, Францией, Грецией и Турцией.

    1 декабря 1920 Совет Министров Франции согласился направить Русскую эскадру в город Бизерта в Тунисе.       8 декабря 1920 года Русская эскадра,  из 32 оставшихся кораблей, несколькими отрядами вышли из Константинополя  и взяли курс на военно-морскую базу Бизерта, которую предложила Франция для стоянки Русской эскадры.

    Андреевские стяги были на кормовых флагштоках кораблей, на гротмачтах подняли французские флаги.

      Из Константинополя в  Бизерту вышли  32 русских корабля и судна,   с 6388 беженцами, из которых – 1000 офицеров и кадет, 4000 матросов, 13 священников, 90 докторов и фельдшеров и более 1000 женщин и детей.

    Как видим,  более 100 тысяч русских людей осталось в Константинополе  и затем рассеялись по всему свету.

     А на российских кораблях в Бизерте продолжалась служба: поднимались и спускались с заходом солнца Андреевские флаги, отмечались праздники исчезнувшего государства - России; в храме, построенном русскими моряками, отпевали умерших и славили Христово Воскресение, а в городском саду играл корабельный оркестр крейсера  «Генерал Корнилов». В Морском кадетском корпусе обучались юноши, изучали навигацию и астрономию, теоретическую механику и историю России.

    В составе эскадры в Бизерте  были:

-Линейные корабли: «Генерал Алексеев», «Георгий Победоносец»

- Крейсера: «Генерал Корнилов», «Алмаз»

- Эскадренные миноносцы:«Капитан Сакен», «Беспокойный», «Дерзкий», «Гневный», «Поспешный», «Пылкий», «Цериго», «Жаркий», «Звонкий», «Зоркий»

- Посыльное судно: «Якут»

- Канонерские лодки: «Грозный», «Страж»

- Учебное судно: «Свобода» («Моряк»)

- База подводных лодок: (транспорт)«Добыча»

- Подводные лодки: «Тюлень», «Буревестник», «Утка»

- Тральщик: «Китобой»

- Транспорт «Баку» (нефтеналивной)

- Ледоколы: «Всадник», «Джигит», «Гайдамак», «Илья Муромец»

- Буксиры: «Черномор», «Голланд»

- Пароход: «Великий князь Константин».

   Постепенно   Франция  начала продавать корабли на металлолом.

    28 октября 1924 года Франция признала Советскую Республику.      Русская эскадра  в  Бизерте  оказалась вне закона.   Настал трагический момент в жизни русских моряков.

    29 октября 1924 года,  в 17 часов 25 минут, с заходом солнца, на русских кораблях в последний раз были спущены Андреевские флаги.

    Черноморский флот России закончил свое существование.

    Число русских в Тунисе уменьшалось. Они уезжали в Европу, Америку..      В 1925 году в Тунисе оставалось только 700 русских, из которых 149 жили в Бизерте.

    В 1934 году Францией был продан на слом последний корабль Русской эскадры в Бизерте - линейный корабль «Генерал Алексеев» (ранее носивший названия   «Император Александр III» и “Воля”).

  В 2004 году Андреевский флаг с крейсера “Генерал Корнилов” ( бывший “Очаков”, затем “Кагул”) был передан в Центральный Военно-Морской          музей.  

    Последний   Главком Русской армии генерал Врангель остался с семьей в Константинополе, жил на яхте “Лукулл”. После того как она была протаранена итальянским пароходом “Адрия” (как предполагают не без участия агентов Разведупра РККА) и затонула (Врангеля и его семьи на борту не было) он переехал в Сербию, где создал Русский общевоинский союз, объединивший многих участников Белого движения. Возглавил эту организацию великий князь Николай Николаевич (внук Николая I, верховный главнокомандующий Русской армией во время Первой мировой войны).

    В 1927 году Врангель переехал в Бельгию, где недолго работал инженером (в 1901 году он закончил Горный институт в Санкт- Петербурге) и в 1928 году умер.

     Посреди мусульманской Бизерты находится белокаменная церковь Александра Невского - храм-памятник последним кораблям Императорского флота России. Там есть мраморная доска с названиями всех русских кораблей, нашедших свою последнюю стоянку в Бизерте.

   29 апреля 1999 года на Христианском кладбище в Бизерте состоялась церемония торжественного открытия памятника русским морякам, чей прах покоится в земле Туниса.

  Так второй раз за свою историю перестал существовать Черноморский Императорский флот России, сгинувший в круговерти революции и Гражданской войны.

   Первый раз Черноморский флот  погиб в Крымскую войну,  когда    в Севастопольской  бухте было затоплено 95 кораблей и судов: 15 линейных кораблей, 7 фрегатов, 4 корвета, 8 бригов, 4 артиллерийских шхуны, 4 тендера, 2 яхты, 6 пароходофрегатов, 12 пароходов, 4 транспорта, 18 купеческих судов и 11 вспомогательных, включая коллекторы, землечерпалки и др.

   Но Черноморскому флоту предстояло пережить еще одну драму, в начале  90-х годов  прошлого столетия, при распаде СССР, когда произошел флотораздел между Россией и Украиной,  вошедший в историю под названием “Разрешение судьбы Черноморского флота”.

   Для Севастополя это стало его “третьей обороной”,  продолжавшейся более 20 лет.

   Эти события очень напоминали все то, что произошло в Гражданскую войну, особенно, что касается людей. Только тогда были белые и красные, а теперь - русские и украинцы.

  Но Крым и Севастополь снова в составе России, и Черноморский флот вновь стал возрождаться и пополняться новейшими кораблями.

  На Графской пристани в Севастополе установлена мемориальная доска в память о соотечественниках, вынужденных покинуть Родину в ноябре 1920 года.

   Большой русский исход из Крыма стал тяжелой трагедией, разделив на “до” и “после” тысячи жизней и судеб.


Главное за неделю